<< Предыдущая

стр. 42
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

у людей путями доказательств, то было бы справедливо полагать
нашу веру в мудрости человеческой, а не в силе Божьей. Теперь
же для всякого, кто не закрывает глаз, видно, что слово и
проповедь действуют на множество людей не убедительными
словами мудрости, но явлением духа и силы. Посему, так как
небесная или даже вышенебесная сила побуждает нас чтить
Единого, сотворившего нас, постараемся оставить слово начала
Христова, т.е. наставление в первых основаниях, и перейти к
совершенству, дабы Премудрость, возвещаемая совершенным,
была проповедана и нам. Ибо приобретший премудрость (апостол)
обещает проповедовать ее между совершенными, - Премудрость,
отличную от мудрости века сего и от преходящей мудрости
князей века сего. Эта именно Премудрость ясно будет
представлена нам и откроет тайну, которая была сокрыта в
вечные времена, ныне же открылась через пророческие Писания
и благодаря явлению Господа и Спасителя нашего, Иисуса
Христа, Которому слава во все века. Аминь.
(Р) Но исчислить все пророчества, когда-либо предреченные
пророками, (и показать), как и когда они исполнились, дабы
посредством их убедить сомневающихся, это - дело довольно
трудное. Всякий, кто желает более тщательно узнать об этом,
может собрать из самих (священных) книг обильнейшие
доказательства истины. Если же людям, мало сведущим в
божественных науках, не сразу становится понятным смысл
буквы, по-видимому, превышающий силы человека, то нет
ничего удивительного в том, что божественное постигается
людьми с некоторою медленностью и скрывается от них тем
более, чем кто маловернее или недостойнее. Ведь известно, что
все, находящееся или совершающееся в этом мире, управляется
промыслом Божьим. Но некоторые явления довольно ясно
устраиваются управлением промысла; другие же явления

256 8*
развиваются так скрыто и так непонятно, что способ
божественного промышления остается в них совершенно
сокрытым, и некоторые люди иногда не верят, что какие-нибудь
явления имеют отношение к промыслу, потому что им не
известен способ, каким управляются дела божественного
промысла, с некоторым неизреченным искусством. Однако этот
способ неодинаково скрыт от всех (существ): даже и между
самими людьми один замечает его меньше, другой - больше, а
больше (других) познает его всякий человек, который живет на
земле как обитатель неба. При этом открывается, что (у Бога)
- иной способ управления телами, иной способ управления
деревьями, иной - животными, также иной способ управления
душами, скрытый (от человека); что же касается того, как
божественный промысел управляет различными движениями
умов, то, конечно, это больше скрыто от людей, но не в малой
степени, думаю я, скрыто и от ангелов. Но люди, уверенные в
бытии промысла, не отвергают божественного промысла на том
основании, что они не могут постигнуть человеческим умом дел
и распоряжений промысла. Точно так же нельзя отрицать и
боговдохновенности Священного Писания, проникающей тело
его на том основании, что слабость нашего понимания не в силах
отыскать тайные и скрытые мысли в каждом отдельном слове.
Между тем в презренных и некрасивых сосудах слов скрывается
сокровище божественной Премудрости, как показывает и апостол,
говоря: «Сокровище мы носим в глиняных сосудах», - дабы тем
более воссияло могущество силы Божьей, когда к истине
догматов не примешивается никакая прикраса человеческого
красноречия. Если бы наши книги были написаны с риторическим
искусством или с философским остроумием и именно этим
привлекали бы людей к вере, тогда, без сомнения, думали бы,
что наша вера состоит в словесном искусстве и в человеческой
мудрости, а не в силе Божьей. Теперь же всем известно, что
слово этой проповеди весьма многими людьми почти во всей
вселенной принято, так что всем стало понятно, что учение этой
веры заключается не в убедительных словах человеческой
мудрости, но в явлении духа и силы. Посему и мы, приведенные
небесною или даже более, чем небесною, силою к вере и
покорности, именно к тому, чтобы почитать своим Богом
единого творца всех, с особенным усердием постараемся оставить
учение о началах Христовых, т.е. о первых началах знания, и
перейти к совершенству, чтобы та Премудрость, какая передается
совершенством, была бы сообщена также и нам. Так именно


257
9-2959
обещает тот, кому была поручена проповедь этой Премудрости;
он говорит: «Мудрость же мы проповедуем среди совершенными,
но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих.»
Отсюда видно, что в отношении красоты слово, эта наша
Премудрость не имеет ничего общего с мудростью мира сего.
Эта именно Премудрость с полною ясностью и совершенством
напишется в сердцах наших, если будет открыта нам, сообразно
с откровением тайны, которая была сокрыта в вечные времена,
теперь же открылась через пророческие Писания и благодаря
пришествию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во
веки вечные. Аминь.



