<< Предыдущая

стр. 24
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

жизни, было сказано, что «больший будет в порабощении у
меньшего», оказывается, что нет неправды в том, что Иаков
даже во чреве запинал своего брата: мы понимаем, что он
достойно возлюблен был Богом, по заслугам предшествующей
жизни, и потому заслужил быть предпочтенным брату. Точно
так же должно думать о небесных тварях. Разнообразие не есть
первоначальное состояние твари. Но Создатель определяет
каждому существу различную должность служения на основании
предшествующих причин, по достоинству заслуг, на основании
того, конечно, что каждый ум или разумный дух, сотворенный
Богом, сообразно с движениями ума и душевными чувствами,
приобрел себе большую или меньшую заслугу и сделался или
любезным, или ненавистным Богу. Впрочем, некоторые из
существ, обладающих наилучшими заслугами, страдают вместе
с остальными ради украшения состояния мира и назначаются
служитьнизшим (тварям), вследствие чего и сами они становятся
причастными долготерпению Божьему, как и апостол говорит:
«тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего
ее» (Римл. 8.20). Итак, рассматривая то изречение, которое
высказал апостол, рассуждая о рождении Исава и Иакова,
именно: «Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак (да
не будет)», - я нахожу справедливым, что то же самое изречение
должно быть приложимо и ко всем тварям, потому что Правда
Творца, как сказали мы выше, должна проявляться во всем. А
эта Правда, мне кажется, обнаруживается яснее всего в том
случае, если признать, что каждое из существ небесных, земных
и преисподних в себе самом имеет причины разнообразия,
предшествующие телесному рождению. Все сотворено Словом
Бога и Премудростью Его, и все распределено Правдою Его.
Благодатью же Своего милосердия Он о всех промышляет и всех

144
убеждает врачеваться теми средствами, какими они могут, и
призывает к спасению.
8. Несомненно, что в день суда добрые будут отделены от
злых и праведные от неправедных, и судом Божьим все будут
распределены сообразно с заслугами по тем местам, каких они
достойны, как мы покажем это впоследствии, если будет угодно
Богу. Я думаю, нечто подобное было уже и прежде потому, что
Бог, нужно веровать, все и всегда делает и распределяет по
справедливости. Апостол также учит, говоря: «А в большом
доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и
деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком
употреблении» (2 Тим. 2.20), и прибавляет: «Итак, кто будет
чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и
благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело»
(2 Тим. 2.21). Эти слова, без сомнения, показывают, что кто
очистит себя, находясь в этой жизни, тот будет приготовлен ко
всякому доброму делу в будущем (веке), а кто не очистит себя,
тот, смотря по степени своей нечистоты, будет сосудом*для
низкого употребления, т.е. сосудом недостойным. Точно так же
можно думать, что и прежде уже существовали разумные
сосуды - или очищенные, или менее очищенные, т.е. или
очистившие себя, или не очистившие; и именно на основании
этого каждый сосуд, по мере своей чистоты или нечистоты,
получил в этом мире место, или страну, или условие рождения,
или какую-нибудь деятельность. Бог же, силою Своей
Премудрости, предвидит и распознает все это даже до самого
малого и управлением Своего суда, посредством самого
справедливого воздаяния, всем распоряжается, насколько должно
каждому помочь или о каждом позаботиться, сообразно с (его)
заслугой. В этом (управлении), конечно, обнаруживается полная
мера справедливости, потому что неравенством вещей
сохраняется справедливость воздаяния по заслугам. Заслуги
же каждого отдельного существа поистине и вполне ясно знает
один только Боге единородным Словом, и Премудростью Своею,
и со Святым Духом.




