ОГЛАВЛЕНИЕ

Кредитно-инвестиционные проблемы.
Кредитно-инвестиционная сфера лучше чем какая-либо другая характеризует динамический аспект функционирования правящего режима. Если затраты на обновление парка машин и оборудования сокращаются /а за 1994 год они сократились более чем на 1/4.См.: В.Федоров, А.Цыгичко Выход из тупика: наши предложения. Вопросы экономики,1995,№2,с.73/, снижается норма накопления в ВВП, растет количество незавершенных в строительстве и законсервированных предприятий и уменьшается число инвестиционных проектов, это означает, что сокращается финансово-экономический потенциал стоящей у власти правящей группировки и возрастают шансы у оппозиции.
На сегодняшний день практически все отрасли материального производства испытывают дефицит с инвестициями. Особенно к бедствующим в этом отношении отраслям можно отнести сельское хозяйство, транспорт, перерабатывающую промышленность. Происходит дробление строительного комплекса. В целом тенденция инвестиционного затухания обнаруживает себя во всем материальном производстве. Не стоило бы тревожиться по поводу сокращения капитальных вложений, если бы мы видели, что это связано с изменением структуры народного хозяйства и технической перестройкой производства, что не инвестируются бесполезные, с точки зрения общественных интересов, стройки прошлых лет. Однако этого не происходит. Мало можно найти примеров высокоэффективной модернизации производства, особенно в государственном секторе экономики, внедрения высокопроизводительной техники, ресурсосберегающих технологий. Все более очевидно, что без коренных изменений в кредитно-инвестиционном процессе у российского общества нет будущего.
Драматическое положение с инвестициями в национальную промышленность сложилось прежде всего из-за того, что в результате проводимых экономических реформ происходит переток капитала из материального производства в сферу обращения, где окупаемость вложений происходит гораздо быстрее и безопаснее. Нестабильность политической обстановки, ощущение временности происходящей экономической либерализации у многих предпринимателей активно способствует вывозу российского капитала за границу. Перелив капитала происходит также и потому, что осуществляется ресоциализация государственного сектора экономики -государственные кредиты и инвестиции часто служили основой создания различных коммерческих структур, которые возникали на базе госпредприятий, работающих в материальном производстве, служившие в последующем финансовой нишей для ухода старого директорского корпуса и партноменклатуры. Начало этого процесса наблюдается в 1987 г., когда был принят закон о государственном предприятии, затем либерализация цен 1992 г. подтолкнула промышленный капитал в сторону нематериальных вложений. Следующим этапом "бегства" капитала из российской промышленности стала чековая приватизация.
Монетаристская политика, проводимая в абсолютистской форме с 1992 года, отодвинула государство-инвестор на вторые роли по двум причинам: а) оно лишилось прежней возможности выступать в роли кредитора капитальных вложений из-за сокращения своей доходной базы; б) оно лишилось гарантий на распоряжение доходами своих инвестиций. Из-за инерционности процесса вложения кредитных инвестиционных средств государство за последние годы, по некоторым оценкам, потеряло 25-30 млрд.долл., поскольку своевременно не сумело остановить безвозвратное бюджетное финансирование. Стало модным поветрием среди руководителей различных рангов и предприятий всех форм собственности "выбивать" льготные государственные кредиты, которые потом обращаются или нецелевым образом используются , во всяком случае, не инвестируются в сферы, обеспечивающие платность и возвратность государственным капиталам.
Было бы ошибочно представлять государство в роли обманываемого института, не способного рачительно использовать свою казну. Во-первых, далеко не каждый руководитель в состоянии получать безвозвратные государственные кредиты; во-вторых, и это самое главное, государство своими действиями лишает национальную промышленность необходимых инвестиций, посредством инфляции, налоговой политики, дороговизной кредитов. Другими словами, в тонкой кредитно-инвестиционной игре нет такого положения, когда одна сторона является только потерпевшей, а другая - только выигрывающей. Теряют и выигрывают только те, кто должен это делать по конструктивистскому замыслу российских преобразователей.
Много говорится и, соответственно, возлагается надежд на приток в страну иностранных инвестиций. Проводятся широковещательные пропагандистские кампании за рубежом и федеральными, и региональными властями по созданию имиджа пониженного риска вложений в российскую экономику для иностранных предпринимателей. Но международный капитал, крупные зарубежные инвесторы не рискуют создавать в России новые производственные мощности, понимая все опасности /иногда преувеличенные/ нашего рынка. В будущем российская экономика может прежде всего расчитывать на частичный закамуфлированный возврат российского вывезенного капитала на этапе скупки дешевой приватизированной государственной собственности и земли.
