<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

По данным М.Н. Гернета:
там же с 1913 по 1927 г. (от 8 до 21 года) — 6,0606 [3, с. 100];
По данным автора:
в Великобритании с 1969 по 1986 г. — 21,9655% [6];
в Италии с 1985 по 1994 г. — 4,0849% [7];
в Германии с 1970 по 1991 г. — 21,2321% [8];
в Болгарии с 1985 по 1994 г. — 7,6303% [9];
в Швеции с 1983 по 1994 г. — 10,4495 [10].
По данным В. Зимина:
в России с 1989 по 1990 г. - 14,8812 [11, с. 44];
По данным М.Н. Гернета:
в СССР (РСФСР, БССР, Закавказская СФСР, Узбекская ССР, Туркменская ССР) в 1926 г. — 19,8 [3, с. 127];
в Австрии с 1881 по 1907 г. осужденных юных преступников (11—20 лет) было в среднем 21,88% от числа взрослых осужденных [12, с. 5].
во Франции с 1912 по 1922 г. несовершеннолетних в общей структуре всех преступников было в среднем 18,009%, а рецидивистов за тот же период — 28,7465%, или в совокупности 46,7555% от общей численности всех осужденных. Здесь необходима поправка на два обстоятельства: первое — отсутствие данных о рецидивистах среди молодежи, второе — небольшая погрешность, обусловленная наличием разных знаменателей, оснований — обвиняемые и осужденные. Однако названные обстоятельства не влияют на полученные результаты, в частности, сумма несовершеннолетних преступников и рецидивистов неизменно тяготеет к 45% от общего числа зарегистрированных преступников [3, c. 54].
Беспорядочный разброс статистических данных, который мы наблюдаем в различных группах стран, обманчив. Внимательно посмотрев на географическую карту мира или его соответствующего региона, можно обнаружить, что разброс количественных данных по какой-либо одной категории преступников подчиняется закономерности — в случае обнаружения в одной из стран отклонения от средней величины в меньшую сторону, в противоположной стороне (север— юг, запад—восток) можно найти страну или группу стран с соответствующими количеством населения, статистические показатели которой способны его сбалансировать своими показателями в другую сторону. Например, в соответствии с данными Э. Ферри, Пруссия, Ирландия зафиксировали в период с 1871 по 1877 г. количество лиц несовершеннолетнего возраста в общей доле преступников 5,4% и 12,2 соответственно при среднем показателе 19,92%. За этот же период Англия и Уэльс, Швеция, зафиксировали количество несовершеннолетних в общей структуре социума преступников 41,9%, 38,7% соответственно. Англия и Уэльс — север, Пруссия — юг, Ирландия — запад, Швеция — восток. Конечно же, деление на север—юг, запад—восток условно и не подлежит строгой интерпретации. Подобные закономерности можно обнаружить при любом сравнительном исследовании, проведенном как минимум на уровне регионов мира. Например, доля женщин или доля рецидивистов в общей структуре социума преступников.
Таким образом, можно констатировать: если в одной стране зафиксировано отклонение от заданной средней величины (численности) той или иной категории преступников, то аналогичное отклонение, однако в противоположную сторону, обязательно наблюдается в другой стране или группе стран с приблизительно такой же численностью населения и соответствующим географическим положением.
Из всего сказанного выше следует вывод — зная фазы колебаний (период колебаний) количественных показателей, характеризующих численность тех или иных категорий преступников в конкретных странах, и среднюю величину соответствующего показателя в регионе мира, в мире в целом (в зависимости от уровня изучаемой системы), можно вычислить фазу колебаний этих показателей в оставшихся странах независимо от наличия или отсутствия необходимых статистических данных. Ведь, как мы выяснили, между географическим положением страны, численностью ее населения и показателем численности части или элемента социума преступников как системы существует поддающаяся вычислению зависимость.

