<< Предыдущая

стр. 12
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Статья 25 УПК предусматривает обязанность прокурора во всех стадиях уголовного судопроизводства принимать меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили. Свои полномочия в уголовном судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, подчиняясь закону и руководствуясь указаниями Генерального прокурора Российской Федерации. Указанное требование уголовно-процессуального закона применимо в одинаковой мере к выступлениям прокурора в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Однако в апелляционной или кассационной инстанциях прокурор не выступает в роли обвинителя, он осуществляет надзор за соблюдением законов при рассмотрении дела этими инстанциями присущими ему в данных стадиях процессуальными средствами.
Выполняя в апелляционной или кассационной инстанции обязанности представителя органа надзора за исполнением законов, прокурор не только отстаивает обвинительный приговор или поддерживает протест на него, но и вносит предложение о прекращении дела производством по основаниям, указанным в законе (считая, таким образом, обвинительный приговор необоснованным); о смягчении назначенного судом первой инстанции наказания (считая приговор чрезмерно суровым); о применении закона, предусматривающего более мягкое уголовное наказание (выступая против применения закона о более строгом наказании) и т. д. Перечисленные действия никак не укладываются в понятие о прокуроре как об обвинителе и только обвинителе.
Особенность процессуального положения прокурора в апелляционной или кассационной инстанции обусловлена прежде всего тем, что здесь речь идет о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора. Другая особенность состоит в том, что




234

осуществление надзора в этой стадии обычно переходит к прокурорам вышестоящих прокуратур, то есть к прокурорам, которые ранее не участвовали в рассмотрении дела в суде первой инстанции. Это одно из условий, обеспечивающих объективность и процессуальную независимость этих прокуроров. Поддерживая кассационный или частный протест и давая заключение в кассационной инстанции по жалобе осужденного или защитника, прокурор осуществляет надзор за законностью рассмотрения уголовного дела кассационной инстанцией. Выступающий в кассационной инстанции прокурор не является представителем государственного обвинения. Он уполномочен прокурором субъекта РФ или Генеральным прокурором РФ проверить дело и дать свое самостоятельное заключение, причем характер заключения не зависит от того, по чьей инициативе рассматривается дело в кассационной инстанции. В частности, прокурор может поставить вопрос об отклонении кассационного протеста, принесенного на оправдательный приговор, если считает, что протест принесен необоснованно и приговор соответствует материалам дела.
Уголовно-процессуальный закон возлагает на прокурора проверку дела в полном объеме, в отношении всех осужденных, независимо от того, подана ли ими жалоба и принесен ли в отношении них кассационный протест. Кроме того, при рассмотрении дела в апелляционном или кассационном порядке прокурор не просто высказывает свое мнение по апелляционной или кассационной жалобе, но и дает заключение о законности и обоснованности приговора (ст. 338, 491 УПК).
При этом прокурор может не согласиться с кассационной жалобой осужденного или защитника, может внести предложение, не совпадающее с мнением государственного обвинителя. Выступая в кассационной инстанции, прокурор обладает всей полнотой процессуальной самостоятельности, процессуально независим от прокурора, уполномочившего его на участие в кассационной инстанции.
Принцип централизации органов прокуратуры, строгого подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим обусловлен законом и является незыблемым. Однако в вопросах участия прокурора в при рассмотрении судом уголовных дел указанный принцип, сохраняя в полной мере свою силу, сочетается с процессуальной самостоятельностью прокуроров, 'непосредственно исполняющих эти функции. Вышестоящий прокурор не только не вправе дать указание подчиненному прокурору о поддержании обвинения вопреки его внутреннему убеждению, но и не может обязать прокурора, участвующего в кассационном разбирательстве уголовного дела, дать заключение, с которым он не согласен. Генеральный прокурор Российской Федерации, строго сохраняя принцип централизации органов прокуратуры, в то же время своими приказами и инструкциями всемерно укрепляет процессуальную самостоятельность проку-




235
рора, осуществляющего надзор за соблюдением законности при рассмотрении судами уголовных дел.
Процессуальное положение прокурора в апелляционной и кассационной инстанциях отлично от процессуального положения осужденного, защитника, потерпевшего, других участников уголовного процесса. Закон предоставляет всем участникам уголовного процесса право в течение установленного срока в кассационном порядке оспаривать законность приговора, определения или постановления суда первой инстанции или мирового судьи. Осужденный, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик данное право реализуют в апелляционной или кассационной жалобе, наличие которой обязывает вышестоящий суд проверить законность и обоснованность приговора, определения или постановления суда. При этом защитнику, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику не ставится в упрек обжалование любого, по их мнению, неправосудного судебного акта. В иные рамки поставлен прокурор. Исходя из требований ст. 325, 478 УПК прокурор обязан опротестовать в апелляционном или кассационном порядке каждый необоснованный или незаконный приговор или постановление суда или мирового судьи. Неопротестование прокурором незаконного или необоснованного приговора или иного судебного акта является нарушением служебного долга. В сопоставлении с жалобами других участников уголовного процесса протест прокурора как повод для рассмотрения дела в апелляционном или кассационном порядке или в порядке надзора должен отвечать закону и материалам уголовного дела. К жалобам же указанных участников процесса таких требований не предъявляется.
Роль прокурора при пересмотре в порядке надзора приговоров, определений и постановлений судебных органов остается такой же, как и в предшествующих стадиях судебного разбирательства. Процессуальное положение прокурора в этой стадии процесса как гаранта законности подчеркивается и тем, что законодатель устанавливает в качестве непременного условия рассмотрения уголовных дел судами надзорных инстанций участие прокурора (ст. 377 УПК). Таким образом, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции - одно из условий, обеспечивающих вынесение этими судами законных и обоснованных определений и постановлений.
Как известно, прокурор субъекта РФ и Генеральный прокурор РФ, а также председатели соответствующих судов вправе принести протест в порядке надзора. Есть ли в таком случае разница в процессуальном положении прокурора и председателя суда? Да, есть, и весьма существенная. Если поводом для принесения протеста в порядке надзора председателем суда является, как правило, жалоба осужденного или его защитника или же в отдельных случаях представление нижестоящих судей, когда они обнаруживают незакон-




