<< Предыдущая

стр. 8
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Стоящие перед органами прокуратуры задачи будут успешно выполнены лишь при том условии, если сами прокуроры будут строго придерживаться требований закона и уголовно-процессуальных норм. Принцип законности в уголовном судопроизводстве является одним из основополагающих принципов в организации и деятельности органов дознания и предварительного следствия. Некоторые следователи, да и прокуроры считают, что при раскрытии преступлений и их расследовании любые средства пригодны, лишь бы раскрыть преступление и установить виновное лицо. Излишне говорить о порочности такой позиции: не любые, а только те из них, которые основаны на законе, исходят из закона, опираются на закон. Уголовно-процессуальный закон (ст. 4 УПК) провозглашает важное правило: никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе, как на основаниях и в порядке, установленных законом.
Установленный законом порядок возбуждения уголовного дела, предъявления обвинения, избрания меры пресечения, производства отдельных процессуальных действий вовсе не лишает их исполнителей инициативы, проявления творческого отношения к делу, иначе говоря, не "формализует" производство по делу. Правильное применение закона обеспечивает успешное производство по делу и вместе с тем гарантирует исполнителей от ошибок, которые затем оборачиваются грубыми нарушениями законности и приводят к существенному лишению или ограничению прав и законных интересов участников процесса.
Практике известны неединичные случаи, когда из-за пренебрежительного отношения следователей органов внутренних дел и прокуратуры к закону при расследовании уголовных дел об убийствах, изнасилованиях и других опасных преступлениях привлекались невиновные лица, а виновные в это время безнаказанно совершали новые тяжкие преступления. Это происходило прежде всего из-за стремления любыми средствами раскрыть преступление, когда заявляемые подозреваемыми и обвиняемыми ходатайства о выполнении процессуальных действий, которые бы подтверждали их непричастность к совершенному преступлению, игнорировались, нарушались требования закона о полноте, всесторонности и объективности расследования совершенного преступления
Успех в работе следователей заключается, в частности, в том, что они каждый свой шаг, каждое процессуальное действие сверяют с законом, требованиями, изложенными в приказах и указаниях Генерального прокурора РФ и других нормативных актах. Ни один закон, ни одна из уголовно-процессуальных норм при этом не являются препятствием для проявления следователем и прокурором инициативы и творческого мастерства при раскрытии и расследовании преступления. Наоборот, строгое соблюдение требований норм закона создает условия для полного, быстрого и всестороннего исследования обстоятельств совершенного преступления и привлечения виновного к законной ответственности. Более того, строгое следование нормам Уголовно-процессуального кодекса является необходимым средством раскрытия и расследования преступлений.
С другой стороны, практика подтверждает, что там, где укоренилось пренебрежение к законам, нормам и правилам судопроизводства, где стало правилом добиваться любой ценой видимого благополучия в борьбе с преступностью, в раскрытии преступлений, где принижена личная ответственность следователя за порученное дело, там процветают произвол и беззаконие.
Известны многочисленные факты, когда вследствие утраты некоторыми работниками органов внутренних дел и прокуратуры личной ответственности за выполнение служебного долга, пренебрежительного отношения к сбору, закреплению и проверке доказательств и доводов подозреваемых, обвиняемых и потерпевших, игнорирования обстоятельств, опровергающих или ставящих под сомнение обвинение, допускаются нарушения конституционных гарантий неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, телефонных и иных переговоров и др.
Генеральный прокурор РФ требует от руководителей органов прокуратуры обеспечения действенного надзора за соблюдением требований уголовно-процессуальных норм в период всего хода расследования преступления и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Имеется в виду соблюдение законности, начиная с момента возбуждения уголовного дела и заканчивая составлением обвинительного заключения. Особо важное значение при этом имеет надзор за исполнением законов при выполнении тех процессуальных действий, которые обеспечивают движение уголовного судопроизводства от стадии к стадии. Речь идет о соблюдении законности при выполнении таких процессуальных действий, как то; прием, регистрация и проверка заявлений и сообщений о совершенных преступлениях; возбуждение уголовного дела; задержание подозреваемого и избрание в отношении него меры пресечения, в особенности содержания под стражей; производство выемки, обыска и наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию; предъявление обвинения; отстранение обвиняемого от занимаемой должности; ознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела; составление и утверждение обвинительного заключения.
Разумеется, каждое действие, выполненное работником органов дознания и следователем, относящееся к выявлению обстоятельств по делу, имеет существенное значение, но когда речь идет об указанных выше процессуальных действиях, то требования к соблюдению законности при их выполнении приобретают исключительно важное значение, так как малейшее отступление от установленного порядка может повлечь за собой грубые нарушения законности в уголовном судопроизводстве


