<< Предыдущая

стр. 102
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

веческого познания имеет апокалиптическую цель, контуры образов
которой все заметнее на фоне экологического мирового кризиса.
Создаваемый мир так называемой «второй» природы — культуры —
надорван от «первой». Реабилитация имени «метафизика» состоит
в том, что «мета-фюсис» должно быть понято не превратно, к а к то,
что «после природы» (ибо после нее может быть только чистое
ничто), а к а к то, что естество сохраняется в круге самовосстанов­
ления, который нужно научиться находить и поддерживать. Этот
искомый цикл (cyclus, colo — откуда слово «культ») есть культура
самой природы.
Культура к а к относительно автономная сфера реальности, про­
тивополагаемая обычно природе, имеет с последней единое основа­
ние — само бытие, являющееся предметом онтологии. Соотношение
культурологии, онтологии, метафизики и гносеологии представля-
566 Ю. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
?. ?????????.

ется достаточно проблемным и нуждается в смысловом и термино­
логическом взаимоуточнении понятий, общих для этих центральных
разделов философского знания. Поставим следующий методологи­
ческий вопрос: каковы онтологические предпосылки (или условия
возможности) культуры как таковой? Иными словами, каков «бы­
тийный статус» культуры? Понятно, что решение этих принципи­
альных вопросов требует привлечения гигантского содержательного
материала, поэтому ограничим задачу проблемой формальной при­
вязки основных онтолого-метафизических и культурологических
концептов друг к другу.
Прежде всего необходимо «вывести» из понятия «бытие» воз­
можность понятия «культура». Эту «дедукцию» можно было бы
осуществить логическим и диалектическим способами, исходя из
некоей панлогистской установки. Действительно, общим термином
для «онтологии» и «культурологии» выступает «логос», следова­
тельно, возможна логическая экспликация предметных областей
этих философских дисциплин, пересекающихся своими объемами
в некотором общем секторе. Однако, еще прежде логической обра­
ботки данного сектора, между «бытием» и «культурой» устанавли­
вается до-рефлективная смысловая, собственно онтологическая кор­
реляция. Выражаясь по-другому, «логика бытия» и «логика куль­
туры» необратимо вторичны по отношению к «бытию логики» и
«культуре логики», т. е. возможная инвертированная взаимозамена
слов в словосочетаниях «онтология» и «культурология» имеет прин­
ципиально асимметричный характер. Говоря иначе еще раз по этому
поводу, прежде чем рефлективно «оборотить» на «культуру» «ло­
гику», необходим первоначальный опыт «культивирования» самой
«логики». Но в том-то и дело, что процесс «эманирования» логики
из бытия и культуры и процесс «возвращения» (реверсии) логики
к бытию и к культуре одновременны и взаимодополнительны, что
создает единый, замкнутый, самодостаточный, абсолютный «онто-
культуро-логический цикл».
Вот, собственно говоря, с интуитивной фиксации именно этого
«цикла» и начинается онтологическое выведение культуры. Даль­
нейшая развертка данного цикла является делом техники и умением
владеть логико-диалектическим методом. Так, например, гегелев­
ская «Наука логики», в которой осуществлена процедура «онтоло-
гизации логического», одновременно с этим является опытом «куль­
тивирования логического».
Итак, «начало» положено фиксацией выгпепредставленного
«цикла», в котором оказались равноправно замкнутыми друг на
друга понятия «бытие», «логика» и «культура». Поскольку «логи­
ка» уже интегрирована в этот протоцикл, то описание самого цикла
подразумевает логичность формы изложения. Но само по себе опи­
сание не является дискурсивным процессом — это скорее феноме-
567
КНИГА П. ГЛАВА 3. РЕАБИЛИТАЦИЯ МЕТАФИЗИКИ