236







ный или необоснованный приговор, то прокурор в силу своего служебного положения как представитель органа надзора за исполнением закона должен по своей инициативе выявлять и опротестовывать такие приговоры, а не ожидать, когда к нему поступят соответствующие сигналы.
Особенностью процессуального положения прокурора в надзорной инстанции является и то, что в этой стадии речь идет о законности и обоснованности уже вступившего в законную силу приговора. В связи с этим осуществление функции надзора переходит к вышестоящим прокурорам. Выступающий с заключением в надзорной инстанции прокурор, должностное положение которого строго определено законом (ст. 371 УПК), не является представителем государственного обвинения. Он дает заключение независимо от позиции, занимаемой по тому же делу государственным обвинителем и прокурором, участвовавшим в судебном заседании кассационной инстанции. Нельзя отдавать предпочтение процессуальному значению прокурорского надзора в одной стадии перед другой. Надзор прокуратуры за законностью рассмотрения судами уголовных дел одинаково важен как в суде первой инстанции, так и при апелляционной или кассационной проверке уголовных дел, а также при рассмотрении дел в порядке надзора. Здесь имеет значение лишь объем прокурорской деятельности. Если в суде первой инстанции проверяется законность приговоров, постановлений, определений по всем без исключения уголовным делам (по части из них прокурор поддерживает государственное обвинение, остальные проверяются прокурором в кассационный срок), то в суде кассационной инстанции рассматривается лишь часть от рассмотренных в суде первой инстанции. В надзорном порядке проверяется небольшая часть от общего числа дел, рассмотренных судами первой инстанции, а пересматриваются судами надзорной инстанции около 10% дел.
Являясь представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, прокурор должен установить правильные взаимоотношения с судом и участниками процесса. Осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону ставят суд в руководящее положение относительно всех субъектов уголовного процесса, участвующих в судебном рассмотрении, в том числе и прокурора. Для того, чтобы рассмотрение дела проходило в рамках закона, необходимо установить деловые, строго официальные отношения между судом и прокурором. От прокурора требуется постоянный самоконтроль за всеми своими действиями и высказываниями, чтобы не допустить малейшего отклонения от установленного порядка судебного разбирательства уголовного дела. Прокуроры, участвующие в судах всех инстанций, обязаны строго соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону, неукоснительно выполнять правила судебного разбирательства, быть дисциплинированными и всем своим поведени-




237







ем в судебном заседании проявлять уважение к суду. Распоряжения председательствующего в судебном заседании, а также определения суда о порядке проведения судебного разбирательства обязательны для всех участников процесса, в том числе и для прокурора. За прокурором остается право опротестовывать незаконные распоряжения председательствующего или определения суда.
Судебный процесс, проходящий в условиях гласности, требует от его участников, в особенности от прокурора, поддерживающего обвинение от имени государства, сдержанности, подтянутости, корректного и вежливого обращения с каждым, кто проходит перед судом.
Речь защитника, какой бы она критической в отношении прокурора ни была, должна быть прокурором выслушана со спокойным достоинством. Чтобы судебный процесс проходил торжественно и оставлял глубокое впечатление у присутствующих, выполнял воспитательную функцию, требуется строгое соблюдение всего ритуала судопроизводства. Всякого рода поспешность, скороговорки, непродуманные процессуальные действия и неуместные высказывания прокурора должны быть исключены.

§ 3. Участие прокурора в стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию
Указанная стадия уголовного судопроизводства, заменившая ранее существовавшую стадию предания обвиняемого суду, является одной из гарантий назначения к слушанию расследованных уголовных дел1. С ликвидацией распорядительного заседания по преданию суду некоторых категорий обвиняемых (ст. 221 и 224 УПК), проводимого судом в коллегиальном составе судей, установлена единоличная форма предания обвиняемого суду. Закон возлагает на судью и только на .него всю ответственность за законность и обоснованность вынесенного постановления О назначении к слушанию в судебном заседании уголовного дела, расследованного полно, объективно и всесторонне, с соблюдением требований норм уголовного процесса. В стадии подготовки дела к слушанию нередко предупреждаются случаи необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, а равно рассмотрения дел, по которым не полностью раскрыты преступления, не выявлены все виновные, не выполнены требования закона об установлении отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств, не вскрыты причины и условия, спо-


' См.: Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР"// ВВС РФ. 1992. № 27. Ст. 1560.





238
собствовавшие совершению преступления. В этой стадии нередко устраняются существенные недостатки и пробелы, допущенные органами дознания и предварительного следствия. Судья в этой стадии уголовного процесса единолично разрешает все вопросы, связанные с проверкой обоснованности предания обвиняемого суду (ст. 222 УПК). Придя к выводу, что отсутствуют какие-либо препятствия для рассмотрения уголовного дела, судья выносит постановление о назначении судебного заседания. При этом судья вправе исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, однако с тем, чтобы новое обвинение по своим фактическим обстоятельствам не отличалось существенно от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении. В целях полного и всестороннего разбирательства уголовного дела судья обязан рассмотреть имеющиеся ходатайства и заявления лиц и организаций о допуске их к участию в деле, о дальнейшем направлении дела, об истребовании дополнительных доказательств, об изменении меры пресечения, о гражданском иске и мерах его обеспечения. О результатах рассмотрения ходатайств уведомляются лица или организации, их заявившие. Отказ в удовлетворении ходатайств ни обжалованию, ни опротестованию не подлежит. Такие постановления судьи могут быть опротестованы прокурором в надзорном порядке, однако на практике прокуроры редко используют эти полномочия, предоставленные им законом (ст. 371 УПК)1.
Признав основания для предания обвиняемого суду достаточными, судья в соответствии с требованиями, содержащимися в ст. 228 УПК, должен принять решение по вопросам, связанным с подготовкой уголовного дела к рассмотрению в судебном заседании. Помимо вопросов, указанных в ст. 228 УПК, судья должен решить вопрос о необходимости проведения выездного заседания по уголовным делам, имеющим повышенное общественное значение, привлекая к участию в таких процессах общественных обвинителей. Целесообразно, чтобы прокурор, утвердив обвинительное заключение при направлении уголовного дела в суд, в сопроводительном письме изложил свое предложение о проведении по уголовному делу выездного заседания.
Одним из вопросов, разрешаемых судьей в стадии предания суду, является определение территориальной подсудности (ст. 222 УПК). Прокурор следит за тем, чтобы передача судьей уголовного дела в другой суд или другому судье была произведена в строгом соответствии с законом. Это особенно важно, когда решение вопро-

' См.: Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР"// ВВС РФ. 1992. № 27. Ст. 1560.