§ 2. Полномочия прокурора, осуществляющего надзор за исполнением законов органами предварительного следствия, дознания и оперативно-розыскной деятельности
В целях устранения, а главное, предупреждения нарушений уголовно-процессуальных норм, прав и законных интересов граждан в сфере осуществления оперативно-розыскной деятельности, дознания и предварительного следствия прокурору предоставлены существенные полномочия. Они значительно расширены в связи с принятием Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"1. В этом направлении прокурорского надзора полномочия прокуроров носят властно-распорядительный характер.
Они сформулированы в УПК, в Законе о прокуратуре, в приказах и указаниях Генерального прокурора РФ. Эти полномочия неоднородны по своему содержанию и назначению, но подчинены единой цели - обеспечению законности в стадии дознания и предварительного следствия и ОРД.
Прежде всего прокурор осуществляет функцию надзора за исполнением законов. Обладая предоставленными ему полномочиями, он вправе отменить или изменить любое решение или акт органов расследования, отстранить лицо, производящее расследование, от дальнейшего производства по делу, передать уголовное дело другому следователю или принять его к своему производству, избрать, изменить или отменить избранную следователем меру пресечения в отношении обвиняемого и т. д.
С другой стороны, являясь участником уголовно-процессуальной деятельности, прокурор вправе сам возбудить уголовное дело, санкционировать арест, обыск, выемку почтово-телеграфной корреспонденции, отстранение обвиняемого от занимаемой должности и тд. Прокурор вправе также участвовать в выполнении следователем любого процессуального действия или самостоятельно расследовать преступление. -
Наконец, прокурор наделен полномочиями властно-распорядительного характера относительно следователей органов прокуратуры. Как должностное лицо, возглавляющее орган прокуратуры, прокурор вправе применить к подчиненному ему следователю меры поощрения и взыскания, отстранить его от производства расследования конкретного уголовного дела или освободить от занимаемой должности и т.д.
Все эти разноплановые полномочия, соединенные в компетенцию одного должностного лица, делают процессуальное положение
' Сущности и задачам прокурорского надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности будет посвящен § 5 прокурора в этой стадии уголовного судопроизводства весьма сложным, а главное, ответственным за конечные результаты следствия.
Осуществляя надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, прокурор в пределах своей компетенции реализует следующие полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством: 1) требует от органов дознания и предварительного следствия для проверки уголовного дела документы, материалы, иные сведения о совершенных преступлениях, ходе и результатах проведенных дознания и предварительного следствия, а также установления лиц, совершивших преступления; проверяет исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся к совершению преступлениях; 2) отменяет незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание; 3) дает письменные указания о расследовании преступлений, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, юридической оценке преступления, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших преступления; 4) поручает органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступления, выполнение других следственных действий, а также дает указания о принятии необходимых мер для раскрытия преступления и обнаружения лиц, их совершивших, по делам, находящимся в производстве органа дознания или следователя прокуратуры; 5) участвует в производстве дознания и предварительного следствия, а в необходимых случаях лично выполняет отдельные следственные действия или производит расследование в полном объеме по любому делу; 6) санкционирует производство обыска, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемку, отстранение обвиняемого от должности и другие действия следователя и органа дознания в случаях, предусмотренных законом; 7) осуществляет надзор за законностью производства оперативно-розыскных мероприятий; 8) продлевает срок расследования и содержания по стражей в качестве меры пресечения в случаях и в порядке, предусмотренных законом; 9) возвращает уголовные дела органам дознания и предварительного следствия со своими указаниями о производстве дополнительного или повторного расследования; 10) изымает в целях наиболее полного и объективного расследования от органа дознания и передает следователю любое уголовное дело от одного органа предварительного следствия другому, а также от одного следователя другому;
11) отстраняет лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного следствия, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела; 12) возбуждает уголовные дела или отказывает в их возбуждении; прекращает либо приостанавливает производство по уголовным делам; дает согласие на прекращение уголовного дела следователем или органом дознания в тех случаях, когда это предусмотрено законом; утверждает или санкционирует протокол при досудебной подготовке материалов и утверждает обвинительное заключение; направляет в суд уголовные дела или материалы по протокольной форме судопроизводства.
Осуществляя надзор, прокурор применяет указанные полномочия в выработанных практикой формах прокурорского реагирования на установленные нарушения закона. Наиболее эффективные из них состоят в следующем.
Одним из наиболее эффективных средств прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания или предварительного следствия является санкция прокурора на производство следственных действий, которые в существенной мере затрагивают права и законные интересы граждан. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает перечень процессуальных действий, выполняемых следователем только после того, как прокурор санкционирует их выполнение. Суть состоит в том, что производство этих следственных действий возможно лишь тогда, когда на их выполнение дает согласие прокурор. К числу таких следственных действий относятся: арест, обыск, арест и изъятие почтово-телеграфной корреспонденции, применение следователем денежного или имущественного залога в качестве меры пресечения. В соответствии со ст. 167 УПК выемка документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, производится только с санкции прокурора. Если при производстве судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном наблюдении, помещение подозреваемого или обвиняемого в лечебно-психиатрическое учреждение производится только с санкции прокурора (ст. 188 УПК). В соответствии со ст. 153 УПК следователь при привлечении должностного лица в качестве обвиняемого в случае необходимости вправе отстранить его от занимаемой должности. Постановление следователя об этом подлежит также санкционированию прокурором.
Только после утверждения прокурором обвинительного заключения законченное производством уголовное дело может быть направлено в суд для рассмотрения по существу (ст. 214 УПК). Согласие прокурора в обязательном порядке требуется в случаях прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в случаях, предусмотренных ст. 8-9 УПК.
Любое процессуальное действие, выполнение которого требует согласия прокурора, может быть практически реализовано лишь после тщательного изучения и всестороннего обсуждения, чтобы, с одной стороны, это способствовало полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств совершенного преступления, с другой - не повлекло за собой нарушения или ограничения прав и законных интересов участников процесса.
В тех случаях, когда прокурор устанавливает существенные нарушения уголовно-процессуальных норм, допущенные лицами, производящими дознание или предварительное следствие, он вносит представление начальнику органа дознания или предварительного следствия, имеющего полномочия на применение мер дисциплинарного воздействия к лицу, допустившему нарушение, об устранении причин и условий, способствовавших этим нарушениям. О результатах рассмотрения представления сообщается прокурору.
Если прокурор считает необходимым привлечь виновное лицо за допущенное нарушение закона к ответственности, он возбуждает дело или выносит постановление о возбуждении дисциплинарного преследования. О необходимости дисциплинарного преследования прокурор может указать и в представлении. В этом случае прокурор не выносит специального постановления. Если постановление о возбуждении дисциплинарного производства выносит прокурор района (города), он "направляет материал вышестоящему прокурору, который в свою очередь при согласии с позицией нижестоящего прокурора препровождает материал соответственно начальнику областного управления внутренних дел, так как правом наложения дисциплинарного взыскания обладает лишь это должностное лицо органов внутренних дел, нижестоящим должностным лицам такого права не предоставлено. Постановление прокурора о возбуждении дисциплинарного взыскания подлежит рассмотрению не позднее, чем в десятидневный срок после его поступления. О результатах
рассмотрения сообщается прокурору.
При установлении обстоятельств, свидетельствующих о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) или заведомо незаконном аресте или задержании (ст. 301 УК), либо о принуждении к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий (ст. 302 УК), либо о даче свидетелем или потерпевшим заведомо ложных показаний или экспертом ложного заключения (ст. 307 УК), прокурор возбуждает уголовное дело и поручает следователю органов прокуратуры произвести по делу
предварительное расследование.
За умышленное укрытие преступлений от учета должностные лица органов внутренних дел привлекаются к уголовной ответственности по ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями).
Одним из действенных средств по устранению нарушений закона является проверка прокурором жалоб обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, экспертов и других участников уголовно-процессуальной деятельности на действия органа дознания или следователя. .
Закон о прокуратуре (ст. 10) устанавливает общее правило рассмотрения прокурорами заявлений, жалоб, иных обращений, которые рассматриваются в порядке и сроки, установленные федеральным законодательством. Ответ прокурора на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным.
Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, на решение либо действия которого принесена жалоба.
Порядок рассмотрения жалоб, поступающих от участников этой стадии уголовного судопроизводства, имеет свои особенности и определен соответствующими нормами уголовно-процессуального законодательства.
Жалобы могут быть поданы прокурору как в письменной, так и в устной форме. Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывают заявитель и лицо, принявшее жалобу. Лицо, производящее дознание, и следователь обязаны в течение 24 часов направить поступившую к ним жалобу вместе со своими объяснениями прокурору. По поступлений жалобы прокурор обязан в течение трех суток ее проверить и сообщить заявителю о результатах ее рассмотрения. В случае отказа в удовлетворении жалобы прокурор излагает мотивы принятого решения.
Не допускается направление в суд уголовных дел, если поступившие до утверждения обвинительного заключения жалобы не разрешены следователем по существу и доводы заявителя глубоко и всесторонне не проверены. Поступившие в ходе следствия жалобы и принятые по ним решения приобщаются к материалам уголовного дела или помещаются в наблюдательное производство по уголовному делу.

§ 3. Надзор за законностью приема, учета, регистрации и проверки заявлений и сообщений о преступлениях
Прием, учет, регистрация и проверка заявлений о совершенных или готовящихся к совершению преступлениях являются началом в деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Между тем ни уголовно-процессуальное законодательство, ни ведомственные предписания руководителей правоохранительных органов не уделяют этой деятельности должного внимания, считая ее чисто технической. К тому же в теории уголовного процесса эта деятельность всегда считалась внепроцессуальной. На практике она носила, как правило, закрытый характер.
В законодательстве и в теории уголовного процесса давно укоренилась концепция, заключающаяся в том, что начальной стадией уголовного судопроизводства является возбуждение уголовного дела.



И действительно, если обратиться к структуре УПК, то мы увидим, что его особенная часть открывается главой VIII, посвященной возбуждению уголовного дела. Все это, вместе взятое, привело к тому, что приему, учету, регистрации и проверке заявлений и сообщений о преступлениях и их непосредственной связи с раскрытием и расследованием преступлений не придавалось должного процессуального значения.
Между тем в условиях возрастающего уровня преступности, ухудшения криминогенной обстановки, широкого распространения организованной преступности и коррупции важное значение приобретает соблюдение установленного порядка приема, учета, регистрации и проверки сообщений и заявлений о совершенных или готовящихся к совершению преступлениях.
Своевременное и правильное исполнение требований закона о приеме, учете и разрешении заявлений и сообщении о преступлениях обеспечивает не только быстрое и полное раскрытие преступления, но и является гарантией обоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, виновного в совершении преступления, и предупреждения случаев привлечения лица, невиновного или не причастного к преступлению.
Это также важно для процесса доказывания виновности обвиняемого в совершении преступления: с течением времени утрачивается актуальность события преступного проявления, исчезают или изменяются доказательства по делу. Правильные и своевременные прием, учет, регистрация и разрешение заявлений и сообщений о преступлениях являются начальным моментом для быстрого и полного раскрытия преступления, его полного, всестороннего и объективного расследования.
Соблюдение требований закона и ведомственных предписаний по данному вопросу, исходящих от Министра внутренних дел РФ и Генерального прокурора РФ, способствует максимальному приближению момента совершения преступления к назначению судом справедливого наказания лицу, виновному в совершении преступления.
Проблема, исполнения закона о порядке приема, учета, регистрации и разрешения заявлений и сообщений о. преступлениях является одной из острых проблем, относящихся к сфере деятельности органов дознания, предварительного следствия и оперативно-розыскного аппарата органов внутренних дел. Эта проблема приобрела особую актуальность после того, когда органы внутренних дел были наделены функциями по производству предварительного расследования (ст. 126 УПК) и дознания как самостоятельной формы расследования (ст. 120 УПК). За ними же сохранились и функции приема, учета и регистрации преступлений, а также выполнение оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, в одном государственном органе оказались объединенными все эти разноплановые функции.

