<< Предыдущая

стр. 115
(из 121 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

радикального конвенционализма). Воленский справедливо считает, что позиция абсолютизма
оправдывалась принятием относительности в обосновании (в отечественной литературе,
трогательно следующей схоластичекой традиции, используется понятие закона достаточного
основания), а не относительности логических оценок. При этом Воленский тут же замечает. что он
«не рассматривает важного вопроса, находится ли многозначная логика в согласии с
абсолютизмом в философии истинности». К сказанному можно добавить, что этот важный вопрос
остается открытым, поскольку ни Лукасевич, ни Айдукевич никогда не использовали понятие
метаязыка и не пробовали дать определение истины, а третье истинностное значение, введенное
Лукасевичем и интерпретируемое как возможность, выражает ту же окказиональность о которой
писал выше Твардовский.
[198]
Tarski A. Pojecie prawdy w jezykach nauk dedukcyjnych. – Warszawa, 1933.
[199]
Ajdukiewicz K. Zagadnienia i kierunki filozofii. Warszawa, 1949. S.106
[200]
См. Ajdukiewicz K. O stosowalnosci czystei logiki do zagadnien filozoficznych — PF. — r.37/z.4,
1934. Ss.323-327.
[201]
Приведенная здесь реконструкция метода парафраз принадлежит Я. Воленскому: Wolenski J.
Filozoficzna szkola lwowsko-warszawska. — Warszawa, 1985.
[202]
Ajdukiewicz K. O znaczeniu wyrazen. — Ksiega Pamiatkowa Polskiego Towarzystwa Filozoficznego
we Lwowie.- Lwow, 1932. Ss.31-77.
[203]
Ibid, S.108.
[204]
Ajdukiewicz K. Sprache und Sinn — "Erkenntnis". — Bd. IV, 1934. S.145.
[205]
Ajdukiewicz K. Das Weltbild und die Begriffsapparatur — "Erkenntnis ". — Bd. IV. 1934.
[206]
Ibid, S.175.
[207]
Ibid, S.180/181.
[208]
Ibid, S.185/186.
[209]
Ibid, S.188.
[210]
Quine W. V. Two Dogmas of Empiricism. — In: Quine W. V. From a Logical Point of View. Cambridge
Mass., 1953. 2nd ed. Cambridge Mass., 1961; Quine W. V. Word and Object. Cambridge Mass. — N.Y.,
1960.
[211]
Ajdukiewicz K. O zwiazkach skladniowych miedzy czlonami zdan oznajmujacych. – In: Ajdukiewicz K.
Jezyk i poznanie. Vol. II. Warszawa, 1965. S. 344.
[212]
Ajdukiewicz K. Jezyk i znaczenie. — In: Ajdukiewicz K. Jezyk i poznanie. T. I. Warszawa. 1960. S.
175.
[213]
Ibid. S. 215.
[214]
Уорф Б. Л.. Наука и языкознание. – В кн.: Новое в лингвистике. Вып. 1. М., 1960. С. 175.
[215]
Термин Айдукевича "образ мира" (obraz swiata) можно было бы передать выражением "взгляд
на мир" и поставленный выше вопрос касался бы сравнения двух взглядов на мир и о истинности
каждого из них. Однако согласно принятого различения процессов и результатов термин "образ
мира" являет собой выражение результата процесса всматривания в мир, передаваемого
термином "взгляд на мир", представляющего, говоря словами Брентано, интенциональное
отношение, т.е. скорее процесс, акт. Поскольку Айдукевич разделял воззрения Твардовского на
логическую природу суждения как результат процесса суждения, то в связи с вопросом о
истинности суждения, представляющего видение мира, более допустима в переводе с польского,
как кажется, несколько неуклюжая калька "образ мира", чем "взгляд на мир".
[216]
Ajdukiewicz K. Logika i doswiadczenie. — PF, 1947, r.43 / z.1.-s.3-22.
[217]
Ajdukiewicz K. Das Weltbild und die Begriffsapparatur — "Erkenntnis ". 1934 — Bd. IV. S.194.