239
са о подсудности представляет собою известную сложность. К числу таких уголовных дел относятся дела в отношении лиц, совершивших несколько аналогичных преступлений (краж, грабежей) и т.д. в различных областях, городах, районах, или дела о нарушении паспортного режима или бродяжничестве. Установленное законом правило о недопустимости споров о подсудности должно неуклонно исполняться (ст. 45 УПК). Ошибку суда в определении территориальной подсудности можно устранить только до начала слушания дела. Неправильно поэтому поступают те прокуроры, которые в подготовительной или последующих частях судебного разбирательства, обнаружив эту ошибку, заявляют ходатайство или поддерживают ходатайство защитника о направлении дела по подсудности в иной суд. Если дело ошибочно принято судом к своему производству и начато его рассмотрение, то направление его в одноименный суд не допускается. Судоговорение в этом случае должно закончиться постановлением приговора. По-иному решается вопрос, когда судья по ошибке принял к производству дело, подсудное вышестоящему суду (ст. 36 УПК): оно во всех случаях, на любой стадии подлежит направлению по подсудности.
Процессуальное назначение участия прокурора в стадии предания суду заключается в проверке законности и обоснованности выносимых судьей постановлений и опротестовании тех из них, которые не соответствуют или противоречат закону. При решении вопроса об опротестовании постановлений судьи (мирового судьи) прокурор не может исходить из ведомственных соображений. Протест не должен приноситься в каждом случае, когда прокурор не согласен с постановлением судьи. Если судьей не допущено существенного нарушения закона, ограничения прав и законных интересов участников процесса и вынесенное постановление не может привести к постановлению незаконного и необоснованного приговора, то протест в этом случае приносить не следует, ибо это повлечет за собою затягивание рассмотрения дела и утрату актуальности события преступления.. Опротестование в этих случаях осуществляется с учетом требований п. 2 и 3 ч. 1 ст. 331 УПК, в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ и с учетом того, что Конституционный Суд РФ постановлением от 2 июля 1998 г. признал не соответствующим Конституции РФ положения п. 2 ч. 1 ст. 331 УПК и положения п. 3 ч. 1 ст. 331 и ч. 1 ст. 464 УПК1 и положений главы 41 УПК.
Из всех судебных постановлений наиболее часто опротестовываются постановления о возвращении уголовных дел для производства дополнительного расследования и постановления о прекращении дел производством. Если при ознакомлении судьи с уголовным делом будет установлено, что произведенное расследование произ-
' Российская газета. 1998. 14 июля.






240
ведено с существенным нарушением уголовно-процессуального закона или было неправильное соединение или разъединение дела, то судья может вынести постановление о возвращении дела на дополнительное расследование. В остальных случаях суд может направить дело для дополнительного расследования только по ходатайству прокурора или другой стороны'. Обобщение практики показывает, что уголовные дела возвращаются судьями для дополнительного расследования в подавляющем своем большинстве правильно, так как основанием для этого являются обнаруженные нарушения закона и пробелы, допущенные следственными органами. В то же время некоторая часть судебных постановлений впоследствии отменяется по протестам прокуроров как вынесенная без достаточных оснований. Порой на дополнительное расследование суды направляют дела, которые с успехом можно было заслушать по существу и постановить по ним законный, обоснованный и справедливый приговор.
Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования будет необоснованным, если судья не аргументирует причины возвращения дела для дополнительного расследования. В то же время неправильно, когда некоторые прокуроры упорно добиваются отмены законного, обоснованного и мотивированного постановления судьи о возвращении дела на дополнительное расследование вместо того, чтобы оперативно выполнять его предложения.
Постановление судьи, так же, как и определение суда о проведении дополнительного расследования, является обязательным для прокурора. Невыполнение указаний, содержащихся в определении суда или в постановлении судьи, является безусловным поводом для отмены приговора (ст. 343 УПК) или вынесения оправдательного приговора. Данное обстоятельство лишний раз подтверждает, насколько важна для дальнейшей судьбы уголовного дела обоснованность определения суда и постановлений судьи, их подробная мотивировка. Вот почему, проверяя уголовное дело и постановление судьи о возвращении дела на дополнительное расследование, прокурор должен обращать внимание на то, насколько оно мотивированно. Подробная мотивировка - непременное условие обоснованности вынесенного постановления о возвращении дела на дополнительное расследование. Отсутствие ее может быть одним из поводов для принесения прокурором протеста.
Прокурор призван принимать меры к устранению фактов волокиты в рассмотрении судами уголовных дел. Дело должно быть начато рассмотрением в судебном заседании не позднее четырнад-
' Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 "О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования // Российская газета. 1999. 16 дек.




241
цати суток с момента вынесения постановления судьи' о предании обвиняемого суду (ст. 239 УПК) или поступлении жалобы мировому судье (ст. 472 УПК). Систематически проверяя соблюдение судами закона о сроках рассмотрения уголовных дел, прокурор в случае необходимости может внести представление в тот же суд.

§ 4. Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел
Установление в Конституции РФ важного положения о признании виновным и о применении уголовного наказания только судом делает судебное разбирательство центральной, решающей стадией уголовного процесса, а участие прокурора в судебном разбирательстве - одним из важнейших направлений его деятельности. Участие прокурора в суде является не только важной гарантией постановления судом законного и обоснованного приговора, но вместе с тем одной из форм его деятельности по предупреждению преступлений и пропаганде законов. Поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности по осуществлению надзора за исполнением законов в государстве.
Судебная трибуна - это трибуна особого рода. Прокурор должен быть профессионально подготовлен к поддержанию государственного обвинения в суде. Прокурор как государственный обвинитель формируется не сразу. Для выполнения этой деятельности нужны знания не только законодательства, но и основ риторики, приемов и методов ораторского искусства, нужны широкий кругозор и определенный жизненный опыт. Генеральный прокурор Российской Федерации, полагая, что участие прокурора в качестве государственного обвинителя при рассмотрении судом уголовных дел является одной из гарантий законности в правосудии, требует от подчиненных прокуроров последовательно расширять участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. А в условиях судебно-правовой реформы активное участие в рассмотрении дела считать основным средством воздействия на судебную деятельность, постановление справедливого приговора.
Уголовно-процессуальное законодательство не определяет категорий уголовных дел, по которым участие прокуроров в судебном разбирательстве обязательно. Лишь в отдельных случаях закон предусматривает обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел. Так, если постановлением судьи, вынесенным в стадии предания обвиняемого суду, будет признано необходимым участие прокурора в судебном разбирательстве, это постановление судьи для прокурора обязательно (ст. 228 УПК). С другой стороны, если прокурор, направляя дело в суд, сообщит, что считает необходимым поддержать обвинение (ст. 217 УПК), то судья не впра-