К этому следует добавить и то важное обстоятельство, что на органы внутренних дел возложена ответственность за законность и обоснованность возбуждения уголовных дел, за быстрое и полное раскрытие преступлений, за их успешное расследование. В силу этих обстоятельств стало "закономерным" явлением стремление работников органов внутренних дел показать вовне свои "успехи" в этой деятельности, в особенности в раскрытии преступлений. Коль скоро эти "успехи" не могут прийти сами по себе, необходимо прибегать к "нивелировкам", иначе говоря, к припискам в раскрытии преступлений и сокрытию преступлений, совершенных в условиях неочевидности, от учета.
Социальная опасность укрытия преступлений от учета весьма значительна. Это нарушение закона порождает безнаказанность лиц, совершивших преступления. Эти лица совершают впоследствии новые, еще более опасные преступления. Известны факты (Москва, Краснодар, Иркутск, Екатеринбург, Нижний Новгород и др.), когда некоторые опасные преступники совершали по нескольку десятков квартирных краж и других преступлений, и все преступления были укрыты от учета, хотя потерпевшие обращались с заявлениями в органы внутренних дел.
Юридической общественности широко известно уголовное дело Крекшина, рассмотренное по первой инстанции Верховным Судом РСФСР. Будучи условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания, назначенного за мошенничество, Крекшин приехал в Москву и в течение трех лет, проживая там нелегально, совершал квартирные кражи. Всего на его счету числилось 96 квартирных краж, причем примерно одна треть из них не была зарегистрирована в органах уголовного розыска. Следователь установил, что потерпевшие во всех без исключения случаях обращались в органы милиции с заявлениями о совершенных у них кражах, однако заявлений в письменном виде у них не принимали.
Крекшин трижды задерживался по подозрению в совершении квартирных краж и трижды совершал побеги из мест содержания задержанных. Уверовав в свою безнаказанность, Крекшин "сколотил" преступную группу, которая совершала умышленные убийства из корыстных побуждений деятелей кооперативного движения.
Преступные похождения Крекшина завершились постановлением в отношении него приговора с определением в нем наказания в виде смертной казни, который был приведен в исполнение.
Вместе с постановлением приговора Верховный Суд РСФСР вынес в адрес Министра внутренних дел частное определение на допущенные нарушения закона относительно приема, регистрации и проверки заявлений и сообщений о совершенных Крекшиным преступлениях. В соответствии с частным определением суда Министром внутренних дел был издан соответствующий приказ о наложении строгих дисциплинарных взысканий на работников органов внутренних дел, виновных в этих нарушениях.