[218]
Ajdukiewicz K. Zagadnienie empiryzmu a koncepcja znaczenia, SF, 1(36), 1964]. Ы.3-14.
[219]
См. напр.: Смирнов В.А. Логические методы анализа научного знания.-М., 1987.
[220]
Lesniewski S. Przyczynek do analizy zdan egzystencjalnych — PF, 1911, r.14 /z. 3 , s.329-345;
Lesniewski S. Proba dowodu ontologicznej zasady sprzecznosci — PF,1912, r.15 /z.2, s.202-226.;
Lesniewski S. O podstawach ontologii. — PF, 1921, r.25/1922 ,z.4 s.561.
[221]
Lesniewski S. O podstawach matematyki — PF, 1931, r.34/z.2-3. S.160.
[222]
Lesniewski S. O podstawach matematyki.//PF, 1927, r.30/z.2-3. S.165.
[223]
Разногласия проявлялись в вопросе существования предметов общих представлений. Перед I
мировой войной заинтересованность общей теорией предметов среди учеников Твардовского
была обычным явлением. Она относилась не столько к онтологии, сколько возрождала в новой
версии спор реализма с номинализмом в вопросе существования общих предметов (Лукасевич
contra Лесьневский, взгляды которого в межвоенный период продолжал развивать Котарбинский).
[224]
Lesniewski S. O podstawach matematyki — PF, 1931, r.34/z.2-3. S.154.
[225]
Ibid, S.156.
[226]
В дальнейшем употребление термина в суждении будет обозначаться подчеркиванием, а
упоминание - закавычиванием.
[227]
Lesniewski S. O podstawach matematyki.//PF, 1927, r.30/z.2-3. S. S.183.
[228]
Ст. Лесьневский. Логические рассуждения. С.-Пб, 1913. С.4.
[229]
Там же, с.58.
[230]
Там же, с.68.
[231]
Там же, с.80-81.
[232]
Там же, с.85
[233]
Там же, с.27..
[234]
Там же, с.42..
[235]
Wolenski ([1985], S.133)
[236]
В более широком контексте исследований конца XIX — первой трети XX вв. онтология
Котарбинского может быть отнесена к традициям брентанизма, в рамках которых была поставлена
задача построения общей теории предметов.
[237]
Kotarbinski T. Elementy teorii poznania, logiki formalnej I metodologii nauk. — Lwow, 1929.
[238]
Ibid. S.254.
[239]
Kotarbinski T. Sprawa istnienia przedmiotow idealnych — PF, r.23 / 1920. S.149-170.
[240]
Лесьневский С. Логические рассуждения. С.-Петербург, 1913.
[241]
Термином "конкретизм" Котарбинский пользовался после II мировой войны, взаимозаменяя его
с «реизмом».
[242]
Смысл слова "есть" в Онтологии Лесьневского Котарбинский называл основным.
Необходимость выделения смысла слова "есть" в том, что оно употребляется также и в других
значениях, например, в таких контекстах, как "есть справедливость", где "есть" имеет значение
"существует", или же "Ян III Собеский -[ есть]- освободитель Вены". В русском языке употребление
слова "есть" в контекстах существования часто заменяется тире. В польском языке последний
пример должен иметь следующий вид: Jan III Sobieski jest wybawicielem Wiednia.
[243]
В школе Брентано интенсивно развивали теорию предметов. Онтология Лесьневского, о чем
уже было сказано выше, является формальной теорией предметов и без сомнения принадлежит к
традициям брентанизма. Подобным же образом и реизм относится к теориям предметов.
Определенно известно, что ни Лесьневский, ни Котарбинский во время создания своих теорий не
были знакомы с поздними взглядами Брентано. Вышло так, что ученики ученика Брентано пришли
к конкретизму независимо от своего философского «прародителя». К конкретизму пришли также
молодые брентанисты – Оскар Краус и Альфред Кастиль независимо от Лесьневского и
Котарбинского. Таким образом, конкретизм оказался неким естественным результатом развития
брентанизма. Вместе с тем нужно помнить, что в школе Брентано были созданы и такие теории
предметов, которые признавали существование предметов общих (Мейнонг, Твардовский). Так
Твардовский обозначил свое негативное отношение к реизму в Дневнике (от 25.IV.1932)
следующими словами: «Это главный пункт, в котором не могу себя считать полноценным учеником
Брентано». (Twardowski К. Dzienniki. T2. Warszawa-Torun. 1997.).
