<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

компонент в обоих упомянутых терминах, которые могут переводиться как
“старший наставник” и “младший наставник”. Есть также сведения, что оба
названных должностных лица должны были ведать музыкальным сопровождением
сакральных и придворных церемоний43, чему придавалось важное значение, как и
в целом обрядам и церемониям, составлявшим один из главных моментов
официальной (государственной) жизни двора вана.
Здесь следует обратить внимание на то, что отмеченная терминология
употребляется в труде Сыма Цяня только применительно к самому концу эпохи
Шан-инь. Поэтому гипотетически можно предположить, что в отмеченное время
40
Чэнь Цзяянь, Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 174.
41
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1, с. 176.
42
Там же, с. 177, 184.
43
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 43.
начинает складываться понятие о трех высших сановниках. Но свою законченную
форму, когда это понятие подразумевало должности тайши, тайфу и тайбао, оно
получило лишь в последующую эпоху Чжоу. Вероятность данного предположения
подчеркивается тем общепризнанным фактом, что Чжоусцы, возобладав над
Иньцами в конце XI века до нашей эры, находились на более низкой, чем
последние, ступени общественного и культурного развития и поэтому в
новообразованном государстве Чжоу воспроизвели в основном те же
административные порядки, которые существовали прежде в Шан-Инь.
В письменных источниках есть также упоминания о должности “фу ши” с
использованием того же компонента “ши” (наставник). Однако, согласно
комментарию Чжу Си, этот термин идентичен должности тайши44. Встречается
также термин “шиши” - собирательное обозначение служилых людей достаточно
высокого положения45. Наконец, употребляется термин “шичжан”, который можно
трактовать опять-таки как собирательное обозначение “наставников”. Но в речи
Пань-гэна, обращенной к его подданным по поводу переселения на новое место
жительства, этот термин употреблен в череде других начальствующих чинов, что
позволяет уяснить положение шичжанов в служебной иерархии. Они поставлены
ниже банбо племенных глав, но выше “людей руководящих всевозможными
конкретными делами” (“бай чжи ши чжи жэнь”)46. Это дает возможность
предположить, что шичжаны - это собирательное наименование должностных лиц,
стоявших выше разнообразных чиновников-исполнителей, но ниже имевшей
властные полномочия племенной аристократии. Такая трактовка совпадает со
значением данного термина по китайским толковым словарям, где он поясняется
как “старший над множеством чиновников”47.
Исследователи сходятся на том, что весьма значительная роль в процессе
управления в период Шан-Инь принадлежала жречеству, ибо все наиболее важные
решения принимались посредством гаданий-запросов у высших сил, а
жертвоприношения служили умилостиванию духов. Здесь только следует
добавить, что среди гадателей (бу, добу) и заклинателей (у) можно выделить некую
жреческую верхушку. Помимо уже упомянутого выше тайши (или же фуши),
который был причастен к сакральным действам, руководя их музыкальным
оформлением, тут можно назвать цинши и даши (иначе тайши48). Особенно
большое влияние с ходом времени приобрели цинши, в письменных памятниках
приобретшие несколько иное написание при разнящемся только по тонированию
звучании. Помимо жертвоприношений и гаданий, а также посредством последних,
они были причастны к календарным счислениям, что имело непосредственное
отношение к организации сельскохозяйственных работ, к руководству этими
работами, назначению и использованию нижестоящих должностных лиц,
судебным расследованиям и тяжбам и даже к военным делам. Иначе говоря, по
мнению китайского исследователя Цзо Яньдуна, цинши имели возможность


44
Шу цзин, с. 63.
45
Там же, с. 63.
46
Там же, с. 58.
47
Цы юань (Источник слов). Т.2. Пекин, 1980, с. 978.
48
Не путать с “тайши” в примечании 44. (Прим. Ред.)
“направлять политику двора”49. Интересно также упомянуть, что Чжу Си в своих
комментариях к классическим текстам трактует термин “цин” (упрощение от
цинши) как аналог должности шаоши (см. о ней выше)50.
