<< Предыдущая

стр. 116
(из 121 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

См.: The Concept of Truth in Formalized Languages, in Logic, Semantics, Metamathematics.
Clarendon Press. Oxford, 1956; Tarski A. The Semantic Conception of Truth and the Foundations of
Semantics. — Philosophy and Phenomenology Research, v.4 (1944), pp. 341-375. Перепечатано,
например, в: Martinich A. (ed.) The Philosophy of Language. Oxford University Press, 1996. Pp. 61-84
(далее цит. по этому изданию). Рус. пер. этих работ см. в кн.: Философия и логика Львовско-
Варшавской школы. М., 1999; Аналитическая философия: становление и развитие (антология)
(ред. А.Ф.Грязнов). М., 1998.
[280]
Tarski A. The Semantic Conception of Truth… Р.61.
[281]
Ibid. P.62.
[282]
Ibid. P.63.
[283]
Ibid. P.69.
[284]
Ibid. Рр. 74-75.
[285]
Field H. Tarski"s Theory of Truth. — The Journal of Philosophy, LXIX: 13 (1972), pp. 347-375.
Перепечатано в: Meaning and Truth: Essential Readings in Modern Semantics (ed. by J.L.Garfield and
M.Kiteley). N.Y.: Paragon, 1991. Pp. 271-296.
[286]
Hintikka J. The Principles of Mathematics Revisited. Cambridge: Cambridge University Press, 1998.
См. также: Хинтикка Я. Проблема истины в современной философии. — Вопросы философии,
1996, №9. С. 46-58.
[287]
Popper K. Logic of Scientific Discovery. N.Y., 1968. P. 274.
[288]
Field H. Tarski"s Theory of Truth. Р. 274. Рассмотрением именно этого замечания Дэвидсон
заканчивает статью "Истина и значение".
[289]
Ibid. P. 279.
[290]
Детальную критику Патнэмом физикалистской программы Филда см.: Putnam H. Meaning and
the Moral Sciences. London: Routledge & Kegan Paul, 1978.
[291]
См.: Putnam H. Reflections on Goodman"s Ways of Worldmaking — Journal of Philosophy, 76
(1979), рр. 603-618.
[292]
См.: Field H. Mental Representation — Erkenntnis, 14 (1978), рр. 9-61.
[293]
См.: McDowell J. Physicalism and Primitive Denotation: Field on Tarski — Erkenntnis, 13 (1978), рр.
131-152; Putnam H. Meaning and the Moral Sciences; Friedman M. Physicalism and the Indeterminacy
of Translation — Nous, vol.9 (1975), p 353; Kirkham R. Theories of Truth. Cambridge Mass., 1995. Ch.6.
[294]
См. также: J. Hintikka. On Development of Model-theoretical Viewpoint in Logical Theory —
Synthese. Vol. 77 (1988). Pp. 1-36; Merrill В. Hintikka and Jaakko Hintikka. Investigating Wittgenstein.
Basil Blackwell. Oxford, 1986. Chapter 1.
[295]
См., напр.: Е.Д.Смирнова. Логика и философия. М., "Росспэн", 1996. С. 81: "Согласно схеме
[Тарского], утверждать истинность некоторого высказывания означает то же самое, что и
утверждать это высказывание".
[296]
См.: Kirkham R. Theories of Truth. Pp. 193 – 196.
[297]
http://www.philosophy.ru/library/ladov/analyt.html. См. эту статью для особенно подробного
уяснения той точки зрения, согласно которой лингвистический поворот начался именно с Фреге.
[298]
Rorty R (ed.) The Linguistic Turn. Chicago: University of Chicago Press, 1967.
[299]
Новосибирский журнал "Философия науки" №5 (1999). Реальный адрес:
http://philosophy.nsc.ru/life/journals/philscience/5_99/02_SUROV.htm.
[300]
Stroud B. Wittgenstein's philosophy of mind. — In: Contemporary philosophy. V.3. The Hague, 1983.
P. 329.
[301]
Baker G.P. Following Wittgenstein: Some signposts for Philosophical Investigations §§ 143-242. —
In: Wittgenstein: To follow a rule. L. etc., 1981. P. 43.