Рецидивисты
По данным Е. Тарновского:
в России с 1885 по 1905 г. рецидивистов насчитывалось в среднем — 23,3667% от числа осужденных общими судебными установлениями (по всем — за исключением Тифлисского — судебным округам), с 1893 по 1905 г. — 17,4692% от числа осужденных мировыми судебными установлениями (кроме Тифлисского судебного округа) [13, с. 66—67].
По данным А.А. Герцензона:
доля рецидивистов в 19 странах Европы с 1928 по 1932 г. в среднем составила 33,921% в общей структуре всего социума преступников [14, с. 161].
Мы показали, что наблюдается корреляция между географическим положением, численностью населения страны/стран и показателями количества несовершеннолетних в социуме преступников (данные В. Зимина). Проверим теперь, верны ли наши предположения на примере другой категории преступников, а именно рецидивистов. Воспользуемся данными А.А. Герцензона за 1928—1932 гг., когда количество рецидивистов составляло: в Бельгии — 41,8% (запад), в Австрии — 54,5, Швейцарии — 45,5; Финляндии — 47,6 (север), Болгарии — 10,7, Польша — 3,8, Венгрия — 10,8 (юг—восток); Португалия — 16,7% (юг) [14, с. 161].
Разумеется, еще предстоит доказывать верность выявленных нами зависимостей, привлекая обширный статистический материал за продолжительный период времени. Однако, даже на первый взгляд, ясно видно — резкие отклонения от заданного среднего показателя в системе наблюдается, как правило, именно в ее противоположных (юг—север, запад—восток) частях. Говоря о Болгарии, Польше и Венгрии, мы указали эти направления условно, так как скудость статистики не позволила нам сделать это точнее. Добавим, что найденные нами зависимости — географическое положение, численность населения, численность той или иной категории преступников — просматриваются не только на уже приведенных нами примерах, а именно численность несовершеннолетних преступников и рецидивистов. Они наблюдаются и в случае, если мы будем рассматривать такие категории преступников, как женщины, лица, совершившие преступления а) тяжкие, б) по неосторожности и т.д. В этом контексте мы, естественно, имеем в виду мировой социум преступников как систему.
По данным Kovacsics Katalin Nagy:
рецидивистов среди обвиняемых в 1967 г. (15 стран) в среднем зафиксировано 36,2076% [15, с. 96].
В результате проведенного автором исследования в 6 странах (Норвегия, Румыния, Бельгия, Греция, Венгрия, Россия) с 1973 по 1995 г. средний показатель двух категорий осужденных — несовершеннолетних и рецидивистов — составил 46,9581% (идеальное распределение 45%). Отклонение здесь объясняется тем, что из шести случаев всего дважды (Норвегия, Россия) мы учитывали численность несовершеннолетних преступников.
Таким образом, несмотря на различия — и возрастных рамок несовершеннолетия (например, Румыния — 14—18 лет, Бельгия — 14—21, Греция — 13—20, Россия — 14—18), и географического положения, и уровня экономического развития и многого другого, — сумма двух долей осужденных: несовершеннолетних преступников и рецидивистов тяготеет к 45% от общего числа всех осужденных. Это еще раз подтверждает наш вывод: именно эти категории преступников составляют “ядро”, служат фундаментом их социума, являются носителями криминальной субкультуры. А в итоге, позволяют существовать и нормально функционировать такому социальному явлению, как преступность.
По данным коллектива авторов ВНИИ Проблем укрепления законности и правопорядка в ЧССР, ПНР, ВНР за период с 1970 по 1986 г. сумма двух категорий осужденных составила 47,4567% [16, с. 29—49].
Ниже приводятся табл. 1—6, включающие статистические данные из ежегодников различных стран мира, а также сводная табл. 7.
Женщин в среднем от числа всех преступников, %
По данным М.Н. Гернета:
в СССР с 1925 по 1928 г. — 14,15 [3, с. 133, 141];
в Германии с 1913 по 1928 г. — 21,856 [3, с. 134];
в Великобритании с 1913 по 1927 г. — 15,011 [3, с. 136];
в Австрии с 1910 по 1922 г. — 20,3 [3, с. 137];
в Бельгии с 1908 по 1912 г. — 24,22 [2, с. 134];
в Финляндии с 1906 по 1927 г. — 4,0871 [3, с. 138];
в английской колонии Южной Африки с 1913 по 1927 г. — 10,6667 [3, с. 139]. В английской колонии Новой Зеландии за тот же период — 5,9467 [3, с. 139];
в Италии с 1906 по 1921 г. - 22,57 [3, с. 140];
В 14 странах с 1904 по 1910 г. — 11,0625 [2, с. 134].
По данным В. Зимина:
в 14 странах с 1989 по 1990 г. — 12,7071 [11, с. 44].
По данным автора:
в Швейцарии с 1969 по 1986 г. — 6,9713% [17];
в Дании с 1979 по 1986 г. — 8,8031% [18];
в Болгарии с 1985 по 1994 г. — 12,5646% [9];
в Финляндии с 1970 по 1986 г. — 8,9037% [19];
в Швеции с 1983 по 1992 г. — 14,5919 [10].