Укрытие преступлений от учета и безнаказанность должностных лиц, допустивших эти нарушения, разлагающе влияют на лиц, производящих дознание, а также на сотрудников оперативно-розыскной службы. Помимо этого это негативное обстоятельство не позволяет государственным органам знать истинное состояние преступности, ее динамику и структуру и правильно определять свою стратегию и тактику по борьбе с преступностью.
В силу того, что многие заявления и сообщения о совершенных или готовящихся к совершению преступлениях не принимаются органами внутренних дел к производству, а определенная часть их хотя и принимается, но в производство органам следствия не передается - существенно искажается картина истинного состояния преступности, ее точной структуры и динамики.
Это искажение будет сохраняться до тех пор, пока мы не избавимся от этого порока - отказа в приеме заявлений и сообщений о совершенных преступлениях и укрытия преступлений от учета. Статистические данные прошлых лет о почти 100-процентной раскрываемости преступлений принимались широкой общественностью на веру, хотя работники правоохранительных органов знали, что за этими цифрами скрываются злоупотребления, фальсификация, нарушения закона и правил об учете и регистрации преступлений.
Вместе с ростом преступности остается большое число нераскрытых преступлений, что еще более способствует росту преступности и ухудшению ее качественной характеристики.
Некоторая часть укрытых от учета преступлений восстанавливается средствами прокурорского надзора.
Так, прокурорами ежегодно выявляется и ставится на учет около 50 тыс. преступлений, ранее не зарегистрированных органами внутренних дел.
При этом необходимо отметить, что не все прокуроры районов и городов, осуществляющие надзор за исполнением законов в органах внутренних дел, как указывает Генеральный прокурор РФ в своем приказе № 31 от 29 июня 1994 г. "О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с преступностью и ее предупреждении", удовлетворительно выполняют свои обязанности по надзору за правильностью и своевременностью приема, учета и регистрации преступлений.
В работе прокурора нередко проявляется формальное отношение к исполнению своих обязанностей по проверке исполнения законов об учете, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях.
Подавляющее большинство заявлений и сообщений о совершенных преступлениях (свыше 80%) разрешается органами внутренних дел. Это обстоятельство является определяющим в оценке деятельности органов следствия и дознания по регистрации и проверке заявлений и сообщений о преступлениях в районе, городе, области, республике и в целом в государстве. Органы прокуратуры, ФСБ и налоговой полиции выполняют сравнительно небольшой объем этой работы.
Существующий порядок приема заявлений и сообщений о совершенном или готовящемся к совершению преступлении регулируется Инструкцией о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, утвержденной приказом МВД СССР № 415 от 11 ноября 1990 г.
Заявления и сообщения о преступлениях как источники сведений о совершенных или готовящихся к совершению преступлениях, как поводы к возбуждению уголовного дела предусмотрены в ст. 108 УПК. К числу указанных относятся также жалобы потерпевших по делам частного и публично-частного обвинения.
Прием заявлений и сообщений о преступлениях является служебной обязанностью каждого работника милиции как непосредственно в расположении служебного помещения, так и вне его пределов.
Чаще всего заявления или сообщения о преступлениях поступают в дежурную часть городских и районных отделов внутренних дел. Поэтому Министр внутренних дел СССР своим приказом № 130 от 1 июля 1986 г. утвердил специальную Инструкцию об организации работы дежурной части управления отдела внутренних дел исполкома окружного, городского, районного Совета народных депутатов, линейного отдела (отделения) внутренних войск на транспорте, отделении милиции.
В соответствии с требованиями указанной инструкции оперативный дежурный органа внутренних дел, подразделения, инспекции безопасности движения, участковый инспектор милиции, а также иные лица, имеющие право осуществлять прием заявлений и сообщений о преступлениях, получив заявление или сообщение, обязаны выдать заявителю талон-уведомление, являющийся документом строгой отчетности и имеющий единый регистрационный номер. Заявителю вручается отрывная часть талона-уведомления с указанием даты получения заявления и сведений о должностном лице, его принявшем.
В целях упорядочения работы дежурных частей органов внутренних дел Министром внутренних дел СССР 1 июля 1986 г. был издан приказ № 100 "О мерах по совершенствованию деятельности дежурных частей органов внутренних дел", в котором подробно регламентирован порядок приема заявлений и сообщений о совершенных преступлениях.
В соответствии с приказом оперативный дежурный и другие лица из состава суточного наряда обязаны: принять заявление или сообщение независимо от места совершения преступления; передать сообщение дежурному того органа, на территории которого оно совершено; если необходимо пресечь преступление, он должен дать соответствующие указания; проверить исполнение указаний о выполнении оперативно-розыскной и предупредительной деятельности.
Заявления и сообщения о совершенном преступлении, полученные участковым инспектором или другими работниками органов внутренних дел, направляются в суточный срок в дежурную часть и там должны быть зарегистрированы. Между тем эти правила не всегда исполняются, и нередко полученные участковым инспектором заявления и сообщения так у него и остаются. Во всяком случае без согласия начальника отдела или отделения органа внутренних дел они зарегистрированы не будут.
Приказом Министра внутренних дел СССР № 200 от 20 июня 1974 г. регламентированы обязанности работников патрульно-постовой службы по приему заявлений и сообщений о преступлениях, а также их деятельность по пресечению преступлений, установлению и задержанию лиц, совершивших преступления.
При обращении граждан с заявлением или сообщением о преступлении работники этой службы должны незамедлительно принять меры по установлению и задержанию правонарушителя и сообщить об этом оперативному дежурному. Если они убеждаются в совершении преступления, их обязанность состоит в том, чтобы сохранить в неизменности обстановку содеянного, следы, орудия преступления, иные вещественные доказательства.
Однако и патрульно-постовая служба не всегда действует так, как предписано приказом министра МВД. Нередко их сведения о совершенном преступлении также укрываются от учета.
Указанными выше директивами МВД СССР установлен порядок регистрации поступивших заявлений и сообщений о преступлениях, согласно которому каждое заявление и сообщение заносится в Книгу учета № 1 заявлений и сообщений о преступлениях (в органах прокуратуры также имеются журналы учета заявлений и сообщений о преступлениях, в которые заносятся сведения, поступившие к следователям и прокурорам).
При обращении граждан в дежурную часть, к следователю, дознавателю или другому сотруднику милиции с устным заявлением о преступлении в обязательном порядке оформляется протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. При этом заявителю разъясняется ответственность за заведомо ложный донос, о чем делается соответствующая запись в протоколе, удостоверенная подписью заявителя.
Начальник органа внутренних дел обязан осуществлять ежедневный контроль за соблюдением установленного порядка приема, регистрации и учета заявлений и сообщений о преступлениях. Не ограничиваясь устным докладом дежурного об оперативной обстановке, он в обязательном порядке проверяет правильность ведения
записей в Книге № 1 и Журнале о совершенных преступлениях. Об этом делается соответствующая запись. Ежеквартально специально созданная приказом начальника отдела комиссия производит сверку полноты учета и правильности регистрации заявлений и сообщений о преступлениях.
Для разъяснения населению порядка приема, регистрации, учета и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях в доступных для граждан местах вывешиваются Правила приема заявлений и сообщений о преступлениях. В них указываются также номера телефонов служб, на которые возложен контроль за правильным разрешением заявлений и сообщений.
О зарегистрированных в течение суток заявлениях и сообщениях о преступлениях начальник органа внутренних дел направляет прокурору района (города), транспортного участка оперативную сводку установленной формы.
На практике бывают нарушения установленного порядка регистрации и учета заявлений и сообщений о преступлениях, допускаемых работниками органов внутренних дел, выполняющих обязанности оперативных дежурных. Нарушения заключаются в следующем. Дежурный, получив заявление о преступлении, "не спешит" его регистрировать, а направляет заявителя к оперативному уполномоченному уголовного розыска или ОБЭП (отдел по борьбе с экономической преступностью), в зависимости от характера совершенного преступления, который и определяет - регистрировать или не регистрировать заявление.
Если дежурным принято решение не регистрировать данное заявление о преступлении, он, выслушав заявителя, объясняет ему о "бесперспективности" розыска преступника или убеждает его не подавать заявления по каким-либо причинам ("малозначительность" похищенного, давность совершенного преступления и т.д.). Заявитель обратно к дежурному уже не возвращается, и заявление не регистрируется.
Это весьма распространенный способ укрытия информации о совершенных преступлениях, который прокурору нелегко выявить, так как ни в каких документах эти "беседы" с заявителем не фигурируют. Установить нарушение закона в этих случаях можно лишь тогда, когда об этом сообщит прокурору сам заявитель или обвиняемый, привлеченный к ответственности за совершение другого преступления при условии признания им своей вины в содеянном.
Другой также распространенный способ укрытия преступлений - это списание в наряд поступивших заявлений и сообщений о преступлениях по рапорту оперативного работника уголовного розыска или ОБЭП. В рапорте в этом случае указывается, что "приведенные в заявлении факты проверкой не подтвердились" или что "виновен в происшедшем сам потерпевший,..". Потерпевшему, как правило, в этому случае о принятом решении не сообщается. Если потерпевший проявляет настойчивость, то его заявление будет впоследствии зарегистрировано, а сопутствующий материал о списании в наряд будет уничтожен.
Прокурор, а также руководитель органа внутренних дел проверяют законность списания в наряд таких материалов и в случае установления нарушения законности должны поставить на учет преступление, о котором идет речь в заявлении.
Практика показывает, что в отдельных случаях заявления о "неперспективных" для раскрытия преступлениях приобщаются к другим уголовным делам, прекращенным производством, чаще всего за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления. Для того, чтобы выявить это нарушение, прокурору надлежит периодически проверять все уголовные дела, прекращенные производством.
Многие заявления и сообщения о преступлениях регистрируются несвоевременно, в результате чего снижается актуальность борьбы с совершенным преступлением, утрачиваются доказательства виновности правонарушителя.
За последнее время ответственность за укрытие заявлений и сообщений о преступлениях от регистрации и учета возросла. Работники органов внутренних дел, укрывая преступления от учета, стали применять необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела. В качестве оснований для отказа в возбуждении уголовного дела в таких случаях избираются различные благовидные предлоги. За незаконный и необоснованный отказ в возбуждении дела работник органов дознания ответственности особенно не опасается, тем более, что его постановление не нуждается в утверждении прокурором.
Зарегистрированные заявления и сообщения передаются на рассмотрение начальнику органа внутренних дел, который дает соответствующие указания: возбудить уголовное дело, провести проверку в порядке ст. 109 УПК, провести досудебную подготовку материалов.
В Книге учета заявлений и сообщений об этом делается пометка. В ней же указываются номер и дата возбуждения уголовного дела. При отказе в возбуждении уголовного дела указывается номер проверочного материала.
Материалы об отказе в возбуждении уголовного дела регистрируются в Журнале учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Каждому из материалов присваивается очередной порядковый номер.
По поступившему заявлению или сообщению о преступлении в срок не более трех суток со дня его получения, а в исключительных случаях в срок не более десяти суток (ст. 109 УПК) должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о производстве по делу досудебной подготовки материалов по протокольной форме.
Проверенные заявление или сообщение о преступлении могут быть также переданы по подследственности или подсудности, если, материал о совершенном преступлении не подведомствен органу, производившему проверку этого заявления или сообщения. Без возбуждения уголовного дела материал направляется соответствующему адресату. В этих случаях в соответствии со ст. 114 УПК эти органы обязаны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а также к закреплению следов преступления.
Соблюдение требований закона о порядке приема, регистрации, разрешения заявлений и сообщений о преступлениях во многом зависит от прокурорского надзора за исполнением законов органами внутренних дел. В обязанности прокуроров входит не только проверка соблюдения органами внутренних дел порядка приема, регистрации и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, но и принятие соответствующих мер по установлению этих нарушений, и, если это вызывается необходимостью, ставится вопрос о наказании виновных в этих нарушениях работников органов внутренних дел.
Генеральный прокурор Российской Федерации в приказе № 34 от 26 июня 1997 г. "Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью" требует от прокуроров усиления надзора за исполнением требований закона об учете и регистрации заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся к совершению преступлениях. Прокурору предлагается ужесточить спрос с работников органов внутренних дел за несвоевременное и неправильное реагирование на сообщения о совершенных преступлениях, укрытие их от учета, иные отступления от закона, повлекшие за собой нарушения прав и законных интересов граждан.
Прокурор обязан проверять в органах внутренних дел исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях.
Перед прокурором, осуществляющим такую проверку, стоят задачи: -- проверить полноту, правильность учета и регистрации поступивших в органы внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях; - проверить соблюдение сроков регистрации сообщений и заявлений о преступлениях и проверке их в порядке, установленном ст. 109 УПК; - убедиться в законности и обоснованности принятого решения по проверенному материалу, в частности, уведомлены ли заинтересованные лица, учреждения, предприятия, организации о принятом решении по их заявлениям и сообщениям.
Если будут установлены нарушения закона о порядке приема, регистрации и проверки заявлений и сообщений о преступлениях, прокурору надлежит установить, принимались ли меры по предупреждению данных нарушений, являлись ли они достаточными, чтобы впредь таких нарушений не допускалось.
При проверке прокурор также выявляет, соблюдались ли работниками органов внутренних дел требования закона относительно обеспечения прав и законных интересов участников процесса.
Прокурор, осуществляя надзор за исполнением законов в стадии дознания и предварительного следствия, как было сказано выше, обладает полномочиями императивного характера, используя которые он успешно вскрывает допущенные нарушения закона и принимает меры к их устранению и предупреждению в будущем.
Прокурорский надзор на этом этапе уголовного процесса способствует повышению ответственности должностных лиц органов внутренних дел, неукоснительному исполнению требований закона об охране прав и законных интересов граждан, обеспечению принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление.
Практика и теория прокурорского надзора выработали методику выявления и устранения нарушений закона при приеме, регистрации и проверке заявлений и сообщений о совершенных преступлениях.
Методика прокурорских проверок и способы выявления допущенных нарушений закона определяются как стоящими перед прокурором задачами, так и его полномочиями, закрепленными в Законе о прокуратуре РФ, уголовно-процессуальном законе и в соответствующих приказах руководящего характера Генерального прокурора РФ.
Проводимой проверке предшествуют подготовительная работа, изучение и усвоение проверяющим прокурором необходимого законодательства и ведомственных нормативных актов, сравнительный анализ учетно-регистрационной документации по приему и проверке заявлений и сообщений, сопоставление перечня учетно-регистрационной документации, нарядов и журналов, сбор необходимых данных о совершенных преступлениях в районе, городе и т.д.
Установление нарушений закона осуществляется прежде всего путем ознакомления в органах внутренних дел с соответствующей документацией по учету, регистрации и разрешению заявлений и сообщений о преступлениях. Прокурор проверяет также заявления и сообщения, списанные в наряд без проверки как "неперспективные".
Предметом его проверки являются также материалы, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурор проверяет все прекращенные уголовные дела как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям. Отдельные работники органов дознания и предварительного следствия, как было сказано выше, укрывают преступления путем приобщения к прекращенному уголовному делу заявления или сообщения о преступлении, которое никакого отношения к данному уголовному делу не имеет.
Известно, что в целях осуществления контроля за полнотой и правильностью регистрации информации, поступившей по телефону, в дежурных частях органов внутренних дел в республиканских, краевых, областных центрах и крупных городах, а также в отделах внутренних дел на транспорте производится ее магнитная запись. Поэтому целесообразно прослушивать магнитные записи сообщений "02" и сопоставлять полученные сведения с зафиксированными данными в официальных источниках (в соответствии с приказом Министра внутренних дел СССР № 415 от 11 ноября 1990 г. магнитная запись "02" хранится в течение месяца).
Эффективным средством выявления нарушений закона является ознакомление прокурора с направлениями пострадавших на судебно-медицинское освидетельствование, а также с документами пунктов травматологии, где фиксируются характер, тяжесть и механизм полученных телесных повреждений.
Проверяя законность и обоснованность содержания подозреваемых в изоляторах временного содержания, прокурор в беседе с задержанными может выявить, за совершение каких преступлений они задержаны, а затем проверить, зарегистрированы ли эти преступления.
Путем ознакомления с документацией районных и городских инспекций по делам несовершеннолетних прокурор может обнаружить факты совершения правонарушений несовершеннолетними. Сопоставив полученные данные с соответствующей документацией в органах внутренних дел, прокурор устанавливает, зарегистрированы или нет эти правонарушения. Аналогичным путем прокурор выявляет факты укрытия преступлений, когда знакомится с материалами инспекции по делам несовершеннолетних органов внутренних дел.
При проверке материалов ИБДД (инспекций безопасности дорожного движения) прокурор может обнаружить информацию об угонах автомашин, краже деталей к автомашинам и т.д. Аналогичные сведения прокурор может получить из отделов государственного страхования автотранспорта о выплаченных страховых суммах за похищенные автомашины, а также повреждение автотранспортных средств при дорожно-транспортных происшествиях.
Прокурор в обязательном порядке знакомится с актами проверок отделов органов внутренних дел вышестоящих органов, хотя они не всегда отражают истинную картину.
Предметом проверки должны быть частные определения судов по уголовным делам, вынесенные в соответствии со ст. 212 УПК о нарушениях закона, допущенных при приеме, регистрации и проверке заявлений и сообщений о преступлениях, правильность и своевременность реагирования на эти нарушения.
Выявить нарушения закона можно при приеме граждан, при встречах с коллективами трудящихся путем ознакомления с публикациями в печати, сообщениями по радио и телевидению.
При установлении фактов укрытия преступлений от учета прокурор принимает меры к их немедленной регистрации и учету. От виновных в нарушении закона в каждом случае отбирается объяснение. Затем прокурор предлагает зарегистрировать преступление; возбуждает уголовное дело, если есть к тому повод и основание; отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и поручает произвести по нему дознание или предварительное следствие; ставит вопрос о наказании виновных в допущенных нарушениях и предупреждении подобных нарушений в будущем. В необходимых случаях прокурор вносит представление руководителю органа внутренних дел о необходимости создания условий, исключающих указанные нарушения закона. При обнаружении признаков преступления прокурор вправе возбудить против виновных уголовное дело, против виновного может быть также возбуждено и дисциплинарное производство.
При правильно организованном прокурорском надзоре осуществляется контроль за исполнением предписаний прокурора по устранению установленных нарушений закона о порядке приема, регистрации и разрешения заявлений и сообщений о совершенных преступлениях.
Представляется, что для обеспечения полной и своевременной регистрации преступлений необходимо отказаться от оценки деятельности органов внутренних дел в зависимости от "процентов" в раскрываемости преступлений. Следует в научном плане выработать критерий такой оценки, которая бы отражала уровень борьбы с преступностью, соблюдение законности, выполнение требований закона о быстром и полном раскрытии преступлений и установлении лиц, их совершивших.
Для обеспечения надлежащих условий деятельности оперативных сотрудников ОБЭП и уголовного розыска необходимо сосредоточить их усилия только на оперативно-розыскной, деятельности, освободив их от функций по возбуждению дел и отказу в их возбуждении.
Было бы правильным также обязать органы здравоохранения направлять прокурору копии телефонограмм о лицах, поступивших на излечение с тяжкими телесными повреждениями, а также со следами огнестрельного или холодного оружия.

