<< Предыдущая

стр. 5
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

о них, причем попутно касается также вопроса о происхождении
души (7). Изменяемостьтварей послужила основанием разделения
их на три класса: ангелов, людей и демонов. Но в каждом классе
есть новые подразделения разумных существ, разные чины их.
Рассуждением об этих чинах и о происхождении их заканчивается
первая книга (8). (Заглавие 8-й гл. «Об ангелах» - неточно. Не
совсем точно и название седьмой главы: «О телесных и бестелесных
существах»).
В первой книге - две части: в первой части (гл. 1-3) идет речь
о Боге и о Святой Троице, во второй (гл. 4-8) - о тварных разумных
существах. Тварные существа противопоставляются Богу, как
бытие изменяемое неизменяемому. Из этой противоположности
проистекает то, что мир имеет свою историю, которая начинается
творением разумных существ, продолжается разнообразными
падениями и восстановлениями их (отсюда - разные классы и чины
тварей, отсюда - видимый мир) и заканчивается всеобщим
восстановлением. Таким образом, 1)Бог, 2) тварные разумные
существа и история их в общих, существенных чертах - вот главные
предметы первой части догматической системы Оригена.
Книга вторая. Главный предмет второй части своей системы
определяет сам Ориген; таким предметом служит этот, обитаемый
людьми, видимый мир (1.1). Начертав общую схему учения о мире
как одном из многих миров, преемственное существование которых
составляет историю тварного бытия (1.1-3), Ориген излагает
учение о строе, деятелях и судьбе этого мира. Прежде всего он
останавливается на чувственной стороне этого мира и говорит о
материи как основе чувственного мира, как субстракте всех
телесных вещей, о ее происхождении (1.4-5), об отношении ее к
духу и о будущей судьбе ее. Затем Ориген переходит к видимому
космосу, созданному из материи; здесь он решает вопрос о
происхождении и будущей судьбе космоса, определяет положение
его в мировой истории как одного из множества миров (3.1-5),
описывает устройство этого мира (3.6) и, в связи в этим,
формулирует три возможных предположения (вместо прежних
двух) о конце видимого мира (3.7). Изложив учение о чувственной
(служебной) стороне этого мира, Ориген обращается к деятелям
этого мира, создающим его историю, и говорит о Боге и о человеке.
Богословие во второй книге излагается с совершенно иной
точки зрения, нежели в первой. Там говорится о Боге в Себе Самом
и об отношении Его к тварям вообще; здесь излагается учение о
Боге в Его отношении к этому миру. Здесь богословие излагается
с точки зрения богочеловеческих отношений, соответствующих
26
истории этого мира. Ветхий и Новый Заветы - вот два главных
момента в этой истории, и различием этих двух моментов
определяется учение о Боге во второй книге.
Исследуя отношение Бога к миру в Ветхом и Новом Заветах,
еретики различали Бога Ветхого и Нового Завета. Против них
Ориген доказывает тождество Бога закона и пророков - и Отца
Иисуса Христа (4.1-4), тождество Бога праведного и #лагого
(5.1-4). Обращая затем внимание на отношение к этому миру Сына
Божьего, выразившееся в воплощении Его, Ориген излагает учение
о воплощении Сына Божьего и о богочеловеческом лице Иисуса
Христа; особенно подробно он говорит о душе Иисуса Христа
(6.1-7).
Богословие второй книги заключается главой о Святом Духе
как Утешителе, т.е. раздателе благодатных даров в Ветхом и Новом
Заветах, причем Ориген говорит и о самих этих дарах (7.1-4).
Другим главным деятелем этого мира является человек. Так как
раньше уже было изложено учение о телесной стороне видимого
мира, то в данном месте Ориген касается только духовной стороны
человеческой природы и говорит о душе, излагая разные взгляды
на ее сущность и происхождение (8.1-5).
В последних главах второй книги рассматривается история
этого мира, от происхождения его до загробного воздаяния. Новая
точка зрения, господствующая во второй книге, здесь не вполне
выдержана. Говоря о происхождении и последующей судьбе этого
мира, Ориген вставляет картину жизни этого мира в слишком
широкую раму. Сначала он рассуждает о первоначальном создании
разумных существ и материи (9.1), о свободе тварей как условии
разнообразия в мире (9.2) и только тогда сосредоточивается на
рассмотрении жизни этого мира, объясняя характеризующее ее
великое разнообразие существ и условий их жизни и деятельности
(9.3-8). Завершением истории этого мира служат воскресение
мертвых и будущая жизнь с загробным воздаянием. В десятой
главе Ориген излагает учение о воскресении (10.1-3) и об адских
наказаниях (10.4-7), в одиннадцатой - о загробных наградах и
блаженстве (11.1-7). Учение о всеобщем восстановлении только
слегка затронуто во второй книге (10.7), и это вполне соответствует
точке зрения второй книги. Апокатастасис есть завершение истории
тварей вообще, а не истории этого мира, которая должна окончиться
различным воздаянием разным, добрым и злым, существам.
Таким образом, этот видимый мир служит главным предметом
второй книги, и все рассуждения ведутся здесь с точки зрения
этого главного предмета. Вся книга ясно разделяется на три отдела.
После краткого введения (1.1-3) здесь излагается учение:
1) о чувственной (служебной) стороне этого мира, именно о
материи и космосе (1.4 и гл.З),