Уровень деградации государственной кредитно-инвестиционной политики характерезует такой аспект, как эффективность использования амортизационных средств. Отсутствие надлежащего механизма фискалького контроля за реновационными ресурсами приводит на практике к тому, что амортизационные отчисления расходуются как обычные оборотные средства предприятий. "Особенно в больших масштабах амортизационные отчисления недоиспользуются по назначению в приборостроении. Здесь в первом полугодии 1994 г. капитальные вложения были в пять раз меньше амортизации. Соответствующий показатель в химическом и нефтяном машиностроении составлял 2,5 раза, в станкостроении и инструментальной промышленности -2,6 раза, в строительно-дорожном и коммунальном машиностроении -2,2 раза. Если обратиться к данным по регионам, то оказывается, что в промышленности многих территорий капитальные вложения также значительно не дотягивали до уровня начисленной амортизации. Так, в Брянской, Костромской, Орловской, Тамбовской областях величина амортизации в 2 и более раза превосходила объемы инвестиций в промышленное производство." /В.Федоров, А.Цыгичко Указ.соч.,с.76/.
Процесс старения основных фондов находится пока в количественной своей составляющей и только через некоторое время даст качественный результат. Но то, что за инвестиционный спад придется заплатить в будущем, не вызывает сомнения. Уже теперь самым серьезным образом следовало бы озаботиться "омоложением" основных фондов, оздоровить материальную часть национальной экономики, наконец, запустить законодательство о банкротстве, прекратить финансово поддерживать неэффективные производства, ужесточить контроль за руководителями государственных предприятий и результатами управления государственной долей в предприятиях смешенной формы собственности, сделать более гибким налогообложение. Одним словом, предпринять необходимые меры, очевидные в данной ситуации и которые рано или поздно придется предпринимать. Невозможно бесконечно отодвигать негативные социальные последствия в качестве бремени в адрес преемников нынешнего политического режима.
Для начала государство должно превратиться из анонимного финансового источника в рядового агента инвестиционного рынка. Государственный капитал должен занять свое место на инвестиционном рынке в качестве одного из агентов. Это позволит ему руководствоваться соображениями результативности вложений, а не внеэкономическими категориями при решении инвестиционных задач. Персонификация этого нового агента на рынке также должна быть соответствующей - люди, получившие в управление госсобственность, должны принять в той или иной правовой форме на себя обязательства не просто поддерживать ее уровень, но обеспечивать конкурентноспособность отечественного материального производства, внедрение технических новшеств. Наконец, должно быть ясно, что смена собственника капитала в материальном производстве связана с банкротством предприятий. Возможно, следует пойти на одномоментный инфляционный виток, чтобы обеспечить инвестиционный процесс в материальном производстве. Повысить эффективность функционирования государственного капитала может такая мера, как предотвращение оттока инвестиционных ресурсов и доходов от их вложения в иные секторы экономики. Но для этого нужна соответствующая мотивация государственных контролеров и соответствующая нормативная база инвестирования. Этот этап стал бы логическим завершением начатого цикла, о стадиях которого написано выше, и несет с собой некоторую надежду на возрождение отечественного материального производства.
Новый акцент в инвестиционной политике государства должен быть решительно поставлен хотя бы потому, что уже достаточно ясна вся иллюзорность ожиданий быстрых хозяйственных результатов от частного капитала, вся активность которого в основном концентрируется на усилиях по эксплуатации государственного имущества и собственности. С другой стороны, современная ориентация директивных органов на максимальное сокращение каких-либо государственных инвестиций должна уступить место выборочной инвестиционной политике как способу укрепления госкапитала на рынке. Наконец, процессу госкапитализации должна соответствовать надлежащая организация. В указе Президента РФ "О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой" от 10 июня 1994 г. предпринимается робкая попытка ввести институт госпредставительства в акционерных обществах, где имеется госдоля в имуществе. Но пока рано говорить об эффективности данного института. И дело здесь, как кажется, не столько не в умелости представителей государства, сколько в том, что не закончилась фаза обогащения "старых кадров", не завершен полный цикл экономических преобразований. А потому понятно, что в более позднем указе от 17 сентября 1994 г. "О частных инвестициях в Российской Федерации" уже не упоминается об институте госпредствительства, при несомненной уместности его закрепления в этом нормативном акте. Одним словом, нельзя ожидать скорого огосударствления российской экономики без завершения цикла начатой коммерционализации, либерализации и приватизации ее основных сфер.