§ 4. Надзор за законностью возбуждения уголовных дел
Возбуждение уголовного дела является ответственной стадией уголовного судопроизводства. Законное, обоснованное и своевременное возбуждение уголовного дела является одним из необходимых условий как быстрого и полного раскрытия преступления, так и его полного, объективного и всестороннего расследования. И наоборот, незаконное, необоснованное, несвоевременное (запоздалое) возбуждение уголовного дела приводит к утрате доказательств содеянного, к снижению актуальности события совершенного преступления, а в конечном итоге - к оставлению безнаказанными лиц, совершивших преступления, в том числе и особо опасные, такие как бандитские налеты, умышленные убийства, разбойные нападения, грабежи и иные тяжкие преступления.
Изучение практики свидетельствует, что многие заявления и сообщения о преступлениях не получают должного реагирования из-за несвоевременного возбуждения уголовных дел. Например, при проверке нераскрытых преступлений, совершенных в отдельных регионах РФ, установлено, что только пятая часть из этих дел возбуждена в день совершения преступления, хотя в заявлениях и сообщениях содержались достаточные данные о совершенных преступлениях.
Не менее опасна и другая крайность - это непродуманное, поспешное возбуждение дела, что влечет за собою незаконные и необоснованные задержания и аресты, обыски и выемки, необоснованное предъявление обвинения, а в конечном счете - незаконное и необоснованное осуждение граждан.
Незаконное, необоснованное и к тому же поспешное возбуждение уголовных дел носило особенно распространенный характер, когда критерием раскрытия преступлений являлось вынесение органом дознания или следователем постановления о возбуждении уголовного дела.
Этот критерий был введен Инструкцией МВД СССР № 249 от 11 ноября 1970 г., согласованной с Прокуратурой Союза ССР. Органы дознания и следователи, стремясь побыстрее отчитаться перед руководством о раскрытии преступлений, допускали нередко незаконное и необоснованное возбуждение уголовных дел. Этот критерий не выдержал испытания временем и в том же порядке (Инструкция МВД СССР от 1 декабря 1980 г.) был перенесен на момент предъявления обвиняемому обвинения. Однако и этот критерий оказался несовершенным: если с его введением заметно снизилось количество незаконных и необоснованных решений о возбуждении уголовных дел, то, начиная с 1981 г., стало заметно возрастать количество лиц, необоснованно привлекаемых к уголовной ответственности. Существенные изменения в определении критерия раскрытия преступления были внесены совместным указанием Генерального прокурора СССР и Министра внутренних дел СССР № 91/11 от 19 ноября 1987 г. "О введении единого критерия оценки раскрытого преступления и внесении изменений в Инструкцию о едином учете преступлений". В соответствии с этими указаниями преступление следует считать раскрытым лишь тогда, когда по уголовному делу окончено производство и прокурор утвердил обвинительное заключение. Этот критерий является действующим и на сегодня. Введение нового критерия сразу же отразилось на состоянии раскрытия преступлений. Если до 1988 г. нераскрытыми значились б- 7% от общего числа зарегистрированных преступлений, то в последующие годы это количество возросло до 40-50%, что примерно правильно отражает состояние раскрываемости преступлений.
Несмотря на весьма существенное снижение количества необоснованных и незаконных постановлений о возбуждении уголовного дела, тем не менее органы дознания и следствия, в особенности органы дознания, принимают еще немало незаконных решений о возбуждении уголовных дел, многие из которых отменяются прокурорами. Достаточно сказать, что органы прокуратуры ежегодно отменяют свыше 50 тыс. незаконных и необоснованных постановлений. Если к тому же учесть, что в процессе расследования за отсутствием состава и события преступления прекращается около 10% уголовных дел, находящихся в производстве следователей и органов дознания, то станет понятным, что для этих органов не стало основополагающим правилом - относиться с должной ответственностью к законности и обоснованности возбуждения уголовных дел.
О существенных недостатках при решении вопросов о возбуждении уголовных дел свидетельствует весьма значительное увеличение количества оправдательных приговоров по уголовным делам, большинство из которых было возбуждено необоснованно. Активность судов в .вынесении оправдательных приговоров особенно возросла начиная с 1987 г. Этому в известной степени способствовали "призывы" Пленума Верховного Суда СССР (постановление от 5 декабря 1986 г. "О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия"). И в самом деле, если за 1986 г. суды постановили оправдательных приговоров в отношении 1340 чел., то в 1987 г. это количество составило уже 2206, в 1988 г. - 2395, в 1989 г. - 2472'.
Судами Российской Федерации только за 1993 г. было постановлено 3157 оправдательных приговоров2. Тенденция роста числа оправдательных приговоров продолжается и в настоящее время.
К количеству оправдательных приговоров необходимо добавить значительное число прекращенных производством дел в кассационной и надзорной инстанции.
Было бы неправильным утверждать, что постановление судами оправдательных приговоров и вынесение вышестоящими судебными инстанциями определений (постановлений) о прекращений уголовных дел производством связано во всех случаях с незаконным и необоснованным возбуждением уголовных дел. Есть немало уголовных дел, по которым оправдательные приговоры вынесены в связи с другими основаниями. Однако в большом числе случаев принятию судами указанных выше решений, как правило, предшествует неправильное решение органов дознания и следствия о возбуждении уголовного дела.
Оценивая процессуальные последствия необоснованного возбуждения дел, нельзя не обратить внимание на весьма существенное увеличение числа уголовных дел, возвращенных судами на дополнительное расследование по ходатайству прокурора, убедившегося в ходе судебного заседания в отсутствии достаточных оснований для обвинительного приговора. Большая часть таких дел впоследствии была прекращена по реабилитирующим основаниям, многие из них были прекращены без выполнения каких-либо следственных действий. Из общего числа оконченных расследованием уголовных дел ежегодно прекращаются производством около 25%, в том числе около 10% прекращаются за отсутствием события и состава преступления. Около 5% дел прекращается вследствие недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления и вследствие изменения обстановки.
Анализ многих уголовных дел, прекращенных вследствие недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления (ч. 2 ст. 208 УПК в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г.)1, показывает, что большинство таких дел было в свое время возбуждено поспешно, без глубокого анализа поводов и оснований к их возбуждению.
Изучение большого числа уголовных дел, приостановленных производством, показало, что определенная часть из них была также возбуждена необоснованно.
Возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного процесса. Конструкция УПК позволяет сделать именно такой вывод, так как возбуждению уголовного дела посвящена специальная глава 8 (ст. 108-116). В ней дается законодательное регулирование поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, порядка возбуждения и отказа в возбуждении дела, производства последующих за этим процессуальных действий.
Специальная ст. 116 УПК посвящается прокурорскому надзору за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел. Достаточно подробная правовая регламентация возбуждения уголовного дела подчеркивает важное процессуальное значение этой стадии. Между тем некоторые следователи и прокуроры не учитывают не только важного процессуального, но и политического значения этой стадии, так как она, эта стадия, напрямую связана с соблюдением конституционных прав неприкосновенности личности и жилища, презумпции невиновности, а с другой стороны - обеспечением основополагающего принципа уголовного процесса о неотвратимости наказания за совершенное преступление.
Уголовно-процессуальный закон дает исчерпывающий перечень субъектов возбуждения уголовных дел. К их числу относятся суд, прокурор, следователь и орган дознания (ст. 112 УПК)1. Приведенный перечень субъектов расширенному толкованию не подлежит. В связи с анализом этой и иных норм УПК возникает проблема.
Она связана с определением субъектов возбуждения дел, состоит в том, чтобы предоставить право возбуждения уголовного дела не только органу дознания, как об этом сказано в ст. 3 и 112 УПК, но и лицу, непосредственно производящему дознание. Давая понятие об органах дознания, законодатель (ст. 117 УПК) относит к ним и государственные органы, наделенные этими полномочиями (милиция, органы государственного пожарного надзора и т. д.), а также отдельных должностных лиц (командиры воинских частей, начальники исправительных учреждений и т. д.). Эта разнородность субъектов органов дознания вносит неясность в их практическую деятельность, а в определенных случаях и путаницу в порядок возбуждения уголовных дел органами внутренних дел. У работников органов дознания возникает подчас сомнение по поводу того, является ли лицо, проводящее дознание, в законодательном смысле органом дознания, полномочно ли оно само возбудить уголовное дело или это вправе сделать лишь начальник как представитель этого органа. Нам представляется, что в законе (ст. 3 и 112 УПК) необходимо указать на этих должностных лиц как на субъектов возбуждения уголовных дел.
Важно подчеркнуть, что закон (ст. 3 УПК) говорит не о предоставлении прокурору, следователю и органу дознания права решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а предписывает, то есть обязывает эти органы в каждом случае обнаружения признаков преступления возбудить уголовное дело и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию.
Императивный характер предписаний законодателя означает в то же время, что эти органы должны проявлять инициативу по установлению преступления и лиц, его совершивших. Это требование относится в особенности к органам уголовного розыска и ОБЭП,