242







ве отказать ему в этом. Участие прокурора в этом случае в судебном разбирательстве является также обязательным (ст. 228 УПК).
Если судья вынес постановление о рассмотрении дела с участием прокурора, но последний не явился в судебное заседание, суд сообщает об этом вышестоящему прокурору (ст. 251 УПК). Уголовно-процессуальное законодательство, таким образом, не считает государственное обвинение обязательным условием судебного разбирательства всех без исключения уголовных дел.
Генеральный прокурор Российской Федерации в приказе № 82 от 24 ноября 1998 г. предлагает поддерживать государственное обвинение по всем делам, рассматриваемым судом присяжных, по всем делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, по делам о преступлениях несовершеннолетних, а также в тех случаях, когда в силу важности или сложности дела прокурор сам сочтет необходимым поддержать обвинение либо его участие признает обязательным суд. По остальным делам обвинение необходимо поддерживать, исходя из реальной возможности обеспечить качественное участие обвинителя в судебном процессе. Последовательная реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве предполагает участие прокуроров в судебном разбирательстве практически каждого уголовного дела. В связи с этим в условиях реализации судебной реформы необходимо кардинально активизировать участие прокуроров в рассмотрении в суде уголовных дел.
При организации поддержания государственного обвинения особая роль принадлежит прокурорам республик, краев, областей, городов и районов. Руководители органов прокуратуры, принимая участие в судебном рассмотрении уголовных дел в качестве государственных обвинителей, тем самым подчеркивают высокую степень и процессуальную значимость этой деятельности прокуроров. Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор содействует суду правильно разрешить все вопросы, возникающие в ходе судебного рассмотрения дела, провести судебное следствие полно, объективно и всесторонне, а в конечном итоге постановить законный, обоснованный и справедливый приговор. В этих целях прокурор принимает участие в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, дает заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, предоставляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. Поддерживая государственное обвинение, прокурор вместе с тем охраняет гарантированные права и законные интересы граждан, принимая меры защиты нарушенных совершенным преступлением прав граждан, общества и государства, прокурор способствует судам восстановить нарушенную справедливость, устранить причиненный вред.
Успех судебного рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к участию в его рассмотрении, от его на-




243







стойчивости в установлении истины и профессионального умения доказать свое мнение, основанное на законе и исходящее из материалов дела. Безупречное знание материалов уголовного дела - непременное требование, предъявляемое к прокурору, поддерживающему государственное обвинение. Тщательное изучение прокурором материалов уголовного дела представляет собою основу качественного поддержания государственного обвинения. Изучение материалов уголовного дела следует организовать таким образом, чтобы прокурор изучил не только основные процессуальные документы, как это часто бывает на практике, но ознакомился со всеми без исключения материалами уголовного дела, в том числе и с теми, которые, на первый взгляд, могут показаться ему второстепенными. На практике, например, сложилось так, что прокурор изучает показания только тех свидетелей, которые включены следователем в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Показания же свидетелей, не включенных в этот список, прокурор зачастую не изучает. Между тем, может оказаться, что именно эти доказательства будут иметь решающее значение при доказывании вины или невиновности подсудимого. Допрос таких свидетелей на суде происходит в связи с удовлетворением ходатайства защитника об этом. Защитник досконально изучил показания этих лиц, а прокурор оказался неподготовленным к их допросу.
Располагая конспективным изложением, а то и дословными выдержками из показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей, прокурор имеет возможность в ходе допроса этих лиц судом и участниками судебного разбирательства сопоставить их показания с теми, которые ими давались на предварительном следствии или в ранее состоявшемся судебном разбирательстве. Прокурор тщательно изучает материалы уголовного дела даже в тех случаях, когда он осуществлял надзор за его расследованием или утверждал обвинительное заключение. Если прокурор, идя в процесс, не изучит тщательно материалов дела, а будет рассчитывать на свою находчивость или природный ум, эрудицию или практический опыт, он не сможет качественно поддержать государственное обвинение даже по самому несложному уголовному делу. Незнание материалов дела будет всегда связывать прокурора. Анализ практики поддержания государственного обвинения убедительно подтверждает, что низкий уровень выступлений отдельных прокуроров - результат слабой их подготовки к судебным процессам, недостаточного знания законодательства, а в ряде случаев - отсутствия достаточного практического опыта.
Успех судебного разбирательства во многом определяется правильным и своевременным разрешением судом вопросов, относящихся к исследованию доказательств, проведению судебных прений, а в конечном итоге- к постановлению судебного приговора. В подготовительной части судебного заседания прокурор дает заключе-




244







ние по возникающим вопросам, заявляемым участниками процесса ходатайствам, сам заявляет различного рода ходатайства, высказывает свои соображения о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из лиц, вызванных в судебное заседание. Заключение прокурора является одним из процессуальных действий, логически связанных со всей его предшествующей и последующей деятельностью.
Заключение дается в устной форме, основное его содержание заносится в протокол судебного заседания. В соответствии со ст. 277 УПК суд, как было сказано выше, в подготовительной части судебного заседания заслушивает заключение прокурора о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц. При этом следует иметь в виду, что явка подсудимого во всех случаях обязательна, за исключением оговоренных в законе (подсудимый находится за границей или ходатайствует о слушании дела в его отсутствие при условии назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы). В случае отложения разбирательства дела суд может допросить явившихся свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика и не вызывать их вторично, если дело будет рассматриваться судом в прежнем составе.
Прокурору надлежит объективно относиться к ходатайствам, заявляемым подсудимым, его защитником о вызове и допросе новых свидетелей, назначении экспертизы (повторной, дополнительной, контрольной или комиссионной), истребовании вещественных доказательств или документов. Поспешное, не основанное на материалах дела заключение прокурора об отказе в удовлетворении заявляемых ходатайств только подрывает авторитет прокурора, воспринимается как проявление им предвзятости и не способствует объективности в исследовании доказательств.
В своем заключении прокурор учитывает соображения авторов заявляемых ходатайств и поддерживает те из них, которые имеют значение по делу, а в случае несогласия - приводит убедительные аргументы, опровергающие их доводы. Для судей мнение прокурора особенно важно тогда, когда рассматриваются ходатайства, в удовлетворении которых было отказано следователем или прокурором на предварительном следствии. В стадии судебного рассмотрения подсудимый и защитник, как правило, повторяют эти ходатайства, поэтому для правильного их разрешения важно выслушать заключение прокурора.
Участие прокурора в судебном заседании и его заключение будут содействовать суду в принятии законного и обоснованного определения (постановления) лишь при том условии, если прокурор в порядке подготовки к судебному процессу будет проверять полноту, всесторонность и объективность произведенного дознания или предварительного следствия, давать основанные на законе и материалах дела мотивированные заключения, вносить необходимые




