стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Министерство образования Российской Федерации
Уральский государственный университет им. А.М. Горького




На правах рукописи




Быстрова Татьяна Юрьевна



ФЕНОМЕН ВЕЩИ В ДИЗАЙНЕ: ФИЛОСОФСКО-
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ


09.00.13 – религиоведение, философская
антропология, философия культуры




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук




Екатеринбург
2003
Работа выполнена на кафедре философии и культурологии Института по
переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных
и социальных наук при Уральском государственном университете им.
А.М. Горького



Научный консультант – доктор философских наук,
профессор И.Я. Лойфман



Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Л.А. Закс,
доктор философских наук, профессор С.А. Азаренко,
доктор философских наук, профессор Б.М. Галеев



Ведущая организация: Нижегородский государственный архитектурно-
строительный университет

Защита состоится «___»____________200__ г. в 15 час. на заседании диссер-
тационного совета Д 212.286.02 по защите диссертаций на соискание ученой
степени доктора философских наук в Уральском государственном универси-
тете им. А.М. Горького (620083 г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн.
248).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского госу-
дарственного университета им. А.М. Горького



Автореферат разослан «___»____________2003 г.




Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор философских наук, профессор Л.А. Шумихина
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Рубеж тысячелетий отмечен обострением
вопросов, связанных с возможностями и целями современной культуры, как в ее
отношении к человеку, так и во взаимодействии с природой. Обсуждение со-
стояния постсовременности приводит некоторых авторов к мысли о «конце»
культуры в целом и различных ее сфер – искусства, дизайна, традиционных норм
и ценностей. Но если программные заявления или теоретические дискуссии мо-
гут ограничиться гипотетическими предположениями о перспективах существо-
вания, то практическим решениям требуются устойчивые основания и четкие
ориентиры. Как реагирует на неопределенность настроения людей повседневная
среда обитания, предметный мир? Может ли он быть созвучным и гармоничным
современному человеку или станет более отчужденным от него? Будет все более
индивидуализированным или стандартным? Какую роль сыграет в этом совер-
шенствование технологий и материалов, информационные процессы? Ответ во
многом зависит от профессионализма создателей этого мира, прежде всего – ди-
зайнеров и архитекторов, полноты осознания ими проблемных ситуаций и новых
задач по формированию гармоничной и гармонизирующей предметно-
пространственной среды. В нашей стране ситуация усложняется тем, что в усло-
виях вхождения России в мировое экономическое сообщество возникает про-
блема соответствия и конкурентоспособности предлагаемых товаров и услуг
уровню потребительских ценностей, сформированному системой рыночных от-
ношений. Непростые вопросы соотношения общезначимого и национально-
культурного, гуманистического и конъюнктурного не могут быть разрешены без
предварительного рассмотрения сущности и границ современного дизайна как
источника и механизма формирования предметно-пространственной среды.
Это осознание предполагает актуализацию целого спектра вопросов, связан-
ных с самоопределением дизайна. В числе первых может быть назван вопрос о
его сущности, трактуемой сегодня все более разнообразно. Необходимость и
возможности дизайна, конечно, зависят от того, считать его элементом рынка
либо инструментом реализации тех или иных идеологем, «художественным кон-
струированием» или «оформлением формы», искать его родство с ремеслом либо
инженерной деятельностью, связывать в первую очередь с технологической или
эстетической стороной процесса создания вещей, подчеркивать, как это происхо-