27
2 ) о деятелях этого мира, именно о Боге, Христе и Святом Духе,
в Их отношении к этому миру, и о человеке - по духовной стороне
его природы (гл. 4-8),
3) о судьбах этого мира от происхождения его до загробного
воздаяния (9-11 гл.).
Третья книга начинается обширной главой о свободе воли. В
частности, в этой главе Ориген определяет сущность и природу
свободы (1.1-3), доказывает существование свободы (1.4-6) и
рассматривает тексты Священного Писания, по-видимому,
отрицающие свободу человеческой воли и нравственную
ответственность человека (1.7-22). Раскрывая правильное понимание
этих текстов, Ориген не только устраняет возражения против
существования свободы, но еще выясняет положительным образом
взаимное отношение свободной человеческой воли и промысла
Божьего, причем решает два вопроса:
1. Не устраняется ли свобода промыслом и не оказывается ли
Бог несправедливым в Своем управлении свободными тварями?
2. Если не устраняется, то как именно нужно понимать
взаимное отношение свободы и промысла - главнейшее условие
свободно-нравственной жизни человека? Рассмотрев это условие,
Ориген переходит к другим условиям нравственной жизни человека
и говорит о деятельности злых духов по отношению к людям и об
искушениях со стороны телесной природы человека.
Ориген доказывает действительность воздействия злых духов
на человека (2.1), уясняет значение этого воздействия в
нравственной жизни человека (что именно служит следствием
его? 2.3) и способы враждебного действия злых духов (2.4-5), а
также отношение Бога к этой деятельности злых духов (2.5-6).
Особый вид действия падших духов составляет внушение .людям
мудрости, именно светских знаний, философии, ересей, а также
мучение бесноватых. Этим предметам посвящена третья глава
третьей книги. В четвертой главе Ориген рассматривает третье
условие нравственной жизни человека, искушения чувственности,
сосредоточивая свое внимание на вопросе о происхождении их. По
этому вопросу он излагает и подвергает оценке три предположения
(4.1-5).
Доселе Ориген говорил о свободе и условиях свободно-
нравственной деятельности человека. Две последние главы третьей
книги снова излагают историю мира от его сотворения до
апокатастасиса. По-видимому, нет нужды возвращаться к этому
предмету. Но внимательное чтение этих глав показывает, что
изложение истории мира ведется с новой точки зрения, которая
определяется предшествующими рассуждениями третьей книги:
история мира рассматривается здесь с точки зрения свободы, с
точки зрения нравственной по преимуществу. Доказав, что мир

28
имеет нанало и должен иметь конец,чи#ИмДОЛж€Нх4ыч;ь,<иеку{тлен
(5.1-3), Ориген говорит о разных моментах мировой истории.
Творение мира здесь рассматривается по преимуществу как
(катаболе), т.е. низвержение падших духов в мир чувственный
ради исправления их, последующая же история мира - как
постепенное развращение, порча и расслабление падших существ
(5 4-6). Эта порча и расслабление вызвали необходимость особенной
божественной помощи падшим тварям, которая и была оказана им
Искупителем. Подвигом Иисуса Христа было положено прочное
начало искуплению, или восстановлению тварей, конец которого -
всеобщность, покорность их Богу (5.6-8). В шестой главе Ориген
подробнее излагает свои эсхатологические воззрения, только
слегка намеченные им в предшествующем очерке истории мира.
Раньше, говоря «о конце», Ориген или не определял содержание
будущего блаженства восстановленных тварей (в первой книге),
или определял его только со стороны теоретического знания,
которое в полной мере откроется разумным существам в будущем
веке (кн. 2, гл. 11). Теперь, излагая эсхатологию с нравственной
точки зрения, Ориген определяет будущее блаженство тварей по
преимуществу как состояние полной свободы от нравственного
зла, состояние богоподобия, единения с Богом и проникновения
Им (6.1-3). С этой же точки зрения Ориген уясняет учение об
уничтожении «последнего врага» - не по субстанции его, но в
отношении злого направления его воли (6.5). К этим главным
мыслям примыкают рассуждения о телах в будущей жизни (6.4) и
о порядке постепенного приближения тварей к состоянию
окончательного совершенства (6.8-9).
Все содержание третьей книги делится на две части. В первой
(гл 1 -4) говорится о человеке как свободно-нравственном существе,
именно:
а) о свободе (понятие о ней, бытие ее) (гл. 1.1-6);
б) об отношении свободно-нравственного существа к Богу-
Промыслителю (1.7-22), к злым духам (2-3 гл.) и к чувственной
стороне своей природы (гл.4).
Во второй части рассматривается история мира с нравственной
точки зрения, как история добра и зла, греха, искупления и
спасения. Главный предмет третьей книги, которым определяется
характер всех рассуждений, здесь составляет человек как свободно-
нравственное существо.
Таков строй догматической системы Оригена, изложенной в
первых трех книгах сочинения «О Началах». Каждая из этих книг
представляет собой законченную часть системы, с особым главным
предметом и особенным характером рассуждений. Первая книга
отличается наиболее общим и самым широким содержанием;
мысль догматиста обнимает здесь все бытие, неизменяемое и