дологическая дескрипция сути нашей проблемы, т.е. интуитивное
всматривание-отслеживание вращения этого цикла трансценден­
тальным субъектом, встроенным в сам цикл; попросту говоря —
осознание пребывания в акте вращения (если угодно, кувырка как
способа перемещения), без чего невозможно изобретение и освоение
такого культурного первопредмета, к а к колесо, применяемого впо­
следствии как в телеге, так и в компьютере.
Примером цикла, в частности, является так называемый «герме­
невтический круг», в который нужно уметь войти, найти в себе силы
пребывать в нем сколько угодно, а при необходимости уметь выйти.
«Герменевтический круг» — это понимание и изживание опыта
кругообращения мышления, тождественного с бытием. Табличное
распределение значений этого термина таково: сам круг (или цикл)
буквально является «дукцией», вхождение в него — «редукцией»,
многочисленное вращение в нем — «индукцией», а выхождение —
«дедукцией». Таким образом, сейчас нами развернута транспозиция
ничего иного, кроме «мифа вечного возвращения».
Культура берет свое происхождение из мифа, который, по опре­
делению А. Ф. Лосева, является магическим именем, вызывающим
чудеса. Следовательно, для начального знакомства с культурой
необходимо подходить к ней к а к к некоему имени, именующему
определенного персонифицированного субъекта, творящего куль­
турные ценности, воспринимаемые как чудо. В слове «культура»
слышится какое-то удивляющее имя, призывающее к общению с
ней как с личностью. Хотя научное внемифологическое сознание
оперирует «культурой» как концептом, заслоняя рациональными
структурами, как шелухой, живое звучание имени.
После того как было произведено онтологическое «дедуцирова­
ние» культуры, попытаемся теперь вслушаться в ее ономатологи-
ческий зов. Имя культуры выше уже было произнесено. Оно есть
не что иное, как слово «цикл». Этимологическая основа этого слова
свидетельствует о следующих интересных характерных его момен­
тах. Согласно «Этимологическому словарю русского языка» М. Фас-
мера русское слово «колесо» родственно таким иноязычным словам,
как греческие polos — «ось», poleo — «двигаюсь вокруг», латинское
colo — «возделываю, населяю», от которых, в свою очередь, было
произведено слово «культ» со значением религиозного почитания
сакрального мира, трансформированное затем в секуляризованное
слово «культура».
Греко-латинское слово cyclus (цикл, круг) является субстанти­
вированием какого-то первоначального творческого деяния на гра­
нице между трансцендентным и имманентным. Значения этого
праслова могут быть многообразными: «почитать», «взращивать»,
«опекать», «служить» и т. п. При этом здесь подразумевается, что
почитающий «субъект» не вносит от себя ничего постороннего в
БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
568 ??. ?. ?????????.

почитаемый «объект», оставляя ему шанс и свободу быть и разви­
ваться самим собою. Показательно также то, что слова «вращать»
и «выращивать» имеют единый корень. На фоне исторической
инфляции слов «культ» и «культура» современное слово «культи­
вирование» сохранило отголосок этого изначального значения.
Этимологический и лингвистический анализ данных слов под­
талкивает именно к такому семантическому истолкованию и праг­
матическому употреблению в языке. Как это было, например, про­
демонстрировано в онтологизированной этимологии М. Хайдеггера
или П. Флоренского; кстати, последний прямо выводил светскую
«культуру» из религиозного «культа».
Топологический и хронографический аспекты смыслов этих слов
достаточно прозрачны, хотя логическая формализация этих момен­
тов «культуры» наукой еще полностью не осуществлена. «Цикл»
во временном значении представляется как «сфера» в пространст­
венном значении. По этим направлениям ведется огромная работа
по собиранию культурных смыслов, и здесь уже накоплен солидный
материал, которым можно пользоваться как устойчивым знанием.
Вместе с тем, несмотря на то, что «культура» сама по себе едина,
но в соответствии с диалектическим принципом «всеединства», она
еще и многообразна, что оправдывает постановку вопроса о «смыслах
культуры». Образно тематическую панораму вопроса можно пред­
ставить в виде «колеса в колесе». Внутренняя топология этого
образа культуры (можно даже сказать — культивированного образа)
допускает все же некоторые противоречия между частичными смыс­
лами культуры, которые могут вступать в различные плодотворные
контакты и резонансы, но между ними могут высекаться антино­
мические искры и диссонансы. Дело в том, что сам «культурный
цикл» изначально содержит в себе диалектическое противоречие:
он должен быть замкнутой фигурой, где конец сведен с началом,
чтобы сохраниться именно как круг, но одновременно он должен
быть открытым. Проблема усугубляется еще и тем, что движение
по кругу абстрактно-логически может идти в попятном направлении.
Если такие коллизии случаются, то отдельные смыслы культуры
просто исключают друг друга, приводя ее к кризису. В чем причина
периодических упадков культуры, о которых свидетельствует вся
история, до конца не понятно; каждый отдельный случай «дека­
данса» должен быть внимательно и деликатно проанализирован.
Проиллюстрируем представленную концепцию следующим ми­
фологическим примером. Как говорилось выше, «культура» этимо­
логически выводится из слова «цикл», «круг» (не в статусе суще­
ствительного, а в статусе глагола). Некий мифологический персонаж
осуществляет изначальное творящее усилие в форме круговраще­
ния. Имя этого персонажа и действие, производимое им и выра­
жаемое глаголом, тождественны друг другу, т. е. это одно и то же
569
КНИГА П. ГЛАВА 3. РЕАБИЛИТАЦИЯ МЕТАФИЗИКИ

