<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

действительно, очень простое. Звучит оно так (сейчас обратите внимание,
насколько любопытные в нем предпосылки очевидные). Первый тезис
В.В.Васильев - 16 - Беркли


этого доказательства: Вещи существуют независимо от нас. Как вам?
Прекрасно. Тезис здравого смысла; никто в этом не сомневается. Вторая
посылка: Все, что существует, существует только в восприятии. Это
положение либо самоочевидно, либо доказано – как вам больше нравится. Ну,
а коль скоро вещи существуют независимо от нас, то есть
независимо от нашего восприятия, и это касается не только какой-
то отдельной вещи, но и всего мира, и в то же время они
существуют только в восприятии – значит, они существуют в
восприятии такого существа, которое способно объять своим
восприятием весь мир. Иными словами, в восприятии
бесконечного духа, бытие которого, стало быть, доказано. Все. Бог и
есть бесконечный дух. Очень просто. Можно сказать: Ну, а может быть,
несколько духов есть таких, которые воспринимают – один дух одну часть
мира, другой – другую? На это Беркли выставляет дополнительный довод:
наш мир целесообразен и гармоничен, а наличие нескольких духов
свидетельствовало бы против его единства. Поэтому дух должен
быть один. Ну, как вам такой аргумент? Аргумент любопытен прежде всего
тем, что он опирается на догматически принятый тезис о существовании
вещей вне нас – вот, пожалуй, один из самых коренных парадоксов
философии Беркли. Философ, которого обвиняли в солипсизме, в
действительности совершенно без всяких доказательств, аксиоматично
признает бытие внешнего мира. Это действительно парадокс.
Соответственно, теперь посмотрим все-таки более подробно на эту
картинку. Значит, вещи существуют в зависимости от восприятия Бога – это
мы теперь понимаем. От моего индивидуального восприятия они не зависят.
То есть все остается здесь, как и было, в общем-то; как мы себе и думали. Во-
первых, мы, с точки зрения здравого смысла, - совершенно справедливо
говорит Беркли, - мы никогда не будем дуплицировать мир на образы
и вещи сами по себе, как это делали Декарт, Гоббс и все остальные (почти
без исключения). Мы не будем это дуплицировать, говорит Беркли, и я не
дуплицирую, говорит он. Вот то, что мы сейчас воспринимаем – это и есть
вещь. И здравый смысл утверждает, что она существует независимо от нас,
правда? Так и я утверждаю. Но тут перед ним (даже в признании всей
В.В.Васильев - 17 - Беркли


изящности этих решений), перед Беркли возник ряд проблем. Эти проблемы,
в основном, связаны с трудностями, которые возникают здесь для
христианской догматики. Ну, прежде всего: воспринимает ли Бог вещь
так, как воспринимаем ее мы, или – вот когда никто на эту вещь не
смотрит – или он воспринимает ее как-то по-особому, иначе?
Простой, казалось бы, вопрос, но очень для Беркли небезболезненный,
скажем так. Тут ясно, что ситуация достаточно тупиковая для него.
Действительно, ведь не просто… я воспринимаю эти часы, вы
воспринимаете... – мы видим их под разным углом. То есть немножко другие
образы у вас у всех. Так? Каждый из этих образов – идея, по Беркли. И теперь
спрашивается: а какую идею Бог-то имеет, этих часов? Такую, какую у меня в
данный момент, или такую, как у вас, или … еще бесконечное множество
идей? Ведь мы можем отыскать бесконечное множество углов зрения по
отношению к этим часам. И все эти углы, по идее, должны присутствовать. И
что же каждый из углов – это отдельная идея в Боге? Или он воспринимает не
эти вот часы в их явленности нам, а сущность, может быть, он
воспринимает, часов? Похоже, что Беркли склоняется именно ко второму
ответу; он говорит, что Бог воспринимает не идеи, как мы
воспринимаем, а архетипы. Но, сказав это, он, по сути дела, если
вдуматься, возвращается к дуплицированию мира. Ведь опять... возникает
такая картина: есть, значит, души; у этих душ есть перцепции. За этими
перцепциями стоят архетипы этих перцепций, а потом уже Бог, который эти
архетипы воспринимает.
Скажите, в чем разница этой концепции с традиционной (есть душа; она
воспринимает идеи; за этими идеями стоят не во всем похожие на эти идеи
материальные вещи; и есть Бог)? Разница, вы можете сказать, в том, что идеи,
– вот эти архетипы, воспринимаемые Богом, существуют, только пока он их
воспринимает, а вещи обладают самостоятельным существованием. Но этот
аргумент абсолютно бьет мимо цели, сразу же должен вам сказать, потому что
ни один ни новоевропейский, ни средневековый философ никогда
не согласится с тем, что вещи материальные существуют
независимо от Бога. Ведь все эти вещи материальные ежесекундно
заново творятся Богом. Эту доктрину все принимали – по сути без
В.В.Васильев - 18 - Беркли