дило длительное время в теории дизайна, его проективный характер либо на-
стаивать на необходимости предметной реализации замысла и делать творца от-
ветственным за все бытие вещи, включая старение и исчезновение. Могут ли ди-
зайнеры манипулировать поведением человека или гармонизировать его жизнь?
Какие потребности и цели наиболее значимы на избираемом пути и как они мо-
гут соотноситься между собой в творческом процессе? Как добиться того, чтобы
все стороны, все участники дизайн-процесса, от заказчика до адресата, были
удовлетворены результатом деятельности создателя? Решение этих вопросов за-
трудняется «молодостью» дизайна, отсутствием временной дистанции, позво-
ляющей объективно рассмотреть процесс его эволюции на протяжении послед-
них полутораста лет, а также относительной неопределенностью задач дизайнер-
ской деятельности. Тем не менее оно необходимо, поскольку позитивно скажется
на практике формообразования, а также позволит уточнить границы современно-
го дизайна, стремящегося порой к тотальности проявлений, которая оборачива-
ется утратой существенных свойств.
Рассмотрение сущности и социокультурных функций продуктов дизайна важ-
но и для современной эстетической теории, разработки ее категориального аппа-
рата. Хотя отечественная эстетика давно отказалась от трактовки искусства как
главного и единственного предмета исследования, дизайн и другие сферы мате-
риального формотворчества остаются в тени вплоть до настоящего времени.
Системные исследования дизайнерской деятельности, производившиеся с начала
1970-х годов специалистами ВНИИТЭ (Всесоюзного научно-исследовательского
института технической эстетики), продолжаются и сегодня, но самосознание ди-
зайна и его место в культуре стремительно изменяются, ставя наряду со старыми
дискуссионными вопросами его возраста, элементов, функций, назначения – но-
вые, связанные с освоением новых методов и средств проектирования. Генезис
отечественной теории дизайна рассматривается бегло и схематично, зачастую не
принимаются в расчет особенности различных школ, периодов, направлений; ре-
альный предметный мир, созданный усилиями профессионалов, и особенности
бытия человека в нем остаются в тени исследуемых постулатов и текстов. Между
тем именно дизайн представляет собой область предметной эстетической дея-
тельности, реального эстетического преобразования мира. Его проблемы и дос-
тижения способны, в свою очередь, обогатить философские представления об эс-
тетическом, его модификациях и возможностях, месте в современной культуре.
Даже в первом приближении система дизайна выглядит чрезвычайно объем-
ной, а ее элементы – разнокачественными, не сводимыми к чему-то одному. Что-
бы лучше понять границы и сущность дизайна, необходим некий стержень ис-
следования, присутствующий на всех этапах и выражающий суть дизайнерского
процесса. Этой точкой отсчета или своеобразной «первоклеточкой» выступает
вещь как продукт дизайна. Вещи не только удовлетворяют разнообразные по-
требности, но фиксируют информацию о создателях, обеспечивая передачу опы-
та жизнедеятельности и способствуя социализации каждого нового поколения.
Многообразие вещей в современной культуре может быть объяснено и система-
тизировано рассмотрено только в связи с человеком – творцом и пользователем.
В свою очередь, изучение процесса проектирования и типов отношения к вещам
углубляет онтологические представления о человеке, способствует постижению
целостности его проявлений в бытии. Постановка проблемы вещи как продукта
дизайна придает его исследованию философский статус, целостность и глубину.
Дизайн возникает во второй половине ХIХ в. в ответ на потребность в дости-
жении синтеза функциональности и эстетической выразительности предметной
среды, достигаемого в условиях промышленного производства, с одной стороны,
и возрастания роли индивидуального начала в культуре, – с другой. С этого мо-
мента и до наших дней актуален вопрос о критериях красоты вещей. В конце ХХ
