<< Предыдущая

стр. 40
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

прах ты, - говорит, - и в прах возвратишься» (Быт. 3.19), опять
восстанет из земли и уже посЛе этого достигнет славы тела
духовного, сообразно с достоинством души, какая будет обитать
в нем.
6. В это состояние вся эта наша телесная субстанция будет
приведена, нужно думать, тогда, когда все будет восстановлено
в первоначальное единство, и Бог будет все во всем. Но это
произойдет, нужно полагать, не внезапно, а мало-помалу и по
частям в течение бесконечных и неисчислимых веков. Очищение
и исправление будет совершаться постепенно и в отдельности
для каждого существа; при этом одни будут идти впереди и
будут стремиться к высшим степеням скорее, другие будут
следовать (за первыми) в ближайшем расстоянии, а иные далеко
позади, и, таким образом, через многие и бесчисленные ряды
преуспевающих и воссоединяющихся с Богом из состояния
вражды (к Нему), дойдет (очередь) до последнего врага,
именуемого смертью, и он также истребится, чтобы уже не быть
врагом. Когда же все разумные души будут восстановлены в
такое состояние, тогда и природа этого нашего тела будет
возведена в славу тела духовного. Мы видим, что разумные
твари, которые, вследствие своих грехов, жили в бесславии, не
иные существа, чем твари, за свои заслуги призванные к
блаженству; но те же самые существа, которые прежде были
грешными, впоследствии, обратившись и воссоединившись с
Богом, как мы видим, призываются к блаженству. Точно так же
нужно думать и о природе телесной. Тело, каким мы будем
пользоваться в нетлении, в силе и в славе будет не иное, чем
то, каким мы пользуемся теперь, в уничижении, в тлении и в
немощи; но то же самое тело, освободившись от немощей, в
каких оно существует теперь, изменится в состояние славы и
сделается духовным, и, таким образом, что было сосудом
бесславия, то, по очищении, станет сосудом чести и жилищем
блаженства. В таком состоянии, нужно веровать, тело останется
уже всегда неизменно, по воле Творца; достоверность этого
подтверждается изречением апостола: «храмину имеем
нерукотворную, вечную на небесах» (2 Кор. 5.1). Церковная
вера не признает, вслед за некоторыми греческими философами,
помимо этого тела, состоящего из четырех элементов, еще
иного, пятого тела, во всем иного и отличного от этого нашего
тела. Ведь на основании Священного Писания никто не может
243
составить даже какого-нибудь предположения об этом (пятом
теле); равным образом и самое исследование вещей не дозволяет
признать его, тем более, что апостол ясно определяет, что
воскресшим из мертвых не даются какие-нибудь новые тела, но
они получают те самые тела, какие они имели при жизни,
(только) преобразованные из худших в лучшие. Он говорит:
«сеется тело душевное, восстает тело духовное: сеется в
тлении, восстает в нетлении; сеется в немощи, восстает в силе;
сеется в уничижении, восстает в славе» (1 Кор. 15.44.42-43).
Известно, что у человека есть некоторое совершенствование:
сначала он бывает душевным человеком и не разумеет того, что
от духа Божьего, а потом, путем учения, доходит до того, что
делается духовным и судит обо всем, его же самого не судит
никто. Точно так же должно мыслить о состоянии тела. Теперь
тело служит душе и потому называется душевным. Но когда
душа, соединившись с Богом, сделается одним духом с Ним,
тогда это же самое тело будет служить духу и, благодаря
некоторому усовершенствованию, достигнет духовного состояния
и качества, тем более, что телесная природа, как мы часто
доказывали, сотворена Создателем такой, что легко принимает
то качество, какого пожелает Бог или потребуют обстоятельства.
7. Итак, все это учение содержит (в себе) то, что Бог
сотворил две общих природы: природу видимую, т.е. телесную,
и природу невидимую, которая бестелесна. Эти две природы
принимают различные изменения. Невидимая разумная природа
изменяется душою и расположением, так как она одарена
свободой своего произволения, и вследствие этого находится
иногда в добре, иногда - в противоположном. Телесная же
природа принимает существенное изменение. Поэтому художник
всего, Бог, пользуется услугами этой материи во всем, что хочет
Он предпринять, устроить или возобновить, причем Он изменяет
и преобразует телесную природу в какие Ему угодно формы или
виды, сообразно с достоинствами вещей. На это ясно указывает
пророк, говоря: «Бог, Который творит все и изменяет».
8. Нужно рассмотреть еще и следующее. Когда, в совершении
всего, Бог будет все во всем, то вся телесная природа не будет
ли существовать тогда в одном виде, и все качество тела не
будет ли ограничиваться одним и тем же качеством, какое будет
блистать в неизреченной славе, которая будет принадлежать
духовному телу? Если мы правильно понимаем, то это именно
пишет Моисей в начале своей книги, говоря: «в начале Бог
сотворил небо и землю» (Быт. 1.1). Таково начало всей твари,