исключений. А раз вещи творятся Богом, а если Бога бы не было бы, то они бы
сразу же пропали (потому что они не самодостаточные и нуждаются в
добавлении бытия), то тогда разницы не видно.
- И это даже объясняет то, что Бог мыслью управляет Вселенной.
Потому, что это не разнородные материи - материя и дух не разнородны,
а материя есть феномен, который имеет духовное содержание. Тогда
вообще понятно, что Бог управляет мыслью. И понятно, что мы мыслью
управляем нашим телом, из ума – вот то, над чем Декарт и Мальбранш…
Ну, да. Тут вот такие проблемы снимаются во многом.
Психофизическая, она практически неактуальна для Беркли. Ну, вот, правда,
если продолжать все эти рассуждения, можно сказать, что есть разница,
потому что те, кто признавали материальное бытие предметов, за образами
стоящих, те еще допускали возможность идей в разуме Бога. Вот такая
иерархия была: Бог, у него в разуме идеи, потом вещи, потом образы, и
воспринимающие души. А у Беркли сокращается все равно на одно звено:
только Бог, потом идеи – вот эти архетипы, образы – и души.
- А вот как можно мыслить, хотя бы приблизительно, сущности
вещей (или архетипы)?
А вот на этот-то вопрос Беркли как раз не отвечает, и ответить на него он
практически не может; потому что здесь любой ответ будет недостаточным.
Поэтому он просто обходит эту тему, подробно на этот счет не говорит. Ну,
мыслит, скорее, в таком, платоновском ключе. Неслучайно он
придерживался платонических теорий в своих поздних
сочинениях. Другое дело, позволяет ли это снять все проблемы: а
свободна ли платоновская концепция идеи от противоречий? Тоже
неясно. Сам Платон их находил в своей теории... вспомните диалог
«Парменид»: он прямо пачками вбрасывает эти противоречия теории идей.
Так что подвешенность такая сохраняется. Ну, если даже признать, что все-
таки есть существенное некоторое отличие за счет сокращения одного звена –
хотя это неочевидное сокращение, (в отличие от традиционного взгляда на
Беркли), то новая трудность, которая перед ним возникла, - теологического
порядка, она вообще, пожалуй, снивелировала даже и это различие.
В.В.Васильев - 19 - Беркли


Ведь Беркли столкнулся с такой проблемой. Ну, хорошо, если нет этой
материи объективной, так как же объяснить творение, о котором
говорится в Библии? В чем состоит творение? Обычно творение так
понимается: есть Бог, его разум, наполненный идеями, потом он волевым
актом из ничего и сообразно этим идеям создает материальный мир. А здесь
его нет, этого мира. Что же он тогда создает? Или что, Библия ошибается?
Беркли не может, так сказать, принять, естественно, тезис об ошибочности
Библии, и должность заставляет его здесь выходить из этого положения. Он
находит гениальный выход, с одной стороны, но еще более
традиционализирующий его философию при этом, несмотря на то, что
внешне очень необычно звучит его решение. Он говорит: Творение есть
ничто иное, как открытие доступа конечных духов к созерцанию
идей. Не слишком ясная формулировка, но, тем не менее, если вдуматься,
понятно: вот есть Бог с его идеями, его идеи. Эти идеи, так сказать, могут быть
сообщены конечным духам, а могут быть не сообщены. Бог может оставаться
замкнутым внутри самого себя, а может открыться для конечных духов,
которые предполагаются уже сотворенными здесь. Если Бог существует в
состоянии открытости для конечных духов - то мир сотворен. Если
Бог закрыт для проникновения со стороны конечных духов, точнее
говоря, не сообщает эти архетипы конечным духам - то тогда
творение еще не произошло. Стало быть, мы должны различать – все-
таки еще одна ступенька у нас появляется: Бог как бы сам по себе, со
своими идеями и Бог в открытом состоянии... то есть закрытые архетипы,
открытые архетипы, идеи и души. Теперь полностью схема
традиционализировалась: Бог, чисто интеллектуальные, т. е. находящиеся
внутри его сущности идеи, вещи, образы, души. Звеньев столько же, и можно
показать, что они параллельны.
Тем не менее, все-таки, как ни крути, но онтология Беркли, несмотря на
эти явные параллели, ближе все-таки не декартовской, а лейбницевской
схеме: так же как и Лейбниц, Беркли признает существование множества... то
есть признает плюральность духовных субстанций. Точно так же. У
Лейбница было бесконечное множество монад, у Беркли - духи. У
Лейбница была сверхмонада, у Беркли - Бог (ну, у Лейбница эта
В.В.Васильев - 20 - Беркли