века в условиях отказа от аксиологических конвенций ведущим из таких крите-
риев становится стиль. Исследование вещи будет неполным, если вне поля зре-
ния остаются ее стилевые характеристики, а также методы работы дизайнера с
историческим наследием, поскольку стиль представляет собой способ эстетиче-
ского формообразования вещи, позволяющий достичь гармонии индивидуально-
го и общезначимого в культуре.
Степень научной разработанности проблемы. Любое исследование в области
философии культуры сегодня с необходимостью требует от автора четкого осоз-
нания значения понятия «культура», выступающего методологическим основа-
нием работы. Трактуя культуру как систему способов и средств воспроизводства
человеческого в человеке, автор обращается к трудам В. Дильтея, Г. Зиммеля,
Б. Малиновского, Ф. Ницше, Г. Риккерта, З. Фрейда, Э. Фромма, Й. Хейзинги,
К.-Г. Юнга. Уточнение механизмов и закономерностей культурного процесса
происходит в ходе обращения к отечественной философской традиции, прежде
всего работам В.С. Библера, П.С. Гуревича, В.Е. Давидовича, М.С. Кагана,
Ю.М. Лотмана, А.А. Пелипенко, В.А. Подороги, Э.В. Соколова, Э.Ю. Соловьева.
Опора на этот материал позволяет рассмотреть генезис отношения человека к
своему предметному окружению, а также теоретически обосновать «дату» воз-
никновения дизайна как особой области культуры, особого вида деятельности по
производству вещей.
Сложность исследования вещи в дизайне заключается в том, что она выступа-
ет материализованным «сгустком» очень многих идеальных и овеществленных
тенденций и процессов: вещь – это часть культуры и элемент будущего окруже-
ния потребителя; результат проективной деятельности конкретного дизайнера и
элемент той или иной социально-экономической системы. Она удовлетворяет
различные потребности человека, от витальных до экзистенциальных, но далеко
не все профессионалы учитывают это в процессе проектирования. Исследова-
тельская ситуация углубляется наличием сравнительно небольшого числа работ,
посвященных комплексному философскому рассмотрению дизайна, наиболее
часто определяемому как «художественное конструирование» или «проективная
деятельность». Эти дефиниции не дают возможности рассуждать о дизайне как
системе, предполагающей существование механизмов и технологий реализации
проекта, овеществления замысла. Теоретическое исследование дизайнерской
деятельности с учетом процессов воплощения идеи в предмет и последующего
освоения его человеком проводится в работах В.Р. Аронова, З.Г. Бегенау,
Л.А. Зеленова, Г. Земпера, К. Кантора, Е.Н. Лазарева, В.Ю. Медведева, У. Мор-
риса, Дж. Нельсона. Проективная сторона дизайн-процесса, цели, задачи и мето-
ды проектирования исследуются Д.А. Азриканом, Н.П. Гариным, О.И. Гениса-
ретским, Дж. К. Джонсом, А.С. Козловым, Ф.Т. Мартыновым, Г.Б. Минервиным,
В.Н. Плышевским, В. Рутманисом, В.Ф. Сидоренко, Н.Н. Халаджаном. Следует
отметить систематически выходившие в течение 1970 – 1990-х гг. сборники ме-
тодических материалов, выпускавшиеся Всесоюзным научно-исследовательским
институтом технической эстетики, а также материалы проводимых им конфе-
ренций. Будучи иногда посвященными узко-специализированным проблемам,
например, экспертизе функциональных свойств или потребительских качеств от-
дельных видов продукции, эти сборники последовательно рассматривают струк-
туру дизайна как самостоятельного вида деятельности и при внимательном изу-
чении могут служить основанием для рассмотрения различных его элементов,
тем более, что одновременно с выходом этих сборников велась активная разра-
ботка системного подхода к изучению дизайна, прежде всего в работах М.С. Ка-
гана, Т. Мальдонадо, А. Моля, В.М. Розина, Г.П. Щедровицкого. Новым здесь
было то, что на смену классической парадигме, предполагающей однозначное и
твердое обозначение предмета исследования, для изучения дизайна предлагалась
система принципов изучения, интегрирующая множество позиций и аспектов.