' См.: постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки Смирновой и запросом Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. // Российская газета. 2000. 2 февр.

оперативно-розыскной службе, чтобы они не ожидали поступления к ним заявлений и иных сигналов о совершенных преступлениях, а сами обнаруживали совершенные правонарушения и при наличии достаточных оснований выносили постановления о возбуждении уголовных дел со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это особенно важно, когда речь идет о преступлениях организованных групп, а также о преступлениях, связанных с хищениями, взяточничеством, злоупотреблением должностными полномочиями и др., где остается высокой латентная преступность. Отсутствие такой инициативы - одна из причин того, что многие преступления вовремя не раскрываются и преступники совершают преступления годами, оставаясь безнаказанными.
Регулируя порядок возбуждения уголовных дел, законодатель предписывает субъектам выполнения этих процессуальных действий давать предварительную Оценку как поводов, так и оснований, дающих возможность вынести законное и обоснованное постановление о возбуждении уголовного дела.
Для законного, обоснованного и своевременного возбуждения уголовных дел необходимо учитывать достоверность и убедительность поводов к возбуждению дела, а также достаточность фактических данных, указывающих на признаки преступления (ст. 108 УПК). Давая перечень поводов к возбуждению уголовного дела, законодатель ограничивается их перечислением. Их оценка является прерогативой субъектов возбуждения уголовных дел. Многие заявления и письма граждан, а также сообщения общественных организаций и государственных органов содержат подчас неправдоподобные сведения, в особенности письма и заявления граждан анонимного характера (об анонимных письмах и заявлениях как поводах возбуждения уголовного дела будет сказано несколько ниже), что не всегда учитывается следователями, органами дознания и прокурорами; не всегда обоснованными с правовой позиции являются поступающие в правоохранительные органы сообщения и от государственных органов и общественных организаций.
Особенно внимательной оценке должен подлежать такой повод к возбуждению уголовного дела, как явка с повинной.
Следователи, органы дознания, да нередко и прокуроры склонны переоценивать значение и процессуальную силу явки с повинной, в особенности, когда на подведомственной им территории длительное время остаются нераскрытыми преступления, в том -числе и особо опасные. Даже когда подозреваемый или обвиняемый впоследствии, в том числе и в суде, отказывается от своего заявления о явке с повинной в совершении того или иного преступления, то и тогда в основу обвинения, а в будущем и судебного приговора, кладется его первоначальное заявление. Впоследствии же, когда устанавливается истинный преступник, оказывается, что пресловутая "явка с повинной" была инспирирована органами дознания или со-




164

трудниками оперативно-розыскной службы. В этих целях задерживаются наркоманы, алкоголики, лица, ведущие паразитический образ жизни, им навязываются нераскрытые преступления, и тогда на свет появляются "явки с повинной".
Так получилось, например, по делу о 53 убийствах, совершенных Чикатило в Ростовской области, когда такие явки с повинной были получены от шестерых психически больных людей, и только разоблачение истинного преступника предупредило их арест и осуждение.
В одной из областей Центральной России долгое время оставались нераскрытыми два умышленных убийства, совершенные с особой жестокостью. На их раскрытие были мобилизованы все возможные органы внутренних дел и прокуратуры. Затем как по команде в течение двух недель в 10 районах появились "явки с повинной" от десяти подозреваемых, не связанных между собой, хотя убийства были совершены с одним и тем же "почерком", механизм физических повреждений был идентичным.
По докладам следователей прокурор области истребовал все уголовные дела, возбужденные по "явкам с повинной" и, убедившись в их фальсификации, предложил освободить из-под стражи всех задержанных. Впоследствии был установлен истинный убийца. Должностные лица, виновные в нарушении закона, были привлечены к строгой ответственности.
Сказанное приводит к выводу: в уголовно-процессуальном законе необходимо дать развернутое понятие "явки с повинной" как одному из поводов к возбуждению уголовного дела. Это должно быть заявление о совершении преступления, о котором правоохранительные органы не располагают никакими сведениями, и лицо, которое явилось с повинной, не может находиться в числе подозреваемых в совершении этого преступления.
Было бы целесообразным в уголовно-процессуальном законе сформулировать требования, которым должны отвечать любые заявления и письма граждан, а также сообщения государственных органов и общественных организаций, прежде всего их достоверность, убедительность и обоснованность. По возможности в этих поводах должны быть процессуальные основания для подозрения в совершении преступления конкретным лицом, Несколько слов об анонимных заявлениях как поводах к возбуждению уголовного дела. Могут ли они служить таким поводом в каждом случае? Требуется ли перед возбуждением дел предварительная проверка их достоверности? Можно ли их оставить без внимания, как оставляются без внимания анонимные заявления, в которых не идет речи о совершенном или готовящемся преступлении? Эта проблема стала особо актуальной после принятия 2 февраля 1988 г. Президиумом Верховного Совета СССР Указа о том, что анонимные заявления и жалобы граждан не подлежат проверке.