По своей природе инвестиции делятся на бюджетные средства, средства предприятий, накопления внебюджетных финансовых фондов, сбережения населения и иностранные займы (государств и частных компаний). Говоря о необходимости преобразований в инвестиционной политике, мы исходим из того, что основным звеном в процессе капиталовложений в экономику страны остается (несмотря на кризис в 1993 году, когда объем капитальных вложений по всем источникам финансирования составил 47% от уровня 1990 г., а централизованные вложения составляют 20-25% ивестиционных средств) бюджетное инвестирование. Только этому инструменту под силу осуществить структурное преобразование всей экономики страны. Бюджетные инвестиции основываются на активах государства и гарантированы его собственностью, они не имеют локальной привязки и являются связующим звеном протекающих во всем народном хозяйстве экономических процессов. "Использование бюджетных инвестиций имеет более высокую прямую управляемость со стороны правительства, в ведении которого находится координация наиболее крупных пропорций структурных преобразований. А потому бюджетные инвестиции оказываются более мобильными в оперативном обеспечении и поддержании сбалансированности структурных народнохозяйственных сдвигов и целевом приложении массированных финансовых вливаний." /В.Болотин Вопросы инвестиционного обеспечения структурной перестройки.Финансы,1995,№1,с.15/.
Наиболее целесообразно сосредотачивать государственное инвестирование на тех производственно-технологических участках, которые являются стыковочными узлами крупных отраслевых композиций.
Тогда они будут способствовать отладке расчетных взаимоотношений поставщиков и потребителей и оздоравливать экономическое положение отраслей, функционирование которых имеет общее народнохозяйственное значение. По-прежнему приоритетным направлением бюджетных инвестиций остается финансирование казенных заводов - предприятий, работающих по госзаказу и с твердыми ценами. Они не способны к самоинвестированию, но выпускают продукцию, необходимую обществу, например, заведомо убыточные предприятия угледобычи.
Рационализация инвестиционного процесса предполагает изменение поведения его участников - тех, кто выделяет деньги и кто их получает. Общество должно не абстрактно представлять на какие цели идут его налоги, иметь возможность судить об итогах государственных капиталовложений, адресно реагировать в отношении допустивших недобросовестность должностных лиц, прежде всего из правительства. Пока этот очевидный принцип остается благим пожеланием. Прозрачности потоков бюджетных ассигнований не прибавилось в последние годы.
Правительство обязано не только публиковать программы проведения реформ, но также докладывать парламенту о результатах их выполнения, и если нужно, представительный орган должен принимать отчет с соответствующими оргвыводами. Вот и теперь, правительство опубликовало проект Программы реформы и развития российской экономики в 1995-1997 годах /См.: Вопросы экономики, 1995,№4,с.67-160/, в которой формулируются задачи социально-экономической деятельности этого органа на среднесрочную перспективу. Значительная часть концепции программы посвящена инвестиционной политике и структурной перестройке. В частности, констатируется: в структуре валового внутреннего продукта при росте доли чистого экспорта и потребления населения происходит значительное снижение удельного веса реальных инвестиций и государственных расходов. Объем капитальных вложений снизился в 1992 г. по сравнению с предыдущим годом на 40%, в 1993 г. - на 12%, в 1994 г.- на 26%. Отрицательная динамика ВВП обусловлена в значительной мере свертыванием инвестиционной деятельности. В 1995 г. ожидается сокращение инвестиций из всех источников финансирования еще на 10-12%, в том числе государственных инвестиций за счет федерального бюджета на треть, что связано с их низкой эффективностью, задачами сокращения государственных расходов и финансовой стабилизации. Эти цифры кажутся особенно тревожными на фоне настоятельных потребностей увеличения объема инвестиций. И совсем трудно найти выход из создавшегося инвестиционного кризиса, если иметь в виду, что подавляющая доля инвестиций идет на вложения в здания и сооружения, т.е. коробки, а не на модернизацию оборудования /по подсчетам В.Мартынова за 9 месяцев 1994 г. соотношение было 80% к 20%. Вопросы экономики,1995,№4,с.37/. В итоге, доля новой продукции нашей промышленности составляет 1,5% общего выпуска, а это значит, что не индивидуализированные инвестиционные проекты не срабатывают на развитие рынка и оздоровление общей экономической обстановки.
Правительство декларирует в своей программе уход от усиления прямого вмешательства в инвестиционный процесс и видит свою роль в формировании благоприятного климата для частных инвесторов, которые, с точки зрения правительства, более эффективны в сложившейся ситуации. Эта роль состоит в необходимости:
1. Подавить инфляцию; должно быть ясно, что увеличение государственных инвестиций за счет инфляционной накачки не только не повысит инвестиционную активность, но приведет к прямо противоположным результатам.
2. Снизить инвестиционные риски, которые еще весьма велики в России; на это направлены институциональные преобразования.
3. Прямо стимулировать сбережения и частные инвестиции, в том числе в форме долевого участия государства, предоставления государственных гарантий и иными методами.
