<< Предыдущая

стр. 26
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

истины и знания, в будущей жизни должна быть придана
красота законченного изображения.
5. По моему мнению, на такое именно желание свое
указывал тот, кто говорил: «Имею желание разрешиться и быть
со Христом, потому что это несравненно лучше» (Филип. 1.23).
Он знал, что, возвратившись ко Христу, он ясно узнает смысл
всего, что делается на земле, узнает о человеке, и о душе
человека, и об уме; узнает, что такое дух, действующий в
каждом из них, а также, что такое жизненный дух и что такое
благодать Святого Духа, даваемая верным. Потом он узнает, что

156
такое Израиль, каково различие народов, что означают двенадцать
колен израильских и что означает каждый отдельный народ в
разных своих коленах. Потом он поймет еще значение жертв и
левитов и смысл различных священных установлений, равным
образом узнает, чей образ был в Моисее и каково истинное
значение пред Богом юбилеев и субботних годов, а также увидит
значение торжественных и праздничных дней и усмотрит
причины всех жертв и очищений; он также узнает, каково
значение очищения от проказы, и каковы разные виды проказы,
и что означает очищение страдающих истечением семени. Он
узнает также, что такое добрые силы, сколько их и каковы они,
а равным образом, каковы силы противные и какова у тех -
любовь к людям, а у этих - упорная зависть. Он узнает, какова
сущность душ, каково различие животных - и живущих в водах,
и птиц, и зверей - и что означает разделение каждого рода на
столь многие виды, узнает, какое намерение было при этом у
Творца и какая мысль Его Премудрости скрывается во всем
этом. Он узнает еще и то, почему некоторыми корнями или
травами привлекаются некоторые силы, другими же корнями
или травами, напротив, прогоняются; он узнает также, какова
природа падших ангелов и какова причина того, что они могут
прельщать и вводить в заблуждение и соблазн тех, кто не
боролся против них с полною верою Он изучит также суд
Божественного промысла о каждом отдельном существе; именно
он поймет, что происходящее с людьми происходит не случайно
или нечаянно, но по некоторой причине, столь основательной
и возвышенной, что даже число волос не только святых, но,
может быть, и всех людей зависит от нее, - и этот промысел
простирается даже на воробьев, которые продаются по динарию
за пару и которых можно понимать как угодно - или духовно, или
буквально. Вообще, теперь мы еще только ищем, тогда же ясно
увидим. На основании всего этого должно думать, что между
прочим пройдет немало времени до тех пор, пока достойным и
заслужившим не будет показано после отшествия их из жизни
значение даже только земных вещей, чтобы они могли насладиться
неизреченной радостью, через познание всего этого и под
влиянием благодати полного знания. Далее он узнает,
действительно ли тот воздух, который находится между небом
и землей, не без живых существ и притом разумных существ,
как и апостол сказал: «В которых вы некогда жили, по обычаю
мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа,
действующего ныне в сынах противления» (Ефес. 2.2); и еще

157
говорит: мы «восхищены будем на облаках в сретение Господу
на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фессал. 4.17).
6. Итак, нужно думать, что святые останутся там до тех пор,
пока не усвоят себе двоякого познания о способе управления
тем, что делается в воздухе. Я сказал: двоякое познание; это
означает следующее. Пока мы находились на земле, мы видели,
например, животных или деревья и наблюдали различия их, а
также весьма большое различие между людьми; однако, видя это
(различие), мы не понимали основания всего этого; видимое
нами разнообразие побуждало нас только "исследовать и
доискиваться, почему все это сотворено различным или различно
управляется. Но раз на земле зародилась в нас ревность и
любовь к познанию такого рода, после смерти нам будет дано
уже самое познание и понимание этого разнообразия, если
только (вообще) из желания может происходить (самое) дело.
Итак, когда мы вполне постигнем основание этого (разнообразия),
тогда мы и будем иметь двоякое познание о том, что мы видим
на земле. О воздушном месте должно сказать еще и следующее.
Я думаю, что святые, вышедши из этой жизни, будут пребывать
в некотором месте, находящемся на земле, том месте, которое
божественное Писание называет раем; это место будет как бы
некоторым местом учения, так сказать, аудиторией, или школой
душ, где души будут научаться о всем том, что они видели на
земле, а также будут получать некоторые указания о последующем
и будущем, подобно тому, как, находясь в этой жизни, они
воспринимали отчасти некоторые откровения о будущем, хотя
как бы через зеркало и в форме загадок, - о том будущем, которое
с полною ясностью открывается в своем месте и в свое время.
Кто чист сердцем и непорочен умом и имеет более или менее
развитой ум, тот, сравнительно быстро подвигаясь вперед,
скоро дойдет до воздушного места и, так сказать, через обители
различных мест достигнет Царства Небесного. Что касается
обителей, то греки, как известно, назвали их сферами, т.е.
шарами, а божественное Писание называет их небесами. В
каждом из этих небес святой, во-первых, увидит то, что
делается там, и во-вторых, еще узнает основание, почему это
так делается. И, таким образом, он по порядку будет проходить
небеса, следуя за прошедшим небеса Иисусом, Сыном Божьим,
Который говорит: «Хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною»
(Иоанн 17.24). Он указывает и на эти различия мест, когда
говорит: «В доме Отца Моего обителей много» (Иоанн 14.2).
Сам же Он находится везде и проникает все; и мы уже не

