<< Предыдущая

стр. 48
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

смертная природа не может найти начала вещей, что этого не
могут сделать даже существа, хотя и более божественные, чем
человеческая природа, но тоже созданные, или сотворенные;
итак, зная, что ни одно из этих существ не может найти ни
начала, ни конца, он говорит: «Пусть они представят и скажут
нам, что произойдет, пусть возвестят что-либо прежде, нежели

10-4
292
оно произошло». Или: «Скажите, что произойдет в будущем, и
мы будем знать, что вы боги» (Исайи 41.22-23). Так учил и
еврейский учитель. Так как начало и конец всего никто не может
постигнуть, кроме Господа Иисуса Христа и Святого Духа, то,
по словам (этого учителя), Исайя в форме видения сказал, что
есть только два серафима, которые двумя крыльями закрывают
лицо Божье, двумя - ноги и двумя летают, взывая друг к другу
и говоря: «Свят, свят, свят Господь Бог Саваоф, исполнь вся
земля славы Твоея» (там же 6.3). Значит, только серафимы
имеют по два крыла своих на лице Бога и на ногах Его; поэтому
с дерзновением должно возвестить, что ни воинства святых
ангелов, ни святые престолы, ни господства, ни начальства, ни
власти не могут точно знать начало всего и_ конец вселенной. Но
должно думать, что те святые, которых перечислил Дух, суть в
то же время силы, ближайшие к самым началам, и постигают
(их) настолько, насколько не могут постигнуть прочие (существа).
Впрочем, каково бы ни было то, чему научатся эти силы, по
откровению Сына Божьего и Святого Духа, и хотя они достигнут
весьма многого, и при том так, что высшие достигнут гораздо
большего, чем низшие, однако познать все для них невозможно,
как написано: «Множайшая дел Бога в сокровенных» (Сирах.
16.28). Поэтому желательно, чтобы каждый, забывая заднее, по
мере своих сил, стремился вперед, - и к лучшим делам, и к более
чистому чувству и познанию через Иисуса Христа, Спасителя
нашего, Которому слава во веки.
27. Итак, всякий, кому дорога истина, пусть поменьше
заботится об именах и словах, так как у каждого отдельного
народа существует различное употребление слов, и пусть
обращает внимание больше на то, что обозначается, нежели на
то, какими словами обозначается, - особенно в столь великих и
трудных вещах, как, например, в вопросе о том, существует ли
такая субстанция, в которой не должно мыслить ни цвета, ни
формы, ни осязаемости, ни величины, - субстанция, созерцаемая
одним только умом? Эту субстанцию каждый называет так, как
ему хочется. Греки называли ее бестелесною, божественные же
Писания провозглашают ее невидимою, ибо, по словам Павла,
Христос есть образ Бога невидимого (Колос. 1.15). И еще он
говорит, что через Христа сотворено все, видимое и невидимое
(Колос. 1.17). Это означает, что и между тварями есть некоторые
субстанции, невидимые по своему свойству. Но эти субстанции,
хотя сами и бестелесны, однако пользуются телами, будучи
сами выше телесной субстанции. Субстанция же Троицы,

293
Которая есть начало и причина всего, из Которой все, через
Которую все и в Которой все, - не есть тело и не находится в
теле, как нужно веровать, но совершенно бестелесна. Впрочем,
мы сказали об этом хотя и кратко, но не совсем кстати, так как
были названы к тому последовательностью самого рассуждения,
- и сказанного должно быть достаточно для доказательства того,
что есть такие вещи, значение которых вовсе нельзя выразить
надлежащим образом никакими словами человеческого языка,
- такие вещи, которые уясняются больше чистым разумом, чем
какими-нибудь свойствами слов. Этого правила должно держаться
и при уразумении божественных Писаний, т.е. о том, что
говорится (в Писании), следует судить не по слабости слова, но
по божественности Святого Духа, вдохновением Которого они
написаны.


