<< Предыдущая

стр. 6
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

латинян. Из числа таких мужей брат и сотоварищнаш, действительно,
перевел с греческого языка на латинский, по просьбе епископа
Дамаса, две беседы на Песнь песней и к своему труду написал такое
красноречивое и великолепное предисловие, что в каждом пробуждал
желание читать и с жадностью изучать Оригена. В этом предисловии
он говорит, что к душе Оригена можно отнести слова: «Царь ввел меня
в чертоги свои» (Песнь песн. 1.3) - и утверждает, что Ориген,
превосходя всех в своих книгах, в толковании на Песнь песней
превзошел сам себя. Здесь же он обещается перевести на латинский
язык не только толкование на Песнь песней, но и многие другие
сочинения Оригена. Но он, как я вижу, при своем увлекательном
стиле, преследует более широкую цель - он желает быть скорее отцом
слова, а не просто переводчиком. И вот мы продолжаем дело, которое
было начато и испытано им. Причем мы не можем, подобно ему, с
таким же выдающимся красноречием выразить в изящной форме
слова столь великого мужа. Поэтому я и опасаюсь, чтобы через мое
искусство этот муж, которого он справедливо выставляет вторым
после апостолов церковным учителем знания и мудрости, не показался
гораздо низшим, по скудости моего слова. Я нередко думал об этом,
а потому молчал и не соглашался на частые просьбы о переводе со
стороны братьев. Но твоя настойчивость, вернейший брат Макарий,
так велика, что ей не может противиться даже моя неопытность.
Итак, чтобы не слышать более твоих настоятельных требований, я
уступил, но совершенно вопреки своему желанию, и при этом
поставил себе за правило: в переводе следовать, насколько возможно,
способу своих предшественников и преимущественно способу того
32
мужа, о котором я упомянул выше. Он перевел на латинский
язык более семидесяти сочинений Оригена, которые он назвал
беседами, и несколько из тех томов, которые были написаны на
Апостол. В этих переводах - хотя в греческом тексте есть
некоторые соблазнительные места - он все так исправил,
сгладил при переводе, что латинский читатель не найдет в них
ничего такого, что было бы не согласно с нашею верою. Ему-то
следуем, по возможности, и мы, впрочем, не в отношении к
качествам красноречия, но только в правилах перевода: именно
мы наблюдаем, чтобы не переводить того, что есть в книгах
Оригена несогласного и противоречащего этим же самым
книгам. А почему в них встречается подобное несогласие, мы
выяснили тебе полнее в Апологии, написанной Памфилом в
защиту Оригена, - именно в том коротеньком приложении, где,
думаю, мы очевидными доводами доказали, что книги Оригена
в очень многих местах испорчены еретиками и злонамеренными
людьми, в особенности же то сочинение, которое ты теперь
просишь меня перевести, то есть сочинение «О Началах», или
«О Начальствах». В самом деле, это сочинение по местам очень
темно и очень трудно. В нем Ориген рассуждает о таких
предметах, относительно которых философы ничего не могли
найти в продолжении всей своей жизни; а этот наш философ,
насколько мог, сделал то, что веру в Творца и познание тварей,
обращенные философами к нечестию, обратил к благочестию.
Итак, когда мы находили в его книгах что-либо противное тому,
что в других местах им самим было благочестиво определено о
Троице, мы это место, как искаженное и подложное, или
пропускали, или же излагали сообразно с тем правилом, какое
сам он часто утверждает в своих сочинениях. А в том случае,
когда он обращается с речью как бы к опытным и знающим
людям и при этом излагает свои мысли кратко, а следовательно,
и темно, мы для большего уяснения подобных мест старались
об их истолковании и добавляли в них то, что по тому же самому
вопросу читали в более ясной форме в других его книгах. Однако
при этом мы ничего своего не сказали, но только к его же
собственным словам присоединили то, что сказано им в других
местах. Все это я высказал в предисловии для того, чтобы
клеветники не вздумали снова найти повод к обвинению.
Впрочем, впоследствии будет видно, что делают нечестивые и
сварливые люди. Между прочим, настоящий столь великий труд
- конечно, под тем условием, если по вашим молитвам будет
Божья помощь - предпринят нами вовсе не с тою целью, чтобы
2-2959 33
заградить уста клеветникам - это даже невозможно, хотя, может
быть, Бог и это сделает, - но для того, чтобы желающим дать
пособие к усовершенствованию в познании вещей. Всякого, кто
будет списывать или читать книги, пред лицом Бога Отца, Сына
и Духа Святого заклинаю и умоляю верою в грядущее царство,
а также тайною воскресения из мертвых, вечным огнем,
уготованным дьяволу и ангелам его (да не наследует он навеки
то место, где плач и скрежет зубов и где огнь их не угасает и
червь их не умирает), заклинаю и умоляю: пусть он ничего не
прибавляет к этому писанию, пусть он ничего не убавляет, не
вносит и не переменяет в нем, но пусть сверяет с теми
экземплярами, откуда будет списывать, пусть буквально
исправляет и сличает его и не имеет кодекса неисправленного
илинесверенного. Иначе неисправность кодекса, при трудности
его понимания, послужит для читателей причиною еще больших
неясностей.