165
Сразу же после принятия этого Указа перед следственными и оперативно-розыскными службами встал вопрос: как быть в тех случаях, когда анонимные заявления содержат достоверные сведения о совершенных преступлениях? Генеральный прокурор СССР в указании № 13/20 от 4 марта 1988 г. по запросу МВД СССР предписал, что анонимные заявления, из которых усматривается совершение преступления или приготовление к его совершению, подлежат рассмотрению в порядке оперативного использования. Таким образом, анонимные заявления, отвечающие этим требованиям, являются самостоятельным поводом к возбуждению уголовных дел. Из практики деятельности оперативно-розыскных органов внутренних дел широко известно, что сотрудники этих органов, в особенности органов уголовного розыска и ОБЭП, обнаружив совершение преступления, сами писали в свой адрес анонимные письма об этих преступлениях, а затем возбуждали по ним уголовные дела. Чтобы исключить подобные нарушения закона, необходимо прежде всего усилить ведомственный контроль за деятельностью таких сотрудников, а затем в ведомственном порядке принять меры по установлению, по возможности, авторства этих заявлений.
В настоящее время порядок рассмотрения прокурорами заявлений, жалоб и иных обращений (в том числе анонимных) регулируется приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 90 от 15 декабря 1998 г. "О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации". Процессуальное значение анонимных писем и заявлений, как об этом указано в директиве Генерального прокурора СССР от 4 марта 1988 г., должно найти отражение в законе (ст. 108 УПК). Необходимо "легализовать" эти заявления как один из поводов к возбуждению уголовных дел.
При наличии повода и оснований к возбуждению уголовного дела следователь, орган дознания, прокурор выносят постановление, которое как процессуальный акт должно отвечать определенным требованиям. Оно должно быть: - полным, то есть в нем должны содержаться сведения о месте, времени, иных обстоятельствах совершенного преступления; - обоснованным, то есть должны быть указаны фактические данные, свидетельствующие о совершении конкретного преступления конкретным лицом, если, конечно, есть данные об этом лице; - определенным, то есть в постановлении должен быть сделан конкретный, а не альтернативный вывод о совершенном преступлении (приготовление, покушение на преступление (ст. 30 УК); - законным, то есть содержащим ссылки на конкретные нормы материального и процессуального законов.
На наш взгляд, было бы целесообразным дополнить ст. 112 УПК, посвященную порядку возбуждения уголовного дела, указанием на эти (или примерно такие) требования. Если такие требова-




166







ния будут сформулированы в уголовно-процессуальном законе и они будут неуклонно исполняться субъектами возбуждения уголовных дел, то это в существенной степени будет способствовать исключению фактов необоснованного возбуждения уголовных дел и упрощенчества, которые нередко встречаются при составлении процессуальных документов. В некоторых случаях авторы таких заявлений ограничиваются указанием повода, но не приводят оснований к возбуждению дела. Иногда с "запросом" дается юридическая оценка преступления, то есть преступление квалифицируется по норме Уголовного кодекса, предусматривающей более строгую ответственность, нежели та, которая должна быть по фактическим обстоятельствам совершенного преступления. В ряде случаев, наоборот, в постановлении делается ссылка на закон, предусматривающий более мягкую уголовную ответственность. Это происходит чаще всего, когда сотрудники органов дознания пытаются укрыть от учета особо опасные преступления, например, умышленное убийство, совершенное в условиях неочевидности. Вот пример. В травматологический пункт доставлен человек с многочисленными ножевыми ранениями, врачи борются за его жизнь, но на вторые сутки он умирает, имя убийцы неизвестно. Перед следователем встает задача: если возбудить уголовное дело по признакам, предусмотренным ст. 105 УК, но виновное лицо не будет установлено, убийство останется нераскрытым, а за это не поощряют. В этом случае следователь идет по другому пути: он возбуждает дело по ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), тем более, что потерпевший скончался на вторые сутки, а то, что за его жизнь боролись врачи, в расчет не принимается. Если это преступление, то есть предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, и не будет раскрыто, строго отвечать следователю не придется. .
При отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела следователь или лицо, производящее дознание, а также прокурор выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 113 УПК). Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как процессуальный акт должно отвечать тем же требованиям, что и постановление о возбуждении уголовного дела, то есть быть обоснованным, полным, мотивированным и законным. О принятом решении должны быть уведомлены граждане, общественные организации и государственные органы, от которых поступило заявление или сообщение о совершенном преступлении. Однако на практике это требование закона не всегда соблюдается, не говоря уже о том, что часто заинтересованным лицам не разъясняется порядок обжалования решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Заинтересованные лица узнают о принятом решении нередко лишь тогда, когда сами обращаются в эти органы, чтобы навести справки о судьбе своих заявлений или сообщений.




167
Это порождает поток жалоб и заявлений от граждан, должностных лиц, представителей общественных организаций на необоснованный отказ органов дознания в возбуждении уголовного дела. В целях исключения этих нарушений закона было бы целесообразным в ведомственном порядке усилить систему контроля и прокурорского надзора за исполнением этих требований закона, а также повысить ответственность за допущенное нарушение закона.
Принятие дополнительных гарантий законного возбуждения уголовных дел вызывается, также и тем, что отказ в возбуждении уголовного дела за последние годы, как было сказано выше, стал легальным способом укрытия преступлений от учета.
Ученые-процессуалисты понимают, что порядок принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела не идеален, он не может обеспечить требований закона о строгом выполнении законов при принятии таких решений. Однако их предложения о совершенствовании этого порядка представляют собой паллиатив именно такого решения, проведение в жизнь которого может обеспечить реальное соблюдение требований уголовно-процессуального закона. Некоторые ученые-процессуалисты видят гарантию законности при отказе в возбуждении уголовного дела в том, чтобы копия каждого такого постановления направлялась прокурору.
Разумеется, отвергать любые предложения, в том числе и такое, нельзя, но тем не менее следует сказать, что реализация такого предложения мало что изменит в осуществлении надзора за законностью и обоснованностью решений об отказе в возбуждении уголовного дела. В обоснование такого вывода следует привести следующие соображения. Во-первых, из текста постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, даже если оно составлено по требуемой форме, не всегда можно сделать вывод о его законности и обоснованности. Во-вторых, при составлении постановления его автор из соображений субъективного характера дает свою оценку тем или иным фактическим обстоятельствам исследуемого факта, что может не совпадать с оценкой этого факта прокурором, осуществляющим надзор за законностью и обоснованностью таких постановлений.
Наиболее надежной гарантией законности и обоснованности отказа в возбуждении уголовных дел является, на наш взгляд, утверждение прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел, так же как и отказа в их возбуждении в существенной степени зависит от правильно организованного прокурорского надзора за исполнением законов в этой стадии уголовного судопроизводства. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовных дел является одной из существенных гарантий законности в уголовном процессе, обеспечивающих соблюдение конституционных прав неприкосновенности