245
предложения по вопросам, связанным с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Каждое заключение прокурора, каких бы вопросов оно ни касалось, должно быть: 1) объективным и доказательным. Содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования закона и фактических обстоятельств недопустимы. В заключение следует приводить убедительные мотивы, логически безупречные доводы, которые будут определять те выводы, к которым пришел прокурор; 2) всесторонним и полным. Прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения - "согласен, не согласен"; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсуждаемым вопросам; 3) юридически обоснованным, то есть содержать ссылки на нормы материального и процессуального права. Если возникает необходимость дать юридическую оценку преступления или решить иные сложные правовые вопросы, целесообразно использовать судебную практику, сослаться на руководящие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации; 4) определенным. Прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказаться положительно или отрицательно, а не альтернативно.
Законность и обоснованность приговора во многом зависит от качества, полноты и объективности судебного разбирательства, так как только данные судебного следствия и никакие другие могут быть положены в основу приговора. Приведение в приговоре доказательств, не исследованных в судебном разбирательстве, влечет за собою отмену приговора. Состав суда должен лично и непосредственно в судебном заседании исследовать все доказательства. В судебном следствии суд проверяет доказательства, добытые на предварительном следствии, сопоставляет их между собой, производит перекрестный допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследует вещественные доказательства, производит, если это требуется, осмотр места происшествия или следственный эксперимент, и т. д. Успех в исследовании дoкaзaтeльств во многом зависит от настойчивости прокурора и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов уголовного дела. Прокурору следует иметь в виду, что пробел, допущенный им в судебном следствии, не может быть восполнен в обвинительной речи, так как только судебное следствие наполняет содержанием обвинительную речь прокурора, генеральный прокурор РФ в Рекомендациях от 22 сентября 1992 г. подчеркивает, что "активное участие прокурора в судебном следствии, более того, взятие инициативы по исследованию доказательств в свои руки может стать решающим фактором изобличения правонарушителя и обеспечения неотвратимости наказания".


246
Государственному обвинителю важно определить Пределы доказывания (ст. 68 УПК). При этом одинаковую опасность представляет как оставление без внимания обстоятельств, освещение которых имеет значение для установления истины, так и чрезмерное расширение пределов доказывания. Все лишнее, уводящее суд от исследования этих вопросов, должно быть устранено. Загромождение процесса выяснением ненужных деталей только занимает время и уводит суд, прокурора и участников процесса в сторону от исследования вопросов, имеющих значение для постановления приговора. Право председательствующего в судебном заседании устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу - непререкаемо. Обращаясь к этим полномочиям председательствующего, прокурор способствует исследованию именно тех вопросов, которые имеют значение для установления истины по делу. В тех случаях, когда участники судебного разбирательства отклоняются от исследования обстоятельств, имеющих существенное значение, прокурор заявляет соответствующее ходатайство, чтобы председательствующий в судебном заседании рассмотрел эти вопросы.
Успех судебного следствия по делу в целом и судебного разбирательства в целом в определенной мере зависит от правильности предложенного прокурором порядка исследования доказательств. Этот порядок должен быть таким, чтобы в строгой последовательности и наиболее эффективно были выяснены все обстоятельства уголовного дела. Избрание порядка исследования доказательств - это не только определение очередности допросов участников процесса, это последовательная проверка доказательств, обеспечивающая наиболее полное и всестороннее исследование обстоятельств преступления. Прокурор принимает активное участие в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, в исследовании заключения экспертов и вещественных доказательств. Допрос должен быть корректным, без угроз и запугивания. При этом прокурор обязан выяснить обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, как отягчающие, так и смягчающие его наказание.
По окончании судебного следствия суд переходит к выслушиванию судебных прений. Участвующие в деле прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, защитник, общественный защитник и подсудимый, если защитник в деле не участвует, в своих устных выступлениях подводят итог проверки и исследования доказательств. Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование убеждения судей, способствуют более полному усвоению материалов дела как составом судей, так и присутствующими в зале. Обвинительной речью заканчивается деятельность прокурора в судебном разбирательстве. Независимо от того, поддерживает ли прокурор обвинение, считая преступление доказанным, или отказывается от него, считая преступление недоказанным, он




247
своей речью помогает суду постановить законный и обоснованный приговор. Однако речь должна помочь суду не только правильно разрешить вопросы, связанные с постановлением приговора (ст. 303 УПК), но и иметь воспитательное значение.
Речь государственного обвинителя должна отвечать определенным требованиям. Прежде всего - это хорошее знание материалов уголовного дела, без этого даже самый одаренный прокурор не может произнести речи, которая бы помогла суду правильно ответить на вопросы, ответы на которые должны содержаться в приговоре, иначе говоря, постановить законный приговор. В речи прокурора должен содержаться глубокий социальный, правовой и психологический анализ фактов. Необходимым качеством речи является ее убедительность. Отсутствие убедительности - наиболее распространенный недостаток речей прокуроров. Он проистекает от того, что некоторые прокуроры обходят молчанием доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимого, тем самым прокуроры подчеркивают свою необъективность и предвзятость. В речи прокурора должна быть безукоризненная логика в суждениях по любому вопросу, который затрагивается в ней. Прокурор должен говорить простым и ясным языком, понятным не только юристам, но и лицам, юридически не осведомленным. Прокурору следует избегать излишней юридизации. Речь прокурора должна быть образной, с использованием достижений литературы и искусства своего народа. Чтобы достичь этой цели, прокурор должен иметь широкую эрудицию: не случайно говорится, что тот, кто много знает, лучше скажет. Наконец, речь должна быть максимально краткой. Все, не относящееся к существу дела, должно быть исключено, нельзя допускать повторений одних и тех же положений.
Если речь прокурора будет отвечать этим требованиям, она выполнит свое предназначение - способствовать суду постановить законный, обоснованный и справедливый приговор.
По своей правовой сущности и процессуальному значению речь государственного обвинителя является формой реализации полномочия прокурора в суде. Чтобы речь была юридически обоснованной, прокурор приводит в строгую систему доказательства, исследованные на судебном следствии. При этом он не вправе ссылаться на доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения на суде. В случае необходимости предъявления новых доказательств он может ходатайствовать о возобновлении судебного следствия (ст. 295 УПК). От прокурора требуется не перечисление доказательств, а критический анализ и объективная их оценка. При этом он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. При построении обвинительной речи прокурор исходит из перечня вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора (ст. 303 УПК). Передовая практика поддержания государственного обвине-





