<< Предыдущая

стр. 34
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

22. (Ф) Но апостол в одном месте не приписывает Богу того,
что сосуд делается почетным или низким, а все относит к нам,
говоря: «кто очистит себя, тот будет сосудом в чести, освященным
и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело»
(2 Тимоф. 2.21), вдругом же месте он не приписывает этого нам,
но, по-видимому, все относит к Богу, говоря: «Не властен ли
горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один
сосуд для почетного употребления, а другой для низкого»
(Римл. 9.21). И так как в словах его нет противоречия, то нужно
соединить то и другое изречение и из обоих вывести одну
совершенную мысль. Ни наша свобода без знания Божья, ни
(одно) знание Божье, без всякого с нашей стороны содействия
добру, не вынуждает нас к совершенствованию, потому что ни
свобода без знания Божья и без достойного употребления этой
свободы не делает никого сосудом почетным или низким, ни
золя Божья не назначает кого-нибудь к чести или бесчестью,
если для (такого) различения не имеет никакого основания в
нашей воле, наклонной ко злу или к добру. Для нас достаточно
этих доказательств относительно свободы воли.
(Р) Но изречение апостола о сосудах почетных и низких,
именно: «кто очистит себя, тот будет сосудом в чести, освященным
и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело», по-
зидимому, ничего не полагает в Боге, но все - в нас; в словах
же: «Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же
:меси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой
лля низкого» - апостол, по-видимому, все относит к Богу. Однако

206
не должно думать, что эти изречения противоречат одно
другому, но обе мысли следует свести к одной и из двух
пониманий нужно сделать одно. Именно, с одной стороны, мы
не должны думать, что находящееся в нашей воле может
совершаться без помощи Божьей; с другой стороны, мы не
должны думать, что находящееся в руке Божьей может
совершаться без нашей деятельности, усердия и расположения.
Желать и делать что-нибудь - в нашей воле; но мы должны
помнить, что самая возможность хотения или действия дана нам
Богом, сообразно с тем различением, о каком сказали мы выше.
Или, опять, Бог делает одни сосуды для почетного, другие - для
низкого употребления; но причинами почетного или низкого
назначения (сосудов), как бы некоторым материалом для Него,
нужно думать, служат наши желания, намерения и заслуги, на
основании которых Он и делает сосуд каждого из нас или
почетным, или низким. Таким образом, самая склонность души
или направление ума само по себе указывает Ему, от Которого
не скрыто сердце и помышление духа, почетным или низким
нужно сделать сосуд этой души. Но для нас достаточно этих
посильных рассуждений о свободе воли.


Глава вторая

О П Р О Т И В Н Ы Х СИЛАХ

1. Теперь нужно рассмотреть на основании Писания, как
противные силы или сам дьявол ведут борьбу с родом
человеческим, призывая и поощряя (людей) ко греху. И, прежде
всего, в Бытии, как известно, описывается, что змей соблазнил
Еву. В «Вознесении Моисея» - об этой книге упоминает апостол
Иуда в своем послании - архангел Михаил, споря с дьяволом о
теле Моисея, говорит, что змей, получивши внушение от
дьявола, сделался причиной падения Адама и Евы. Некоторые
задаются вопросом также и о том, кто есть тот ангел, который
говорил с неба Аврааму: «ибо теперь Я знаю, что боишься ты
Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, ради
Меня» (Быт. 22.12). По ясному описанию (в приведенном
месте) тот, кто говорил о себе, что он знает о том, что Авраам
боится Бога и не пощадил своего возлюбленного сына, как
говорит Писание, был ангел; но этот ангел не сказал, что Авраам
не пощадил своего сына ради Бога, но - «ради Меня», т.е. ради