158
должны представлять Его в том уничижении, какое Он принял
вместе с нами ради нас, т.е. в той ограниченности, которую Он
имел в нашем теле на земле, находясь среди людей, не должны
думать, будто Он заключен в каком-нибудь одном месте.
7. Итак, когда святые достигнут, например, небесных мест,
тогда они уразумеют сущность каждого светила и узнают,
одушевленны ли они и что они такое. Там они поймут также и
другие основания дел Божьих, которые откроет им Сам Бог. Как
бы детям, Он будет показывать (им) причины вещей и силу
Своего творения; и Он научит их, почему такая-то звезда
поставлена в таком-то месте неба, и почему она отделяется от
другой звезды известным пространством, и что было бы, если
бы, например, она была ближе к этой другой звезде, и что
случилось бы, если бы она находилась дальше от нее; или
почему вселенная не осталась бы такою же, но все получило бы
несколько иную форму, если бы одна звезда была болыце
другой. Прошедши, таким образом, все, что касается познания
светил и их обращений, совершающихся на небе, святые
перейдут к тому, чего мы не видим, или к тому, что теперь
известно нам только по имени, и к невидимому. Апостол Павел
учит, что существа этого рода многочисленны (Ефес. 1.20-21);
но-каковы они и какое имеют различие, об этом мы не можем
составить никакого, сколько-нибудь разумного, предположения.
Таким образом, разумное существо будет постепенно возрастать
- не так, как оно возрастало в этой жизни, во плоти, или в теле,
и в душе, но так, что совершенный ум, с обогащенною мыслью
и чувством, будет приближаться к совершенному знанию; при
этом ум уже не будет испытывать препятствий со стороны этих
телесных чувств, но, обогащенный умственными приращениями,
всегда будет созерцать причины вещей с полною ясностью и, так
сказать, лицом к лицу.
(Из письма Иеронима к Авиту: «И когда мы усовершен­
ствуемся настолько, что уже не будем плотью или телами,
может быть, не будем даже и душами, но станем умом и
чувством, постоянно идущим к совершенству и не омрачаемым
никаким облаком треволнений, тогда мы будем созерцать
разумные и духовные субстанции лицом к лицу»).
Тогда он будет обладать, во-первых, тем совершенством,
благодаря которому он достиг этого состояния, и во-вторых,
тем, в котором пребывает, пищею же, которою он будет
питаться, ему будут служить созерцание и познание вещей и
уразумение их причин. Известно, что в этой жизни наши тела

159
сначала возрастают телесно в то самое, что мы представляем
собою впоследствии; причем в первом возрасте достаточное
количество пищи доставляет нам приращение; а после того, как
высота роста достигнет своей меры, мы употребляем пищу уже
не для того, чтобы расти, но чтобы жить и сохранять жизнь
посредством питания. Точно так же, по моему мнению, и ум,
даже достигши совершенства, все-таки питается и пользуется
свойственною (ему) и соответствующею пищею без всякого
недостатка или излишества. Но, во всяком случае, эта пища,
нужно думать, есть не что иное, как созерцание и познание Бога,
и она имеет меры, свойственные ей и соответствующие созданной
и сотворенной природе; и каждому, кто начинает видеть Бога
,т.е. познавать (Его) чистым сердцем, следует наблюдать эти
меры.