[302]
См.: Лебедев М. В. О метаязыковом статусе концепции "значение как употребление". —
Материалы XI Международной конференции по логике, методологии и философии науки. М. —
Обнинск, 1995. Т. 5. С. 64-65.
[303]
См.: Вaker G.P., Hacker P.M.S. Scepticism, rules and language. Oxford, 1984. P. 2.
[304]
Лебедев М.В. Стабильность языкового значения. М., 1998.
[305]
Kripke S. Wittgenstein on Rules and Private Language. Oxford, 1982. P. 68.
[306]
Kripke S. Wittgenstein on Rules and Private Language. P. 5.
[307]
См.: Boghossian P.A. The rule-following considerations. Mind №98 (392), 1989. Pp. 507 — 549.
[308]
См.: Candlish S. Wittgensteins Privatsprachenargument. — In: von Savigny E. (ed). Wittgensteins
Philosophische Untersuchungen. Berlin, 1997.
[309]
Kripke S. Wittgenstein on Rules and Private Language. P. 11.
[310]
Goodman N. Fact, Fiction and Forecast. 4th edition. Indianpolis, 1983. Pp. 93 — 95.
[311]
Kripke S. Wittgenstein on Rules and Private Language. P. 21.
[312]
См.: P.Forrest. Identity of Indiscernibles // Stanford Encyclopedia of Philosophy. URL:
http://plato.stanford.edu/entries/identity-indiscernible/
[313]
См.: Wright C. Wittgenstein on the Foundations of Mathematics. Cambridge Mass., 1980.
[314]
См.: Лебедев М.В. Проблема следования правилу в философии математики Витгенштейна. —
В кн.: Стили и методы математического мышления (под ред. А.Г.Барабашева). М., 1999.
[315]
Ajdukiewicz K. O zwiazkach skladniowych miedzy czlonami zdan oznajmujacych. – In: Ajdukiewicz K.
Jezyk i poznanie. Vol. II. Warszawa, 1965. S.344.
[316]
Моррис Ч. У. Основания теории знаков. — В кн.: Семиотика. М., "Радуга", 1983.
[317]
Блумфилд Л. Язык. М., "Наука", 1968. С.24-26, 561-562.
[318]
Рорти Р. Философия и зеркало природы. Новосибирск, 1997. С.97-100.
[319]
Кант И. Предисловие ко второму изданию "Критики чистого разума". — Соч. в 6 тт. Т. 3. М.,
1964. С. 88.
[320]
Кюнг Г. Когнитивные науки на историческом фоне. — Вопросы философии №1, 1992. С.49.
[321]
Лебедев М.В. Стабильность языкового значения. М., "Эдиториал УРСС", 1998. С. 112-132.
[322]
Goodman N. On starmaking. — In: On Mind and Other Matters. Cambridge Mass., 1984. Р.42.
[323]
Кюнг Г. Когнитивные науки на историческом фоне. С.47.
[324]
Лебедев М.В. Стабильность языкового значения. С. 96-103.
[325]
Позволительно предположить, что эта двузначность слова "meaning" (омонимия?)
(наличествующая, по-видимому, только в английском языке): "meaning" в смысле "значение" /
"meaning" в смысле "подразумевание, имение в виду" — могла сыграть некоторую роль в
рождении Грайсова замысла.
Факты истории английского языка таковы: исторически исходным значением слова "meaning" было,
конечно, "подразумевание": 'What does he mean by doing those gestures?' ('Что он хочет сказать
(подразумевает, имеет в виду под) этими жестами?').
Из этой исходной конструкции, в порядке самой обыденной и поэтому почти не замечаемой
метонимии (замены слова другим словом, имеющим причинную связь с первым), родилась
следующая парафраза: 'What do his gestures mean?', т.е. б у к в а л ь н о : 'Что хотят сказать
(подразумевают, имеют в виду) его жесты?', но " н а с а м о м д е л е " : 'Что значат его жесты?'
Следующий, также вполне обыденный и безобидный, шаг: 'What is the meaning of his gestures?' —
'Каково значение его жестов?'
И наконец: 'What is the meaning of that word?' — теперь уже б у к в а л ь н о : 'Каково значение этого
слова?', но е с л и о ж и в и т ь у ж е у м е р ш у ю з д е с ь м е т о н и м и ю : 'Что хочет
сказать (подразумевает, имеет в виду) это слово?'
