<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

исторических суждениях). Шанхай, 1901. Т. 1, с. 30.
66
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1, с. 176.
самостоятельности в действиях глав входивших в шан-иньскую коалицию племен.
И эта самостоятельность была не результатом дара со стороны вышестоящего вана,
но проявлением все той же спонтанности в формировании местных властных
структур в государстве Шан-Инь, о которой говорилось выше. В свою очередь,
нижестоящий глава племени также соблюдал определенный ритуал в отношениях с
ваном, присылая ему символическую дань67.
В связи с высказанным заключением о несформированности системы уделов
в период Шан-Инь, становится понятным мнение Цзо Яньдуна, который считает,
что говорить о подобном явлении как о системе в то время вообще не приходится, а
различие титулов тогдашней аристократии свидетельствует лишь о некоторой
разнице в их должностных обязанностях, но отнюдь не об их рангированном
подчинении68.
Говоря о своего рода верхнем эшелоне местной власти при Шан-Инь, следует
также сказать об упоминавшихся выше царедворцах, ведавших делами родичей
вана, и называвшихся “цзун”69. Их касательство к структуре власти на местах
можно предположить в связи с тем, что некоторые родичи вана получали
упоминаемые выше территориальные владения. Однако о конкретных функциях
данных сановников, которые скорее всего сами являлись членами правящего
семейства, нет каких-либо уточнений.
Л.С.Васильев справедливо отмечает, что у каждого из титулованных
аристократов, получивших территориальные владения, имелось какое-то число
подчиненных ему администраторов. Однако сказать по этому поводу что-либо
конкретное нет возможности из-за отсутствия данных источников на этот счет.
Остается лишь предполагать, что число таких служащих не было велико, а их
состав и функции преимущественно копировали образцы, существовавшие при
центральном дворе70. Таким образом, можно говорить о наличии в местной власти
нижнего эшелона. Если в отношении так называемых уделов этот уровень
прослеживается лишь гипотетически, то относительно районов центрального
подчинения на этот счет имеются скупые, но все же конкретные сведения. Хотя
возможно, что на подобном нижнем уровне не было различий между обеими
отмеченными составляющими административного устройства государства Шан-
Инь. В письменных источниках упоминаются, в частности, лицзюнь - буквально
“деревенские старосты”71. Здесь, очевидно, содержится некоторый элемент
терминологической модернизации, ибо родоплеменная фактура шан-иньского
общества вряд ли выделяла деревенскую общину как некое подобие
административной ячейки, что характерно для несколько более поздних времен. Но
сама возможность существования признанных местным авторитетом глав
отдельных поселений вполне вероятна. В этом отношении интересен термин,
встречающийся непосредственно в надписях иньского периода - “сяо цю чэнь”,
который трактуется учеными как “управитель малого поселения”72. Некоторые