248
ния выработала единую структуру речи, В ней содержатся следующие элементы: 1) социально-общественная оценка преступления; 2) анализ и оценка доказательств; 3) предложения о мерах по предупреждению преступлений; 4) юридическая оценка преступления; 5) характеристика личности подсудимого; 6) предложения о мере наказания; 7) соображения о возмещении материального ущерба; 8) определение судьбы вещественных доказательств. Такая структура речи обеспечивает решение основной задачи участия прокурора в суде - постановление судом законного обоснованного приговора. Соотношение частей речи, их место в ее структуре, их объем могут меняться в зависимости от конкретных обстоятельств каждого уголовного дела. Если, например, в судебном процессе значительные трудности вызывает юридическая оценка преступления, то в соответствующей части речи прокурору следует уделить этому большее внимание, чем другим разделам. По делу с косвенными доказательствами, естественно, основное внимание в речи нужно уделить их анализу и оценке. В отдельных речах может отсутствовать освещение вопроса о возмещении материального ущерба. Прокурору не всегда следует соблюдать предлагаемую последовательность частей речи. Так, общественная оценка преступления может быть дана или в начале или в конце речи, когда высказываются предложения относительно меры наказания. Это зависит от конкретного дела, от индивидуального подхода прокурора к произнесению речи. Важно, чтобы все элементы речи находились в неразрывной органической связи между собой, друг друга подкрепляли, один из другого вытекали.
Согласно ст. 491 УПК производство в суде апелляционной инстанции ведется по правилам производства в суде первой инстанции. Поэтому требования к участию прокурора в рассмотрении дел в этой инстанции такие же, как к участию в суде первой инстанции.

§ 5. Участие прокурора в стадии кассационного производства
Особенностью кассационного производства является то, что предмет его проверки составляют важнейшие акты правосудия - приговор, определение и постановление суда первой инстанции, приговор и постановление суда апелляционной инстанции, которые должны быть законными, обоснованными и справедливыми. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательного рассмотрения в кассационном порядке всех приговоров, постановленных судами первой инстанции. Круг уголовных дел, являющихся предметом проверки судом кассационной инстанции, ограничен теми уголовными делами, законность и обоснованность приговоров по которым оспаривает прокурор и указанные в законе лица (ст. 325 УПК). Только по этим уголовным делам кассационное рас




249







смотрение является обязательной стадией уголовного процесса. В кассационном порядке ежегодно проверяется судами в соответствии с жалобами и протестами около 30% приговоров, вынесенных судом первой инстанции. Приговоры по остальным делам, то есть по большинству уголовных дел, вступают в законную силу по истечении кассационного срока. Неправильно было бы рассчитывать на то, что осужденный в каждом случае, когда при решении его судьбы допущена ошибка, в особенности осужденный, не достигший совершеннолетия, может усмотреть эту ошибку и обжаловать неправосудный приговор. Поэтому наступление предусмотренных законом процессуальных последствий в стадии кассационного производства в существенной мере определяется уровнем прокурорского надзора за законностью вынесенных судом приговоров, постановлений и определений. Именно на прокурора возложена обязанность выявлять все судебные решения, по которым допущены нарушения норм уголовного права и процесса, и приносить по ним кассационные или частные протесты. Эта обязанность возложена на прокурора как на представителя органа, осуществляющего от имени государства надзор за исполнением законов. Установленный законом порядок кассационного производства без надлежащего прокурорского надзора за законностью постановленных судом приговоров не может в полной мере обеспечить законность и обоснованность всех без исключения приговоров.
Определяя пределы полномочий прокурора в стадии кассационного производства, необходимо подчеркнуть, что полномочия в этой стадии процесса нельзя сводить лишь к принесению прокурором кассационного или частного протеста. Участие прокурора в рассмотрении судами первой или апелляционной инстанции уголовных дел не заканчивается поддержанием государственного обвинения. Прокурор обязан в течение кассационного срока проверить все рассмотренные судами уголовные дела и опротестовать приговоры и другие судебные решения, которые не соответствуют или противоречат закону. Поэтому следует говорить о надзоре за законностью актов суда по каждому без исключения уголовному делу, рассмотренному судом первой или апелляционной инстанции. Прокурор не может оставить без кассационного опротестования ни одного незаконного или необоснованного приговора. Только такой надзор прокурора будет конкретным, целеустремленным и достигнет своей цели.
Генеральный прокурор Российской Федерации в приказе № 82 от 24 ноября 1998 г., определяя позицию прокуроров при опротестовании незаконных и необоснованных судебных приговоров, определений и постановлений, предлагает прокурорам опротестовывать незаконные и необоснованные приговоры и иные судебные акты независимо от участия в рассмотрении дел в кассационный срок. При этом имеется в виду, что кассационное производство является обыч-






250
ной, обязательной стадией процесса, которая позволяет прокурору опротестовать, а осужденному, его защитнику, гражданскому истцу и гражданскому ответчику обжаловать постановленный судом, по их мнению, неправосудный приговор. В то же время надзорное опротестование является порядком исключительным, обусловленным
многими обстоятельствами процессуального характера.
Кассационное опротестование неправосудных приговоров, определений и постановлений суда первой или апелляционной инстанции является наиболее оперативной и эффективной формой устранения нарушений закона. Предотвратить вступление в законную силу незаконных и необоснованных судебных решений - одна из важнейших задач прокурора.
Генеральный прокурор Российской Федерации обращает внимание прокуроров на необходимость усиления прокурорского надзора за законностью судебных актов стадии кассационного производства по уголовным делам. Он требует от всех прокуроров: обеспечить неуклонное исполнение требований закона об опротестовании в кассационном порядке каждого незаконного или необоснованного приговора, определения и постановления суда; повысить персональную ответственность прокуроров за своевременную и квалифицированную проверку законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений как по делам, по которым поддерживалось государственное обвинение, так и рассмотренным без участия прокурора; улучшить качество кассационных и частных протестов с тем, чтобы выдвигаемые в них требования строго соответствовали закону, материалам уголовного дела и были тщательно аргументированы; должным образом реагировать по каждому случаю отмены или существенного изменения незаконного и необоснованного приговора, который не был опротестован в кассационном порядке; обеспечить своевременную и глубокую проверку дел, поступивших в суд кассационной инстанции с учетом доводов, содержащихся в жалобах и протестах; незамедлительно опротестовывать в надзорном порядке незаконные и необоснованные определения, выносимые кассационной инстанцией; наиболее существенные расхождения в позициях прокурора, участвовавшего в кассационном рассмотрении дела, с определением суда кассационной инстанции выносить на обсуждение прокуроров субъектов РФ, полномочных в силу закона принести протест в порядке надзора на предмет отмены или изменения определения, вынесенного судом кассационной инстанции.
При решении вопроса о принесении кассационного или частного протеста прокурор не должен допускать необъективности, односторонности и ведомственного подхода. Независимо от того, в пользу или в ущерб подсудимому приносится кассационный протест, прокурор стремится содействовать устранению допущенного по делу нарушения закона и способствовать установлению истины. Необоснованная суровость наказания или применение судом закона о бо-