Лица, совершившие тяжкие преступления в числе всех зарегистрированных преступников
По данным М.Н. Гернета:
австралийским колониям Великобритании (Новый Южный Уэльс, Виктория, Квинсленд, Южная и Западная Австралия, Тасмания, Северная территория) с 1914 по 1927 г. — 26,7714 [3, с. 41];
в Великобритании преступники, совершившие преступления требующие обвинительного акта, с 1913 по 1927 г. — 9,953 [3, с. 136].
В соответствии со статистическими ежегодниками стран Великобритании (1969—1985 гг.) и Швеции (1983—1992 гг.), по данным автора [6, 10], доля лиц, совершивших тяжкие преступления, в общем числе всех зарегистрированных преступников в среднем составила соответственно 19,6608 и 18,03%.


Лица, совершившие неосторожные преступления
Исследование строилось следующим образом: нами взята за основу статистика дорожно-транспортных происшествий в Европе и в Северной Америке, которая учитывала только те происшествия, которые повлекли за собой телесные увечья или смерть хотя бы одного из участников и автоматически квалифицировались как преступления, совершенные по неосторожности в соответствии с действующим уголовным законодательством.
В первой колонке табл. 8 стоит порядковый номер, во второй — название страны, в третьей — реальное число ее населения, в четвертой — предполагаемое число преступников (т. е., как мы помним, 5,6% от общей численности населения), в пятой — предполагаемое число лиц, совершивших преступления по неосторожности, (вычисляется как 5,6% от общей численности предполагаемых преступников) и в шестой — реальное число дорожно-транспортных происшествий с тяжкими последствиями (взято из статистического справочника ООН). Число стоящее, внизу таблицы, выражается в процентах и составляет долю от числа в третьей колонке (идеальный процент — 4,2, или приблизительно 75% от числа всех лиц, совершивших преступления по неосторожности).
Именно на основе статистики дорожно-транспортных происшествий можно с достаточной степенью точности проследить изменение результата, его отклонение от средней величины при неполной выборке исследуемых элементов. При этом обнаружилась прямо пропорциональная зависимость — чем меньше стран в изучаемом социуме, тем больше ошибка, и соответственно, наоборот (другими словами, существует обратно пропорциональная зависимость между числом элементов в изучаемой системе и ошибкой, получаемой в результате ее исследования).
Например, как только количество изучаемых стран в Европе становится больше 30 (данные за 1992, 1993, 1994 г. — табл. 16—18) наблюдаемые отклонения становятся минимальными. В случае уменьшения количества стран резко увеличивается отклонение (данные за 1955, 1960, 1965, 1970, 1975, 1980, 1985, 1990 г. — табл. 8—15). Зависимость по этому показателю хорошо прослеживается по всем регионам мира.
Казалось бы, насколько случайным должен быть сам факт дорожно-транспортного происшествия, повлекшего тяжкие увечья или смерть, — однако и он поддается вычислению. Перечислим спектр условий, влияющих на частоту дорожно-транспортных происшествий: а) количество автомобилей на душу населения; б) состояние дорог; в) культура водителей и пешеходов; г) иные факторы.
Соответственно если рассматривать дорожно-транспортные происшествия как систему, то она функционирует циклично и в режиме саморегуляции, поэтому статистика не регистрирует превышения процента, заданного теорией модульного социума. Другими словами, можно прогнозировать количество дорожно-транспортных происшествий, в результате которых произойдут тяжкие телесные увечья или смерть хотя бы одного из его участников.
Результаты наблюдения, проведенного автором за достаточно продолжительный период показали, что:
1) количество фактических дорожно-транспортных происшествий приблизительно совпадало с предполагаемым количеством неумышленных преступников. Погрешность результатов необходимо отнести к объему выборки, недостаточности информации об изучаемой системе;
2) очень четко прослеживается уровень численности неумышленных преступников в Европе, а именно приблизительно 4,2% от общего числа преступников;
3) явление устойчиво, следовательно, доля дисгармонии в общем числе предполагаемых преступников действительно присутствует и четко выражена;
4) кроме того, а) статистические данные по дорожно-транспортным происшествиям четко подтверждают: число предполагаемых в обществе преступников составляет 5,6% от общей численности населения; б) это верно для любой страны, несмотря на уровень развития автомобильной промышленности, количество автомобилей на душу населения и т.д.
Конечно же, скептик возразит: было бы удивительно если бы не подтвердилась теория внутри самой теории. Но отметим, что нами были использованы данные как уголовной статистики каждой страны, так и статистики дорожно-транспортных происшествий. Совершенно различные области, огромный массив чисел, наличие множества, на первый взгляд, случайных факторов, и несмотря на все это удивительная гармония чисел и полная взаимная согласованность как по вертикали, так и по горизонтали.
3.2. Америка