29
изменяемое, и это последнее - во всем течении его истории. Во
второй книге мысль Оригена сосредоточивается на одном моменте
истории изменяемого бытия, именно на том, который ближайшим
образом интересует людей, - здесь говорится об этом мире,
обитаемом людьми. В третьей же книге Ориген обращается к
существу, которое составляет цель этого мира и служит главным
деятелем его: предметом этой книги служит человек. 1) Все бытие,
2) этот мир и 3) человек - вот понятия, с точки зрения которых
излагается вероучение в трех частях догматической системы
Оригена.
Систематический план, принятый Оригеном, применим к
изложению христианского вероучения только в том виде, какой
придал этому в е р о у ч е н и ю Ориген с в о и м и о с о б е н н ы м и
догматическими воззрениями. Без теории предсуществования
душ, множества миров, всеобщего восстановления христианское
учение не может быть вложено в ту систему, какую построил
Ориген. Но и для догматических воззрений Оригена система­
тический план, принятый им, едва ли есть самый лучший: этот план
заставляет его нередко повторяться. И этих повторений он не мог
совершенно избежать (хотя их могло быть меньше). Рассуждал ли
Ориген о тварном бытии вообще или об этом видимом мире, в том
и другом случае ему неизбежно приходилось характеризовать
историю тварей некоторыми тождественными чертами, потому что
история всех «веков», по его учению, слагается из однородных
явлений (падения и восстановления с их следствиями). Кроме
этого недостатка в плане, система Оригена имеет еще одну
невыгодную внешнюю особенность. Излагая свои мысли по строго
обдуманному систематическому плану, Ориген не заботится об
установлении ясной связи между рассуждениями о разных
предметах, вследствие чего отдельные главы его сочинения нередко
кажутся стоящими совершенно особняком, вне видимой связи с
предыдущим и последующим. Сочинение «О Началах» -
систематическое по своему внутреннему характеру; но по изложению
можно назвать его «эпизодическим»: с внешней стороны оно
представляет собой длинный ряд небольших рассуждений по
вопросам христианского вероучения.
В отношении состава догматическая система Оригена
оказывается далеко не полною, сравнительно с позднейшими
системами догматического богословия. Здесь нет учения о свойствах
Божьих, о церкви, таинствах и иерархии, об антихристе, о втором
пришествии Иисуса Христа и о страшном суде (учение о втором
пришествии Господа Иисуса Христа и о страшном суде Ориген
понимал духовно-аллегорически. Тем не менее он мог дать место
этому учению в своей системе) и весьма мало говорится об


зо
искуплении и благодати. Рассуждения о промысле здесь не выделены
и особую часть системы, как, например, учение о свободе воли.
Четвертая книга составляет не часть догматической системы
Оригена в собственном смысле, а приложение к этой системе;
вместе с предисловием она служит как бы почвой или пьедесталом,
на котором утверждается corpus самой вероучительной системы.
Большую часть этой книги занимают рассуждения о Священном
Писании (пар. 1-27). Здесь Ориген 1) различными доводами
доказывает боговдохновенность Священного Писания (пар. 1-7) и
2) излагает свою герменевтическую теорию (пар. 8-27). Писание,
по Оригену, должно толковать духовно; в противном случае
неизбежны всякие заблуждения (пар. 7-10). Ориген указывает в
Священном Писании три смысла: телесный, или буквально-
исторический, душевный, или нравственно-назидательный, и
духовный, или анагогический (пар. 11) - и особенно подробно
говорит о смыслах телесном и духовном, излагая основания и
правила толкования и поясняя эти правила примерами (пар.
12-27).
Конец четвертой книги (пар.28-37) составляет заключение ко
всему сочинению. Но при кратком повторении того, что было
изложено выше, Ориген высказывает и развивает в этом заключении
некоторые новые мысли и, таким образом, дополняет свою систему.
Такими новыми рассуждениями являются опровержение взгляда
на материю как на совокупность качеств без субстанции (пар.
34-35) и доказательство бессмертия души (пар. 36-37).




31
ОРИГЕН
«О НАЧАЛАХ»

ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕСВИТЕРА РУФИНА
К КНИГАМ ПРЕСВИТЕРА ОРИГЕНА
«О НАЧАЛАХ»
Я знаю, что весьма многие из братьев, по любви к изучению Св.
Писания, просили некоторых мужей, знающих греческий язык,
перевести Оригена на латинский язык и сделать его доступным для

<< Предыдущая

стр. 5
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>