стр. 1
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ОРИГЕН




О НАЧАЛАХ




Самара 1993
В основу книги положен русский перевод «О Началах»,
изданный Казанской духовной академией в 1899 г. Книга
дополнена очерками современных авторов об Оригене.




Издание подготовили:
Рериховский центр духовной культуры г. Самары
Издательство "РА"
Товарищество "АГНИ"


Редактор Власова И.В.




ISBN 5 - 86289 - 005 - X
СОЧИНЕНИЕ ОРИГЕНА «О НАЧАЛАХ»

Историко-критический очерк

I
Сочинение «О Началах» - одно из самых интересных
произведений Оригена. Те своеобразные воззрения, которые
навлекли на этого учителя церковное осуждение, в этом сочинении
нашли себе наиболее ясное выражение. Правда, Ориген - один и тот
же во всех своих многочисленных произведениях. Но ни
экзегетические, ни апологетические, ни назидательные сочинения
не были так удобны для раскрытия его догматических воззрений,
как сочинение «О Началах», посвященное систематическому
изложению христианского вероучения. Здесь каждая мысль Оригена
получает свое место, связь, относительное значение и смысл его
суждений по разным вопросам вероучения здесь выступают особенно
отчетливо. Недаром и в истории споров относительно Оригена это
сочинение имело особенно важное значение. Когда шли оживленные
споры об Оригене и церковь вырабатывала свое суждение об этом
писателе, чтобы произнести окончательный приговор о нем на
пятом Вселенском соборе, Ориген мыслился по преимуществу как
автор «О Началах»; и противники, и защитники его больше всего
ссылались на это сочинение, одни с целью найти в нем всевозможные
ереси, другие - с целью доказать православие Оригена. Мученик
Памфил с Евсевием в своей апологии за Оригена больше всего
пользовались выдержками из этого сочинения (Апология Памфила).
Дидим Александрийский писал схолии на «О Началах» с целью
уяснить истинный смысл этой книги, по его мнению, ложно
понимаемой врагами Оригена (Иероним, Апология). Руфин
Аквилейский перевел *0 Началах» на латинский язык как книгу
весьма полезную для христиан. Напротив, Маркелл Анкирский
находил в этом сочинении незаконное преобладание платонизма
над христианством (Евсевий против Маркелла. 1.4.). Блаженный
Иероним перевел «О Началах» на латинский язык с целью
з
обнаружить перед латинянами еретичество Оригена. Феофил
Александрийский и Епифаний Кипрский издали соборные
определения и послания, в которых осуждалось особенно это
сочинение. Анастасий Римский осудил и запретил читать «О
Началах». В послании императора Юстиниана к патриарху Мине,
которое послужило единственным основанием осуждения Оригена
на Константинопольском соборе 543 г. и потом на пятом Вселенском
соборе, еретичество Оригена подтверждается исключительно
словами «О Началах». Таким образом, в древности имя Оригена
теснейшим образом слилось с сочинением «О Началах»; этим
сочинением особенно интересовались и противники, и защитники
Оригена. Впрочем, в настоящее время значение «О Началах» как
сочинения наиболее характерного для догматических воззрений
Оригена далеко не таково, каким оно было в древности. Подлинный
текст «О Началах», за исключением немногих отрывков, потерян,
а сохранившийся полный латинский перевод Руфина не отличается
особенною точностью и во многих местах представляет собою
искажение подлинника. Нужно проверять перевод Руфина по
сохранившимся фрагментам подлинника и по другим сочинениям
Оригена, имеющимся на греческом языке, чтобы пользоваться
этим переводом для изучения воззрений Оригена, а это уже ставит
сочинение «О Началах» на место второстепенного источника,
который может иметь значение только в зависимости от других
произведений Оригена.
Но зато сочинение «О Началах» нисколько не потеряло своего
значения в другом отношении: оно важно и интересно как первый
опыт научно-систематического изложения христианского
вероучения. Для богослова интересно и важно знать, в каком виде
христианское вероучение вступило на путь научной систематизации.
Что именно древний богослов-мыслитель относил к догматическому
богословию и как, в каком порядке, с какой точки зрения излагал
он содержание догматики? Объединял ли он истины христианского
вероучения какой-нибудь идеей, которая давала ему возможность
осмыслить содержание христианской догматики и представить его
в виде цельного и стройного мировоззрения или же эти истины
были для него разрозненными положениями, и система была для
него не больше как суммой отдельных рассуждений по многим
вопросам? Изучение «О Началах» именно с этой стороны, со
стороны научно-систематической формы, не только помогает
пониманию мировоззрения самого Оригена, но имеет значение и
для изучения систематических сочинений последующих писателей-
догматистов, например, Григория Нисского, блаженного Феодорита,
Иоанна Дамаскина и других. «О Началах» - первый камень в здании
науки догматического богословия, и труд других древних
догматистов-систематиков находится под более или менее
4
значительным влиянием системы Оригена/если не со стороны
содержания, то со стороны самой идеи, состава и формы ее.