Мы не собираюсь утверждать, что эта историческая цепочка парафраз действительно была одним
из резонов для Грайса, когда он выдвигал свой замысел.
Однако если бы Грайс на самом деле имел в виду подобный резон, то в этом не было бы ничего
неправомерного. В самом деле, почему бы, вообще говоря, этимологическая история терминов не
могла бы послужить резоном для выдвижения гипотезы о связи соответствующих понятий? Если
слово, выражающее понятие значения, исторически сводится к слову, выражающему понятие
подразумевания, то почему бы это не могло быть поводом для предположения, что понятие
значения концептуально сводится к понятию подразумевания (т.е. что первое может быть
проанализировано в терминах второго)? Это может быть поводом для выдвижения гипотезы, но,
конечно, не аргументом в пользу гипотезы (или против нее).
[326]
Оборот "произнося х" в этой формулировке требует комментария. Грайс ("Meaning", p.216)
предупреждает, что ради общности и удобства рассмотрения будет понимать его в
расширительном смысле, именно: "произнося х" = "совершая любое — возможно, неязыковое —
действие х".
[327]
Мат. 14.1-11. Мар. 6.14-29.
[328]
Такова нить рассуждения Грайса при рассмотрении им этого (мнимого) контрпримера, но,
строго говоря, вопрос о том, что могло вам прийти в голову, а что нет, — не относится к делу, если
мы хотим решить вопрос:
(1) Достаточно ли в данном случае наличия у S намерений (i)-(iii) для того, чтобы утверждать,
что, нахмурив брови, он подразумевал, что он недоволен?
Зато соображения о том, что могло прийти в голову реципиенту, а что нет, были бы уместны, если
бы мы занимались рассмотрением любого из двух следующих вопросов: (2) Могло ли намерение S
сообщить вам, что он недоволен, посредством нахмуривания бровей успешно осуществиться? или
(3) Можем ли мы квалифицировать намерение S сообщить вам, что он недоволен, посредством
нахмуривания бровей как рациональное намерение?
[329]
Grice P. Studies in the Way of Words. Harvard University Press, 1989. P.117.
[330]
Ibid, pp.290-297.
[331]
Ibid, p.293.
[332]
Не требуется большого напряжения, чтобы заметить в этом хитроумном способе "передачи
мысли" концептуальное родство с финальной версией Грайсова анализа-толкования понятия
подразумевания (хотения сообщить); и именно это родство, конечно, и имел в виду Грайс, сочиняя
свой миф.
[333]
См. книги Серля Speech Acts (1969) и Expression and Meaning (1979).
[334]
См. в особенности Серлеву статью "Literal meaning" в сборнике его статей Expresiion and
Meaning, сс.117-136.
[335]
Нетрудно видеть, что Пункт 3 представляет собой модификацию анализа понятия
подразумевания, представленного в знаменитой статье Meaning (1948) Пола Грайса.
[336]
См. с.178 в сборнике статей Серля "Expression and Meaning".
[337]
Термин «субстанциализация» мы берем здесь в смысле обычной феноменалистической
критики субстанциализации, например в смысле известной Локковой критики требования
«носителя» свойства.
[338]
Феноменалистическую критику номинализма нельзя отождествлять с критикой с позиций
Платонова реализма. Платонов идеализм признает не эпистемологический приоритет свойства,
особенно эмпирического свойства, а «идеи», следовательно гипостазированные свойства.
[339]
См., напр.: Goodman N. The Structure of Appearance. Harvard Univ. Press, 1951.
[340]
В этой связи нельзя забывать трудности, связанные с номиналистической интерпретацией
выражений естественного языка. Для номиналиста термин «дерево» — одноместный предикат,
аргументами которого являются отдельные конкретные деревья. Поэтому выражение «х есть
дерево» выполнимо любым конкретным деревом. Если, однако, мы имеем предложение
«деревья—растения», то выражение «х есть растение», очевидно, допускает, чтобы значениями
индивидных переменных мы признали и предикаты. Этого, однако, последовательный номиналист
не может допустить. Поэтому также он интерпретирует указанное предложение не как включение
классов, то есть как «(х) (х есть дерево) ? (х) (х есть растение)», а как логически обусловленную
зависимость двух предикатов, которые относятся к индивидуумам одного и того же универсума, то
есть как «(? х) [(х есть дерево) > (х есть растение)]». Однако следует прибавить, что включение
определяется при помощи членства в классе, так что и в случае первой интерпретации мы придем
к индивидуумам.