[244]
Необходимость упрочения позиции соматизма была вызвана тем обстоятельством, что
имеются другие теории конкретизма. Так, Лейбниц провозгласил существование только конкрет,
назвав их духовными монадами. Его конкретизм был поэтому спиритуалистический. Другим
конкретистом был Ф.Брентано, который в последней фазе своего творчества утверждал
существование тел и душ; его конкретизм был дуалистическим.
[245]
Ajdukiewicz K. Studium krytyczne: Elementy teorii poznania,logiki formalnej i metodologii nauk
Tadeusza Kotarbinskiego — PF. — r.33 /z.1 — 2, 1930. S.140-160.
[246]
Kotarbinski T. Uwagi na temat reizmu. — RF, t.12/1930-1931, nr.1-10. S.7-12.
[247]
Kotarbinski T. Fazy rozwojowe konkretyzmu. — SF, 1961 (Kotarbinski [1958]).
[248]
Для построения теории множеств этого недостаточно. В языке реизма можно выразить
отношение включения одного множества в другое, а также отношение равномощности множеств и
в результате получить только алгебру множеств. Но уже определить понятие конечного
множества, а тем более бесконечного множества в реистическом языке не удается.
[249]
Kotarbinski T. Humanistyka bez hipostaz. — Mysl filozoficzna. 1(3), 1952.
[250]
С точки зрения неопозитивизма реизм в онтологической версии является типичной
метафизикой и поэтому ненаучен.
[251]
Kotarbinski T. Realizm radykalny. — PF, r.33/1930, z.4. S.269-272.
[252]
Twardowski K. O tak zwanych prawdach wzglednych./"Ksiega Pamiatkowa Uniwersytetu Lwowskiego
ku uczczeniu piecsetnej rocznicy fundacji Jagiellonskiej Uniwersytetu Krakowskiego.-Lwow". 1900.
[253]
Lukasiewicz J. O zasadzie sprecznosci u Arystotelesa. Krakow, 1910.
[254]
Lukasiewicz J. O zasadzie wylaczonego srodka — PF.-r.13/z.3, 1910. Ss.372-373; (SF. nr.5(270),
1988. Ss.126-127).
[255]
Kotarbinski T. Szkice praktyczne. Warszawa, 1913.
[256]
Тарский привел простое обобщение аргументации Котарбинского. Допустим, что X -–это
множество истинных предложений. Истинными являются предложения множества Cn(X), т.е.
множества всех логических следствий множества X. Получаем следующее утверждение: если X
является множеством истинных предложений, то Cn(X)- также множество истинных предложений.
С позиции нигилистического толкования истинности последнее утверждение вообще не удается
сформулировать.
[257]
Например, С. Нормор.
[258]
Я. Лукасевич О детерминизме. — Философия и логика Львовско-Варшавской школы. – М.:
«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.
[259]
Там же.
[260]
Там же.
[261]
А.С. Карпенко Фатализм и случайность будущего: логический анализ. – М.: Наука, 1990.
[262]
Я. Лукасевич О детерминизме. // Философия и логика Львовско-Варшавской школы. – М.:
«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.
[263]
Lukasiewicz J. O tworczosci w nauce. / Ksiega pamiatkowa ku uczczeniu 250 rocznicy zalozenia
Uniwersytetu Lwowskiego.- Lwow, 1912. Ss.1-15; O nauce i filozofii — PF. r.18 (1915).-s.190-196;
(SF,5(270), 1988, Ss.131-135.).
[264]
Lukasiewicz J. O prawdopodobienstwie wnioskow indukcyjnych — PF.- r.12/z.2. [1909] Ss.209-210.