251
лее тяжком преступлении в одинаковой мере, как и применение судом чрезмерно мягкого наказания или осуждение по закону о менее тяжком преступлении является поводом для принесения протеста. Между тем прокуроры чаще обращают внимание на необоснованное оправдание и прекращение судами уголовных дел производством, на мягкость назначенного судом наказания и по этим основаниям в основном приносят кассационные протесты. В то же время прокуроры редко приносят протесты по таким основаниям, как нарушение уголовно-процессуальных норм, назначение несоразмерно сурового наказания, применение закона о более тяжком преступлении, необоснованное осуждение.
Эффективность прокурорского надзора за законностью судебных актов в стадии кассационного производства во многом зависит от своевременности и глубины проверки прокурором уголовных дел, рассмотренных судом без участия государственного обвинителя. Проверка рассмотренных судами уголовных дел сходна осуществлением прокурорского надзора в данном направлении. Уголовные дела с приговорами, не вступившими в законную силу, проверяет, как правило, помощник или заместитель прокурора района (города), на которого возлагается обязанность участия при рассмотрении судами уголовных дел, что, однако, не исключает обязанности прокурора района (города) самому проверять дела, в особенности, когда он поддерживал по ним государственное обвинение. В этом ему помогает учет поступивших и рассмотренных судом уголовных дел, который он систематически ведет.
Установив, что приговор или постановление суда первой или апелляционной инстанции являются незаконными или необоснованными, прокурор приносит кассационный протест. Протест прокурора - это важнейший процессуальный акт представителя государственного органа, осуществляющего надзор за исполнением законов. Своевременным принесением кассационного и частного протеста прокурор предупреждает вступление в законную силу незаконного и необоснованного приговора или определения суда, а также способствует единообразному применению закона в судебной практике, улучшению предварительного расследования и повышению эффективности участия прокурора в уголовном судопроизводстве. По общему правилу протест приносит тот прокурор, который принимал участие в рассмотрении дела, а также прокурор или его заместитель в пределах их компетенции. На приговоры городских и районных народных судов протест приносит прокурор района или города; на приговоры областных, краевых судов - прокурор области или края. Вышестоящий прокурор вправе принести протест в любой суд, находящийся в пределах области, края, республики РФ, г. прокурор обязан принести протест независимо от того, поддерживалось ли в суде по уголовному делу государственное обвинение или дело рассматривалось без участия прокурора. Прокуроры, высту-




252







павшие по делам в качестве государственных обвинителей, - помощники прокуроров, прокуроры отделов и управлений, независимо от занимаемого ими служебного положения, - также вправе принести кассационный или частный протест по делам, рассмотрение которых проводилось с их участием (ст. 36 Закона о прокуратуре).
Кассационный протест прокурора служит установлению истины по уголовному делу. Однако эту задачу сможет выполнить только такой протест, который соответствует требованиям закона и указаниям Генерального прокурора Российской Федерации, протест, в котором оспаривается действительно незаконный или необоснованный приговор. Задача прокурора при составлении протеста состоит в том, чтобы убедить кассационную инстанцию в обоснованности его позиции по уголовному делу и помочь принять законное и обоснованное определение. Небрежно составленный протест, в котором допущены юридические и стилистические ошибки, вызывает у кассационного состава судей предубеждение в необоснованности и несправедливости предложений прокурора. Такой протест не сможет оказать необходимой помощи суду кассационной инстанции. Только тот протест, в котором приведена убедительная аргументация, где требования прокурора юридически обоснованны, способен помочь кассационной инстанции разобраться в законности и обоснованности приговора. В ряде случаев, только по причине некачественного составления протестов, они отклоняются судом второй инстанции. Изучение и обобщение кассационных протестов показывает, что порой авторы протестов смешивают процессуальные понятия отмены или изменения приговоров, не предлагают или неправильно указывают, с какой стадии уголовного судопроизводства следует возобновить производство по делу. Не всегда прокуроры четко представляют себе полномочия кассационной инстанции, иногда в протестах прокуроры предлагают суду принять такие решения, которые законом не предусмотрены. Прокурор вправе приобщить к протесту дополнительные материалы в подтверждение или обоснование приведенных в нем доводов, однако они не должны быть добыты следственным путем в период после постановления приговора.
На практике иногда возникает необходимость представления в кассационную инстанцию дополнительного протеста. Действующий УПК такую возможность прокурору предоставляет и определяет, что дополнительный протест может быть подан в кассационную инстанцию до начала рассмотрения дела (ст. 328 УПК), чтобы осужденный и его защитник имели возможность ознакомиться с дополнительным протестом и представить на него свои возражения.
Закон о прокуратуре не предоставляет вышестоящим прокурорам права отзыва кассационных и частных протестов, приносимых нижестоящими прокурорами. Такое право сохранено лишь за прокурорами, принесшими кассационный и частный протест (ст. 37). Это не только обеспечивает процессуальную самостоятельность проку-