34
КНИГА ПЕРВАЯ


1. (Евсевий «Против Маркелла»: «Все, верующие тому, что
благодать и истина произошли через Иисуса Христа и что
Христос есть истина, по Его словам: «Аз есмь истина...») Все
те, которые веруют и уверены в том, что благодать и истина
произошли через Иисуса Христа, и знают, что Христос есть
истина, по Его собственным словам: «Аз есмь истина» (Иоанн
14.6), почерпают знание, призывающее людей к доброй и
блаженной жизни, не из какого-либо иного источника, но из
слов и учения Христа. Под словами же Христа мы разумеем не
те только, которые Он возвестил, сделавшись человеком и
принявши плоть: ведь и прежде Христос, Божье Слово, был в
Моисее и пророках, и без Слова Божьего как они могли
пророчествовать о Христе? Для подтверждения этого положения
нетрудно было бы доказать на основании Божественных Писаний,
что и Моисей, и пророки все, что говорили и делали, делали по
вдохновению от Духа Христова, если бы только нас не стесняла
задача писать настоящее сочинение со всевозможною краткостью.
Поэтому, думаю, нам достаточно в данном случае воспользоваться
одним свидетельством ап. Павла из послания, написанного им
к евреям, в котором он говорит так: «Верою Моисей, пришедши
в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой и
лучше захотел страдать с народом Божьим, нежели иметь
временное, греховное наслаждение, и поношение Христово
почел большим для себя богатством, нежели египетские
сокровища, ибо он взирал на воздаяние» (Евр. 11.24-26). Точно
так же и после вознесения Своего на небеса Христос говорил
в Своих апостолах; это показывает ап. Павел следующим
образом: «Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит
во мне» (2 Кор. 13.3).
2. Так как многие из тех, которые признают себя верующими
во Христа, разногласят не только в малом и самом незначительном,
но и в великом и в величайшем, т.е. в вопросах или о Боге, или
о Господе Иисусе Христе, или о Св. Духе, и не только об этих
2' 35
(существах), но и о прочих тварях, т.е. или о господствах, или
о святых силах, то по этой причине, кажется, необходимо
сначала установить точную границу и определенное правило о
каждом из этих предметов, а потом уже спрашивать и о прочем.
Правда, у греков и варваров многие обещали истину; но мы
после того, как уверовали, что Христос есть Сын Божий, и
убедившись, что от Него нам должно научиться истине, перестали
искать ее у всех их, так как они содержат истину вместе с
ложными мнениями. Правда также, что есть много и таких
людей, которые присваивают себе знание христианской истины,
и некоторые из них мыслят не согласно с своими
предшественниками; но мы должны хранить церковное учение,
преданное от апостолов через порядок преемства и пребывающее
в церквах даже доселе: только той истине должно веровать,
которая ни в чем не отступает от церковного и апостольского
предания.
3. При этом должно знать и то, что святые апостолы,
проповедуя веру Христову, о некоторых предметах именно то,
что они признали необходимым, весьма ясно сообщили для всех,
даже для тех, которые казались сравнительно менее деятельными
в изыскании божественного знания; причем основание своего
учения в данном случае они предоставили находить тем,
которые могли заслужить высшие дары Духа, и особенно тем,
которые сподобились получить от самого Святого Духа благодать
слова, премудрости и разума. О других же предметах апостолы
только сказали, что они есть, но - как или почему, умолчали,
конечно, с той целью, чтобы могли иметь упражнение и показать
таким образом плоды своего ума наиболее ревностные и
любящие мудрость из числа преемников, те из них, которые
сделаются достойными и способными к восприятию истины.
4. Апостольское же учение, ясно переданное, сводится к
следующим положениям. Во-первых, что един Бог, Который все
сотворил и создал и Который все привел из небытия в бытие,
Бог - от первого творения и создания мира, Бог всех праведников:
Адама, Авеля, Сифа, Эноса, Эноха, Ноя, Сима, Авраама, Исаака,
Иакова, двенадцати патриархов, Моисея и пророков; и что этот
Бог в последние дни согласно с тем, как прежде обещал через
Своих пророков, послал Господа нашего Иисуса Христа для
призвания сперва Израиля, а потом и язычников, после измены
народа израильского. Этот Бог, праведный и благой Отец
Господа нашего Иисуса Христа, дал закон, и пророков, и
Евангелие; Он же есть Бог и апостолов, Бог Ветхого и Нового