О ТОМ, ЧТО МНОГИЕ У К Л О Н И Л И С Ь В Е Р Е С И ,
НЕ РАЗУМЕЯ ПИСАНИЯ ДУХОВНО И ХУДО
ПОНИМАЯ (ЕГО)

8. (Ф) После беглого рассуждения о боговдохновенности
божественного Писания необходимо перейти к способу чтения
и понимания Писания, так как весьма много заблуждений
произошло вследствие того, что многие не нашли пути, какого
нужно держаться при чтении Священного Писания. Так,
жестокосердные и неопытные из принадлежащих к обрезанным
не уверовали в нашего Спасителя, потому что считали нужным
следовать букве пророчества о Нем, но чувственно не видели,
чтобы Он проповедовал отпущение пленным, чтобы Он
действительно устроил то царство Божье, которое они
представляли себе, чтобы Он истребил колесницы у Ефрема и
коней в Иерусалиме (Захар. 9.10), чтобы Он ел масло и мед и
избрал бы добро прежде, нежели узнал и избрал зло (Исайи
7.15). Они думали, что по пророчеству волк, животное
четвероногое, будет пастись с ягненком, и барс будет отдыхать
с козленком; теленок, бык и лев будут пастись вместе, под
присмотром малого мальчика, бык и медведь будут вместе
кормиться, и дети их будут вместе питаться, а лев будет есть
солому, как бык (Исайи гл.П). Не увидев чувственно ничего
такого в пришествии Христа, Которому веруем мы, они не
приняли Господа нашего Иисуса, но распяли Его, как незаконно
провозгласившего Себя Христом. Что касается еретиков, то они
читали в Писании слова: «Огонь возгорелся в гневе Моем»
(Иерем. 15.14), и: «ревнитель, наказывающий детей за вину
отцов до третьего и четвертого рода» (Исх. 20.5), и: «Жалею, что
9-2
258
поставил я Саула на царство» (1 Цар. 15.11), и: «Я делаю мир
и произвожу бедствия» (Исайи 45.7), и в другом месте: «Бывает
ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?» (Амос,
3.6), и еще: «сошло бедствие от Господа к воротам Иерусалима»
(Мих. 1.12), и: «Напал злой дух от Бога на Саула» (1 Цар. 18.10).
Читая эти и множество других мест, подобных им, еретики не
дерзнули отвергнуть божественность Писаний, но, веруя, что
эти Писания принадлежат творцу, которому служат иудеи,
пришли к той мысли, что этот творец не совершен и не благ,
Спаситель же пришел возвестить более совершенного Бога,
Который, говорят они, не есть творец; высказывая по этому
вопросу разные мнения и однажды отступив от Творца, Который
есть Бог, единый нерожденный, они предались вымыслам и
придумывают себе основания, по которым, как они полагают,
произошло видимое, а также и нечто другое, невидимое, которое
вообразила себе душа их. Наконец, простые люди, которые
хвалятся тем, что принадлежат к церкви, не признают никого
выше Творца и в этом случае поступают здраво, но (зато)
придумывают о Нем такие веши, каких нельзя думать даже о
самом жестоком и несправедливом человеке.
(Р) После краткого рассуждения о том, что Священные
Писания вдохновлены Святым Духом, необходимо, кажется,
объяснить также и то, каким образом некоторые люди,
неправильно читая (Писание), предались очень многим
заблуждениям - именно потому, что многие не знают, каким
путем нужно идти к уразумению божественных Писаний. Так,
иудеи, вследствие жестокости своего сердца, при которой они
хотят казаться самим себе мудрыми, не уверовали в Господа и
Спасителя нашего. Они думали, что сказанное о Нем нужно
понимать буквально, т.е. что Он должен был чувственно и
видимо проповедовать отпущение пленным, и что предварительно -
Он должен был создать царство, которое, по их мнению, есть
воистину царство Божье, что вместе с тем Он должен был
истребить колесницы у Ефрема и коня в Иерусалиме, что также
Он должен был есть масло и мед и избрать добро прежде, чем
научился отвергать зло. Они думали, что волк, животное
четвероногое, в пришествие Христа, по пророчеству, будет
пастись с ягнятами, и барс будет отдыхать с козами, теленок же
и бык будут пастись вместе со львами, и малый мальчик будет
водить их на пастбище; бык и медведь вместе будут лежать на
пастбищах, и вместе будут питаться их дети, львы же будут
стоять- у яслей вместе в быками и будут питаться соломою.