3.2.1. СФЗ внешнего характера

В период с 1970 по 1990 г. регистрировалось приблизительно от 60 до 70% преступников от их общего предполагаемого числа (на основании данных ежегодника), что является наивысшей точкой в развитии (функция развития новых отношений — 69/31). Объективно в США зарегистрировать больше лиц в качестве преступников в соответствии с действующим законодательством невозможно. При этом среди преступников, конечно же, наблюдается высокий процент лиц, не имеющих американского гражданства (до 30%), благодаря чему и происходит сохранение преступной субкультуры, фундамента, на котором стоит такое социальное явление, как преступность.
По данным М.Н. Гернета:
в Канаде с 1910 по 1928 г. 1 тыс. 927 совокупности за менее серьезные преступления и за тяжкие (34,4107%) [3, с. 37];

3.2.2. СФЗ внутреннего характера

Несовершеннолетние преступники в среднем от числа всех зарегистрированных преступников в США и Канаде, %
По данным В. Зимина:
с 1989 по 1990 г. — 19,45 [11, с. 44].
По данным Э.Б. Мельниковой:
в 1960 г. — 12 [20, с. 87];
в 1966 г. — 14,3 [20, с. 5].
По данным автора:
в США, с 1970 по 1987 г. — 21,7 [21].
Рецидивисты в числе всех осужденных в среднем, %
По данным А.А. Герцензона:
в Канаде с 1929 по 1932 г. — 24,8;
в США с 1929 по 1930 г. — 33,2, или по Северной Америке — 29 [14, с. 161].

Лица женского пола в социуме преступников в среднем, %
По данным В. Зимина:
в США и Канаде с 1989 по 1990 г. — 16,25 [11, с. 44].

Лица, совершившие тяжкие преступления в социуме преступников в среднем, %
В соответствии с данными статистических ежегодников США с 1970 по 1987 г. — 22,647.

Лица, совершившие неосторожные преступления в социуме преступников
3.3. Африка

3.3.1. СФЗ внешнего характера

По данным Ф.М. Решетникова:
в Свазиленде, Ботсване, Лесото, Алжире, Камеруне (южном), Малайе, Сомали, Гане, Танзании, Гамбии, Нигерии с 1958 по 1961 г. количество лиц, преданных суду в среднем составило 1 тыс. 560 на 100 тыс. населения [22, с. 21].
По точному замечанию Р. Кларка: “О большинстве совершаемых преступлений никогда не сообщается в полицию. О значительной их части поступающая в полицию информация отличается неточностью. Часто неправильные данные, предназначенные для создания впечатления, что новый шеф полиции хорошо стравляется со своими обязанностями, или для того, чтобы поддержать движение в пользу увеличения штата полиции. Часто бывает так, что кажущийся рост преступности на самом деле отражает более эффективную работу полиции или улучшение регистрации преступлений” (курсив мой. — Д. Л.) [23, с. 57].

3.3.2. СФЗ внутреннего характера

Несовершеннолетних преступников в социуме преступников в среднем, %
По данным Т. Петрова:
в Гане в 1960 г. приблизительно 1,6 [24, с. 40].
По данным Ф.М Решетникова:
в Свазиленде с 1959 по 1963 г. — 7 [22, c. 42].