160
КНИГА ТРЕТЬЯ


ПРЕДИСЛОВИЕ РУФИНА

Читатель! Помяни меня в святых своих молитвах, дабы и мы
удостоились сделаться ревнителями Духа. Две предшествующие
книги я перевел во дни четыредесятницы, так как ты не только
настаивал, но даже принуждал меня к этому. Но в те дни и ты,
благочестивый брат Макарий, жил близко ко мне и имел больше
досуга, и я работал больше. Эти же две последние книги мы
переводили медленнее потому, что ты, находясь в отдаленной
окраине города, реже побуждал нас. В первом предисловии,
если ты помнишь, я предупредил, что некоторые будут негодовать,
если не будут слышать с нашей стороны порицаний Оригену.
Думаю, ты скоро убедился, что это так и случилось. Если же
таким образом демоны, возбуждающие языки человеческие к
злословию, столь сильно воспламенились от того произведения,
в котором (Ориген) еще не вполне обнажил их тайны, то что,
по твоему мнению, произойдет от этого сочинения, в котором
он откроет все темные и скрытые пути их, какими они
вкрадываются в человеческие сердца и совращают нетвердые и
слабые души? Ты скоро увидишь, что все приходят в смятение,
поднимаются распри, по всему городу раздаются крики,
призывается осуждение на того, кто светом евангельского
светильника старался разогнать дьявольский мрак неведения.
Впрочем, кто желает упражняться в божественной науке и
следовать здравому правилу католической веры, тот мало
внимания обратит на это. При этом считаю необходимым
предупредить, что как мы сделали в предыдущих книгах, так
наблюдали и в этих - не переводить того, что оказывалось
противоречащим другим его мнениям и нашей вере; такие
места, как вставленные другими и испорченные, я пропускал.
Если же Ориген сказал что-нибудь, по-видимому, новое о
разумных тварях ради познания и упражнения, так как не в этом
(учении) заключается сущность веры, то такие места я не

161
6-2959
пропускал ни в этих, ни в предыдущих книгах, ввиду того, что
против некоторых ересей нам необходимо отвечать, может
быть, именно таким порядком; толькоесли он хотел повторить
где-нибудь в последних книгах то, что было сказано в первых,
и еще кое-что, ради краткости я счел удобным выбросить из этих
книг. Впрочем, если кто будет читать эту книгу ради преуспеяния,
а не для порицания, то лучше сделает, если обратится за
объяснениями к более опытным людям. Ведь это нелепо, что
даже вымышленные стихотворения поэтов и смешные басни
комедий изъясняются грамматиками, между тем иной человек
считает себя способным уяснить себе без помощи учителя и
толкователя учение о Боге, или о небесных силах, или о всей
вселенной, словом, все то, что обличает всякое лукавое
заблуждение как языческих философов, так и еретиков. Так
именно и бывает, что трудные и темные вещи люди скорее
желают осудить, по безрассудству и невежеству, чем прилежно
и тщательно изучить.


Глава п е р в а я

О СВОБОДЕ В О Л И .
РАЗРЕШЕНИЕ И ОБЪЯСНЕНИЕ
И З Р Е Ч Е Н И Й ПИСАНИЯ,
П О - В И Д И М О М У , ОТВЕРГАЮЩИХ Е Е

1. (Ф - перевод с греческого текста «Филокалий» для всей
главы). В церковной проповеди содержится учение о праведном
суде Божьем; это учение призывает слушателей, убежденных в
его истинности, к доброй жизни и всевозможному уклонению
от греха, конечно, предполагая с их стороны убеждение, что
достойное похвалы и порицания находится в их власти. Поэтому
мы должны особо изложить краткое учение также и о свободе
воли, так как это вопрос в высшей степени необходимый. Но
чтобы знать, что такое свобода воли, нам нужно раскрыть
понятие о ней; тогда после точного уяснения этого понятия
определится и предмет исследования.
(Р - перевод с латинского текста Руфина). Вот что, по
нашему верованию, должно думать о божественных обетованиях,
когда мы устремляем свою мысль к созерцанию того вечного и
бесконечного века и созерцаем неизреченное веселье и
блаженство его. Но в церковной проповеди находится также
162 6-2
учение о будущем праведном суде Божьем; вера же в суд
призывает и убеждает людей к доброй и прекрасной жизни и ко
всяческому избежанию греха, а этим, без сомнения, указывается,
что похвальная или преступная жизнь находится в нашей
власти. По этой причине я считаю необходимым изложить
краткое учение также и о свободе нашей воли, чтобы многие уже
не обсуждали этот вопрос недостойным образом. Но чтобы
легче узнать, что такое свобода воли, мы исследуем, что такое
сама воля по своей природе.
2. (Ф) Из движущихся предметов некоторые имеют причину
движения в себе самих, другие же получают движение только
извне. Только извне получают движение предметы неживые,
каковы бревна, и камни, и вся материя, обладающая только
связью своих частей. (Теперь мы должны оставить в стороне
рассуждение о том мнении, по которому течение тел есть
движение, потому что это рассуждение не относится к делу). В
себе сами имеют причину движения животные и растения, и
вообще все, что имеет природу и душу; сюда, говорят, относятся
и металлы. Кроме того, самоподвижен и огонь, а может быть,
и источники. Из предметов, имеющих причину движения в себе
самих, одни, говорят, движутся из себя самих, другие же от себя
самих. Из себя движутся неодушевленные предметы, от себя же
- одушевленные. Одушевленные предметы двигаются от себя,
потому что им присуще воображение, вызывающее стремление.
И опять, некоторым животным присущи представления,

<< Предыдущая

стр. 26
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>