Как видим, перечисленные полномочия цинши во многом переплетались с
функциями иных высших должностных лиц государства Шан-Инь - родичей
государя, его помощников, цзая, тайши и т.д. Это лишний раз подтверждает
высказанное выше положение о недостаточной расчлененности сфер деятельности
различных администраторов того времени.
Помимо цинши и даши, существовал целый ряд служащих, в название
должностей которых входил тот же компонент “ши”. Это сяньши, воши, шанши,
шоуцзанши (иначе нэйши), чжацэюши, а также южные, северные, восточные и
западные ши. Все они в той или иной мере были причастны к исполнению
жреческих функций и тесно связанному в то время с этим письмоводительству. В
частности, шоуцзанши ведал хранилищем письменных документов при дворе вана,
переводя на современные понятия - архивом. Чжацэюши, как следует из входящего
в термин иероглифа цэ - снизанные бамбуковые дощечки для письма, - были скорее
всего писцами. Можно предположить, что в какой-то степени все они подчинялись
вышеупомянутым цинши и даши. К категории жрецов некоторые исследователи
относят и встречающуюся в письменных источниках должность саньчжэн51. По
смыслу входящих в термин иероглифов - буквально “три главных” - это
собирательный термин. Можно также предположить, что это иносказательное
наименование трех высших сановников - “саньгун”. Выделяя среди
администраторов жрецов-письмоводителей, не следует преувеличивать степень их
отграниченности от прочих категорий служилых людей, в частности от слуг
государя. Поскольку общение с высшими силами происходило при непременном
участии персоны вана, то все исполнители ритуала выступали своего рода слугами
этой сакрализуемой персоны. В этой связи интересно вспомнить, что выдвижение
на пост всесильного помощника государя подчас происходило благодаря успехам
на жреческом поприще гаданий и прорицаний52. Отмеченная связь жречества с
государевой службой должна была способствовать и способствовала постепенному
отдалению некоторых категорий ши от первоначальных жреческих функций и
превращению в служащих-чиновников53.
Особую по своим функциям группу составляли администраторы, связанные с
военным делом и охотой. Такое сочетание отнюдь не удивительно, ибо и то и
другое ассоциировалось с получением добычи и владением оружием. Здесь можно
перечислить ма, дома - конюшие и кавалеристы, шэ, дошэ - лучники, шу, уцзушу -
охранники, яфу - колчанщики, цзан - хранитель оружия, цюань, доцюань - псари,
ведающие охотой, шоучжэн - звероловы. Как отмечалось, командование военными
походами поручалось обычно родичам, помощникам и слугам вана. Поэтому в
данном случае мы имеем дело, говоря современным языком, с младшим
комсоставом или же просто приближенными к вану и пользовавшимися благодаря
49
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 42-43; Чэнь Цзяянь, Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 173.
50
Шу цзин, с. 63.
51
Чэнь Цзяянь, Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 173.
52
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 37.
53
Там же, с. 38.
этому определенными распорядительными функциями воинами. Известно, что
часть охранников вана составляла его свиту, что они могли получать от него
служебные поручения и постепенно превращались в чиновников54. Вся охрана
вана, насчитывавшая приблизительно несколько сот человек и делившаяся на три
отряда - левый, средний и правый, - составляла привилегированную часть войска,
которое в случае надобности формировалось из родовых отрядов и дружин глав
подчиненных племен. Поэтому не удивительно, что эти профессиональные
военные оказывались, по выражению Л.С.Васильева, так или иначе причастны к
аппарату власти, а старшие из них имели и соответствующие должности55.
Помимо того, при дворе вана были служащие, ведавшие обслуживанием вана
и его окружения. Здесь называются ведающие лошадьми и повозками - фу,
придворными зернохранилищами - сэ, иначе линьжэнь, виночерпий - тань,
распорядители различных ремесленников - гун, догун, сыгун, управители домами
родичей вана - цзун. Однако не исключено, что большинство перечисленных
функций могло исполняться людьми, входившими в отмеченную выше категорию
слуг вана (чэнь). Что же касается сути их деятельности, то она говорит сама за
себя. Пояснения требуются лишь в отношении распорядителей ремесленников.
