<< Предыдущая

стр. 19
(из 24 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

137
мере подавлять «устоявшую против волн и бурь
времени» старую родовитую знать, как создать
ей противовес в новом дворянстве, порой свое­
вольном, но я в л я ю щ е м с я надежной опорой тро­
на и оплотом против простого народа, какой
налоговой политикой п о д д е р ж и в а т ь купечество—
эту «воротную вену» политического тела, какой
внешней политикой союзов, блоков, вплоть до
превентивной войны, с д е р ж и в а т ь опасное усиле­
ние соседних д е р ж а в .
А вот в эссе «О партиях» он дает монархам
совет не с в я з ы в а т ь себя интересами какой-либо
одной партии, сохранять свою независимость,
ориентируясь на «общие интересы», или даже на
интересы отдельных лиц, ибо чрезмерное усиле­
ние партий и раздоров между ними ослабляет
власть государя, вредит и его престижу, и успе­
ху его дел. «Действия партий под властью мо­
нархии д о л ж н ы быть (если говорить языком
астрономов) подобны д в и ж е н и я м низших орбит,
которые могут иметь и собственное движение,
но вместе с тем увлекаться высшим движе­
н и е м — « p r i m u m mobile»» ( 5 , 2 , стр 470).
В царствование первого С т ю а р т а его внимание
направлено на выяснение условий устойчивости
и успеха абсолютистского правления как арбит­
ра между противоборствующими социальными
силами; однако в своем анализе английского
общества Б э к о н зачастую исходил из примеров
и отношений раннетюдоровского и даже дотю-
доровского времени. Он предан тюдоровскому
идеалу военного, морского и политического мо­
гущества национального государства, а между
тем корабль Великобритании уже берет курс на
океан бурь социальной революции.
С тем большим интересом обращаемся мы

138
к эссе «О смутах и мятежах», впервые появив­
шемуся в итальянском издании 1618 года, а за­
тем и в английском 1625 года. О т к р ы в а е т с я оно
такой значительной ф р а з о й : « П а с т ы р я м наро­
дов надлежит р а з б и р а т ь с я в предзнаменованиях
политических бурь, которые обычно всего силь­
нее, когда дело идет о равенстве, подобно тому
как в природе бури всего сильнее ближе к рав­
ноденствию» ( 5 , 2, стр. 3 8 0 ) . Далее следует
перечисление р а з л и ч н ы х примет, условий, пово­
дов и причин возникновения мятежей и мер их
предотвращения и искоренения. Вернейшее сред­
ство против смут — устранение их основных
причин: во-первых, голода и нищеты, во-вторых,
недовольства, вызванного налогами, угнетением,
религиозными новшествами, изменениями зако­
нов и обычаев, нарушением привилегий, возвы­
шением недостойных лиц, безрассудными при­
т я з а н и я м и отдельных партий и т. п.
Предлагаемые Бэконом меры поддержания
материального благосостояния нации носят от­
четливый меркантилистский характер. Он счи­
тает, что обогащение страны происходит за счет
торговли с иноземцами, а поэтому процветание
достигается открытием торговых путей и благо­
приятным торговым балансом, основанием коло­
ний и поощрением мануфактур, искоренением
праздности и законодательным обузданием рос­
коши и расточительства, регулированием цен на
все предметы торговли и усовершенствованием
земледелия. Сам Бэкон принимал активное уча­
стие в разработке планов колонизации Вирги­
нии, Н ь ю ф а у н д л е н д а и Ольстера. И вместе
с тем настойчиво п р и з ы в а л правительство поза­
ботиться о том, чтобы непроизводительные слои
общества не были бы чрезмерно многочисленны