сверхмонада - тоже Бог). Духи обладают идеями и волей. С помощью
волевых актов человек может, во-первых, что-то менять, так сказать, в своих
ощущениях; ориентироваться, как бы, в них; ну, и главная область
применения – это операции комбинирования мыслей. Дело в том, что, как и
Локк, естественно, Беркли признает идеи нескольких видов: есть идеи
ощущения и есть идеи рассудка, воображения. Идеи рассудка, воображения
скопированы с идей ощущения. Потом их можно комбинировать... ну, в
общем, производить все те традиционные действия, которые описывает Локк
в своем «Опыте о человеческом познании». В этом плане Беркли довольно
традиционен. Так же традиционен он в вопросе о том, что сущность своей
души, простоту ее природы, мы познаем с помощью рефлексии. Помните,
рефлексия – «внутреннее чувство» у Локка? Все эти изменения в наших
ощущениях производятся непосредственно Богом в нас. Ощущения – первый
уровень идей – они проистекают от Бога. Мы, кстати, можем от наличия того,
что эти ощущения независимы от нас в их течении тоже заключить к бытию
какого-то духа, который их порождает более мощными, нежели у нас
волевыми импульсами – это второе доказательство бытия Бога, которое тоже
у Беркли можно найти. Но, тем не менее, мы обладаем собственными
возможностями, мы тоже можем комбинировать идеи; но не ощущения, а
идеи второго порядка.
А идеи души у нас нет, еще раз подчерку потому, что поскольку всякая
деятельность проистекает от Бога, то если мы говорим о физических законах,
взаимодействиях, то мы можем лишь сказать, что одна идея ощущения
является знаком дугой. Наблюдая регулярные последовательности и видя их
повторения, мы можем предвосхитить, что что-то повторится похожее,
но мы не можем сказать, что это первое вызвало, породило второе –
порождает Бог. Вот в этом смысле - идеи пассивны. Но душа-то наша
активна: мы можем комбинировать идеи, действовать каким-то образом –
поэтому у нас нет идеи души – такая логика здесь у Беркли. Но это не
значит, говорит он, что у нас нет понятия души: понятие души у нас есть.
Т.е. здесь просто терминологическое различение: понятие есть, и это
понятие приобретается путем рефлексии (т.е. внутреннего чувства).
В.В.Васильев - 21 - Беркли


Хотя некоторые пытаются это оспорить, сказать, что тут речь идет у Беркли об
умозаключениях…
- Т.е. у нас нет идеи души потому, что она активна?
Терминологически так у Беркли: нет идеи души именно в силу ее
активности. А в идеях самих по себе нет никакого представления об
активности – это как смена декораций происходит: что-то вроде (если уж мы
сегодня вспоминаем о Платоне) этого знаменитого проноса кукол над
ширмой, отображающихся в пещере, в которой мы сидим. Помните этот
«Миф о пещере»: мы видим тени, а тени эти возникают от того, что у входа за
ширмой ходят люди и несут в руках кукол – эти куклы как раз отображаются
на стенах пещеры и воспринимаются нами за реальный мир. Никаких
связей между этими куклами нет, разумеется – они не влияют друг
на друга, они совершено бессильны и лишены энергетических
возможностей – также, вот обстоит дело и с идеями. Доказательство,
еще раз, очень простое: мы не видим непосредственной передачи
воздействия от идеи к идее. За одной идеей может последовать все,
что угодно: это значит, что одна из них с необходимостью другую не
влечет… А значит, что и действенной силы мы здесь не наблюдаем.
Она известна Богу – эта внутренняя связь идей, но нам она закрыта для
понимания. Вот таков, в целом, Беркли.
И последнее, что я скажу о нем - зафиксирую обещанное мною
различие между лейбницевской и берклиевской онтологиями (при
всем их сходстве, которое мы зафиксировали). Ведь кажется, что системы их
конгруэнтны практически (у того есть воля, у Лейбница тоже: монады
обладают перцепциями и стремлением…). Но разница состоит в том, что, во-
первых – Беркли не сторонник бессознательных перцепций; и это
отличает его учение о душе (и вообще отологию) от лейбницевской.
Лейбницевские монады это островки – ничтожнейшие островки
сознательного (в лучшем случае), в океане бессознательных перцепций. А у
Беркли все по сути ограничивается сознательной жизнью – в этом он
последователь Локка и Декарта. Вспомните, Лейбниц использовал свою
теорию бессознательных перцепций, чтобы объяснить, откуда в душе
возникают новые ощущения: ведь монады замкнуты, «не имеют окон», и
В.В.Васильев - 22 - Беркли