Рецидивистов в числе осужденных преступников в среднем, %
По данным Ф.М. Решетникова:
в Тунисе с 1947 по 1962 г. — 52,422 [22, с. 69];
в Гане в 1962 г. — 43 [22, с. 70];
в ЮАР с 1945 по 1963 г. — 43,8646 [22, с. 73].
По данным А.А. Герцензона:
в Южно-Африканском союзе в 1932 г. — 16,3 [14, с. 161];
в Алжире и Тунисе с 1929 по 1931 г. — 5,1 [14, с. 161].

Женщин в среднем в общем числе преступников, %
По данным Ф.М. Решетникова:
преданных “подчиненным” судам в Танзании с 1955 по 1962 г. — 1,2707 [22, с. 56];
преданных “подчиненным” судам в Свазиленде с 1961 по 1963 г. — 11,9303 [22, c. 56];
в Гане с 1956 по 1962 г. — 4,8747 [22, с. 57].
По данным M. B. Кlinard, D. J. Абботт:
в Кампале в 1968 г. — 4,0752 [25, с. 94].
По данным ООН:
с 1975 по 1980 г. в четырех странах Африки (Уганде, Южной Африке, Марокко, Маврикии) — 4,0697 [26, с. 208].

Лица, совершившие тяжкие преступления
По данным Ф.М. Решетникова:
“При анализе структуры преступности в странах Азии и Африки прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что в общем числе, совершаемых в той или иной стране преступлений, как правило, преобладают мелкие, малозначительные преступления” [22, с. 25].
В открытой печати существуют огромные массивы разрозненных статистических данных, характеризующих за тот или иной период категории преступников, в том числе и лиц, совершивших тяжкие преступления. Однако выявление и систематизация этого материала требует огромных усилий и пока, к сожалению, автор не располагает достаточным количеством соответствующих статистических данных.

Лица, совершившие неосторожные преступления.
К сожалению, автор и в этом случае не располагает достаточным количеством статистических данных.

3.4. Азия

3.4.1. СФЗ внешнего характера

По данным Ф.М. Решетникова (на 100 тыс. населения):
в странах Азии (Гонконге, Сирии, Ираке, Индии, Индонезии) количество лиц преданных суду с 1958 по 1961 г. 3 тыс. 277 [22, с. 21].
По данным Т. Петрова:
в Индонезии в 1960 г. было зарегистрировано 152 тяс.473 преступника на 1млн населения, или 0,1525% (ничтожно малая часть) [24, с. 40].

3.4.2. СФЗ внутреннего характера

Несовершеннолетние преступники
По данным Т. Петрова:
в Бирме в 1960 г. из общего числа лиц, совершивших преступления (222 тыс.252), несовершеннолетних было 1.681%;
на Цейлоне в 1960 г. из общего числа преступников (51 тыс. 251) несовершеннолетних было 1.174%;
в Индонезии из общего числа 152 тыс. 473 зарегистрированных в 1960 г. преступников, несовершеннолетних – 6.258% [24, с. 40].
По данным Э.Б. Мельниковой:
в Сирии доля несовершеннолетних в общем числе осужденных в период с 1955 по 1963 г. в среднем составила 5,244% [27, с. 21].
По данным Ф.М. Решетникова:
в Восточном Пакистане доля несовершеннолетних (12— 21 лет) в общем числе осужденных с 1948 по 1959 г. в среднем 24, 25% [22,с. 52].

Рецидивисты
По данным А.А. Герцензона:
в Иране с 1929 по 1932 г. доля рецидивистов в среднем составила 66,3% среди всех осужденных [14, с. 161].

Женщины
По данным Ф.М. Решетникова:
доля женщин в общей структуре социума преступников в Сирии в период с 1952 по 1963 г. в среднем составила 2,4281% [22, c. 58];
в Ираке доля женщин среди осужденных за период с 1950 по 1962 г. составила 6,0908% [22, с. 59].
По данным автора:
в Ираке с 1963 по 1974 г. — 4,8805% [28].