145
Глава д е с я т а я

О В О С К Р Е С Е Н И И И СУДЕ,
ОБ АДСКОМ ОГНЕ И НАКАЗАНИЯХ

1. Рассуждение напомнило нам о будущем суде, и воздаянии,
и наказаниях грешников, соответственно тому, чем угрожает
Священное Писание и что содержит церковное учение, а
именно, что ко времени суда для грешников приготовлены
вечный огонь и внешний мрак, темница и печь и прочее,
подобное этому: итак, посмотрим, что нужно думать об этих
наказаниях. Но чтобы подойти к этому вопросу надлежащим
порядком, мне кажется, предварительно нужно сказать о
воскресении, дабы нам знать, что именно получит наказание,
или покой, или блаженство. Об этом предмете обстоятельно мы
рассуждали в других книгах, написанных нами о воскресении;
там мы высказали свой взгляд на этот предмет. Но и теперь,
ради последовательности рассуждения, кажется, не излишне
повторить кое-что из того сочинения, особенно ввиду того, что
некоторые, преимущественно еретики, соблазняются церковною
верою, думая, будто мы веруем в воскресение глупо и совершенно
неразумно. Я думаю, что им должно ответить следующим
образом. Если они сами исповедуют, что воскресение мертвых
существует, то пусть ответят нам, что именно умерло? Не тело-
ли? Значит, для тела будет и воскресение. Затем, пусть они
скажут, нужно ли нам пользоваться телами или нет? Я думаю,
они не могут отрицать, что тело воскреснет или что в воскресении
мы будем пользоваться телами, так как апостол Павел говорит:
«Сеется тело душевное, восстает тело духовное» (I Кор. 15.44).
Итак, что же? Если верно, что нам должно пользоваться телами,
и умершие тела, как проповедует церковное учение, воскреснут
(ибо воскресает в собственном смысле, говорят, только то, что
умерло), то, без сомнения, эти тела воскреснут для того, чтобы
мы снова облеклись в них через воскресение. Одно связано с
другим: если тела воскресают, то воскресают, без сомнения, для
того, чтобы служить нам одеждою; и если нам необходимо быть
в телах (а это, конечно, необходимо), то мы должны находиться
не в иных телах, но именно в наших. Если же истинно, что тела
зоскресают и притом воскресают духовными, то, несомненно,
они воскресают из мертвых, как говорится, оставив тление и
146
отложив смертность; иначе, кажется, будет напрасным и
излишним воскресать кому-нибудь из мертвых - затем, чтобы
снова умереть. Особенно ясно можно понять это, если кто
тщательно рассмотрит, каково то свойство душевного тела,
которое, будучи посеяно в землю, подготавливает собою свойство
тела духовного, потому что ведь самая сила и благодать
воскресения из душевного тела производит тело духовное,
изменяя его из (состояния) бесчестия в (состояние) славы.
2. Так как еретики считают себя ученейшими и мудрейшими
людьми, то мы спросим их, всякое ли тело имеет некоторую
схему, т.е. образуется ли оно по какой-нибудь определенной
форме? И если они, конечно, скажут, что существует какое-
нибудь тело, которое образуется без всякой формы, то они
окажутся самыми несведущими и глупыми из всех людей. В
самом деле, это учение будет отрицать разве только человек,
совершенно чуждый всякого образования. Если они скажут -
как это и следует (сказать), - что всякое тело образуется по
некоторой определенной форме, то мы спросим их, могут ли они
указать и описать нам форму духовного тела, а 'этого они,
конечно, не будут в состоянии сделать никоим образом. Спросим
их также и о различиях тех людей, которые воскресают. Как
покажут они истинность слов апостола, что « иная плоть у
скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела
земные: но иная слава небесных, иная земных; иная слава
солнцу, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды
разнится в славе. Так и при воскресении мертвых» (1 Кор.
15.39-42). Итак, соответственно этому сопоставлению небесных
тел с земными, пусть они покажут нам различия славы тех,
которые воскресают; и если они каким-либо образом постараются
придумать какое-нибудь основание для различия небесных тел,
то мы потребуем от них, чтобы они определили различия в
воскресении также и по сравнению с телами земными. Что
касается нас, то мы понимаем это так. Апостол, желая описать,
каково различие имеющих воскреснуть во славе, т.е. святых,
употребил сравнение с небесными телами и сказал: «иная слава
солнцу, иная слава луны, иная звезд»; желая же научить о
различиях тех, которые явятся к воскресению, не очистившись
в этой жизни, т.е. о различиях грешников, он берет в пример
земные тела и говорит: «иная у рыб, иная у птиц», - и
действительно со святыми достойным образом сравниваются
тела небесные, а с грешниками - тела земные. Вот что нужно