поэтому они из себя должны черпать содержание своих ощущений. Но для
Беркли здесь нет никакой проблемы: эти новые ощущения
доставляются нам непосредственно Богом – Бог не нуждается в окнах,
чтобы к нам войти. Это ведь и Лейбниц признавал, он тоже говорил, что
монады поддерживаются в их бытии Богом: значит, он допускал-таки какое то
влияние на монаду. Но почему же он тогда так непоследовательно рассуждал,
что из самих себя монады должны черпать содержание своих перцепций (и
сами эти перцепции)? Значит, надо допустить, что и это содержание тоже от
Бога происходит – это гораздо понятнее и логичнее. Ну, Беркли не касался
лейбницевских работ, он здесь самостоятельно развивался… Не испытал
сильного влияния хотя бы потому, что главная работа Лейбница вышла в тот
же год, что и «Трактат о принципах…». А мелкие работы Лейбница
неизвестны были. «Монадология» вообще позже была написана, даже позже
«Трех разговоров…». Вот в этом существеннейшее различие.
Ну и понятие предустановленной гармонии также не
актуально для берклиевской системы, потому, что здесь нет этих
замкнутых монад опять-таки, нет у них своих внутренних программ и нет
необходимости так все точно заранее согласовывать: совпадения, пересечения
индивидуальных судеб монад – можно все это решать непосредственно. В
этом плане онтология Беркли действительно ближе мальбраншевской
концепции «суетливого Бога», который все делает без конца: перемещает,
вызывает ощущения…
Философия Беркли оказала весьма серьезное влияние. Вы уже поняли,
что, скажем, во Франции в XVIII веке ее воспринимали как каприз, как
причуду какую-то толком не понимая вообще, о чем говорит Беркли, и
считали его субъективным идеалистом. Но если говорить о его влиянии на
английскую философию, то здесь у него был достойный приемник (учеником
его трудно назвать, это был очень самостоятельный философ) – Дэвид Юм
(1711-1776), о котором мы сейчас будем говорить. Он много ссылался на
работы Беркли, некоторые его теории он использовал в своих сочинениях – к,
примеру, теорию абстракций он взял у Беркли, открыто сославшись на автора
и модифицировав ее немножко. Вот это рассуждение о субъективности
первичных качеств тоже играет определенную роль в системе Юма, хотя он и
В.В.Васильев - 23 - Беркли


не придавал ему безусловной значимости, не считал это доказанным, что ли,
доводом: мог лишь рассматривать его как таковой, но не безоговорочно (это
для него было не очень принципиально). Юм говорил, что философия Беркли
может служить истинным источником скептицизма – такое суждение он
высказывал о ней; хотя - с изумлением добавлял Юм – сам автор считает, что
опровергает скептицизм, борется с ним… а в действительности она приводит
человека в недоумение, вызывает интеллектуальную оторопь – а это и есть
скептическое состояние, резонно замечает Юм. И в этом плане ему можно
поверить потому, что он был, как говорил Кант, самым выдающимся из
современных скептиков. Как-то, в лекциях по логике в конце (17)60-х годов,
рассказывал Кант о Юме и вот такую выдал формулировку; подробно
описывал его сочинения, сборник которых вышел как раз в то время в
Германии…
Ну… итак, переходим к Юму (все достаточно гладко у нас получается).

<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>