Профессиональное ремесло, помимо находившихся в родовых общинах
мастеровых, существовало в то время как отрасль, обслуживающая двор вана,
высшую аристократию и армию. Поэтому упомянутые распорядители руководили
фактически всеми ремесленными промыслами, а также предпринимаемыми по
указанию двора общественными работами (кроме сельскохозяйственных). Фань
Вэньлань полагает, что встречающийся в письменных источниках термин “бай
гун” - буквально “сто (множество) работ” - следует понимать как собирательное
наименование таких распорядителей56. Однако в китайской традиционной
комментаторской школе упомянутый термин отождествляется с “бай гуань”, то
есть “сто (всевозможных) чиновников”57. Близость этих терминов, как
филологическая (употребление компонента “бай” - “сто”), так и смысловая (и в том
и в другом случае имеются в виду люди, обладавшие определенными
руководящими полномочиями) позволяют предположить их этимологическое
сходство.
К разряду придворных служащих, очевидно, следует относить также
глашатаев - цюжэнь. Существовал также уполномоченный, от имени вана
ведавший наказаниями и судом - “да ли”. Упоминания о наличии в то время
некоего законодательного кодекса на этот счет - “Наказания Чэн Тана” (“Тан
син”)58, безусловно, являются позднейшей модернизацией. Скорее всего здесь, так
же как и в администрировании вообще, не было четкой системы. Но в
осуществлении экзекутивных мер нет сомнений. Сыма Цянь даже отмечает
ужесточение наказаний в конце периода Шан-Инь59.
В описываемое время еще не сложилось устоявшихся представлений о

54
Там же, с. 44.
55
Васильев Л.С. Древний Китай, с. 191.
56
Фань Вэньлань. Древняя история Китая, с. 53, 63.
57
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1, с. 293.
58
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 45.
59
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1, с. 176.
разделении государственной администрации на центральную и местную власть и
порядке их взаимодействия. Тем не менее, исходя из современных критериев
научной классификации, можно говорить о существовании тогда двух упомянутых
уровней управления. В целом местная власть соотносится с термином “внешняя
зона” администрирования - “вай фу”. Но в силу неоднородности структуры Шан-
Иньского объединения осуществление власти на местах было различным. Как
отмечалось выше, значительная часть этого объединения находилась под
непосредственной властью вождей, подчиненных иньскому вану племен. Эти
вожди, несомненно, опирались на своих родичей (правящий клан) и
приближенных, а также родовую верхушку не родственных им кланов. С большой
вероятностью можно предположить, что в их распоряжении было некоторое
количество служащих более низкого статуса. Однако каких-либо данных на этот
счет в имеющихся в нашем распоряжении источниках нет, и поэтому составить
представление о складывавшихся здесь административных порядках невозможно.
Допустимо лишь предположить, что в какой-то степени они повторяли образцы,
складывавшиеся в собственно шанских владениях.
Несколько больше можно сказать о местном уровне власти во “внутренней
зоне” объединения. В отдельные отдаленные от столицы (которая, кстати, в период
Шан-Инь шесть раз переносилась с места на место) районы ван посылал
управителей из числа своих родичей и приближенных. Они получали титул “хоу”,
“дянь”, “цзы”. Позднейшая письменная традиция рисует стройную систему
соподчинения этих и прочих титулованных особ (гун, бо, нань), подразумевавшую
раздачу соразмерных титулу территориальных владений - уделов. Правда, ранняя
система, где все титулованные местные властители именовались собирательным
термином “чжухоу” - буквально “все хоу”, - больше относилась к периоду Чжоу,
наступившему после падения государства Шан-Инь. Но в древнекитайских
источниках она предстает как некий образец, извечно существовавший в раннюю
пору китайской государственности60. К тому же, титулы “хоу”, “бо”, “цзы” и
“дянь” встречаются в шан-иньской эпиграфике. Сомнения в достоверности
существования упомянутой системы высказывались самими китайскими учеными
уже давно61. Однако сам факт наличия территориальных пожалований
титулованной аристократии не только в период Чжоу (с конца XI в. до н.э.), но и
Шан-Инь не подвергается сомнению.