КРАТКОЕ ПОВТОРЕНИЕ СКАЗАННОГО ВЫШЕ
ОБ ОТЦЕ, И СЫНЕ, И СВЯТОМ ДУХЕ,
И О ПРОЧЕМ

28. После нашего посильного рассуждения об этих, выше
указанных, предметах, теперь, ради напоминания о том, что
было сказано в различных местах, время повторить отдельно о
каждом предмете, и прежде всего - повторить об Отце, и Сыне,
и Святом Духе.; Так как Бог Отец невидим и неотделим от Сына,
то Сын рожден не через выделение из Него, как думают
некоторые. Ведь если Сын есть выделение Отца, - выделение же
означает такое рождение, какое обыкновенно бывает у животных
или у людей; то и произведший, и произведенный необходимо
должны быть телом/Мы не говорим так, как думают еретики,
и не говорим, что некоторая часть субстанции Отца обратилась
в Сына, или что Сын сотворен Отцом из не сущих, т.е. помимо
сущности Отца, так что было некогда (время), когда Сына не
было; но, устранив от невидимого и бестелесного всякую мысль
о телесном, мы говорим, что Слово и Премудрость родились без
всякого телесного страдания, как хотение происходит от мысли.
И так как Сын называется Сыном любви, то не будет
непристойным подобным же образом считать Его и Сыном воли.
Далее Иоанн указывает, что Бог есть свет (Иоанн 1.5), а Павел
говорит, что Сын есть сияние вечного света (Евр. 1.3). Значит,
как свет никогда не может быть без сияния, так, конечно, и Сын
не может быть мыслим без Отца. Он называется также и

294
отпечатленным образом ипостаси Его, и Словом, и Премудростью.
Как можно говорить, что было некогда (время), когда Сына не
было? Ведь говорить.это - значит, собственно, утверждать, что
было некогда (время), когда не было истины, когда не было
Премудрости, когда не было жизни, тогда как во всем этом, в
совершенной степени, мыслится сущность Бога Отца; все это
не может быть отнято от Него и никогда не может отделиться
от Его сущности. Для мысли эти свойства представляются,
конечно, множественными, но на деле и в сущности они
составляют одно, и именно в них заключается полнота Божества.
Что же касается нашего выражения, что никогда не было
(времени), когда не было Сына, то и это выражение нужно
принимать не в собственном смысле. Эти названия, т.е. «когда»
или «никогда», служат для обозначения времени:;но то, что
говорится об Отце, и Сыне, и Святом Духе, должно мыслить
выше всех веков и выше всей вечности; ибо Троица, и только
Она одна, превосходит всякое понятие не только о времени, но
и о вечности, прочее же, что существует вне Троицы, должно
измерять веками и временем. Затем, никто не станет думать, что
этот Сын Божий заключается в каком-нибудь месте. Он есть Бог
Слово, бывшее в начале у Бога, Он есть Премудрость, Истина,
Жизнь, Правда, освящение, искупление, а все это не нуждается
в месте, чтобы делать что-нибудь или действовать; но каждое из
этих (наименований) должно понимать в применении к тем,
которые участвуют в Его силе и воздействии.
(Евсевия «Против Маркелла»: «Время повторить об Отце,
и Сыне, и Святом Духе и изложить кое-что из того, что было
пропущено тогда относительно Отца. Будучи неделимым и
нераздельным, Он делается Отцом Сына, не выделяя Его, как
думают некоторые: ибо, если Сын есть выделение Отца и
рождается от Него, как дети животных, то и производящий и
произведенный необходимо должны быть телом».
Из письма Юстиниана к Мине: «Этот Сын, рожденный по
воле Отца, есть образ Бога невидимого, сияние славы Его, и
образ ипостаси Его перворожденный всей твари, тварь,
премудрость, - ибо сама Премудрость говорит: Бог «имел меня
началом пути Своего, прежде созданий Своих» (Притч. 8.22)»).
29. Но если кто скажет, что благодаря тем, которые
участвуют в Слове Божьем, или в Премудрости Божьей, или в
Истине, или в Жизни, по-видимому, и самое Слово и Премудрость
находится в (определенном) месте, то должно ответить ему
(следующее). Несомненно, что Христос, как Слово и Премудрость