244
и, конечно, к этому именно началу призывает (всю тварь) конец
и совершение всего, т.е. (в совершении всего) то небо и та земля
(снова) будут жилищем и покоем благочестивых, причем святые
и кроткие наследуют ту землю прежде (других), ибо так учат
закон, пророки и Евангелие. В этой земле, по моему мнению,
находятся истинные и живые формы того богопочтения, которое
Моисей сообщил под тенью закона. Об этих формах сказано, что
«служат образу и тени небесного» (Евр. 8.5), т.е. служат те,
которые служили в законе. И самому Моисею сказано: «Смотри,
сделай их по тому образу, который показан тебе на горе» (Исх.
25.40). Поэтому мне кажется, что как на этой земле закон был
некоторым детоводителем тех, кого он должен был привести к
Христу, научив и наставив их, чтобы после наставления закона
им легче можно было бы принять все совершеннейшие
установления Христовы, так и та иная земля, принимая всех
святых, сначала напояет инаучает их наставлениями в истинном
и вечном законе, дабы (впоследствии) они легче овладели теми
совершенными небесными установлениями, к которым уже
ничего нельзя прибавить. В этом именно и будет состоять так
называемое вечное Евангелие и завет, всегда новый и никогда
не ветшающий.
9. Итак, в совершении и восстановлении всего, нужно
думать, дело будет происходить таким образом. Мало-помалу
преуспевая и постепенно восходя, (святые) сначала достигнут
той (вышеупомянутой) земли и того научения, какое (дается)
на ней, чтобы здесь приготовиться к лучшим установлениям, к
которым уже ничего нельзя прибавить. При этом после
помощников и правителей царство примет сам Христос Господь,
царь всего, т.е. после научения (святых) святыми силами
Христос Сам будет наставлять тех, которые могут воспринять
Его, как Премудрость. Он будет царствовать над ними до тех
пор, пока не покорит их Отцу, покорившему Ему все, т.е. до того
времени, когда они сделаются способными принять Бога, и Бог
будет для них все во всем. Тогда-то, следовательно, и телесная
природа примет то высшее состояние, к которому уже ничего
нельзя прибавить. Доселе мы рассуждали о сущности телесной
природы или духовного тела. Мы предоставляем воле читателя
выбрать из того и другого, что он признает лучшим. Мы же на
этом закончим третью книгу.
(ИзписьмаИеронимакАвиту: «После длинного рассуждения,
в котором говорится, что вся телесная тварь изменится в
духовные и легкие тела, и все существующее обратится в одно

246
чистейшее тело, яснейшее всякого света и такое, какое только
может представить себе ум человеческий, он (Ориген) говорит:
«И будет Бог все во всем, так что вся телесная природа
обратится в ту субстанцию, которая лучше всего, т.е. в
божественную, лучше которой нет никакой субстанции»).




246
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ


О БОГОВДОХНОВЕННОСТИ СВЯЩЕННОГО
ПИСАНИЯ И О ТОМ, КАК ДОЛЖНО ЧИТАТЬ
И ПОНИМАТЬ ЕГО, КАКОВА ПРИЧИНА
НЕЯСНОСТИ, А ТАКЖЕ НЕВОЗМОЖНОГО ИЛИ
БЕССМЫСЛЕННОГО ПО БУКВЕ В НЕКОТОРЫХ
МЕСТАХ ПИСАНИЯ

(Заглавие по тексту «Филокалий». В переводе Руфина оно
сокращено: «О том, что Писания боговдохновенны»)

