<< Предыдущая

стр. 101
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

отказывается сказать нам истину»)," поэтому он предлагает целост­
ный подход, заключающийся в телеологическом отношении: «це­
лесообразная деятельность стремится лишь к самосохранению. Это
же понятие цели познал в природе уже Аристотель, и такую целевую
деятельность он называет природой вещи. Истинное телеологическое
понимание — а оно является наивысшим — состоит, следовательно,
в том, что природа рассматривается как свободная в ее собственной
жизнедеятельности (Lebendigkeit)» . 3
Физика, к а к рациональная, так и эмпирическая, одностороння
в своих выводах, философия же природы претендует на целостное
знание. По сути, философия природы и есть метафизика: «различие
между философией природы и физикой состоит в характере той
метафизики, которой они пользуются. Ибо метафизика есть не что
иное, к а к совокупность всеобщих определений мышления, как бы
та алмазная сеть, в которую мы вводим любой материал и только
этим делаем его понятным». 4 «Алмазная сеть» — любопытная ме­
тафора, вызывающая в памяти универсальный образ «фюсис» как
«трясущегося сита» в платоновском «Тимее».
Так к а к Идея самосохраняется вечно, на первый план в кон­
цепции творения Гегель вводит идею сохранения. «Мир сотворен,
сотворяется теперь и будет вечно твориться; вечность выступает
перед нами в форме сохранения мира. Сотворять — это и есть
деятельность абсолютной идеи; идея природы (подобно идее как
таковой) вечна». 0 В понятие мира входит то, что он «объемлет
собой к а к духовное, так и природное». 6 Но поскольку «природа
есть идея в ее инобытии»,' то отношение человека к природе яв-

1
Ф. Философия природы. С. 625 (в примечании).
Гегель Г. В.
- Там же. С. 19.
3
Там же. С. 14.
1
Там же. С. 21.
5
Там же. С. 27-28.
6
Там же. С. 27.
7
Там же. С. 27.
КНИГА П. ГЛАВА 2. § 3. ГЕГЕЛЬ 561

ляется двусмысленным, вплоть до того, что она «представляется
нам чем-то несотворенным, вечным, самостоятельным по отноше­
нию к Богу».'
Как считал еще Аристотель, познание природы (эпистеме фю-
сике) означает переход от понятного нам к понятному по природе.
Гегель характеризует природу либо в отношении к Идее, либо в
отношении к человеку. Какова же природа сама по себе? От этого
вопроса Гегель как бы ускользает, сводя дефиницию природы к
негативным определениям. Природа вне Абсолюта есть ничто и
поэтому заслуживает именно ничтожного отношения: «Мы не долж­
ны поэтому обожествлять природу со стороны ее определенного
существования, которое именно и является природой». 2 Несмотря
на то, что «в себе, в идее природа божественна, но в таковой,
какова она есть, ее бытие не соответствует ее понятию, она является
скорее неразрешенным противоречием. Ее своеобразие состоит в ее
положенности, отрицательности; древние понимали вообще материю
как non-ens. Таким образом, природа была объявлена также и
отпадением идеи от самой себя, потому что идея в этой форме
внешности не адекватна самой себе». 3 Диалектическая триада Аб­
солютной Идеи, посредством которой развернут образ «сферы чистой
мысли», в инобытии трансформируется в четверицу, так как сред­
ний член триады расщепляется и раздваивается: «В природе то­
тальность разделения понятия существует как четверичность имен­
но потому, что первым членом является всеобщность к а к таковая,
а второй член, или различие, сам выступает в природе как двоич-
ность, так как в природе иное должно существовать для себя как
иное». 4
«Природа представляет собой отрицание, потому что она есть
отрицание идеи», 5 — пишет Гегель, бросая взгляд на природу с
отрицательной стороны; а в обратном (позитивном) направлении —
«положительным в природе является просвечивание в ней поня­
6
тия».
В отличие положительной идеи природы, «отрицательная при­
рода природы»' заключается в ее «бессилии» сохранить свои фор­
мообразования. «Случайность и извне-определяемость торжествуют
победу в сфере природы... В том-то и состоит бессилие природы,
что она оставляет определения понятия лишь абстрактными...».