[265]
Хотя Лукасевич и не уточняет смысл понятия правдоподобия, которое должно было бы
приписываться индуктивным выводам, тем не менее его аргумент весьма близок к мнению
К.Поппера [1934], считавшего, что логическое правдоподобие (в смысле Карнапа) универсальных
(общих) предложений равно нулю и никакие индуктивные исследования не могут изменить этого
положения.
[266]
Lukasiewicz J. Die logischen Grundlagen der Wahrscheinlichkeitsrechnung. Krakow, 1913.
[267]
Lukasiewicz J. O zasadzie sprecznosci u Arystotelesa. Krakow, 1910.
[268]
Lukasiewicz J. O zasadzie wylaczonego srodka — PF.-r.13/z.3, [1910] Ss.372-373; (SF. nr.5(270),
1988. Ss.126-127).
[269]
Ibid, s.126.
[270]
Ibid.
[271]
Lukasiewicz J. O zasadzie sprecznosci u Arystotelesa. Krakow, 1910. Ss.51-52.
[272]
Следует отметить, что доминирующее влияние этичеcко-моральной оценки над логической
Лукасевич не формулировал явно, но оно для него было очевидным, как было оно очевидным для
Твардовского и всей Львовско-варшавской школы. В этом мотиве выразительно звучит нота
нераздельности моральных и гносеологических ценностей, присущая известной сократовской
аксиологии.
[273]
В этой связи исследователь Львовско-Варшавской школы Я.Воленский (Wolenski J. Teorie i
analizy logiczne w szkole lwowsko-warszawskiej / (Hempolinski[1987], S.69-130) свидетельствует, что
нашел только два упоминания об этой работе после 1910 г.
[274]
Конечно, и в многозначной логике возникает вопрос об отношении принципа двузначности к
принципу противоречия, а равно и к принципу исключенного среднего. Так оказывается, что
принцип двузначности может быть подвергнут сомнению по разному, в результате чего
появляются различные логические системы. Например, в трехзначном исчислении высказываний
Лукасевича не имеют места законы противоречия и исключенного среднего, а интуиционистское
исчисление обладает законом противоречия, но в нем не имеет места закон исключенного
среднего. Дело в том, что интуиционисты свой протест выражали изначально, т.е. в металогике, а
когда пришло время для интуиционистской семантики (Гедель, Гейтинг), то оказалось, что
интуиционистская система многозначна. Конечно, можно нехрисиппову логику получить
посредством исключения некоторых законов классической логики, но при этом следует указывать,
что подобные действия приводят и к нехрисипповой семантике. Лукасевич же в "Принципе
противоречия" над вопросами семантики не задумывался и, пока он так поступал, попытки
реформирования классической логики оставались безуспешными. И лишь последующие
метафизические рассуждения работы "О детерминизме" можно считать семантическими
соображениями impliciter.
[275]
Это замечание примечательно тем, что показывает как процесс, в данном случае
существования, находит свое выражение в результате посредством модальности. Таким образом
трактовка модальности как функтора сугубо экстралингвистическая, в отличие от логического
функтора, обладающего четко выраженной интралингвистической, или, как принято говорить,
синсематической интерпретацией. Поэтому семиотическое воплощение модальности в виде
оператора, как кажется, более адекватно ее смыслу, чем интерпретация в виде функтора,
принятая Лукасевичем и распространенная в школе.
[276]
Lukasiewicz J. Uwagi o aksjomacie Nicoda i o "dedukcji uogolniajacej" / Ks.PTF. Ss.366-382. 1932.
[277]
Lukasiewicz J.] A system of modal logic — "Journal of Computing Systems".- I, no.3, 1953. Pp.111-
149.
[278]
См., в частности: А.С.Карпенко. Многозначные логики — Логика и компьютер. Вып.4. М: Наука,
1997; А.С.Карпенко. Логика Лукасевича и простые числа. М., ИФРАН, 2001; С.А.Павлов. Трехзначная
логика Лукасевича и логика ложности FL4. Logical Jorney Online Studies. 1998, 1
(http://www.logic.ru/Russian/LogStud/01/No1-13.html )
[279]

<< Предыдущая

стр. 115
(из 121 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>