139
по сравнению с числом тех, кто созидает непо­
средственные материальные блага, и чтобы бо­
гатства не скоплялись в руках немногих. «Ведь
деньги, подобно навозу, бесполезны, покуда не
разбросаны» (5, 2, стр. 3 8 4 ) .
Ч т о же касается недовольства, то оно осо­
бенно опасно, когда охватывает все сословия
общества: и знать, и простой народ. Опасность
тогда велика, когда з н а т ь только и ждет смуты
в народе, чтобы тотчас выступить самой. Одна­
ко, замечает Бэкон, «пусть ни один правитель
не вздумает судить об опасности недовольства
по тому, насколько оно справедливо; ибо это
значило бы приписывать народу чрезмерное бла­
горазумие, тогда как он зачастую противится
собственному своему благу» ( 5 , 2, стр. 3 8 2 ) .
П у с т ь лучше государь надежнее з а р у ч и т с я рас­
положением простого народа, даровав ему неко­
торые вольности, возможность приносить жа­
лобы, умеренно и з л и в а т ь свое негодование и
надеяться. «В самом д е л е , — пишет Б э к с н , — ис­
кусно и ловко тешить народ надеждами, вести
людей от одной надежды к другой есть одно из
лучших противоядий против недовольства. По­
истине, мудро то правительство, которое умеет
убаюкивать людей надеждами, когда оно не мо­
жет удовлетворить их нужды» ( 5 , 2, стр. 3 8 4 ) . А
уж если оппозиция образовалась, надо постарать­
ся привлечь на свою сторону ее лидера, либо про­
тивопоставить ему в той же партии другого, что­
бы ослабить его популярность. Вообще следует
всячески р а з д е л я т ь и раскалывать враждебные
правительству группы и партии, стравливать
их между собой и с о з д а в а т ь в их среде и сре­
ди их предводителей взаимное недоверие. Гений
Н и к к о л о М а к и а в е л л и поистине водил рукой,

140
писавшей эти строки. Назработки ^. ки
т/. знаменитого
^ ^
автора «1\нязя» о к а з а л и влияние н е Т О л
Бэкона. В X V I — X V I I веках их использовали
многие политические писатели и деятели абсо­
лютизма против носящихся уже в воздухе идей
суверенитета народа.
И все же логика трезвого мыслителя откры­
вала перед ним и другие перспективы. Не р а з
в о з в р а щ а я с ь к обсуждению немаловажного для
английского общества вопроса о месте и судьбе
старой феодальной знати в системе абсолютист­
ской монархии, о ее отношении к королю, наро­
ду и новому дворянству, в з в е ш и в а я по своему
обыкновению здесь все и «за», и «против», Б э ­
кон в последней редакции эссе «О знати» делает
следующее знаменательное добавление: «Демо­
кратиям она не нужна: там, когда нет знатных
родов, обыкновенно бывает больше покоя и
меньше склонности к смутам; ибо внимание лю­
дей устремляется тогда на дело, а не на лица;
а если на лица, то опять-таки в поисках наибо­
лее пригодных д л я дела, но не ради гербов л
родословных. Мы видим, например, что Ш в е й ­
царская республика держится прочно, несмотря
на множественность вероисповеданий и канто­
нов, ибо покоится на принципе полезности, а не
привилегий. Преуспевают также благодаря свое­
му управлению и Соединенные П р о в и н ц и и ;
ведь, где господствует равенство, там реше­
ния правительства беспристрастнее, а подати и
повинности выплачиваются охотнее» ( 5 , 2,
стр. 3 7 9 ) .
А вот пишет деловой человек, потрудивший­
ся иа государственной службе, имеющий, как
теперь говорят, большой опыт работы с людь­
ми, знающий цену и труду, и часу. Я имею

141
в виду эссе «О распорядительности», поучитель­
ность которого не уменьшилась со временем.
«...Распорядительность в делах надобно мерить
не временем заседаний, а успехом дела» (5, 2,
стр. 406),— замечает Бэкон. А ничего нет опас­
нее для успеха дела, нежели показная распо­
рядительность. Иные заботятся только о том,
как бы отделаться поскорее, и лишь по види­
мости привести дело к концу, дабы показать
себя людьми распорядительными. Но одно де­
ло — сберечь время умелым сокращением хло­
пот, другое — скомкать саму работу. Поступать
так — это все равно, что делать один шаг впе­
ред, а другой назад. И чем так спешить, лучше
повременить, тогда, пожалуй, скорее кончишь.
Подлинная же распорядительность поистине
благодатна. Ведь дело измеряется временем, как
товар — деньгами, и, где мало распорядитель­
ности, там дело обходится дорого. Секрет под­
линной распорядительности заключается в поряд­
ке, в распределении обязанностей и в расчленении
разбираемого вопроса, если только членение
это не слишком сложно. Не расчленяя, не­
возможно вникнуть в дело, а расчленяя чрез­
мерно, невозможно его распутать. Выбрать
время — значит сберечь время; а что сделано
несвоевременно — сделано понапрасну.
Но помимо политического и практического
сознания «Опыты» содержат и другое, связан­
ное с глубоким пониманием человеческой психо­
логии и зарисовками с целой выставки характе­
ров, нравов, чувств и склонностей людей и их
поведения в различных ситуациях. Бэкон реги­
стрирует весь этот разноцветный спектр чело­
веческих проявлений, приводит примеры, да­
ет оценки и выносит свои заключения. Так