Лица, совершившие тяжкие преступления
По данным Ф.М. Решетникова:
“При анализе структуры преступности в странах Азии и Африки прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что в общем числе, совершаемых в той или иной стране преступлений, как правило, преобладают мелкие, малозначительные преступления, например:
в Объединенной Арабской Республике в 1960 г. было зафиксировано “преступлений” в 47 раз меньше, чем деяний, относящихся к разряду “проступков”;
в Индии в 1958 г. было зафиксировано количество серьезных преступлений в 10 раз меньше, чем иных преступлений; соответственно, число лиц, совершивших тяжкие преступления будет приблизительно также в 10 раз меньше” [22, с. 25].

Лица, совершившие неосторожные преступления
Вслед за данными, характеризующими неосторожную преступность, связанную с дорожно-транспортными проишествиями с тяжкими последствиями, включая смерть, в странах Азии приводится динамический ряд чисел, характеризующих указанную преступность в Австралии и странах Океании.

* * *
1. Каждый регион мира имеет свой цикл развития в интервале, соответствующей величины.
2. Среди стран, входящих в тот или иной регион мира, всегда можно найти государства — лидеры, государства — “середняки” и государства — аутсайдеры. Государства — “середняки”, как правило, составляют большинство и определяют положение региона по всем принятым в таком случае показателям.
3. Совокупный средний показатель численности той или иной категории преступников всех регионов мира, вместе взятых, есть не что иное, как “золотая середина”, оптимум, вокруг которого и происходят все количественные колебания.
4. Сумма численности двух категорий осужденных — несовершеннолетних и рецидивистов — тяготеет к 45% в общей доле всех осужденных — страны, региона, мира в целом, что позволяет существовать и функционировать преступной субкультуре, “фундаменту” такого социального явления, как преступность.
5. Географическое положение страны, численность ее населения и отклонение от среднего показателя по численности той или другой категории преступников — взаимосвязаны.
6. Обнаружив отклонение от средней величины, в одной стране/странах можно смело искать соответствующее ему, однако противоположное отклонение — в другой/других (юг—север, запад—восток).
7. Количество лиц, совершивших преступления по неосторожности, подтвердило тезис о размерах социума преступников и показало, что число дорожно-транспортных происшествий с тяжкими последствиями есть не случайная, зависящая от различного рода факторов (состояние дорог, автомобилей на душу населения, культура поведения на дорогах как автомобилистов, так и пешеходов и т.д.), а закономерная величина, равная приблизительно 4,2 % от общей численности социума преступников в данной стране, или около 75% от всех преступлений, совершенных по неосторожности (доля необходимой дисгармонии в социуме преступников — 5,6% от предполагаемой общей численности преступников). Оставшиеся 25% приходятся на иные преступления, совершенные по неосторожности.
8. Широкая амплитуда колебаний численности той или иной категории преступников — достаточное условие для существования преступности как социального явления.

Глава 4. СФЗ СОЦИУМА ПРЕСТУПНИКОВ
В ОТДЕЛЬНЫХ ГРУППАХ СТРАН

Абсолютное равенство при возможности
его осуществления, возвратило бы человечество к его начальной точке, и, в случае его продолжительности погрузило бы в полнейшую агонию.
А. Кетле

На основании статистических данных, представленных в энциклопедическом ежегоднике “Британики” за 1996 г. [1, р. 792—797] нами была отредактирована таблица стран [2, с. 12], ранжированных по уровню дохода на душу населения (номинальный доход) и уровню смертности. Как видно из таб. 52, в период с 1980—1986 гг. [3, с. 106—107] до 1993— 1995 гг. произошли некоторые изменения, но они незначительны, в целом общая картина сохранилась.
Все страны сгруппированы в три группы: слаборазвитые, т.е. с низким доходом на душу населения; среднеразвитые, т. е. со средневысоким и средненизким доходом на душу населения; высокоразвитые, т. е. с высоким доходом на душу населения.
4.1. Высокоразвитые страны

4.1.1. СФЗ внешнего характера

Количество зарегистрированных в соответствии с существующей процедурой преступников в группе высокоразвитых стран колеблется от 60 до 70% от их общего предполагаемого числа (наивысшая точка развития). В принципе невозможно зарегистрировать больше преступников. Около 30% от числа всех зарегистрированных преступников — иностранные граждане (в основном из средне- и слаборазвитых стран).