Однако при этом системная методология, сыграв большую роль в сфере органи-
зации дизайн-деятельности, не вполне оправдала себя при изучении творческого
акта проектирования, а также мировоззренческих, этических проблем дизайна.
Исследования по истории дизайна, осуществленные В.Р. Ароновым, А.А. Бе-
ловым, Н.П. Вальковой, В.Н. Вороновым, Е.М. Гвоздевым, М.Э. Гизе, Ю.А. Гра-
бовенко, А.Н. Лаврентьевым, Е.Н. Лазаревым, О. Ляйтерером, Б. Мойрером,
Ю.В. Назаровым, Е.В. Сидориной, Т. Стриженовой, С.О. Хан-Магомедовым, по-
зволяют точнее определить его природу и, следовательно, необходимость чело-
века и культуры в его продуктах, существенные свойства этих продуктов. Осо-
бую роль играет изучение практики и теории 1920-х гг., с одной стороны, как
времени становления, распространения отечественного и зарубежного дизайна, с
другой стороны, – периода формирования и обострения проблем, проходящих
красной нитью в последующей истории.
Независимо от подхода, который занимает тот или иной автор в определении
дизайна в целом, видении его структуры и границ, нельзя отрицать наличие
творческого элемента в деятельности дизайнера. Проблему опредмечивания
сущностных сил человека в творческом процессе преобразования природного
вещества в продукт культуры, впервые поставленную К. Марксом, рассматрива-
ют Г.С. Батищев, О.Г. Дробницкий, М.С. Каган, Л.Н. Коган, М.А. Коськов,
Э.С. Маркарян, С.Л. Рубинштейн, К.А. Свасьян, Л.Н. Столович.
Изучать дизайн в первом приближении проще всего путем сопоставления его с
другими видами проективной, целеполагающей либо формообразующей дея-
тельности, прежде всего с искусством, ремеслом, наукой, инженерией. Не ставя
перед собой этой задачи в качестве отдельной и самостоятельной, автор диссер-
тации выводит границы и сущность дизайна в том числе и путем сравнительного
анализа. Впервые философская постановка проблемы вещи наблюдается в ан-
тичной эстетике, прежде всего, в классических для изучения любых эстетических
проблем работах Платона и Аристотеля. Как известно, именно античность ото-
ждествляет прекрасное с целесообразностью, рационализируя красоту; в новых
исторических условиях дизайн воспроизводит эту идею. Поскольку искусство
трактуется античными авторами как часть ремесленной деятельности, «технэ»,
то рассмотрение вопросов художественного творчества и мастерства дает бога-
тый материал для размышления по поводу дизайна и различных его элементов.
Так, здесь можно найти первые определения идеи и формы, описание процесса
возникновения формы, критерии совершенства и красоты.
Вещь не рождается на пустом месте, являясь результатом деятельности от-
дельного человека, она представляет собой продукт культуры в целом. Долгое
время этот процесс представлялся слишком обычным и «заземленным» для того,
чтобы теория обратила на него внимание. Обусловленность законов появления и
существования вещи культурой исследуется в ХХ веке такими авторами, как
В.Р. Аронов, Г.Б. Борисовский, В.К. Кантор, С.Х. Раппопорт, В.Ф. Сидоренко,
М. Хайдеггер, Я.Г. Хан, М.Н. Эпштейн. Этой же проблемы касаются авторы, ис-
следующие с социально-психологических, эстетических, экономических позиций
феномен моды – Л.М. Горбачева, А.Б. Гофман, Н.А. Дмитриева, Г. Зиммель,
Ш. Зелинг, Ю.М. Лотман, Э. Фукс. Подчеркнуть философский статус этих про-
блем позволяет изучение темы повседневности, структур пространства, в кото-
ром живет человек, проводимое в работах С.Е. Вершинина, Г.З. Каганова,
Г.С. Кнабе, И.В. Коняхиной, Л.Р. Миролюбовой, а также темы человеческой те-
лесности, выступающей в прямом и переносном смысле источником форм ве-
щей. Проблема телесности рассматривается в трудах И.М. Быховской, Л.В. Жа-
рова, Л.Н. Кирсановой, В.Л. Круткина, П.Д. Тищенко. Воспроизводя систему от-
ношения человека к вещи на разных этапах развития культуры, необходимо ис-
пользовать материал, собранный антропологами и этнографами, изучавшими

стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>