стр. 1
(из 24 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

А. Л. С У Б Б О Т И Н




ФРЭНСИС
БЭКОН




ИЗДАТЕЛЬСТВО
«мысл ь»
Москва 1974

С89


ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ




Субботин Александр Леонидович (1927
года р о ж д е н и я ) — д о к т о р философских наук,
старший научный сотрудник Института фило­
софии АН С С С Р . Работает в области фор­
мальной логики, методологии науки, истории
философии. Основная монография: «Традици­
онная и современная формальная логика»
(М., 1969). Составитель, редактор и автор
вступительной статьи издания: Ф. Бэкон. Со­
чинения в двух томах (М., 1971 — 1 9 7 2 ) .




Издательство «Мысль», 1974,


151-279
ь 4Z
"'4
004(01)-74
Я завещаю свое имя и
свою память суду милости­
вых людей, чужим наро­
дам и отдаленному буду­
щему.
Фрэнсис Бэкон
ВВЕДЕНИЕ




У начала новой европейской философии воз­
вышается колоритная фигура Ф р э н с и с а Бэкона.
На нем пышные одежды в стиле барокко, его
мысли отмечены великой культурой Ренессанса,
в отдельных его п р и в я з а н н о с т я х сквозит даже
что-то от средневековья, но живет в нем душа,
устремленная в будущее. В р я д ли кто-либо,
кроме немногих специалистов, заинтересуется
сейчас его юридическими трактатами, полити­
ческими выступлениями или теологическими
спекуляциями. О с т а л и с ь вне истории и его
многочисленные опусы на конкретные естест­
веннонаучные темы. О д н а к о до сих пор ж и в ы
в сознании многих его броские афоризмы, мак­
симы его практической философии и слова
торжественного гимна в честь всемогущества
человеческого з н а н и я и экспериментальной науки.
По крайней мере три идейных фактора опреде­
лили формирование и характер новой евро­
пейской философии — возрождение античных
культурных ценностей, религиозная реформация
и развитие естествознания. И воздействие всех
их отчетливо прослеживается в воззрениях Б э ­
кона — последнего крупного философа Возро­
ждения и зачинателя философии нового вре­
мени.

6
От античной философии новая заимствовала
задачу исследования последних оснований бы­
тия, познания и деятельности человека и по­
стижения всей реальности в ее с в я з и с этими
основаниями. В эпоху Реформации, когда была
подорвана монополия церкви и ее идеологии на
духовную ж и з н ь общества и высшей религиоз­
ной целью стало внутренне-интимное отношение
человека к богу, философия превращается в су­
щественно светскую область свободного з н а н и я .
Н а к о н е ц , развитие науки, и прежде всего ново­
го естествознания, побуждает ее постоянно
согласовывать свои представления и умозрения
с данными и методами, принятыми в точном
знании, и в этом смысле делать своей предпо­
сылкой те проблемы и результаты, которые
достигнуты наукой ее времени.
Однако, если первый фактор конституирует
в философии прежде всего традиционное содер­
жание, если второй — способствует освобожде­
нию философии от теологической проблематики
и того служения религии, которому она отдава­
лась в средневековый схоластический период
своего существования, то именно т р е т и й — с в я з ь
с наукой — выступает поистине ферментом ее
р а з в и т и я . П р и этом уже с первых же шагов
влияние новой науки поляризует философские
в о з з р е н и я . С одной стороны, математика и ма­
тематизированное естествознание воздействуют
на философию в направлении преобразования
ее в абстрактную рациональную дисциплину,
стремящуюся развить свои положения из
небольшого числа принятых за очевидные посту­
латов. С другой стороны, эмпирическая методо­
логия подсказывает совершенно иную архитек­
тонику философских представлений. Д е к а р т и

7
Бэкон — два пионера новой философии доста­
точно выразительно иллюстрируют собой эти
тенденции.
Через эти идейные факторы и в рамках
условий, которые предписываются самой про­
блематикой философии, на последнюю, вообще
говоря, оказывает влияние как общее, так и спе­
цифичное для той или иной нации общественно-
политическое и экономическое развитие. Без
учета этого социального фактора трудно понять
и дух новой европейской философии в целом,
и многие устремления во взглядах ее выдаю­
щихся представителей. Ведь философы — «про­
дукт своего времени, своего народа, самые тон­
кие, драгоценные и невидимые соки которого
концентрируются в философских идеях» (1,стр.
105)*. И в качестве таковой духовной квинтэс­
сенции времени философию надлежит рассматри­
вать не только как определенную систему по
отношению к другим, в частности предшествую­
щим, философским системам, но и во взаимодей­
ствии с политическими, юридическими, мораль­
ными и культурными идеями, стремлениями и
ценностями современного ей мира. Это понима­
ние—истинная альтернатива взглядам и старого,
и нового позитивизма, измеряющего духовную
культуру прямолинейными масштабами точного
знания и усматривающего в истории философии
серию претенциозных заблуждений, нечто вро­
де безвыходного лабиринта, в котором беспер­
спективно блуждали по извилистым стезям ее

* Здесь и далее в круглых скобках дается поряд­
ковый номер, отсылающий к списку «Литература», по­
мещенному е конце книги. Затем следуют номер тома,
если издание многотомное, и страницы источника.—
Прим. ред.

