<< Предыдущая

стр. 58
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Только пчеловодам в лесных трущобах западных губерний
и нашего северо-востока приходится вступать с ним в столкно-
вения.
Способ, которым они избавляются от косматого хищника
очень остроумен. Для этого пользуются или естественной бортью
(жилище пчел в древесном дупле), или ставят на сучья дерева
колоду с пчелами, а немного пониже, как раз на пути к ней,
подвешивается здоровый чурак. Когда мишка доберется до чу-
рака, он его отталкивает лапой; чурак, качнувшись, ударяет
мишку по голове. Мишка сердится и сильнее отталкивает до-
садную помеху. Чурак, раскачнувшись, бьет мишку еще силь-
нее, и эта борьба продолжается до тех пор, пока медведь не
получит такого тумака, от которого без памяти летит с дерева.
Оказываетеся действительным и следующее, не менее остро-
умное приспособление: в стороне от свободного прохода на пасеку
привязывают к колышкам ружье со взведенным курком, от со-
бачки которого проведена бечевка, перекинутая через колышек
за ружьем и пропущенная на некотором расстоянии от земли,
но так, что ее не видно. Как только мишка зацепит за веревку,
ружье дает выстрел, который обращает косматого хищника
в паническое бегство.
§ 495. Мыши—вредители продуктов. О том, как вредят
пчелам м ы ш и и к р ы с ы во время зимнего покоя, было уже
достаточно сказано в главе о зимовке пчел.
В пасечной конторе и кладовой они причиняют также не
меньший вред, и перехитрить их не всегда удается. Известно,
как пчелы не любят вощину, не только из'еденную мышами,
но и такую, по которой мыши только прогуливались; потому
сушь даже белую, без хлебины и остатков меда, которую мыши,
как и искусственную вощину, трогают очень редко, я все-таки
решил обезопасить от их посещений, и с этой целью ящик,
с этой сушью поставил посреди конторы на цилиндр для отстоя
— 321 —

меда. Но каково же было мое удивление, когда в ящике оказа-
лись мыши! Было ясно, что они пробрались в ящик сверху по
пазикам балок, запуская туда когти. Потом я был свидетелем
этих путешествий по потолку. Выходит, что только совершенно
гладкий потолок может уберечь от нападений сверху.
При подвешиваниях на веревочках мешков с вощиной не-
обходимо применять одно остроумное приспособление, которое
в ходу у крестьян: берут кружок из дерева или жести и про-
пускают сквозь его середину веревку, так что кружок держится
в равновесии, но как только мышь, спустившаяся по веревке
до кружка, пытается на него сойти, он сейчас же перекачи-
вается, мышь робеет и возвращается обратно.
Но лучше всего убирать вощину в сундуки, под дно кото-
рых подставлены в некотором расстоянии от углов 4 столбика.
Конечно, сундук должен стоять на некотором расстоянии от
стены. У меня не было еще ни одного случая, чтобы мышь за-
бралась в сундук, таким образом поставленный.
До чистого меда мыши не особенно лакомы. У меня почти
ни разу не случалось, чтобы мышь попала в липовку с жидким
медом; как только он сядет, но еще не настолько, чтобы сме-
нить покрывки марлевые или из сит деревянными кругами,
мыши кое-где портят его поверхность, заставляя иногда счи-
щать довольно толстый слой меда. Единственно верное сред-
ство против нападений на мед до набивки кругов—это колпаки
из частых металлических сит, о которых было говорено.
Пчеловод и в конторе может, обезопасив продукты выше-
указанными способами, избежать жестокого истребления малень-
ких зверьков.
§ 494. Куницы. О них, насколько мне известно, не упо-
минается в руководствах. Но, оказывается, эти хищники—боль-
шие лакомки, и как то они были ревностными посетителями
моей конторы, уничтожая соты с медом. Но от них не трудно
избавиться: 'стоит только заделать отверстие, сквозь которое они
проникают в кладовую. Его не трудно заметить, так как зверек
этот крупнее самой большой крысы, и потому опустошения
и беспорядок, которые он производит в конторе, разбрасывая
вощину с признаками трутневой детвы, по размерам не срав-
нятся с работою крысы и сейчас же выдают его. К счастью, он
не прогрызает в дереве нор, подобно мышам и крысам.


§ 495. Птицы: дятлы, вертихвостки и другие. Из насе-
комоядных птпц у пчел есть много врагов, но, истребляя в то
же время прожорливых гусениц, об'едающих иногда сплошь
листья деревьев, которые стоят среди лета голые, как осенью,
эти птицы приносят пчелам, пожалуй, больше пользы, чем
вреда.
— 322 —