1
Там же. С, 27,
Там же. С. 29.
з Там же. С. 30.
Там же. С. 32.
•1

л Там же. С. 32.
6 Там же. С. 33.
' Там же. С. 33.
< Там
s С
же. 37
562 Ю. М. РОМАН EH КО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

Таким образом, сила природы состоит в присутствии в ней понятия
(духа, идеи); ее же слабость — это «бессилие природы сохранить
1
понятие в его конкретных осуществлениях».
Такое положение дел явно не устраивает Гегеля. Чтобы изба­
виться от бессилия природы, необходимо инъектировать в нее идею,
а попросту говоря, провести над ней эксперимент. Но не частичный
и непоследовательный, а глобальный и непрерывный. Так как
природа есть «отпавшая от самой себя идея», деятельность послед­
ней заключается в том, чтобы вернуть утраченное — в диалектике
понятия пройти все ступени природного формообразования, вопло­
титься в этих сферах, постоянно прорывая границы в силу их
неадекватности, чтобы в конце концов возвратиться в исходную
точку. Эксперимент необходим именно для того, чтобы вернуть
природе ее идеальную естественность, как бы это парадоксально и
противоречиво не звучало. Но Гегель сам напрашивается на такое
абсолютное противоречие. Агентом экспериментирования выступает
само Абсолютное Понятие, являющееся гарантом сохранения при­
роды в вечности. «Вечная жизнь природы состоит, во-первых, в
том, что идея воплощается в каждой сфере так, к а к она может
быть воплощена в таком конечном существовании, подобно тому
к а к каждая капля воды отражает в себе солнце. Во-вторых, она
состоит в диалектике понятия, которая прорывает границы этой
сферы, так к а к оно не может удовлетвориться таким неадекватным
элементом и необходимо переходит в высшую сферу». 2 Что остается
с «неадекватным элементом», отброшенным победоносно шагающей
вперед к концу своего начала Абсолютной Идеей, осталось замол­
чанным в философии Гегеля. Энтузиазм покорения природы отра­
зился в его системе. Возможности экологического кризиса, заклю­
чающегося в замусоривании отходами и отбросами «неадекватного
элемента» прозрачно-зеркальной двоицы естества, его эпоха вооб­
разить не могла или не хотела. Сохранение природы заключается
не в «прорыве границ этой сферы», как полагал Гегель, а в соблю­
дении и очищении этих границ, ибо природа и есть граница как
таковая, самодвижная и прозрачно отражающая двоица или, одним
словом, — Естество.
Двоичный характер творения имеется в виду и у Гегеля. Так,
он пишет: «Бог открывается нам двояким образом: как природа и
к а к дух. Оба этих лика суть его храмы, которые он наполняет и
в которых он присутствует». 3 Соотношение природы и духа пони­
мается в свете мифологемы Священного брака (иерогамии): «При­
рода — невеста, с которой сочетается дух». 4 Однако в версии Гегеля

1
Ф. Философия природы. С. 38.
Гегель Г. В.
2
Там же. С. 43.
3
Там же. С. 24.
1
Там же. С. 24.
КНИГА II. ГЛАВА 2. § 3. ГЕГЕЛЬ 563

этот брак оказался неравным. Намечая переход от «Философии
природы» к «Философии духа», Гегель выводит дух из самой при­
роды, но таким образом, что полностью ее упраздняет в преобра­
зовании: «Дух выходит, таким образом, из природы. Цель приро­
ды — умертвить саму себя и прорвать свою кору непосредствен­
ности, чувственности, сжечь себя, как феникс, чтобы, омолодив­
1
шись, выйти из этого внешнего бытия в виде духа». Дух, по его
сути, и есть квинтэссенция самой природы, то природное, что
остается после того, как природа оставлена быть самой по себе на
свободе. «Над этой смертью природы, из этой мертвой оболочки
подымается более прекрасная природа, поднимается дух»."
Ведущей мифологемой гегелевского учения о природе, сводящей
к единому образу все его натурфилософские представления, является
мифологема Рая и грехопадения. Несмотря на то, что Гегель скеп­
тически и рационалистически относился к мифам, но неявно он,
конечно, использовал их образный и ономатологический потенциал
для нужд конструирования своей системы.
По мнению Гегеля, Рай является «первоначальным состоянием
невинности, в котором дух тождествен природе и духовное око
пребывает непосредственно в центре последней; точка же зрения
сознания, в которой дух оторван от природы, есть состояние гре­
хопадения по отношению к вечному божественному единству».'*
Исходное единство субъективного и объективного в природе уместно
назвать «чутьем» естества, формой выражения которого может быть
только миф. С точки зрения Гегеля, «это последнее изображается
к а к некое изначальное созерцание, как разум, который одновре­
менно есть фантазия, т. е. разум, образующий чувственные образы
и, следовательно, сообщающий этим чувственным образам характер
разумности. Этот созерцающий разум является божественным ра­
зумом, так как мы имеем право сказать, что Бог есть то, в чем
дух и природа пребывают в единстве, в чем интеллект обладает
одновременно бытием и образом (Gestalt)».'
Таким разумом, мыслящим целостными образами и именами,
обладали люди в Раю до грехопадения. Однако затем случилось
нечто непоправимое, и они выпали из этого состояния невинности.
Случайно или с необходимостью Адам и Ева согрешили? Гегель
решил, что с необходимостью: «Но человек должен был вкусить
от древа познания добра и зла, должен был пройти через работу и
деятельность мысли, чтобы, восторжествовав над этой его оторван­
ностью от природы, быть тем, что он есть». 5