зв 2-4
Заветов. Потом (церковное предание учит), что сам пришедший
Иисус Христос рожден от Отца прежде всякой твари. Он
служил Отцу при создании всего, ибо «все через Него начало
быть» (Иоанн 1.3); но в последнее время, смирив Себя, Он
воплотился, сделавшись человеком, хотя был Богом, и,
сделавшись человеком, пребыл тем, чем Он был прежде, т.е.
Богом. Он воспринял тело, подобное нашему телу, с тем только
различием, что оно было рождено от Девы и Св. Духа. Этот
Иисус Христос родился и пострадал истинно, и этой общей
смерти подвергся не призрачно, но истинно; истинно Он
воскрес из мертвых, после воскресения обращался со Овоими
учениками и вознесся. Далее, апостолы передали, что в
отношении к чести и достоинству сопричастен Отцу и Сыну Св.
Дух. При этом нельзя ясно усмотреть, рожден или не рожден
Св. Дух? Должно ли считать Его Сыном или нет? И эти вопросы
нужно исследовать уже по мере сил на основании Св. Писания
и решать посредством осторожного изыскания. Впрочем, этот
именно Дух вдохновлял каждого из святых, как апостолов, так
и пророков; один и тот же, а не различный Дух был и в древних,
и в тех, кто был вдохновляем в пришествие Христово. Об этом
с полною ясностью проповедуется в церквах.
5. После этого (церковное предание учит), что душа, имея
собственную субстанцию и жизнь, по выходе из этого мира
получит воздаяние по своим заслугам: она или получит наследие
вечной жизни и блаженства, если этому помогут дела ее, или
же будет предана вечному огню и наказаниям, если в это
повергнет ее виновность в преступлениях. Церковное предание
также учит, что наступит время воскресения мертвых, когда это
тело, сеемое теперь в тлении, восстанет в нетлении и, сеемое
в уничижении, восстанет в славе (Кор. 15.42-43). В церковном
учении определено и то, что всякая разумная душа обладает
свободою решения и воли и должна выдержать борьбу против
дьявола и ангелов его и противных сил; потому что они
стараются обременить ее грехами, а мы, если живем правильно
и благоразумно, стараемся освободиться от такого бремени.
Отсюда и вытекает такое понимание, что мы не подлежим
принудительной необходимости делать добро или зло вопреки
своему желанию. Конечно, даже в том случае, если мы обладаем
свободой, некоторые силы имеют, может быть, возможность
побуждать нас к греху, а другие - помогать ко спасению; но все
же мы не принуждаемся с необходимостью к тому, чтобы
поступать хорошо или худо, как это думают те, которые течение

37
и движения звезд считают причиной человеческих дел - не
только тех, какие совершаются помимо свободы воли, но и тех,
какие находятся в нашей власти. Но в церковном предании не
указано ясно относительно души, происходит ли она из семени,
так что сущность или субстанция ее содержится в самых
телесных семенах, или же она имеет какое-нибудь другое
начало, и это самое начало - рожденное или не рожденное, или,
может быть, душа вселяется в тело извне?
6. О дьяволе и ангелах его и о противных силах церковное
предание учит, что они во всяком случае существуют; но каковы
они или как существуют - этого предание не излагает в
достаточной степени ясно. Однако весьма многие держатся
того мнения, что этот дьявол был прежде ангелом и, сделавшись
отступником, убедил уклониться вместе с собою многих других
ангелов, которые и теперь еще называются ангелами его.
7. Кроме того, в церковном предании содержится еще то, что
этот мир сотворен и начал существовать с известного времени
и, по причине своей порчи, должен быть спасен. Но что было
прежде этого мира или что будет после него, это для многих
остается неизвестным, потому что в церковном учении не
говорится об этом ясно.
8. Затем, церковное предание учит, что Писания написаны
Св. Духом и имеют не только открытый смысл, но и некоторый
другой, скрытый от большинства, ибо описанное здесь служит
предначертанием некоторых таинств и образом божественных
знаний. Вся церковь одинаково учит о том, что весь закон
духовен; но духовный смысл закона известен не всем, а только
тем, кому подается благодать Святого Духа в слове премудрости
и знания. Название же бестелесного не известно и не упоминается
не только у многих других (писателей), но и в наших Писаниях.
Если же кто укажет нам в таком случае на книжку, называемую
«Учение Петра», где Спаситель, кажется, говорит ученикам:
«Я - не демон бестелесный», - то, во-первых, мы должны
ответить ему, что эта книга не принадлежит к числу церковных
книг, и потом показать, что это писание не принадлежит ни
Петру, ни какому-нибудь другому боговдохновенному писателю.
Но если даже и это оставить в стороне, все равно слово
(асоматон) в «Учении Петра» имеет не тот смысл, какой
соединяют с ним греки и язычники при своих философских
рассуждениях о бестелесной природе. В этой книжке демон
назван бестелесным в том смысле, что свойство и вид демонского
тела, каково бы ни, было это свойство, не похоже на это

38
грубейшее и видимое тело, и, конечно, это название должно
понимать сообразно с мыслью того, кто составил это сочинение,
а именно: Он (Спаситель) имеет не такое тело, какое имеют
демоны, т.е. не такое, которое по природе тонко и легко, как
воздух, и потому многими или считается, или называется
бестелесным, но имеет тело плотное и осязаемое. Действительно,
простые и неопытные люди все такое и называют обыкновенно
бестелесным; так, кто-нибудь может назвать бестелесным,
например, этот воздух, которым мы пользуемся, потому что он
не есть такое тело, которое можно схватить и держать, и не

<< Предыдущая

стр. 6
(из 52 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>