259
9*
Итак, видя, что из всех этих пророчеств о Христе, по которым,
как они веровали, преимущественно нужно наблюдать знамения
пришествия Христова, ничего не исполнилось исторически, они
не хотели признать пришествие Господа нашего Иисуса Христа
и даже пригвоздили Его ко кресту, как присвоившего Себе имя
Христа не по праву, т.е. вопреки свидетельству пророчества.
Еретики же нашли в Писании слова закона: «Огонь возгорелся
в гневе Моем», и: «ревнитель, наказывающий детей за вину
отцов до третьего и четвертого рода», и: «Жалею, что поставил
я Саула на царство», и: «Я делаю мир и произвожу бедствия»,
и в другом месте: «Бывает ли в городе бедствие, которое не
Господь попустил бы?», и еще: «сошло бедствие от Господа к
воротам Иерусалима», и: «Напал злой дух от Бога на Саула».
Читая эти и многие другие подобные места в Писании, еретики
не дерзнули сказать, что эти Писания не принадлежат Богу, но
решили, что они принадлежат Творцу, - тому Богу, которого
почитали иудеи; этого Бога, по их мнению, нужно считать
только справедливым, но не благим, Спаситель же пришел
возвестить нам более совершенного Бога, Который, по их
учению, уже не есть творец мира, - причем они высказывают о
Нем разноречивые мнения. Однажды отступив от веры в Бога
Творца, Который есть Бог всех, они предались различным
вымыслам и басням: они придумывают разные учения и говорят,
что одни (твари) видимы и созданы одним творцом, другие же
- не видимы и созданы другим творцом, как это внушили им
воображение и суетность их души. Наконец, некоторые из
простых верующих, - т.е. из тех, кои, по-видимому, держатся
церковной веры, - не признают никого выше Бога Творца и в
этом случае сохраняют правильное и здравое учение, но (зато)
думают о Нем такие вещи, каких нельзя думать даже о самом
несправедливом и жестоком человеке.
9. (Ф) У всех вышеупомянутых людей причиною ложных,
нечестивых и неразумных мнений о Боге служит, кажется, не
что иное, как понимание Писания не по духу, но по голой букве.
Поэтому людям, убежденным, что священные книги - не
человеческие писания, но написаны и дошли до нас по
вдохновению Святого Духа, по воле Отца всех через Иисуса
Христа, и держащимся правила небесной церкви Иисуса Христа
по преемству от апостолов, нужно указать правильный путь
(толкования Писания). Все, даже самые простые из последова­
телей Слова, веруют, что божественное Писание указывает
какие-то таинственные распоряжения; но что это за распоряже-

260 9-4
ния, благоразумные и скромные люди сознаются, что не знают
этого. Так, если кто-нибудь спросит (их) о кровосмешении Лота
с дочерьми, или о двух женах Авраама, или о двух сестрах,
вышедших замуж за Иакова, и о двух рабынях, родивших от него
детей, то они скажут только, что это - тайны, для них
непонятные. Также читая об устроении скинии и находясь при
этом убеждении, что описываемое представляет собою образы,
они отыскивают, что может соответствовать каждому отдельному
сообщению относительно скиний. В убеждении, что скиния есть
образ чего-то, они не заблуждаются; но в достойном Писания
применении той мысли, образом которой служит скиния, в
каждой частности (в устройстве скинии) они иногда ошибаются.
И всякое повествование, по-видимому, сообщающее о браках,
или о рождении детей, или о войнах, или о каких-нибудь других
происшествиях, о каких ходят рассказы в народе, • они признают
образом; но образом каких именно вещей служит рассказ о
каждом из этих предметов, это остается не вполне ясным,
частью вследствие недостаточного развития (у них) способности
(к толкованию), частью вследствие нерассудительности, иногда
же вследствие крайней трудности объяснения этих вещей для
людей, даже опытных и проницательных.
(Р) Причиною ошибочного понимания всего этого у
вышеупомянутых людей было, конечно, то, что они понимают
Священное Писание не в духовном смысле, но по букве.
Поэтому людям, верующим, что Священные Писания - не
какие-нибудь человеческие слова, но написаны по вдохновению
Святого Духа и преданы и вверены нам, по воле Бога Отца, через
Единородного Сына Его, Иисуса Христа, мы, по мере нашего
посредственного ума, постараемся указать тот путь понимания,
какой, по нашему наблюдению, кажется нам правильным, и то
правило и учение, которое апостолы получили от Иисуса
Христа, а потом преемственно передали своим преемникам,
последующим учителям церкви. Все верующие, даже, как я
думаю, самые простые из них, исповедуют, что Священное
Писание возвещает о каких-то таинственных распоряжениях.
Но каковы эти распоряжения или какого они рода, - человек
здравого ума, и не страдающий пороком хвастовства, по совести
признается, что он этого не знает. Если кто спросит нас,
например, о дочерях Лота, незаконно вступивших в связь с
(своим) отцом, или о двух женах Авраама, или о двух сестрах,
вышедших замуж за Иакова, или о двух рабынях, родивших ему
множество сыновей, то чт8 можно ответить на это, кроме того,
261
что это - некоторые тайны и образы духовных вещей, хотя и не
знаем, каких именно вещей. Также когда мы читаем об устроении
скинии, то мы наверное знаем, что описываемое представляет
собою образы некоторых таинственных предметов; но применить
все это надлежащим образом и о каждой отдельной части
скинии все разъяснить и рассказать, по моему мнению, весьма
трудно и даже, пожалуй, невозможно. Однако самое то
обстоятельство, что это описание полно тайн, как я сказал, не
ускользает даже от обычного понимания. Точно так же и всякий
рассказ о браках, или о рождении детей, или о различных
битвах, или о каких-нибудь других событиях, представляет
собою, нужно думать, не что иное, как формы и образы скрытых
и священных вещей. Но так как люди прилагают мало старания
к упражнению ума или считают себя знающими еще прежде

<< Предыдущая

стр. 42
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>