295
и все прочее, был в Павле, почему Павел и говорил: «Вы ищете
доказательства на то, Христос ли говорит во мне» (2 Кор. 13.3),
и еще: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Галат.
2.20). Но кто будет сомневаться, что, будучи в Павле, Он (в то
же время) подобным же образом был и в Петре, и в Иоанне, и
в каждом из святых, и не только в святых, находящихся на
земле, но и в тех, которые находятся на небесах? Ведь нелепо
сказать, что Христос, конечно, был в Петре и в Павле, а в
архангеле Михаиле или Гаврииле не был. Из этого ясно можно
понять, что Божество Сына Божьего не заключается в каком-
нибудь месте; в противном случае, Он был бы именно только в
этом месте и не находился бы ни в каком другом месте; но,
соответственно величию бестелесной природы, Он не заключается
ни в каком месте и ни в каком месте не мыслится отсутствующим.
Впрочем, нужно заметить только следующее различие. Хотя,
как мы сказали, Сын Божий находится в различных существах,
например, в Петре или Павле, в Михаиле или Гаврииле, но
находится не во всех одинаково: в архангелах Он находится
полнее и яснее, и, так сказать, более открыто, нежели в прочих
святых мужах. Это ясно из того, что, по выражению евангельского
изречения (Матф. 22.30), святые, достигши совершенства,
сделаются подобными или равными ангелам. Отсюда видно, что
Христос в каждом изображается настолько, насколько позволит
мера заслуг.
30. Кратко повторивши это учение о Троице, следует кратко
напомнить и о том, что через Сына, как говорится (в Писании),
«создано все, что на небесах и что на земле видимое и
невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти
ли, - все Им и для Него создано, и Он есть прежде всего и все
Им стоит, и Он есть глава» (Колос. 1.16-18). Согласно с этим
и Иоанн в Евангелии говорит, что «все через Него начало быть,
и без Него ничто не начало быть» (Иоанн 1.3). Давид же,
указывая тайну всей Троицы в создании вселенной, говорит:
«Словом Господа сотворены небеса, и Духом уст Его - все
воинство их» (Псал. 32.6). После этого кстати напомним о
телесном пришествии и о воплощении единородного Сына
Божьего. Об этом должно думать не так, будто все величие Его
Божества было заключено в границы малейшего тела, так что
все Слово Божье и Премудрость Его, и субстанциальная
Истина, и Жизнь - будто бы отделилась от Отца или была обнята
и ограничена в пределах этого малого тела, и вне этих пределов
уже не действовала. Благоразумное и благочестивое исповедание