II
Написание «О Началах» относится к первому периоду
литературной деятельности Оригена - до изгнания его из Александрии
в 231 г. По свидетельству Евсевия, в то время, в течение 7-8 лет
(223-229 гг., от возвращения из Антиохии до путешествия в Ахайю,
за которым и последовало изгнание в 231 г.), Ориген написал
довольно много сочинений, и «О Началах» не было самым ранним
из них. Евсевий перечисляет эти сочинения в таком порядке:
«Комментарий на Евангелие Иоанна» (5 томов), «Комментарий на
Бытие» (8 томов), «Комментарий на псалмы» 1-15, «Комментарий
на Плач Иеремии», «О воскресении» (2 книги), «О Началах» (4
книги) и «Строматы» (10 книг). Этот перечень можно˜признать
хронологически точным, потому что он подтверждается данными в
самих сочинениях Оригена. Так, «Комментарий на Евангелие
Иоанна», по словам самого автора, - начало начал его литературных
трудов, и несомненно, что по крайней мере первый том# этого
комментария (из пяти, написанных в Александрии), был составлен
раньше «О Началах», потому что вторая глава первой книги «О
Началах» представляет собой сжатое изложение значительной
части этого тома. «Комментарий на псалмы» начат также раньше
«О Началах». Из предисловия к толкованию первого псалма видно,
что этот комментарий - одно из самых ранних произведений
Оригена и начат, может быть, почти одновременно с толкованием
на Евангелие Иоанна; в сочинении же «О Началах» (2.4.4) Ориген
ссылается на толкование второго псалма. «Комментарий на
Бытие» дважды указывается в сочинении «О Началах» (1.3:3 и
2.3.6). Но при написании второй главы первой книги своей системы
Ориген еще не успел объяснить первую главу «Бытия», стихи 26-27
(«О Началах» 1.2.6); а так как 12-16 стихи первой главы «Бытия»
были объяснены в третьем томе указанного комментария (как это
видно из сохранившихся фрагментов), в девятом же томе, по
свидетельству историка Сократа, Ориген толковал конец второй
главы «Бытия» (о создании жены), то можно думать, что первая
глава «Бытия» 26-27 была объяснена в пятом томе комментария, и,
следовательно, прежде написания второй главы своей системы
Ориген успел составить не больше четырех томов толкования на
книгу Бытия. Сочинение «О Воскресении» было уже закончено,
когда Ориген писал десятую главу второй книги «О Началах»
(2.10.1). Что касается «Стромат», то это сочинение Евсевий, по-
видимому, считает более поздним, чем «О Началах». Но это
указание Евсевия не совсем точно. По словам Иеронима (в письме
б
к Магну), в «Строматах» Ориген доказывал догматы христианской
веры словами философов. Судя по такому содержанию, «Строматы»
безошибочно можно поставить в связь с теми замечаниями на
философские книги, какие писал Ориген, занимаясь со своими
учениками объяснительным чтением философских сочинений. Но
эти замечания Ориген начал писать со времени введения философии
в круг наук своей школы, приблизительно с 215 года, следовател ьно,
еще задолго до выселения своего из Александрии. Поэтому, если
Евсевий относит составление «Стромат» к последним годам жизни
Оригена в Александрии, то это можно признать справедливым
только в отношении собрания в один состав и окончательной
обработки прежних набросков. Если же это так, то и «Строматы»
нельзя считать в собственном смысле сочинением более ранним,
чем «О Началах». «О Началах» - самое позднее из всех сочинений,
написанных Оригеном в Александрии. Может быть, «О Началах»
окончено раньше «Стромат», но начато оно позже всех произведений
Оригена, перечисленных Евсевием (Иероним в предисловии к
толков, на прор. Авдия упоминает как «юношеское» произведение
Оригена сочинение о книге «Песнь песней». К этому сочинению
относят фрагмент, помещенный в 7-й главе «Филокалии» «из
малого тома на Песнь, написанного Оригеном в юности». Вероятно,
это толкование написано в Александрии, и, как «юношеское», его
можно считать более ранним, чем «О Началах»), Поэтому временем
написания «О Началах» можно считать 228-229 гг.