253
роров, но и значительно повышает их ответственность за законность, обоснованность и качество приносимых протестов. Прокурор, принесший кассационный или частный протест, вправе сам поддержать его в суде кассационной инстанции. Если же в рассмотрении уголовного дела по протесту прокурора участвует прокурор отдела (управления) вышестоящей прокуратуры, он не связан в процессуальном плане с доводами, приведенными в протесте, и оценивает законность и обоснованность приговора, определения и постановления суда по материалам уголовного дела, руководствуясь законом и своим внутренним убеждением. Иначе говоря, он освобожден от обязанности поддерживать протест прокурора, как это было предусмотрено ранее действовавшим законодательством о прокурорском надзоре. Если прокурор, участвующий в суде кассационной инстанции, усматривает, что кассационный или частный протест принесен необоснованно, вопреки материалам уголовного дела, он вправе обратить на это внимание автора протеста и предложить ему отозвать протест с рассмотрения суда кассационной инстанции. В случае, если автор протеста не согласен отозвать свой протест, прокурор, участвующий в суде кассационной инстанции, дает заключение об отклонении этого протеста, а затем указывает автору протеста, в чем состояла ошибочность его позиции при принесении кассационного или частного протеста.
Правовая регламентация деятельности суда кассационной инстанции позволяет ему в достаточно короткий срок проверить уголовное дело и принять решение по существу, отменив или изменив незаконный или необоснованный приговор или оставить приговор без изменения, если он соответствует закону и обоснован материалами уголовного дела. Одной из существенных гарантий успешного выполнения судом второй инстанции стоящих перед ним задач является участие прокурора в кассационном рассмотрении уголовных дел. Прокуроры участвуют в суде, как правило, по всем делам, рассматриваемым в кассационном порядке. Прокуроры дают заключение в суде второй инстанции по всем делам об особо тяжких и тяжких преступлениях, о преступлениях несовершеннолетних, а также по делам, рассматриваемым по протестам прокуроров.
Генеральный прокурор Российской Федерации предоставляет прокурорам, участвующим в кассационной инстанции, процессуальную самостоятельность при даче заключения и вместе с тем повышает их персональную ответственность за правильность даваемых заключений. Как представитель органа, осуществляющего надзор за
. соблюдением законов, прокурор, принимающий участие в кассационном рассмотрении уголовного дела, следит и отвечает за то, чтобы каждый незаконный или необоснованный приговор был отменен или изменен. В своем заключении он выражает позицию прокуратуры о законности или незаконности обжалованного или опротестованного приговора. Заключение дается в устной форме, основные положения





254
его находят отражение в кассационном определении (протокол заседания суда кассационной инстанции не ведется). Прокурор вправе по отдельным крупным по объему делам или по делам со сложными доказательствами представить кассационной инстанции свое заключение в письменном виде, но только после того, как оно будет сообщено устно. Оно может быть приобщено к уголовному делу.
Если при ознакомлении с делом прокурор установит, что органами предварительного следствия и судом первой инстанции не выполнено требование закона по установлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления, он в своем заключении, ссылаясь на ст. 355 УПК, высказывает просьбу о вынесении частного определения в адрес конкретных должностных лиц, в обязанности которых входит устранение этих причин и условий. Прокурор должен назвать не только те причины и условия, которые способствовали совершению преступления, но и, по возможности, указать те пути и средства, применение которых поможет их устранить. В тех случаях, когда будут установлены нарушения материального закона и уголовно-процессуальных норм, прокурору следует высказать кассационной инстанции предложение о вынесении частного определения с направлением его соответствующему должностному лицу органов дознания, предварительного следствия или суда.

§ 6. Участие прокурора в стадии надзорного производства
Пересмотр приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу, как одна из стадий уголовного процесса является весьма существенной гарантией осуществления правосудия в строгом соответствии с законом. Суды надзорных инстанций устраняют значительное число ошибок и нарушений закона, все еще допускаемых судами первой и кассационной инстанций. Судебные органы, осуществляющие пересмотр приговоров, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу, не только исправляют конкретные ошибки судов первой и второй инстанций, но и обеспечивают единообразное понимание и применение уголовно-процессуального закона. Прокурору, проверяющему дело в порядке надзора, необходимо предвидеть реальную возможность без ущерба для установления истины, полно, объективно и всесторонне дополнительно расследовать дело или повторно провести по нему судебное разбирательство. По делу могут наступить необратимые изменения: доказательства по делу и их источники могут исчезнуть; иногда оказывается уничтоженным за истечением срока хранения и само уголовное дело.
Прокуроры, проверяя законность и обоснованность приговоров, вступивших в законную силу, исходят из того бесспорного положе-




255
ния, что всякая отмена приговора должна быть обоснована вескими мотивами, дающими ясную перспективу по делу, с тем, чтобы избежать необходимости отмены вновь постановленного приговора. Когда, например, ставится вопрос о принесении протеста в порядке надзора в связи с неправильной юридической оценкой преступления спустя длительное время после вступления приговора в законную силу, в особенности уже после отбытия осужденным назначенного судом наказания, прокурор не может не учитывать характера и степени общественной опасности преступления, а также данных о личности осужденного, имеющих значение при назначении ему наказания. Он исходит из того, что изменить или отменить ранее принятое решение по делу суд может лишь при наличии весьма существенных оснований. Все эти обстоятельства должны особенно учитываться при решении вопроса об отмене в порядке надзора приговоров и определений, в отношении которых закон предусматривает специальные гарантии, ограничивающие их отмену. Закон (ст. 373 УПК) запрещает опротестовывать оправдательный приговор, определение или постановление суда о прекращении дела, а также обвинительный приговор по мотивам мягкости наказания или необходимости применить закон о более тяжком преступлении, если прошло более года после вступления их в законную силу. В этих случаях законодатель исходит из того положения, что подлежащий опротестованию приговор, хотя и не соответствует закону и является неправосудным и при иных условиях подлежал бы изменению или отмене, однако фактор времени в данной ситуации имеет решающее значение. Такие приговоры не должны висеть до бесконечности "дамокловым мечом" над головой осужденного. По смыслу ст. 373 УПК по истечении года со дня вступления судебного решения в законную силу оно не может быть пересмотрено в порядке надзора по любым иным основаниям, ухудшающим положение осужденного, в том числе когда это, в частности, касается применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и т. п.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР подробно регламентирует как порядок истребования дела и принятие по нему решения, так и порядок рассмотрения дела судом надзорной инстанции. Пределы надзорного производства как самостоятельной стадии уголовного процесса определяются моментом начала проверки жалобы и истребования уголовного дела и заканчиваются рассмотрением протеста в надзорной инстанции. Сюда включаются действия должностных лиц органов прокуратуры по проверке жалобы и материалов уголовного дела, а также деятельность судебных органов по рассмотрению протеста и участие прокурора в заседании суда. Учитывая важность проверки жалоб и приговоров, вступивших в законную силу, Генеральный прокурор Российской Федерации в Рекомендациях от 22 сентября 1992 г. требует от подчиненных прокуроров установить такой порядок, чтобы каждая поступившая в прокура-




256



<< Предыдущая

стр. 12
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>