67
М.В.Крюков. Цит. соч., с. 56-57.
68
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 44.
69
Цзан Юньпу, Чжу Чунъе, Ван Юньду. Цит. соч., с. 3.
70
Васильев Л.С. Древний Китай, с. 190.
71
Ван Ханьчан, Линь Дайчжао. Цит. соч., с. 11; Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 44.
72
Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1, с. 229.
исследователи склонны также трактовать как местных управителей в районах
центрального подчинения, перечисляемых в тексте “Шу цзина” байляо, шуинь,
вэйя, вэйфу и цзунгун73. Однако не исключено, что в данном случае речь идет о
вариантах обозначения уже перечислявшихся выше служащих администрации вана
- инь, я, фу, гун, а термин “байляо” имеет собирательное значение и идентичен
термину “бай гуань” (всевозможные чиновники).
Обрисованная выше система управления непосредственно определялась
уровнем развития общества и государства в Китае в период Шан-Инь. Оценки же
данного уровня в научной литературе несколько не однозначны. С одной стороны,
шан-иньское общество характеризуется как разросшийся родоплеменной
коллектив, хотя с уже вполне наметившимся разделением труда и заметной
степенью социальной дифференциации, а государство - как раннее
протогосударственное образование ( типа чифдом по этноантропологической
терминологии) в доаньянское время и развитое протогосударство в аньянское, с
другой - как невиданная прежде по своей масштабности империя, зиждившаяся на
сравнительно развитых аграрных отношениях, разных видах ремесла и торговли74.
Однако большинство исследователей сходятся на том, что период Шан-Инь - это
лишь начальный этап становления административно-управленческих структур.
Несмотря на свою масштабность (вышеупомянутая “внутренняя” зона обитания
собственно иньцев измерялась территорией с диаметром приблизительно в 150-160
км в районе северной и центральной части современной провинции Хэнань и юго-
западной части провинции Шаньдун, а “внешняя” зона, состоявшая из зависимых
племен, не была стабильна, но могла простираться предположительно еще на 100-
150 км), описываемая администрация была еще примитивной и хаотичной, без
четко установленного распределения и разделения полномочий и обязанностей
нарождавшихся государственных (что было идентично государевым) служащих, с
сохранением заметного влияния родоплеменных и клановых порядков75. Тем не
менее представляется, что при всей отмеченной примитивности и зачаточности
административную систему, складывавшуюся во времена Шан-Инь, можно
расценить как раннегосударственную.
Означенный вывод может быть подкреплен следующими аргументами. При
определенной связи с родовыми и клановыми порядками в описываемое время
появляется прослойка профессиональных государственных (государевых)
служащих, стоявших над этими структурами. В данном случае представляется
весьма знаменательным мнение Л.С.Васильева, который отнюдь не склонен
преувеличивать реальный уровень развития общества и государства в Китае в тот
период, но признает, что правитель в это время “...опирался на аппарат власти, на
тех самых старших, которые были уже не только и даже, видимо, не столько
главами семейно-клановых групп и общинных поселений, сколько чиновниками,
обязанными повиноваться приказу. Иными словами, перед нами уже достаточно

73
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 44.
74
Васильев Л.С. Возникновение и формирование Китайского государства. - Китай: история,
культура, историография. М., 1977, с. 18; его же: Проблемы генезиса Китайского государства, с. 97;
его же: Древний Китай, с. 163, 169; Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 47.
75
Ли Чжаоган, Сун Сяохай, Ли Цзян. Цит. соч., с. 13-14; Ван Ханьчан, Линь Дайчжао. Цит. соч., с.
12; Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 39.
сложившаяся структура власти”76. Эта администрация, как отмечают китайские
авторы, имела прямое назначение служить государю для управления народом77.
Аргументом в упомянутом направлении может служить и правомочность
функционального разделения исследуемой администрации по группам (см. выше),
а также на центральное (дворцовое) и местное управление. Более того, находятся
основания выделять здесь административно-политический и административно-
управления78.
экономический аспект государственного Косвенным
подтверждением полноты формирующихся государственных порядков того
времени могут служить упоминания о появлении в означенный период начал
законодательства и определенной системы курьерского сообщения между столицей
и провинциальными районами79. Сфера администрирования охватывала, как
отмечалось, также армию и военное дело. Все это вместе взятое дает возможность
Л.И.Думану характеризовать администрацию шан-иньского времени как стоявшую
над обществом публичную власть80. В связи со всем сказанным представляется,
что, по крайней мере, в аньянский период в области административного
управления ступень протогосударственных порядков была уже преодолена и
складывались и совершенствовались раннегосударственные атрибуты власти.




76
Васильев Л.С. Древний Китай, с. 169.
77
Цзан Юньпу, Чжу Чунъе, Ван Юньду. Цит. соч., с. 3.
78
Васильев Л.С. Древний Китай, с. 184.
79
Цзо Яньдун. Цит. соч., с. 45.
80
Л.И.Думан. О формировании государства в древнем Китае (эпоха Шан-Инь). - Десятая
конференция «Общество и государство в Китае”. Т. 1, М., 1979, с. 10.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