Потому я здесь упомяну только о двух, вред от которых
особенно заметен и, пожалуй, не искупается приносимой ими
пользой. Это—дятлы и в е р т и х в о с т к и .
Дятел—ревностный посетитель колодных пасек. Выбирая
колоды погнилее, он продалбливает в них своим твердым клю-
вом целые окна, через которые виднеется занос с пчелами. Не
берусь решать, поедает ли он пчел или продалбливает гнилое
дерево, ища по привычке личинок насекомых, привлекаемый
звуком внутри улья. Во всяком случае беспокойство, причиня-
емое им пчелам в состоянии зимнего покоя, и пробиваемые
в боках колод дыры, сквозь которые иногда может пройти дет-
ская рука, сами по себе причиняют большой вред, и потому
на колодных пасеках дятлов следует, по крайней мере, отпу-
гивать. На пасеках же, где рамочные ульи, они совершенно
безвредны.
Другое дело—небольшая птичка, которая выдает свое при-
сутствие особенным криком, похожим на чмоканье языком.
Э т о — в е р т и х в о с т к а . Она большая охотница посещать пасеки
и даже заводить гнезда под крышками колодных ульев. Сна-
чало меня умиляло это соседство, но когда я узнал, чьи это
гнезда, умиленье как рукой сняло, и я стал такого соседства
избегать, разоряя загодя гнезда этих птичек, пока они еще не
высидели птенцов. Охоту за пчелами им можно еще простить,
а за истребление трутней даже спасибо сказать, но уничтоже-
ние молодых маток, вылетающих на проигру—это уже престу-
пление, которое пчеловод не может оставить безнаказанным,
и я всегда отпугиваю их подальше от пасеки. Гибель матки,
обнаруженная во-время, на пасеке рамочных еще может быть
исправлена, и дело кончится ослаблением семьи, но колода обез-
маточенная вертихвосткой, легко может пропасть совсем, и я
уверен, что это—одна из самых частых причин изматков.
Ласточки и другие птички также, вероятно, ловят маток,
но они не так выдают свое присутствие и остаются незамечен-
ными. Гораздо более опасный враг пчел—з о л о т и с т ы й щ у р,
нападению которого подвергаются пасеки южных пчеловодов.
Он налетает целыми стаями, после чего ульи заметно слабеют.
Отпугнутые от пасек, щуры отправляются подстораживать пчел,
возвращающихся со взятка. Бороться с ними лучше всего разо-
ряя их гнезда.


§ 496. Шершни. Ш е р ш н и (см. рис. 92)—эти сородичи
пчел чуть ли не самые крупные их враги в царстве насекомых
и поистине могут быть названы их в о л к а м и . Кстати, есть
особый вид шершней, который известен как раз под этим мет-
ким названием п ч е л и н о г о в о л к а . Это—большие осы, и их
гнезда, которые они заводят под крышками порожних ульев,
— 323 —

под карнизами на чердаке и даже в пасечных кладовых, пред-
ставляют такие же крупные кувшины из вещества, похожего
на оберточную серую бумагу. Семьи их еще малочисленнее
осиных. Кусаются они сравни-
тельно редко, но зато шершень,
как и оса, может укусить не-
сколько раз. На мед ,как на при-
манку, они не идут, так как ло-
вят и пожирают самих пчел, воз-
вращающихся со взятка, при чем
можно даже слышать хруст от
работы вх сильных челюстей.
Стало-быть шершней можно только
уничтожать, истребляя их гнезда Рис. 92. Шершень.
и их самих, для чего на пасеке
должна быть широкая лопаточка из тонкой тесинки. При
уничтожении гнезд шершней нужно опасаться их укусов,
после которых иногда на всю жизнь остается под кожей затвер-
дение. Несколько хороших укусов, говорят, могут даже угро-
жать жизни ребенка.
§ 497. Осы—воровки. Щеголеватые и вертлявые о с ы—
природные воровки. Одни из них—помельче—заводят гнезда
в земле. Другие — покрупнее — живут более малочисленными
семьями и строят свои кувшины там же, где и шершни, но все
они меда не собирают, похищая его у пчел, а детву свою, как
и шершни, кормят насекомыми, которых, не убивая, умеют при-
водить в состояние неподвижности. Они жалят их во все нерв-
ные узелки, заправляющие движением, и, таким образом, кроме
искусства воровать мед, проявляют еще и познания по анато-
мии. Бывают годы особенно урожайные на ос, когда они при
умении проникать в ульи, усыпляя внимание даже бодрству-
ющих пчел, причиняют серьезный ущерб их запасам. Был год,
когда ход ос в ульи уже заснувших на зимовку пчел был
не слабее хода слабого улья ранней весной. Интересно
наблюдать, какие выверты производят осы у летков в теп-
лые дни, когда пчелы настороже. Сев на некотором расстоянии
от летка, оса вертится, делая движения в бок. как будто про-
гуливается, с самым невинным видом. Она даже временами отво-
рачивается от летка и потом вдруг, улучив минуту, сразу про-
скальзывает в леток. Но беда еще была бы не велика, если бы
юсы успокаивались одновременно с пчелами. Но они обнаружи-
вают гораздо большую выносливость к холоду и продолжают
летать чуть ли не до самых морозов, нападая на запасы давно
уже заснувших пчел.
§ 498. Борьба с осами. Кроме уничтожения гнезд ос,
где только они будут замечены, сбивая кувшины и заливая
кипятком норы земляных ос, существует способ их уничтоже-
ния, основанный именно на этой их большой выносливости
21*
— 324 —