[341]
Н. Гудмен считает этот принцип одним из важнейших принципов номинализма.
[342]
Аналогичной является ситуация при феноменалистической системе, в которой также исходным
пунктом являются не индивидуумы, но то, что соответствует свойствам или качествам. Притом, в
этой системе индивидуум может быть определен как точка пересечения определенных качеств.
[343]
На это обратил внимание У. Куайн [Word and Object, p. 117], который приводит этот пример как
выражение крайнего номинализма. Выражение «1 = 1» не является истинным потому, что оба
знака по обе стороны знака равенства являются пространственно различными. Это означает, что
из системы критериев различения следует исключить пространственное различие. Фактически,
конечно, речь идет о численном равенстве, которое задано тождеством числа элементов в классе.
Вообще говоря, характерно, что большинство защитников номиналистического способа
построения логических систем принимало понятие «тождество» с оговорками. Например,
Витгенштейн в «Трактате» [5.5302] утверждает, что Расселово определение знака «=»
недостаточно, так как, исходя из этого определения, нельзя утверждать, что два предмета имеют
все свойства общие. К сказанному он добавляет в следующем предложений [5.5303]: «Сказать о
двух предметах, что они тождественны, бессмысленно, а сказать об одном предмете, что он
тождествен самому себе, значит ничего не сказать».
[344]
Следует подчеркнуть, что установление подобия не является единственным основанием для
образования понятия. Существует и другая схема образования понятий, которая опирается на
иные основания. Преимущество конститутивных подходов, которые опираются на подобие,
заключается в том, что они включают как традиционную (Локкову) концепцию абстракции, так и
противоположную концепцию, которая не может опираться только на установление «общего»
эмпирического свойства.
[345]
Пассмор Дж. Сто лет философии. М., «Прогресс-Традиция», 1999. С.302.
[346]
Ayer A.J. Basis Propositions — Philosophical Analysis, 1950, ed. M.Black.
[347]
Аналитическая философия: Избранные тексты. Сост., вступ. статья и примечания
А.Ф.Грязнова. М., Изд-во МГУ, 1993. С.9.
[348]
Armstrong D.M. Materialist Theory of the Mind. L., 1968.
[349]
Аналитическая философия: Избранные тексты. Сост., вступ. статья и примечания
А.Ф.Грязнова. С.131.
[350]
Как многие аналогичные термины, реализм в философии охватывает целый спектр проблем и
связанных с ними позиций. В наиболее общей формулировке он означает признание
существующей вне сознания и независимой от него реальности. Однако в зависимости от того, о
реальности каких сущностей идет речь и в каком ракурсе рассматривается отношение между
сознанием и внешним миром, реализм дробится на множество различных, хотя и связанных друг с
другом, проблем. Реализм является проблемой метафизики, если он касается онтологического
статуса таких сущностей как универсалии, объекты, постулируемые научными теориями,
предметы окружающего нас мира. Проблема реализма обретает гносеологический характер, когда
она рассматривается в контексте обоснования возможности достоверного знания. Будучи
связанным с вопросом об истинности предложений нашего языка, реализм образует важную тему
в философии языка. Если же независимое существование внешних объектов анализируется под
углом зрения их «включенности» в наш опыт, то реализм выступает как ключевая проблема
философии восприятия и сознания.
[351]
Патнэм Х. Философия сознания. М., ДИК, 1999. С.9-10.
[352]
Патнэм Х. Разум, истина, история. Перевод М.В.Лебедева и Т.А.Дмитриева. «Праксис», 2002.
[353]
Putnam H. 'Three Kinds of Scientific Realism' — Words & Life. Cambridge University Press, 1995.
[354]
Fodor J., LePore E. Holism: A Shopper"s Guide. Ox., 1992.

<< Предыдущая

стр. 116
(из 121 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>