4.1.2. САЗ внутреннего характера

В социуме преступников высокоразвитых стран доля несовершеннолетних тяготеет к идеальному распределению — 19—20%; рецидивистов — 24—-25%; женщин — приблизительно 15, что на 36% выше среднего мирового показателя; лиц, совершивших тяжкие преступления — 24%.
Лица, совершивших неосторожные преступления на транспорте с тяжкими последствиями, в среднем составили в группе высокоразвитых стран приблизительно 14,7766%, что на 225% выше среднего мирового показателя. Другими словами, в развивающихся странах количество дорожно-транспортных происшествий с тяжкими последствиями крайне малая величина, которая с успехом восполняется в развитых странах приблизительно на соответствующую величину, но в обратную сторону.

4.2. Среднеразвитые страны

4.2.1. СФЗ внешнего характера

Количество преступников, регистрируемых в качестве таковых в соответствии с существующей процедурой, в группе среднеразвитых стран колеблется от 30 до 40% от общего предполагаемого числа преступников.


4.2.2. СФЗ внутреннего характера

В этой группе наблюдается крайняя неравномерность, широкий разброс численности категорий преступников, составляющих социум преступников в каждой из стран. Видимо, это объясняется тем характерным для среднеразвитых стран обстоятельством, что практически все — несовершеннолетние, рецидивисты, женщины, лица, совершившие а) тяжкие и б) неосторожные преступления — категории преступников состоят из “разношерстных элементов”. Средние же показатели по категориям преступников, несмотря на широкий интервал, тяготеют: у несовершеннолетних — к 19—20%; у рецидивистов — к 24-25; у женщин — к 11; у совершивших а) тяжкие — к 24—25 и б) неосторожные преступления — к 4,2% от общего числа предполагаемых преступников.

4.3. Слаборазвитые страны

4.3.1. СФЗ внешнего характера

Количество преступников, регистрируемых в качестве таковых в соответствии с существующей процедурой, в группе слаборазвитых стран колеблется от 0,1 до 19% от общего предполагаемого числа преступников. Причем практически все преступники — местное, коренное население.

4.3.2. САЗ внутреннего характера

В этой группе наблюдается высокая, превышающая мировой показатель, численность несовершеннолетних преступников. Это и понятно: практически половина населения слаборазвитых стран имеет возраст от 0 до 15 лет. Этим же обстоятельством объясняется и низкая численность рецидивистов. (Мы помним, несовершеннолетние и рецидивисты в социуме преступников составляют 45%. Соответственно, больше несовершеннолетних — меньше рецидивистов.) Численность преступников-женщин очень мала — 7% от общей численности социума преступников, что во многом объясняется национальными традициями, ролью, которую исторически играют женщины в обществе, и многими другими связанными с этим факторами. Малая численность неосторожных преступников объясняется крайне просто: в слаборазвитых странах почти не регистрируются дорожные происшествия, в первую очередь, в силу слабого развития техники как таковой.

* * *
Таким образом:
1. Можно констатировать устойчивое равновесие сложившихся показателей численности отдельных категорий социума преступников. Безусловно, эти показатели могут меняться вместе с изменением социально-экономической базы и соответственно места той или иной страны в их мировой иерархии. В частности, это видно из динамики развития социально-экономических показателей стран мира с 1980—1986 гг. по 1993—1995 гг.: изменение уровня социально-экономического развития страны влечет за собой, как правило, изменения в состоянии преступности.
Интересно отметить, что такая динамика наблюдается практически только в группе среднеразвитых стран, когда они как бы меняются местами, т. е. происходит своего рода рокировка. Заметим, что именно в этих странах мы отметили широкий разброс, интервал колебаний статистических показателей, характеризующих численность определенных категорий преступников.
2. Классификация стран по номинальным статистическим показателям (уровню дохода на душу населения, например) позволяет прогнозировать будущее в области криминальной статистики, скажем, слаборазвитой страны при переходе в группу среднеразвитых, среднеразвитой — в группу высокоразвитых и т.д., а также в обратном порядке.