III
Некоторые древние и новые писатели (Маркелл Анкирский,
Мелер, Шнитцер, архиепископ Филарет) считают «О Началах»
юношеским, незрелым произведением Оригена. Основание для
такого взгляда указывают обыкновенно в том, что в этом
произведении особенно ясно и полно выразились все своеобразные
воззрения Оригена, а также в нерешительности, неуверенности
многих суждений его. Но такой взгляд прежде всего противоречит
обстоятельствам происхождения сочинения «О Началах». Приступая
к составлению своей системы, Ориген был приблизительно 42 лет.
В то время он уже около 25 лет неутомимо занимался изучением
Священного Писания, около 18 лет изучал и преподавал философию.
В 209 г. Ориген стал слушать Аммония Сакка, с 215 г. сам стал
преподавать философию. Кроме того, уже написал несколько
сочинений. Очевидно, в сочинении «О Началах» Ориген
систематизировал те воззрения, на каких он остановился после
долговременных научно-богословских занятий и размышлений.
Своеобразные воззрения Оригена в сочинении «О Началах»
действительно изложены полнее и яснее, чем в других его
«
произведениях. Но это вовсе не свидетельствует о том, что
«О Началах» - наименее продуманное, самое незрелое из всех
произведений Оригена, что это сочинение - плод незрелой молодости.
В позднейших сочинениях Оригена неправильные мнения его
высказываются тоже не одинаково полно и ясно. Так, в комментариях
(например, на Евангелие Иоанна и Матфея) Ориген, по выражению
Иеронима, на всех парусах своего ума уходит в открытое море
умозрения. Беседы же по своему содержанию гораздо ближе к
церковному учению. Сочинение «Против Цельса» также отличается
значительной сдержанностью мысли. Между тем само
происхождение всех этих произведений в позднейшие годы
литературной деятельности Оригена не позволяет объяснить
указанное различие в их содержании переменой воззрений Оригена
- юношеских и непродуманных на более зрелые и основательные.
Это различие объясняется различным назначением сочинений
Оригена. Одни свои произведения Ориген писал для образованных
читателей, другие - для простого народа; одни сочинения он писал
для христиан, другие - и для язычников. Понятно, что в сочинениях
первого порядка Ориген излагал свои мысли свободнее, в сочинениях
же второго порядка его сдерживала боязнь - или соблазнить
неопытных в вере, или открыть нехристианам больше, чем можно.
Отсюда • умеренный характер умозрения в беседах и в сочинении
«Против Цельса». С этой точки зрения следует смотреть и на
сочинение «О Началах». «О Началах» как научно-систематическое
изложение христианского вероучения, несомненно, было назначено
для образованных читателей. По словам Памфила, Ориген написал
это сочинение на досуге от обычных школьных занятий, наедине с
самим собой, это была скорее исповедь христианского богослова-
мыслителя, чем книга для читателей. Можно думать, что Ориген
даже не был намерен издавать это сочинение, не хотел
распространять его дальше круга своих ближайших учеников, и
оно было издано без его ведома другом его Амвросием.
Естественно, что в этом труде Ориген изложил свои мысли
особенно открыто и ясно. Кроме того, полнота и ясность в
изложении догматических воззрений Оригена объясняются
характером этого сочинения как чисто догматического и притом
систематического: здесь - те же мысли, какие мы находим и в других
сочинениях Оригена, но здесь они нарочито собраны воедино и
изложены связно, без всяких отступлений недогматического
характера. Что касается скромного, неуверенного тона многих
рассуждений в сочинении «О Началах», то он присущ всем
сочинениям Оригена. Это обстоятельство было отмечено уже в
древности (Памфилом - в Апологии и св. Афанасием - в Поел, об
определ. Ник. соб.), и апологетами Оригена всегда выставлялось в
качестве довода в защиту Оригена от обвинений в еретичестве.
7
Различение церковного учения и частных мнений - это постоянный,
неизменный прием в богословствовании Оригена; первое (т.е.
церковное учение) он высказывает положительно и без колебаний,
последние (частные мнения) - только в виде догадок и
предположений, более или менее вероятных. Итак, ни содержание,
ни тон «О Началах» не дают права считать это произведение
незрелым, юношеским; а время составления «О Началах» прямо
говорит против такого взгляда. Ориген начал писать поздно, и у
него нет в собственном смысле юношеских произведений, притом
сочинение «О Началах» - даже не самое раннее из всех его
произведений.

IV
Как и все сочинения Оригена, «О Началах» было написано на
греческом языке. Но фанатизм озлобленных врагов оригенизма,
религиозная ревность блюстителей чистоты православия и отчасти
простое забвение системы, устаревшей уже в четвертом веке, были
причиной того, что рукописи с текстом «О Началах» были все
истреблены или потеряны (впрочем, патриарх Фотий в IX в. читал
еще «О Началах» на греческом языке), и подлинный текст «О
Началах» сохранился только в более или менее значительных

стр. 1
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>