147
сказать против тех, которые отрицают воскресение мертвых,
т.е. воскресение тел.
3. Теперь мы обращаем речь к некоторым из наших, которые
или по скудости ума, или вследствие недостатка в толковании
Писания утверждают самое грубое и низменное понятие о
воскресении тела . Мы спрашиваем их, как понимают они то,
что тело должно быть изменено благодатью воскресения и будет
духовным, как понимают они, что тело, сеемое в немощи,
восстанет в силе, и каким образом сеемое в уничижении может
восстать в славе, и сеемое в тлении каким образом может
прейти в состояние нетления? Конечно, если они верят апостолу,
что тело, воскресши в славе, силе и нетлении, делается
духовным, то, кажется, уже нелепо и противно мысли апостола
говорить, что это тело снова будет подвержено страстям плоти
и крови, так как апостол ясно говорит, что «плоть и кровь не
могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует
нетления» (1 Кор. 15.50). Как понимают они также слова
апостола: «Все изменимся»? (1 Кор. 15.51). Нужно ожидать, что
это изменение во всяком случае (произойдет) соответственно
такому порядку, какой указали мы выше: без сомнения, в этом
изменении нам следует надеяться на нечто достойное
божественной благодати; оно произойдет, веруем мы, в таком
же порядке, в каком, по описанию апостола, «голое зерно, какое
случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело,
как хочет» (1 Кор. 15.37-38), лишь только это пшеничное зерно
умрет. Таким же образом, нужно думать, и наши тела, как зерно,
падают в землю. Но в них вложена сила, та сила, которая
содержит телесную субстанцию; эта именно сила, которая
всегда сохраняется в телесной субстанции, по слову Божьему,
воздвигнет из земли, обновит и восстановит тела, хотя они
умерли, разрушились и распались, восстановит подобно тому,
как сила, присущая пшеничному зерну, после разложения и
смерти его, обновляет и восстанавливает зерно в теле стебля
и колоса, и, таким образом, тем, кто заслужит получить
наследие Царства Небесного, эта сила, обновляющая тело, о
какой мы сказали выше, из земного и душевного тела, по
повелению Божьему, восстановит тело духовное, способное
обитать на небесах; тем же, кто заслужит преисподнюю, или
отвержения, или даже бездну и мрак, будет дана слава и
достоинство тела в соответствии с достоинством жизни и души
каждого, причем даже утех, которые должны быть осуждены на
вечный огонь или мучения, воскресшее тело, вследствие самой
148
перемены через воскресение, станет нетленным, так что не
будет разрушаться и распадаться даже от мучений. Но если
таково свойство того тела, которое воскреснет из мертвых, то
посмотрим теперь, что означает угроза вечным огнем.
4. У пророка Исайи мы находим указание, что у каждого есть
собственный огонь, которым он наказывается. Пророк говорит:
«все вы, которые возжигаете огонь, идите в пламень огня
вашего» (Исайи 50.11). Этими словами указывается, по-
видимому, то, что каждый грешник сам для себя зажигает пламя
собственного огня, но не погружается в какой-то огонь,
зажженный уже раньше (кем-то) другим или прежде него
существовавший. Материей и пищей для этого огня служат
наши грехи, которые апостол Павел называет деревом, травою
и соломою (1 Кор. 3.12). Известно, что излишество пищи и
неблагоприятное количество и качество ее производят лихорадки,
и притом -лихорадки различного рода или продолжительности,
смотря по тому, в какой мере допущенное невоздержание
подготовило материал и жар для лихорадки; это количество
материи, собравшееся вследствие различной неумеренности, и
служит причиной или более тяжкой или более слабой болезни.
Так, я думаю, и душа собирает в себе множество злых дел и
обилие грехов; в надлежащее же время все это собрание зла
воспламеняется для наказания и возгорается для мук. Тогда
самый ум или совесть божественною силою будет воспроизводить
в памяти все, некоторые знаки или формы чего ум отпечатлел
в себе при совершении грехов, (будет воспроизводить) все, что
сделал гнусного и постыдного или что совершил нечестивого,
и, таким образом, будет видеть перед своими глазами некоторую
историю своих преступлений. Тогда сама совесть будет
преследовать и бить себя своими собственными рожнами и сама
сделается своею обвинительницей и свидетельницей. По моему
мнению, так понимал это и апостол Павел; он говорит: «Дело
закона написано у них в сердцах, о чем свидетельствует совесть
их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна
другую, - в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет
судить тайные дела человеков чрез Иисуса Христа» (Римл.
2.15-16). Из этих слов понятно, что орудия мучения образуются
вокруг самой субстанции души, (именно) из гибельных греховных
настроений.
Для сравнения письмо Иеронима к Авиту: «Огни геенские
и муки, которыми Писание угрожает грешникам, Ориген полагает
не в наказаниях, а в совести грешников. Силою и могуществом

149
Бога пред нашими глазами появляется полное воспоминание о
грехах, и как бы из некоторых семян, посеянных в душе,
восходит целая жатва пороков, и пред нашим взором рисуется
полная картина всего того, что мы сделали в жизни постыдного
или нечестивого, и ум, созерцая прежние похоти, казнится
горением совести и пронзается стрелами раскаяния».
5. Но чтобы понимание этого предмета не казалось тебе
довольно трудным, можно усмотреть его (понимание) из тех
расстройств (болезней) под влиянием страстей, которые
обыкновенно случаются с душами, а именно, когда душа или
сожигается пламенем любви или ревности, или когда иссушается
огнем зависти, или возбуждается гневом, или снедается
величайшим безумием или печалью. Известно, что некоторые
люди, чувствуя невыносимость этих чрезмерных страданий,
нашли более сносным подвергнуться смерти, чем терпеть муки
такого рода. Итак, рассмотри: для этих людей, которые
подвержены этим страданиям от пороков, о каких мы сказали
выше, и которые, находясь еще в этой жизни, не могли
приобрести себе никакого исправления, но так и отошли из
этого мира, - достаточно ли для них, в качестве наказания, того,
что они мучатся этими самыми наслоениями, остающимися в
них, т.е. настроениями гнева, или ярости, или безумия, или
печали, смертоносный яд которых не был ослаблен в этой жизни
никаким лекарством исправления? Или, может быть, эти
настроения их изменятся, и они будут мучиться рожнами
общего наказания? Но можно, думаю, представить и другой вид

<< Предыдущая

стр. 24
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>