168







личности, жилища, презумпции невиновности и т.д. Придавая важное значение прокурорскому надзору в этой стадии судопроизводства, закон отводит прокурорскому надзору специальную норму - ст. 116 УПК, в которой закрепляется эта обязанность прокурора.
Надзор прокурора в стадии возбуждения уголовных дел состоит в двух направлениях: а) проверка прокурором законности и обоснованности постановлений о возбуждении уголовных дел; б) проверка прокурором законности и обоснованности постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел.
Эти направления деятельности прокуроров тесно между собой связаны. Рассмотрим особенности деятельности прокуроров на каждом из этих направлений.
Постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем или органом дознания, немедленно направляется прокурору (ст. 112 УПК). Это дает возможность прокурору быть осведомленным о совершенном преступлении, немедленно включиться в процесс .его раскрытия и расследования. Внимательно изучив поступившее к нему постановление, а при возможности и материалы, послужившие основанием для вынесения постановления о возбуждении дела, прокурор не только проверяет законность и обоснованность этого процессуального акта, но и направляет в правильное русло производство органов следствия в целях быстрого и полного раскрытия преступления, а также его полного и всестороннего расследования.
Если прокурор убедится в необоснованности возбуждения дела (отсутствие признаков, события преступления, малозначительность), он своим постановлением отменяет постановление следователя или органа дознания и отказывает в возбуждении уголовного дела.
В этих случаях прокурор обязан, как правило, ознакомиться со всеми материалами, послужившими для следователя или органа дознания основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, тем более, если фактические обстоятельства содеянного носят спорный характер. При наличии очевидного нарушения закона прокурор вправе принять такое решение и без истребования материалов (отсутствие признаков преступления, недостижение подозреваемым требуемого по закону возраста, явная малозначительность и др.).
В тех случаях, когда после состоявшегося постановления о возбуждении уголовного дела следователем или лицом, производящим дознание, выполнено хотя бы одно следственное действие (обыск, выемка, допрос и т. д., кроме осмотра места происшествия), а прокурор признает возбуждение уголовного дела незаконным или необоснованным, он своим постановлением прекращает уголовное дело производством и сообщает об этом следственным органам (ст. 116 УПК).




169
Нам представляется, что законодателю надлежит придавать более важное значение не только в процессуальном, но и в социальном плане такому процессуальному акту, как постановление о возбуждении уголовного дела. Было бы целесообразным всемерно усилить контроль начальников отделов дознания и следственных отделов (управлений) органов внутренних дел, а также прокурорский надзор за законностью и обоснованностью этих процессуальных актов. С учетом этого было бы вполне оправданным дополнить ст. 112 УПК указанием на обязанность начальников отделов дознания и следствия утверждать это постановление, а прокурору - его санкционировать. Это в существенной степени повысило бы ответственность следователей и лиц, производящих дознание, за законность, и обоснованность возбуждения дел.
При организации надзора за законностью и обоснованностью постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела прокурор должен проверить законность всех процессуальных действий, предшествующих принятию такого решения.
Практики и они же теоретики-правоведы М. Ю. Рагинский, В. П. Рябцев, Н. С. Трубин предлагают, чтобы применительно к надзору за законностью и обоснованностью отказа в возбуждении уголовного дела действия прокурора охватывали: "а) законность мер, осуществляемых для установления обстоятельств, препятствующих возбуждению дела; б) соблюдение установленных законом сроков рассмотрения материалов о преступлении и принятии решения; в) обоснованность решения об отказе в возбуждении уголовного дела; г) правильность процессуального оформления принятого решения; '
д) выполнение требований уголовно-процессуального закона, вытекающих из решения об отказе в возбуждении уголовного дела"1.
В соответствии с установленными правилами прокурор обязан проверять материалы об отказе в возбуждении уголовного дела 1 раз в месяц. Между тем надзор должен быть не эпизодическим, а постоянно действующим, по каждому без исключения материалу с отказом в возбуждении уголовного дела. В связи с этим было бы целесообразным в законодательном порядке установить такой порядок, чтобы каждое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было санкционировано прокурором. Если мы придаем важное значение таким процессуальным действиям, как задержание, обыск, отстранение от занимаемой должности обвиняемого, которые требуют санкции прокурора, то почему стало возможным отдавать на от-
' Прокурорский надзор за соблюдением требований закона при учете и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях. М., 1977.





170







куп следователю или лицу, производящему дознание, решение судьбы уголовного дела?
Предлагаемое решение обосновано также и тем обстоятельством, что из года в год растет число отмененных прокурором постановлений органов внутренних дел об отказе в возбуждении уголовного дела1.
По каждому из таких материалов прокурорами возбуждается уголовное дело. Многие постановления об отказе в возбуждении уголовного дела признаются незаконными и необоснованными, но вследствие утраты актуальности события совершенного правонарушения и трансформации доказательств прокуроры не отменяют эти постановления.
Прокуроры часто слышат упреки в свой адрес по поводу того, что после отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в процессе расследования возбужденных по данным фактам дел, эти дела впоследствии прекращаются производством. Выборочная статистика подтверждает, что лишь около 30% таких дел направляется в суд, а по 70% из них выносятся постановления о прекращении производством, главным образом, за отсутствием достаточных доказательств виновности лица, обвиняемого в совершении преступления. Такой результат не случаен, и он не зависит от прокуроров, так как проходит длительное время после совершения преступления, а фактор времени при раскрытии и расследовании преступления имеет превалирующее значение: изменяются или исчезают доказательства, изменяется подчас отношение потерпевшего и свидетелей к оценке содеянного виновным лицом и к самому правонарушителю и т.д.
Резюмируя сказанное, необходимо подчеркнуть, что правильно организованный прокурорский надзор способствует строгому соблюдению законности в такой ответственной стадии уголовного судопроизводства, как возбуждение уголовных дел.

§ 5. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность
Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, длительное время не был достаточно регламентирован законом. Из-за отсутствия законодательного регулирования прокуроры не могли оценить ход и результаты деятельности оперативно-розыскных органов. Применение технических и иных средств, а также результаты выполнения оперативно-
Прокуратура в цифрах // Социалистическая законность. 1989. № 1.
С. 51.




171
розыскных мероприятий на протяжении многих лет находились "за семью печатями". Более того, в 1960-1970 гг. Генеральный прокурор СССР издал ряд приказов, которыми предписывал прокурорам и следователям не вмешиваться в оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел.
Ныне в соответствии со ст. 29, 30 Закона о прокуратуре прокурорам определены полномочия по надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности. В развитие принятого Закона о прокуратуре Генеральный прокурор РФ 20 мая 1993 г. издал приказ № 15 руководящего характера "Об организации надзора за исполнением Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", в котором были даны указания подчиненным прокурорам относительно их полномочий по устранению нарушений закона органами оперативно-розыскной службы.
В настоящее время действует приказ Генерального прокурора РФ № 48 от 9 августа 1996 г. "Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"1. Деятельность прокурора по исполнению данного приказа дополнительно регулируется указанием Генерального прокурора РФ и Министра МВД РФ № 44/15 от 29 июля 1996 г.; № 1/12812 от 25 июля 1996 г. "О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".
Если обратиться к истории уголовно-процессуального законодательства, то мы увидим, что впервые возможность производства оперативно-розыскных действий была предусмотрена в УПК 1923 г. (ст. 93). Однако это касалось лишь необходимости проверки анонимных заявлений. Законодатель на протяжении всей истории существования уголовно-процессуального права был весьма "осторожен" относительно того, чтобы допустить оперативно-розыскную деятельность органов дознания в качестве самостоятельного, процессуального средства при раскрытии и расследовании преступлений. Возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий как при раскрытии, так и при расследовании преступлений была закреплена в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., в ст. 29 которых было указано, что "на органы дознания возлагается принятие необходимых мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, совершивших их". Эта норма общесоюзного закона была перенесена в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в той же редакции (ст. 118). Иначе говоря, законодатель не взял на себя миссии расширить правовое регулирование выполняемых оперативно-розыскных действий, хотя следственно-
' СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.





172
прокурорская практика настойчиво выдвигала необходимость легализации этой деятельности. Это было обусловлено тем обстоятельством, что в условиях роста преступности, в особенности организованной, и коррупции все чаще и чаще органам следствия приходится прибегать к содействию оперативно-розыскных органов.
Необходимо отметить, что многие теоретики права под предлогом охраны неприкосновенности личности, ее жилища, тайны переписки и других конституционных прав выступали против "узаконивания" оперативно-розыскной деятельности. Поэтому только закон должен быть регулятором оперативно-розыскной деятельности.
Первый и весьма важный шаг в этом плане был сделан принятием 12 июня 1990 г. Верховным Советом СССР Закона СССР "О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик", в соответствии с которым в ст. 29 Основ были внесены дополнения, согласно которым на органы дознания возлагаются обязанности принятия оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. На органы дознания Законом возлагались обязанности выполнения оперативно-розыскной деятельности с использованием звукозаписи, видеозаписи и кинофотосъемки1.

<< Предыдущая

стр. 8
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>