1. (Ф - Переводе греческого текста «Филокалий») Исследуя
столь великие вещи, мы не довольствуемся общими понятиями
и ясным представлением видимого, но, для ясного доказательства
своих слов, берем свидетельства из Писаний, признаваемых
нами божественными, (именно) из, так называемого, Ветхого и,
так называемого, Нового Завета, а (потом) стараемся подтвердить
свою веру разумом. Но о (самих) Писаниях, как божественных,
мы еще не рассуждали. Поэтому рассудим немного и кратко
также и об этом, представив основания, побуждающие нас
признавать Писание божественным. Но прежде, чем
воспользоваться изречениями из самих Писаний и из того
учения, какое открыто в них, (нам) нужно сказать о Моисее и
Иисусе Христе - о законодателе евреев и о водителе спасительных
христианских догматов. Хотя у эллинов и варваров было очень
много законодателей, а также учителей, которые провозглашали
учения, обещавшие истину, однако мы не знаем ни одного
законодателя, который мог бы внушить прочим народам ревность
к принятию его слов. И хотя обещавшиеся любомудрствовать
об истине приводили множество доказательств, по-видимому,
согласных с разумом, но ни один (из них) не мог внушить
признанную им истину различным народам или значительной
части одного народа. Хотя законодатели хотели бы подчинить,
если возможно, весь род человеческий законам, какие казались
247
им прекрасными, а учителя желали бы по всей вселенной
распространить свою воображаемую истину: но, будучи не в
силах склонить людей других языков и многих народов к
соблюдению этих законов и к принятию своих учений, они даже
и не приступали к выполнению этого (своего желания), потому
что благоразумно видели, что успех в этом деле для них не
возможен. Между тем вся Греция и все варварские страны
вселенной имеют бесчисленных ревнителей, которые оставили
отеческие законы и всеми признанных богов, и соблюдают
Моисеевы законы и учение слов Иисуса Христа, хотя последо­
вателей Моисеевых законов ненавидят почитатели кумиров
(идолопоклонники), а тех, которые приняли учение Иисуса
Христа, помимо ненависти, подвергаются еще опасности смерти.
(Р - Перевод с латинского перевода Руфина) Рассуждая о
подобных столь великих предметах, недостаточно предоставить
все дело человеческим мыслям и обычному пониманию и о
невидимом судить, так сказать, видимо (с точки зрения видимого):
для доказательства того, что мы говорим, нам должно еще
приводить свидетельства божественных Писаний. Но чтобы эти
свидетельства имели твердую и несомненную достоверность
как в том, что мы будем говорить, так и в том, что уже сказано,
необходимо, кажется, предварительно доказать, что самые
Писания - божественны, т.е. внушены Духом Божьим. Поэтому,
насколько возможно короче, мы докажем и это, представляя
подходящие основания из самих божественных Писаний, т.е. от
Моисея, первого законодателя народа еврейского, и из слов
Иисуса Христа, основателя и главы христианской религии и
учения. Хотя у греков и варваров было очень много законодателей,
а также бесчисленное множество учителей и философов,
уверявших, что они утверждают истину; но, как мы помним, ни
один законодатель не мог внушить какое-нибудь сочувствие и
ревность также и душам чужих народов, так чтобы они или
охотно приняли его законы, или даже соблюдали их со всем
душевным усердием. Таким образом, не только среди множества
иных, чужих народов, но даже и в одном народе никто не мог
внедрить и распространить признанную им (самим) истину так,
чтобы знание этой истины или доверие к ней сделалось
всеобщим. Точно так же нельзя сомневаться в том, что
законодатели желали, чтобы их законы соблюдались, если
возможно, всеми людьми, и учителя желали распространить
признанную ими истину между всеми людьми. Но зная, что они
вовсе не обладают такою великою силою, с помощью которой они


248
могли бы привлечь к принятию своих законов или положений
даже чужие народы, они совсем не дерзнули даже испытывать
или начать это, дабы безуспешное и невыполнимое начинание
в этом деле не создало им славы неразумных людей. Между тем,
во всей вселенной, во всей Греции и во всех чужих народах есть
бесчисленное множество людей, которые, оставивши
отечественные законы и прежних своих богов, предались
соблюдению Моисеева закона и сделались учениками и чтителями
Христа, - и это - не без огромной ненависти против них со
стороны идолопоклонников, так что многие из них подвергаются
мучениям, а иногда даже отводятся на смерть: но они любят с
полным одушевлением, хранят слово учения Христа.
2. (Ф) И если мы обратим внимание еще на то, как несмотря
на козни против исповедников христианства, несмотря на то,
что некоторые за исповедание христианства были умерщвлены,
другие же лишились имущества, в течение очень немногих лет
слово все-таки могло быть проповедано повсюду во вселенной,
даже при небольшом числе учителей, и к богопочтению,
установленному Иисусом, присоединились эллины и варвары,
мудрые и неразумные: то мы не усомнимся назвать это дело
превышающим человеческие силы, тем более, что Христос со
всею властью и убедительностью учил о непобедимости Своего
учения. Поэтому по справедливости нужно признать
пророчеством слова Его, например, о том, что «И поведут вас
к правителям и царям за Меня для свидетельства перед ними
и язычниками» (Матф. 10.18.), и «Многие скажут Мне в тот
день: «Господи, Господи», не от Твоего ли имени мы
пророчествовали и не Твоим ли Именем бесов изгоняли и не
Твоим ли именем многие, многие чудеса творили?» И скажу им:
«Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие»
(Матф. 7.22-23.). Может быть, (прежде) казалось, что Он
сказал это попусту, и эти слова - не истинны. Но когда слова,
сказанные с такою властью, исполнились, то (стало) очевидно,
что Бог, истинно вочеловечившийся, предал людям спасительные
догматы.
(Р) Следует обратить внимание также и на то, как в короткое
время возросла (распространилась) эта религия, как она
преуспевала, несмотря на наказания и умерщвление своих
последователей, несмотря на расхищение имуществ и
перенесение (христианами) всевозможных истязаний. И еще
более удивительно то, что сами учителя, как известно, не были
ни достаточно способны, ни достаточно многочисленны, между

249
тем, слово это проповедуется во всей вселенной, так что
христианскую религию принимают греки и варвары, мудрые и
неразумные. Отсюда несомненно, что не человеческими силами
или средствами производится то, что слово Иисуса Христа
внушает полное доверие и действует со властью на умы и души

<< Предыдущая

стр. 40
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>