8
представители. То, что по существу чуждо по­
зитивизму, так это исторический метод и под­
линно исторический образ мышления. Между
тем ознакомление с историей прививает скепти­
цизм и нигилизм лишь слабым умам, сильные
оно делает мудрыми.
Но что же представляет из себя собственно
философия Бэкона, каковы ее идейные источни­
ки и каков его индивидуальный почерк как
философа? Ответить на эти вопросы должна вся
книга. Натурфилософия Возрождения наряду
с крепкой традицией английского номинализма
и эмпиризма подготовила почву для бэконов-
ской философской реформации. Его философия
была продолжением натурализма Возрожде­
ния, который он,, вместе с тем освобождал от
пантеизма, мистицизма и различных суеверий.
Продолжением и вместе с тем его завершением.
Остатки органистических воззрений сочетались
в ней с началами аналитического метода, поэ­
тичность с трезвым рационализмом, критицизм
с нетерпеливым желанием охватить все и обо
всем высказаться. Она удивительно концентри­
рованно воплотила в себе тот последний мощный
всплеск культуры Возрождения, который по­
родил запоздалый, кратковременный и напря­
женный английский Ренессанс, этот яркий закат
всего западноевропейского Ренессанса, почти
слившийся с зарею грядущего Просвещения.
И по своим намерениям, и в действитель­
ности Бэкон играл.в философии роль реформа­
тора. Но обставлена она была классическими
декорациями. Провозгласив принципиально но­
вую ориентацию и значимость философии, Бэкон
в понимании если не задач, то объема ее ком­
петенции примыкал к классической античной
9
традиции, одновременно придавая этому поня­
тию и то широкое значение научного з н а н и я
вообще, которое надолго укоренится в англо­
саксонском обиходе. Он включал в философию
почти всю совокупность наук и видел ее задачу
в изучении как природы, так и человека с не­
которой методологически единой точки з р е н и я .
И вместе с тем этот родоначальник сциентизма
в философии, если только он не обсуждает спе­
циальные естественнонаучные проблемы и опы­
ты, в своих рассуждениях умел сохранить тот
особенный аспект подхода, который соотносится
с непосредственным значением этого древне­
греческого термина « ф и л о с о ф и я » — л ю б о м у д р и е .
В частности, в этом обстоятельстве, так же как
и в стиле Бэкона, порой вычурном и нарочито
образном, но литературно точном и впечатляю­
щем, сказалось его классическое образование —
его умственное воспитание на произведениях
античных авторов. Э н т у з и а с т новых экспери­
ментальных исследований и естественнонаучной
методологии, провозгласивший, что отныне от­
к р ы т и я надо искать в свете П р и р о д ы , а не во
мгле Древности, не мог р а з о р в а т ь пуповину,
с в я з ы в а ю щ у ю его с этой Древностью, и она пи­
тала его радикальные новаторские з а м ы с л ы
своими понятиями, образами и аргументами.
Р а з м ы ш л я я сегодня над наследием Ф р э н с и ­
са Бэкона — философией далекого английского
В о з р о ж д е н и я , мы находим в нем самые р а з ­
личные элементы и н ап л а с т о ва ния—н ов а т ор ск ие
и традиционалистские, научные и поэтические,
мудрые и наивные, те, корни которых уходят
в глубь веков, и те, которые протягивают во
времени свои вечнозеленые побеги в миры иных
социальных структур, проблем и умонастроений.

10
Т а к о в а уж судьба классической философской
мысли — долгая ж и з н ь , в отличие от эпигон­
ских и плоских философствований, претенциоз­
ность которых болезненно ощущается уже совре­
менниками. А н а л и з и оценка последних обычно
не представляют труда и легко могут перекрыть
их убогое содержание. О р и г и н а л ь н а я же мысль
содержит в себе тайну метаморфозы, возмож­
ность многократного и неожиданного преломле­
ния в умах будущих поколений. .
Время. Все более и более о т д а л я я от нас
эпоху, в которую ж и л и творил Бэкон, оно
скрадывает отдельные детали его взглядов, сту­
шевывает контекст, в котором формировались
и р а з в и в а л и с ь его идеи, превращает в несуще­
ственное то, что он сам счел бы существенным,
и таким образом провоцирует на упрощение и
модернизацию. Ведь разве задача историко-фи­
лософского исследования, конечно предполага­
ющая тщательный а н а л и з текстов произведений,
в которых воплощены в з г л я д ы мыслителей, их
сопоставление и выяснение связей между ними,
сводится только к такому а н а л и з у ? И тогда мы
сталкиваемся с проблемой. Не означает ли по­
нимание философа «изнутри», становясь на его
точку з р е н и я и целиком переносясь в его эпоху,
предпочтения исторической истины перед фило­
софской и v o l e n s - n o l e n s * з а б р а с ы в а н и я на ниву
философии семян дилетантизма и скептицизма?
А с другой стороны, ведь каждой философии
присуще свое отношение к истории и разве

стр. 1
(из 24 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>