В связи с этим возникает вопрос, была ли система пожалований Чжоу, о
которой имеется достаточное количество вполне реальных сведений, аналогична
шан-иньской? Их сходство в какой-то степени определялось тем фактом, что
первая произросла из второй, была заимствована чжоускими правителями у
иньцев. Но если не приходится говорить о стройности и упорядоченности данной
системы при Чжоу, то тем более не может быть об этом речи применительно ко
времени Шан-Инь. Здесь, однако, можно найти различные мнения. По подсчетам
некоторых ученых, в период Шан-Инь было 35 хоу, 40 бо, 53 цзы, 64 фу плюс
некоторое неопределенное число дянь и нань62, в распоряжении которых в разное
60
Ли цзи, цз. 3, с. 66.
61
См. подробнее: М.В.Крюков. Формы социальной организации древних китайцев. М., 1967, с. 60-
69.
62
Chang Kwang-chih. Shang Civilization. New Haven, 1980, с. 190, 217.
время находилось до 200 территориальных владений (уделов)63. Естественно, что
ввиду ограниченности достоверных источников, эта статистика весьма условна и
приблизительна. Но количественная сторона дела не столь важна, сколь
определение данного явления по сути. В этом плане весьма интересным
представляется мнение Л.С.Васильева, который, исходя из презумпции клановой
структуры шан-иньского общества, не без основания полагает, что упомянутые
региональные подразделения формировались на основе кланового принципа.
Возникавшие таким образом уделы, первоначально идентичные клановому
поселению - и, могли постепенно укрупняться, приобретая характер
полуавтономных политических образований64.
Однако, коль скоро подобные подразделения возникали на определенной
спонтанной (в данном случае клановой) основе, то вполне логично предположить,
что во главе их чаще стояли не присылаемые двором вана эмиссары, а
представители местной кланово-родовой верхушки. Их положение закреплялось
даруемыми им двором титулами. Такого рода процесс интуитивно указывался еще
средневековыми китайскими учеными-мыслителями, и в частности в терминах,
принятых китайской традицией, подмечался одним из видных их представителей -
Лю Цзунюанем, специально изучавшим проблему уделов. Он полагал, что сначала
появляются чжухоу, затем гегемоны над ними, а затем верховный правитель65.
Отмеченное выше спонтанное появление уделов “снизу” отнюдь не исключает
обозначившуюся параллельно этому процессу практику назначения известного
числа местных управителей из центра. И то и другое сосуществовали. Но если это
так, то можно ли с полным основанием определять подобные региональные
подразделения как уделы? Если да, то с большой долей условности. Иначе говоря,
обрисованная форма местного управления находилась в период Шан-Инь в стадии
формирования и вырастала не столько по мановению свыше, сколько как
узаконение естественным путем складывавшихся порядков, а также на основе
сочетания различных по характеру элементов.
Более того, узаконение прерогатив местных лидеров органически сочеталось
с признанием властных полномочий правителей подвластных центральному двору
племен. Показательно в этом отношении, что термин “бо”, которым, как
отмечалось, обозначались означенные племенные вожди, органично вошел в
список прочих титулов знати времен Шан-Инь. Сыма Цянь отмечает
существование определенного ритуала, который сопровождал признание шан-
иньским ваном полномочий отдельных глав зависимых племен. Так, например,
вождю племени чжоу при его восстановлении в прежних правах вслед за
предшествующей опалой был дарован титул Западного бо (Си-бо) и пожалованы
центральным двором лук, стрелы, боевой топор и секира, а также предоставлено
право самому проводить “карательные походы”66. Последний момент обращает на
себя внимание, ибо является наглядным подтверждением достаточно широкой

63
Дин Шань. Цзягу вэнь соцзянь шицзу цзи ци чжиду (Род и родовой строй по надписям на костях
и панцирях черепах). Шанхай, 1956, с. 32.
64
Васильев Л.С. Древний Китай, с. 170-171.
65
Лю Цзунюань, Фэн цзянь лунь (О наследственных владениях). - Ши лунь чжэнгу (Главное в

<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>