1
Там же. С. 578.
2
Там же. С. 576.
3
Там же. С. 17.
4
Там же. С. 17.
5
Там же. С. 18.
??. ?. ?????????, БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
564

Таким образом, Гегель стал на точку зрения гностиков-офитов,
занятых апологией змея-искусителя, спровоцировавшего человека
к экспериментированию над природой. Гегель принижает внелоги­
ческие способы отношения к природе, такие как миф и религия,
в контексте которых человек «может при помощи веры в известные
моменты приходить в такое состояние, в котором ему само собой,
непосредственно открывается внутренняя сущность природы, если
только он даст волю внезапному озарению, т. е. даст волю своей
фантазии пророчески изрекать истину». 1
Признавая, что «в мифах, в традиции еще остались некоторые
2
обломки и слабые отблески этого духовного озарения», Гегель все
же негативно, с иронией и даже какой-то досадой отказывается от
мифа. Беззаботного существования уже нет — остается только
работать над преодолением расколотости. «Если бы истина давалась
сознанию так легко, если бы было достаточно сесть на треножник
и вещать, то работа мышления была бы, бесспорно, совершенно
излишней», 3 — изрек Гегель, воссев на треножник, завершив труд­
ное дело мышления. Если в мифе истина дается даром, то в случае
отказа от мифа приходится добывать истину собственным трудом.
А если при этом труд организован экспериментально-технически,
то в отношении к природе он понимается к а к ее перетворение:
«единство интеллекта и созерцания, в-себе-бытия духа и его отно­
шения к внешнему миру должно быть не началом, а конечной
4
целью, не непосредственным, а произведенным единством». Такова
гегелевская стратегия отношения к естеству, вдохновленная не
змееборческим, а змеепочитательским мифом.




1
Ф. Философия природы. С. 17.
Гегель Г. В.
- Там же. С. 18.
3
Там же. С. 18.
1
Там же. С. 18.
Глава 3

Реабилитация метафизики
Культура сохранения естества

Единство человека по сути обусловлено его способностью свер­
шения креативного акта; вместе с этим человек по природе раздвоен.
В отличие от абсолютного Творца, творящего из небытия и естест­
венно возвращающего в единство собственного бытия результаты
своей деятельности, человек может творить на основе предданной
ему природы. Для этого человек экспериментирует над природой,
используя естественные энергии для поддержки искусственных про­
цессов. Человек научился разделять двоицу природы, выделившись
таким образом из нее, но он не способен с той же скоростью снова
сводить ее к цельности. Поторопившись вкусить от Древа познания,
человек не успел вкусить от Древа жизни, что привело к необра­
тимости времени его истории. Давая реальные половинчатые ре­
зультаты, экспериментальная деятельность оставляет за своей спи­
ной незаполняемую пустоту, которую «боится» природа. Пусти­
вшись на путь эксперимента, человек уже не может своей силой
воздержаться от него.
Попытка сохранить результаты экспериментирования влечет за
собой необходимость проведения новых и новых экспериментов,
все более вытягивая силы природы из ее тайников. Стрела чело­

<< Предыдущая

стр. 101
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>