207
Того, Кто говорил это. Нужно исследовать также и то, о ком
говорится в Исходе (гл. 2), что он хотел убить Моисея за то, что
этот последний пошел в Египет. И затем, кто естьтак называемый
ангел-истребитель, а также тот, который в книге Левит назван
Апопомпеем, т.е. пересылающим? О нем Писание говорит:
«один жребий Господу, и один жребий Апопомпею, т.е.
пересылающему» (Лев. 16.8. стар.ред.). В первой книге Царств
рассказывается, что злой дух давил Саула (1 Цар. 18.10). В
третьей же книге (Царств) пророк Михей говорит: «Я видел
Господа, сидящего на престоле Своем, и все воинство небесное
стояло при Нем, по правую и по левую руку Его. И сказал
Господь: кто склонил бы Ахава, чтоб он пошел и пал в Рамофе
Галаадском? И один говорил так, а другой иначе. И выступил
один дух, стал пред лицом Его и сказал: я склоню его. И сказал
ему Господь: чем? Он сказал: я выйду и сделаюсь духом лживым
в устах всех пророков его. Господь сказал: ты склонишь его и
выполнишь это; пойди и сделай так. И вот, теперь попустил
Господь духа лживого в уста всех сих пророков твоих; но
Господь изрек о тебе недоброе» (3 Цар. 22.19-23). Эти слова
ясно показывают, что некоторый дух по своей воле и
расположению избрал соблазнить и произвести обман, Господь
же воспользовался этим духом для убиения Ахава, который был
достоин потерпеть это. В первой книге Паралипоменон также
говорится: «Восстал дьявол сатана на Израиля, и возбудил
Давида сделать счисление израильтян» (1 Парал. 21.1). В
Псалмах же говорится, что злой ангел сокрушает некоторых
людей. В Екклезиасте Соломон говорит. «Если гнев начальника
вспыхнет на тебя, то не оставляй места твоего; потому что
кротость покрывает и большие проступки» (Еккл. 10.4). В книге
же Захарии читаем, что дьявол стоял по правую руку Иисуса и
противодействовал ему (Захар. 3.1). Исайя говорит, что меч
Господа восстает на дракона, змея лукавого (Исайи 27.1) Что
сказать об Иезекииле, который во втором видении на князя
Тирского весьма ясно пророчествует о противной силе, а также
говорит, что дракон обитает в водах египетских? А вся книга,
написанная об Иове, о чем ином повествует, как не о дьяволе,
который просил дать ему власть над всем, что имел Иов, и над
сынами его, потом и над телом его? Но дьявол побеждается
терпением Иова. В этой книге Господь много сообщил нам в
Своих ответах о враждебной нам силе этого дракона. Вот места
из Писаний Ветхого Завета, сколько можно было вспомнить их
в настоящее время, те места, где упоминаются противные силы


208
или говорится, что они враждуют с человеческим родом, хотя
впоследствии должны подвергнуться наказанию. Рассмотрим
такие же места и в Нрвом Завете. Здесь рассказывается, что
сатана приступил к Спасителю, искушая Его (Матф. 4); злые же
духи и демоны, владевшие некоторыми людьми, были изгоняемы
Спасителем из тел страдальцев, которые, как говорит Евангелие,
были освобождены Им. Иуде сначала дьявол вложил в сердце
его мысль о предании Христа, а потом он принял в себя даже
целого сатану: ибо написано, что после куска в него вошел
сатана (Иоанн 13.2,27). Апостол Павел учит нас, что не должно
давать места дьяволу, но «облекитесь, говорит, во всеоружие
Божье, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских»
(Ефес. 6.11); при этом он указывает, что «брань» святых «не
против крови и плоти, но против начальств, против властей,
против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы
поднебесных» (Ефес. 6.12). Он говорит еще, что Спаситель был
распят властями мира сего преходящими, мудрости которых он,
Павел, по его словам, не проповедует (Кор. 2.6.8). Всеми этими
изречениями божественное Писание учит нас, что существуют
некоторые невидимые враги, которые борются против нас и
предписывают нам вооружиться против них. Поэтому некоторые
простецы из верующих в Господа Христа думают, что все грехи,
какие совершают люди, происходят от этих противных сил,
которые возбуждают ум согрешающих, потому что в этой
невидимой борьбе противные силы оказываются выше; а если
бы, например, не было дьявола, то ни один человек вовсе не
согрешил бы.
2. Но мы смотрим на дело яснее и не думаем так, принимая
во внимание то, что, очевидно, происходит из телесной
потребности. В самом деле, разве можно думать, что дьявол
служит для нас причиной голода или жажды? Никто, полагаю,
не осмелится утверждать это. Если же дьявол не служит для нас
причиной голода и жажды, то не то же ли бывает и в том случае,
когда человек достигнет возмужалости и у него появятся
возбуждения естественного жара? Отсюда, без сомнения,
следует, что дьявол не служит причиной того влечения, какое
естественным образом появляется в совершенном возрасте, т.е.
желания совокупления, точно так же, как он не служит
причиной голода и жажды. Несомненно, что причина этого
влечения, по крайней мере, не всегда зависит от дьявола; в
противном случае нужно было бы думать, что если бы не было
дьявола, то тела не имели бы желания этого соединения. Теперь