296
должно быть в середине между двумя крайностями: с одной
стороны, оно не должно признавать во Христе никакого
недостатка в Божестве; с другой стороны, оно не должно
мыслить в Нем совершенно никакого отделения от отчей
вездесущей субстанции. Именно нечто подобное указывал
Иоанн Креститель, когда, во время телесного отсутствия Иисуса,
говорил народу: «Но стоит среди вас Некто, Которого вы не
знаете: Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня;
я недостоин развязать ремень у обуви Его» (Иоанн 1.26-27). Что
касается телесного присутствия, то, конечно, нельзя было
сказать этого об отсутствующем, но именно Сын Божий стоял
посреди тех, между которыми не присутствовал телесно.
31. Но да не подумает кто-либо, будто мы утверждаем этим,
что во Христе была некоторая часть Божества Сына Божьего,
остальная же часть находилась еще где-нибудь или повсюду. Так
могут думать люди, не знающие природы бестелесной и невидимой
сущности. Между тем в отношении бестелесного существа
невозможно говорить о части или о каком-нибудь делении, но
оно есть во всем, и через все, и над всем, - именно таким образом,
как мы сказали выше, т.е. как Премудрость, или Слово, или
Жизнь, или Истина. Таким пониманием, без сомнения,
исключается всякое пространственное ограничение. Итак, Сын
Божий, желая, для спасения рода человеческого, явиться людям
и обращаться между людьми, воспринял не человеческое только
тело, как думают некоторые, но и душу, по природе, конечно,
подобную нашим душам, по расположению же и добродетели
подобную Ему Самому, - такую душу, которая могла бы
неуклонно исполнять все желания и распоряжения Слова и
Премудрости. А что Он имел душу, на это весьма ясно
указывает в Евангелиях Сам Спаситель, говоря, что «никто не
отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее; имею власть отдать ее
и власть имею опять принять ее» (Иоанн 10.18). И еще: «Душа
Моя скорбит смертельно» (Матф. 26.38), - и еще, «душа Моя
теперь возмутилась» (Иоанн 12.27). Под печальной и возмущенной
душой здесь нельзя разуметь Слово Божье: это Слово, по силе
(Своей) божественной власти, говорит: «имею власть отдать
ее». Однако мы говорим, что в этой душе Сын Божий был не так,
как Он был в душе Павла, или Петра и прочих святых, в
которых, по (нашему) верованию, Христос говорит так же, как
и в Павле. О всех этих людях нужно думать то, что говорит
Писание, именно, что никто не родится чистым от нечистого и
что дни ему определены (Иов. 14.4-5). Душа же, которая была

297
в Иисусе, избрала добро прежде, чем узнала зло (Исайи 7.16).
И так как она возлюбила правду и возненавидела беззаконие,
то по этой причине Бог помазал ее елеем радости более
соучастников ее (Псал. 44.8). Именно она была помазана елеем
радости тогда, когда непорочным союзом соединилась со Словом
Божьим и, вследствие этого, одна из всех душ сделалась
неспособною к греху, так как совершенно и вполне восприняла
Сына Божьего. Поэтому она есть едино с Сыном Божьим и
называется Его именами, равно как Тот, через Которого, по
слову Писания, сотворено все, называется Иисусом Христом.
Так как эта душа приняла в себя всю Премудрость Божью, и
Истину, и Жизнь, то именно о ней, по моему мнению, апостол
сказал еще следующее: «жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге;
когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним
во славе» (Колос. 3.3-4). В самом деле, кого иного нужно
разуметь под этим Христом, Который, говорится, скрыт в Боге,
а потом явится, - как не Того, Кто, по слову (псалма), был
помазан елеем радости, т.е. субстанциально исполнится Богом,
в Котором теперь и скрыт, как говорит апостол? Поэтому
Христос полагается примером и для всех верующих. Как Он
всегда избирал добро и избрал его, еще совершенно не зная зла,
и возлюбил правду и возненавидел беззаконие, - вследствие
чего Бог и помазал Его елеем радости, так и каждый, после
падения или после заблуждения, следуя предложенному примеру,
должен очиститься от пороков и, держась Путеводителя, должен
идти тесным путем добродетели. Таким образом, через
подражание Ему, мы сделаемся, насколько это возможно,
причастными божественной природе, как написано: «Кто говорит,
что верует во Христа, должен поступать так, как Он поступал»
(1 Иоан. 2.6). Это Слово и эта Премудрость, через подражание
Которой мы называемся и премудрыми и разумными, делается
всем для всех, чтобы всех приобрести; даже для слабых Слово
делается слабым, дабы приобрести слабых; и так как Оно
делается слабым, то по этой причине о Нем и говорится: «Ибо
хотя Он и распят в немощи, но жив силою Божьей» (2 Кор. 13.4).
Так же коринфянам, которые были немощны, Павел объявляет,
что он ничего не знает, кроме Иисуса Христа, и притом
распятого (1 Кор. 2.2).

32. Некоторые утверждают, что к этой душе (Христа), -
именно, как только она восприняла тело от Марии, - относятся

<< Предыдущая

стр. 48
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>