Глава 5. СФЗ СОЦИУМА ПРЕСТУПНИКОВ
В КОНКРЕТНЫХ СТРАНАХ МИРА

Все, что совершается с самого великого до самого ничтожного, — совершается необходимо.
А. Шопенгауэр

5.1. Россия

В начале скажем несколько слов о статистике осужденных. Вот, что писал А.А.Герцензон: “С начала XIX века Министерством Юстиции составлялись отчеты о деятельности судов; первый отчет был издан в 1806 г. и касался сведений за 1804 г. Программа этих отчетов неоднократно изменялась.
Судебная реформа 1864 г. обусловила развитие судебной статистики. В 1871 г. были утверждены правила статистической отчетности судебных учреждений, введенные с 1 января 1872 г. Первый опубликованный том судебной статистики носил название “Свод статистических сведений по делам уголовным, возникшим в 1872 г.”. В последующие годы эти “своды” именуются иначе: “Свод статистических сведений о подсудимых, оправданных и осужденных по приговорам общих судебных мест, судебно-мировых установлений и учреждений, образованных по законоположениям 12 июля 1889 г. за ... год”. Указанные своды обрываются на 1913 г. ... Параллельно изданию “Сводов” с 1885 по 1913 гг. опубликовывались “Сборники статистических сведений Министерства юстиций. Сведения о личном составе судебных установлений Европейской и Азиатской России, пространстве и населении, а равно и деятельности судебных установлений”.
“Своды” состояли из двух частей:
1. Сведения о подсудимых по окружным судам и судебным палатам.
2. Сведения об осужденных в судебно-мировых установлениях и в учреждениях, образованных по законоположениям 12 июля 1889 г.
“Своды”, давая обстоятельный обзор своей вводной части, далее содержали детально разработанные таблицы с распределением осужденных по различным группам показателей общей численностью 41” [1, с. 150—151].
Перед нами стояла цель — собрать непрерывный динамический ряд статистических данных, характеризующих социум преступников. Соответственно мы обратились как к первоисточникам (“Своды” [2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 ]), так и к научным работам (Е. Тарновского, Ю. Хейфица и др.). См. табл. 53, а также табл. 54—55.
Примечания к табл. 53:
1. Данные за 1895, 1908, 1910 гг. — Ю. Хейфица [17, с. 3].
2. По мнению Е. Тарновского [18, с. 62, 19], реальное количество преступников в России за 1874—1912 гг. в среднем превышало число указанное в “сводах” в 14 раз.
И действительно, если числа, приведенные в табл. 53 умножить на 14, то мы получим реальное соотношение между числом преступников и числом законопослушных граждан, тяготеющее к функции сохранения сложившихся элементов 94,4/5,6.
Мы обнаружили, что разные исследователи приводят различные статистические данные за один и тот же период. При этом все они ссылались на один и тот же источник — “Своды”. И действительно, например, по данным Е.Н. Тарновского, в 1882 г. было зафиксировано 63 тыс. 609 осужденных по всей России, тогда как по данным Ю.Я. Хейфица, — 87 тыс. 995. Подобных погрешностей оказалось достаточно много в исследованиях российских ученых.
Объяснение этого факта стало возможным только после того, как автор внимательно изучил сами “своды”. Обнаружилось, что в тех местах в “сводах”, где дается общая численность населения России по губерниям за соответствующий период числа не менялись. С 1899 по 1903 г. включительно они оставались прежними, хотя совершенно ясно что численность населения подвижная величина, которая меняется практически ежегодно. Налицо, если можно так выразиться, формальное отношение к сложной, кропотливой работе.
В России при анализе структуры социума преступников мы добавили еще один модуль — преступление совершено: 1) единолично и 2) при соучастии (за изучаемый период — данные взяты из “сводов”) и проанализировали систему в целом, состоящую из четырех модулей (подробно см. ниже после табл. 55).
Глобальной функцией системы, как и ожидалось, стала функция баланса сохранения и развития при пропорции 3 тыс. и ошибке — 7,3%.
Выбор модулей был обусловлен объективным моментом — наличием полноценных рядов статистических данных за изучаемый период.
Безусловно, в некоторых данных не зафиксировано, как совершалось преступление (единолично или при соучастии), но средний процент их оказался незначителен, и не мог заметно влиять на распределение по данной качественной характеристике.
5. Мера наказания: а) лишение свободы и б) остальные.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>