209
рассмотрим, действительно ли, как мы указали выше, люди
желают пищи не по действию дьявола, но по некоторому
естественному побуждению? И если бы дьявола не было, то
неужели люди путем опыта приобрели бы такую выдержку в
принятии пищи, что никогда не преступали бы меру, т.е.
принимали бы пищу не иначе, как только согласно потребности
и не в большем количестве, чем позволяет разум, неужели тогда
людям никогда не случалось бы погрешать против соблюдения
меры и умеренности в пище? Я не думаю, чтобы люди могли так
соблюдать эту умеренность, даже если бы не было никакого
возбуждения со стороны дьявола, не думаю, чтобы в принятии
пищи никто не нарушал умеренности и дисциплины, не
научившись этому предварительно путем долгого упражнения
и опыта. Итак, что же? В пище и питье нам возможно погрешать
даже без побуждений со стороны дьявола именно. А если мы
оказываемся не совсем воздержанными и рачительными, неужели
же в желании совокупления или в управлении естественными
потребностями мы не испытываем ничего подобного? Я, со
своей стороны, думаю, что то же самое рассуждение можно
применить и к прочим естественным движениям, каковы
движения похоти или гнева, или печали, и вообще ко всему, что
нарушает естественную меру недостатком умеренности. Таким
образом, теперь ясно следующее соображение. Как в добрых
делах одна человеческая воля сама по себе недостаточна для
совершения добра, потому что ко всякому совершенству она
возводится божественною помощью, так и в противоположных
делах - некоторые семена грехов мы получаем от тех вещей,
которые имеются у нас в естественном употреблении. Но как
только мы позволим себе больше, чем нужно, и не воспротивимся
первым движениям неумеренности, вражья сила, пользуясь
этой первой погрешностью, поощряет и возбуждает нас всеми
средствами, стараясь шире распространить грехи. Значит, мы,
люди, даем поводы и начала грехов, враждебные же силы
распространяют грех шире и дальше, если можно, то - до
беспредельности. Так совершается, например, падение в
сребролюбие. Сначала люди желают немного денег, а потом, с
возрастанием порока, развивается и страсть. После этого, когда
вследствие страсти появилась уже умственная слепота, при
возбуждении и поощрении со стороны враждебных сил, человек
уже не только желает денег, но похищает их и добывает
насилием или даже пролитием человеческой крови. Что эти
крайности пороков происходят от демонов, это, для более


210
твердой уверенности, можно легко усмотреть еще из того, что
терзаемые безмерною любовью, или необузданным гневом, или
излишнею печалью - страдают нисколько не меньше тех, кого
демоны мучают телесно. В некоторых историях рассказывается,
что некоторые люди впали в безумие от любви, другие - от
гневливости, некоторые от печали или от излишней радости. Я
думаю, это происходит оттого, что противные силы, т.е. демоны,
получив себе место в умах этих людей, которое открывается
(им) неумеренностью, совершенно овладевают умом их, в
особенности когда никакая слава за добродетель не побуждает
этих людей к противодействию.
3. Что существуют некоторые грехи, которые не происходят
от противных сил, но получают начало в естественных влечениях
тела, это весьма ясно высказывает апостол Павел, когда
говорит: «плоть желает противного духу, а дух - противного
плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что
хотели бы» (Галат. 5.17). Так как плоть желает противного духу,
а дух противного плоти, то у нас иногда и бывает борьба против
плоти и крови, именно потому, что мы - люди и ходим по плоти,
и еще потому, что иногда искушаться мы можем не иначе, как
только человеческими искушениями, как говорится о нас: «вас
постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог,
Который не попустит вам быть искушаемыми сверх меры»
(1 Кор. 10.13).Известно.что начальники состязанийне позволяют
выходящим на состязание вступать в борьбу друг с другом как
попало и случайно, но соединяют одного с другим, смотря по
телесному сложению или по возрасту, на основании тщательного
исследования и самого справедливого сравнения, например,
(соединяют) мальчиков с мальчиками, мужчин с мужчинами, -
словом, тех, которые близко сходятся друг с другом по возрасту
или по силе. Точно так же должно думать и о Божественном
промысле. Всеми, вышедшими на эту арену человеческой
жизни, промысел управляет справедливейшим образом,
сообразуясь с силой каждого, которую знает один только Тот,
Кто видит сердца человеческие. Промысел определяет, чтобы
один сражался против такой плоти, другой - против другой, один
- в течение такого-то времени, другой - в течение другого срока,
и чтобы одного плоть побуждала к этому или к тому, а другого
• к другому; затем, промысел определяет, чтобы один боролся
против той или иной враждебной силы, другой - против двух или
трех (сил) вместе или (поочередно) то против одной, то против
другой (силы из этих двух или трех), и в известное время -

211
против такой силы, а в другое время - против другой; промысел
также определяет, после каких поступков каждый должен
бороться против одних сил, после каких - против других сил.
Смотри, не на это ли указывают слова апостола: «верен Бог,
Который не попустит вам быть искушаемыми сверх меры», т.е.
потому (не оставит), что каждый человек искушается сообразно
с количеством своей силы или с возможностью. Но хотя мы
сказали, что по справедливому суду Божьему каждый искушается
сообразно с количеством своей силы, однако нельзя на этом
основании думать, что искушаемый во всяком случае должен
победить: ведь и сражающийся на арене не всегда может
победить, хотя, по справедливому распоряжению, для него
выбирается равный противник. Однако если не будет равна сила
борцов, то несправедлива будет награда победителю,
несправедливо падет и обвинение на побежденного; поэтому
Бог попускает нам быть искушаемыми, но не сверх наших сил,
ибо мы искушаемся сообразно с нашими силами. Равным
образом не написано, что в искушении Бог «даст и облегчение
перенести», но «облегчение, так чтобы вы могли перенести»
(1 Кор. 10.13). Но ленивое или доброе выполнение этой данной

<< Предыдущая

стр. 34
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>