к холоду: когда наступят свежие осенние дни и пчелы пере-
станут вылетать из ульев, на пасеке на ветках деревьев везде
подвешиваются бутылочки с медовой сытой, куда набиваются
в большом количестве осы и тонут в меду. Через некоторое
время их вытряхивают на сито. Сыта опять идет в дело, а ос
уничтожают.
Не мало они надоедают и в конторе: жужжат по опростан-
ным рамкам, лезут под руки и больно жалят, когда их неча-
янно придавливают, льнут к меду и падают в него, но унести
много им не удается, так как, подобно пчелам, они летят прямо
на окна и бьются массами по стеклам, откуда их можно сме-
тать в противень с кипятком.
В истреблении земляных ос у пчеловода есть хороший
союзник,—это птица осоед, похожая на большого ястреба, но
только с белыми, слегка пепельными крыльями, которая, по-
явившись в окрестностях пасеки, может в одну ночь уничто-
жить все гнезда земляных ос.
§ 499. Шмели—не враги пчел. Шмелей многие пчело-
воды причисляют к врагам пчел на том основании, что они
иногда забираются в ульи на готовый медок, но эти медвежата
среди перепончатокрылых при своей неповоротливости жестоко
платятся за такую легкомысленную авантюру и во всяком слу-
чае заметного вреда пчелам не причиняют, польза же от них
в другом отношении не малая. Обладая крепкими челюстями,
они прокусывают венчики цветов, в которые не могут залезть,
пчелы же идут по их следам, доставая нектар из проеденных
шмелями отверстий. Только этим способом наши пчелы полу-
чают возможеость пользоваться нектаром цветков красного кле-
вера, хотя некоторые наблюдатели отрицают такого рода факты.
§ 500. Муравьи. Муравьи—маленькие насекомые, об уме
которых рассказывают так много удивительного,—как известно,
большие лакомки. Особенно пронырливы и нахальны мелкие
породы муравьев: они не только делают набеги на ульи, но
даже поселяются внутри, натаскивая под крышку или даже
под рамки целые горки грязи. Иногда, открыв улей, пчеловод
находит в нем молодежь всех возрастов: тут и личинки, и кры-
латые муравьи, которые только что вывелись, еще не успев
отроиться, а может быть, они уже на новосельи, но еще не
оборвали друг другу крылышки. Против этих квартирантов
лучшее средство, чтобы в ульях и под крышками не было сыро-
сти, которую они очень любят.
Более крупные муравьи ограничиваются только посеще-
ниями ульев. До сладкого они, невидимому, менее падки, так
как у меня над конторой в насыпке из опилок эти муравьи;
устроили себе гнездо, и я не замечал, чтобы они делали набеги
на рамки с медом, хотя появлялись в конторе, подбирая разную»
дрянь, но так как они сорили сильно на мед сквозь щели по-
толка, то я решил их выгнать, обрызгав гнездо керосином.»
— 325 —

которого не любят вообще все насекомые; после этого они пере-
брались вниз и обосновались в завалинке.
Крупные муравьи, как и мелкие делают набеги на ульи
только в лесных местностях, где много кругом муравейников,
и при том только весной, пока пчелы еще не пришли в силу.
На один улей как-то они особенно навалились; все стенки сна-
ружи Гыли покрыты ими, и, по моим наблюдениям, они в про-
должение нескольких дней похитили из гнезда до двух фунтов
меда, но, кроме того, они причиняют большое неудобство при
осмотре улья, забираясь под одежду и производя ожоги то
там, то здесь Причиняют они беспокойство и самим пчелам,
которые должны отвлекаться от работы, чтобы их отгонять.
Очень любопытен этот способ защиты пчел от маленьких, но
сильных врагов. Они становятся боком к муравью и быстрым
и резким движением крыльев в ы д у в а ю т его из летка. Пчела,
несмотря на свой сравнительно большой рост, не решается всту-
пать в борьбу с большим муравьем. Я сам был свидетелем та-
кой борьбы. Муравей своими сильными челюстями схватил пчелу
за ногу, и она в страшном исступлении кружилась на одном
месте, будучи не в силах освободиться от своего врага.
с 501. борьба с муравьями. Против нападений муравьев
<
всех пород на ульи обмазывают ножки или колья дегтем, неочи-
щенной карболкой или керосином и обсыпают кругом золой,
«чистив предварительно землю под ульем и возле от травы, но
средство это действует, пока не впитается и не выдохнется
обмазка, а золу не смочит дождь, после чего приходится подно-
влять обмазку и обсыпку. Иногда, когда это несложное занятие
поручается недогадливому пасечному сторожу, его достоинство,
как разумного существа, сильно страдает от хитрости и проныр-
ства насекомых, которые по несмазанному колышку от прилет-
ной доски или по забытой травке преспокойно продолжают про-
бираться к меду. Раз как-то я открыл присутствие муравьев
на крыше улья, к которому, невидимому, были применены все
меры предосторожности. Я не знал, что и подумать, и вдруг,
взглянув на соседнее деревцо, заметил муравьев, пробирающихся

<< Предыдущая

стр. 58
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>