Особенность ситуации состоит в том, что в своей инвестиционной политике правительство обязано решать одновременно ряд задач:
- поддерживать основные системы жизнеобеспечения и социальную сферу;
- развивать инфраструктуру, вложения в которую непривлекательны для частных инвесторов, хотя она необходима для повышения предпринимательской и инвестиционной активности;
- обеспечивать поддержку производств, перспективных для завоевания позиций на внутреннем и внешнем рынках, для формирования новой прогрессивной структуры российской экономики, но не способных в короткие сроки добиться успеха самостоятельно;
- стимулировать высокоэффективные частные инвестиции. /с.112/.
Последнему направлению будет придаваться приоритетное значение и этот факт заставляет сомневаться в возможности преодоления инвестиционного кризиса с помощью предлагаемых мер.
Чтобы частный капитал не "убегал" за границу и возвращались те деньги, которые успели "убежать"/а это, по некоторым оценкам, 50-100 млрд.долл./, необходимо отдавать себе отчет в том, что никакие административные мероприятия здесь не помогут, только твердые политические и экономические гарантии могут заставить работать деньги дома. Создание системы таких гарантий - сложнейший вопрос, решение которого связано прежде всего с осознанием правящим классом России необходимости самоограничения своих финансовых амбиций. Пока о начале трансформации в понимании своих долгосрочных интересов у правящей элиты говорить не приходится. Показателем неготовности к самоограничениям нашей элиты является пример, приведенный А.Илларионовым на заседании "круглого стола" Горбачев-Фонда и журнала "Вопросы экономики", посвященного 10-летию перестройки. Хорошо известны три сектора, которые пользуются наибольшим вниманием и наибольшей заботой нынешнего кабинета. Первый - топливно-энергетический сектор. Мы прекрасно знаем о том, какое количество указов президента, постановлений правительства, распоряжений и т.д. было принято для того, чтобы освободить от налогообложения, от уплаты экспортно-импортных пошлин и обеспечить "безбедное" функционирование топливно-энергетического комплекса. Приведу только один факт. Средний уровень заработной платы в газовой промышленности, которая на 99% совпадает с акционерным обществом "Газпром", год назад превышал средний уровень по промышленности в 3,3 раза. Сегодня он превышает его в 3,9 раза. Вторым таким сектором является агропромышленный комплекс. Здесь ежегодно и ежеквартально прощаются кредиты, переносятся платежи и т.д. И мы видим, как триллионы рублей через государственный бюджет перетекают из карманов налогоплательщиков к аграриям. И, наконец, третий сектор. Это, собственно, само государство, а точнее, государственный аппарат. Сделанное в этом направлении не имеет аналогов во всей многовековой истории России. Упомяну только одну цифру: рост расходов на содержание государственного аппарата в 1994 г. в постоянных ценах составил 79%. И это в то время, когда валовой внутренний продукт страны уменьшился на 15%, сократились расходы на образование, здравоохранение, науку, даже оборону. /Вопросы экономики,1995,№4,с.47-48/.
Рост государственного аппарата и расходов на его содержание пока не стал предметом специальных общественных акций. Вместе с тем, совершенно понятна вся гипертрофия происходящего процесса -объявление государства демократическим, правовым, с ограниченным числом функций никак не сопрягается с интенсивным увеличением штатной численности бюрократического слоя. Хотя, с другой стороны, основные ролевые функции /такие, например, как распределительная, только распределяют теперь не дефицитные материалы, товары и машины, а деньги/ государства остались в прежнем виде и произошло воссоединение чиновников собственно государственного аппарата с чиновниками партийного аппарата, с поправочным коэффициентом на исход кадров из большинства союзных республик, сюда же следует прибавить легализацию среднего слоя бюрократии как основной движущей силы происходящих преобразований, потребовавшей мобилизации кадрового потенциала /в основном экстенсивной/.
Снижение численности бюрократического аппарата наиболее реально возможно только на время и только в условиях обострения борьбы внутри правящего класса России. Например, если предположить, что правящая элита, объединенная в партию власти "Наш дом Россия", будет иметь значительный успех на выборах в Государственную Думу, то не трудно догадаться, что весна и лето 1996 года пройдут под знаком дезавуирования парламентской победы со стороны президентских структур, вряд ли согласящихся с превращением лидера партии власти в фигуру, равновеликую или, по крайней мере, сопоставимую по политическому весу с фигурой президента. При заметном поражении на выборах партии власти также возможно временное снижение численного состава проправительственных кругов, поскольку президент заинтересован во временной деидентификации своей личности с правящем классом бюрократии и восстановлении своего имиджа лидера демократического движения в стране на период президентских выборов, а это возможно сделать в глазах российской общественности, в частности, за счет эффектных акций, направленных против бюрократического класса, санкционирование роста численности правительственных штатов представляется в этом плане вполне уместной мерой. Еще раз подчеркнем, что обострение внутриклассовых противочречий может служить фактором сдерживания роста бюрократического слоя.




ОГЛАВЛЕНИЕ