142
открывается еще одна, литературно-этическая,
грань «Опытов». Как едко и выразительно рисует
он в эссе «О мнимой мудрости» лживые маски,
которые надевают на себя бездарности, дабы
создать впечатление о своей компетентности и
вызвать доверие к своим мнимым способностям,
ртекоторые из этих формалистов, рассуждая
многозначительно и сдержанно о вещах, в ко­
торых сами хорошенько не разбираются, созда­
ют у других впечатление, будто знают и что-то
большее, о чем якобы не могут сказать. Некото­
рые же произносят внушительные слова тоном,
не допускающим возражения, а затем продол­
жают так, как будто то, что они не смогли до­
казать, уже и принято и одобрено. Другие,
сталкиваясь с чем-то, находящимся вне пределов
их понимания, спешат выказать свое презрение,
подвергнуть осмеянию или третируют как не­
существенное и малозначительное. Есть и такие,
которые всегда с чем-то не согласны и, поразив
людей какой-либо тонкостью, избегают суще­
ства дела, закрывая и весь вопрос,— пустозво­
ны, которые легковесностью слов разрушают
весомость вещей. Они являются поистине про­
клятием для дела.
Это еще не художественные описания в соб­
ственном смысле слова. Их трезвость исключает
поэтику, фрагментарность — подлинную образ­
ность, объективизм — проникновенность и эмо­
циональную напряженность. Но это те разработ­
ки, которыми питается и художественная литера­
тура. «...Мы вовсе не хотим, чтобы в этике все
эти характеристики воспринимались как цель­
ные образы людей (как это имеет место в по­
этических и исторических сочинениях и в повсе­
дневных разговорах),— писал он,— скорее это

143
должны быть какие-то более простые элементы
и отдельные черты характеров, смешение и
соединение которых образуют те или иные об­
р а з ы . Н у ж н о установить, сколько существует
таких элементов и черт, что они собой представ­
ляют и какие взаимные сочетания допускают»
( 5 , 1, стр. 4 2 5 ) . Т а к определяется, в частности,
значение «Опытов» Бэкона для его теоретиче­
ской этики, один из разделов которой должно
было составить учение о характерах и чувствах
людей. Эти компоненты изменяются несравни­
мо медленнее, чем конкретные политические и
социальные условия бытия. А поэтому мы мо­
жем согласиться со знатоком и издателем бэко-
новских сочинений Д ж . Спеддингом, что «Опы­
ты» не р а з д е л и л и судьбу других философских
работ Бэкона, уже более не говорящих нам того,
что они говорили своим современникам.
XII. НОВАЯ АТЛАНТИДА




Мечта — это удел молодости, в то время
как опытная зрелость более склоняется к тре­
звому и житейскому взгляду на вещи. У Бэко­
на, уже с раннего детства не по годам развитого
вундеркинда, было наоборот. Его первые про­
изведения — «Религиозные размышления» и
«Опыты или наставления» — претендуют на
спокойное и трезвое рассмотрение весьма жиз­
ненных вопросов. Зато зрелые годы наполнены
настойчивой разработкой различных проектов,
а на склоне лет он приходит к своей философ­
ской утопии. Первый набросок «Новой Атлан­
тиды» был сделан, по-видимому, где-то между
1614 и 1617 годами. Работа над последним ва­
риантом падает на 1623—1624 годы. Повесть
так и осталась неоконченной, была издана по­

<< Предыдущая

стр. 19
(из 24 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>