слово, которое впоследствии может грамматически различаться как
угодно. «Носителем» имени является конкретная живая личность.
Поэтому в слове «цикл» нужно услышать имя, а в звучании имени
нужно представить образ определенной персоны, с тем чтобы дать
реализоваться мифу.
Древнегреческая мифология представляет нам такую возмож­
ность, к примеру, в лице и имени всем известного циклопа Поли­
фема. Киклопы (с греч.: «круглоглазые») в Древней Греции пред­
ставлялись в виде великанов с одним глазом посреди лба. Их
«говорящие» имена (Бронт — «гром», Стероп — «молния», Apr —
«перун») указывали на стихийную силу природы. Будучи сыновья­
ми Урана и Геи (т. е. Неба и Земли), «киклопы принадлежат
к древнейшему поколению богов; они сброшены Ураном в Тартар,
но Зевс освободил их и воспользовался их силой, мощью и сноровкой
в борьбе с титанами, когда киклопы вручили ему громы, молнии
и перуны». 1
С мифологической, космогонической точки зрения род киклопов
является определенной стадией или степенью упорядочения хаоса
в космос. Несмотря на то, что киклопы выражают хтонизм и
стихийность, но все же и им принадлежит конкретная мера порядка
и самоорганизации материи, определенный уровень «культуры».
Конечно, пришедший им на смену олимпийский Пантеон, возглав­
ляемый Зевсом, обладал более мощным культуро-созидательным
потенциалом, выражая собою полисный уклад жизни классической
античности. Но чтобы поддерживать «олимпийский уровень», не­
обходима была подпитка энергией «старых» божеств. Амбивалент­
ное состояние киклопов в новых мифо-исторических условиях при­
вело к тому, что их имена, функции, образы были фальсифициро­
ваны, и им, уже безответным, была приписана косная инерция
зла. Поэтому, по сравнению с более архаическим пластом мифа,
например, уже «у Гомера киклопы — племя гордых и злых вели­
канов, они обитают в глубоких пещерах, не знают законов и ремесел,
не пашут и не сеют, питаясь плодами, которые рождает сама земля.
Единственное их богатство — стада». 2
Киклопы в целом олицетворяли культуру скотоводчества, пред­
ставляя частичный культурый смысл, в котором достигли внуши­
тельных результатов. Сыры они готовили отменные, а стада содер­
жали в образцовом состоянии. Можно высказать гипотезу, что
именно киклопы начали протокультуру, и это навсегда закрепилось
в едином корне их имени и имени «культура». Без киклопов не
запустился бы мир культуры, и давно уже нужно снять с них
модернизаторские обвинения. Не их вина, а скорее — беда, что их

1
Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1. М., 1991. С. 649.
2
Там же. С. 649.
570 Ю. М. РОМАН ? ? КО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

смысл культуры мог войти в противоречие с иными смыслами.
Именно киклопы являются символами культуры самой природы,
осуществляемой безо всякого экспериментирования над ней.
Драматизм столкновения изолированных смыслов культуры от­
разился в описании встречи киклопа Полифема и Одиссея — про­
водника новых культурных ценностей. Если Полифем — это куль­
турный работник и арьергард культуры, то Одиссей — культурный
герой и авангард культуры. «Страшный и кровожадный великан
с одним глазом Полифем-пастух живет в пещере, где у него сложен
очаг, он доит коз, делает творог, питается сырым мясом. IX песнь
«Одиссеи» Гомера посвящена приключениям Одиссея в пещере По­
лифема, который во время опьянения и сна был ослеплен героем,
избежавшим участи своих спутников, съеденных Полифемом.
Не зная настоящего имени своего обидчика, так как Одиссей на­
звал себя «никто», ослепленный великан, на зов которого сбежались
соседи киклопы, кричит, приводя их в замешательство, что его
ослепил «никто». Узнав от отплывающего Одиссея его подлинное
имя, Полифем в ярости от того, что свершилось давнее предсказание
оракула о его ослеплении именно Одиссеем, сбрасывает скалы на
его корабли». 1
В этом сокращенном и адаптированном описании сюжета за­
ключено бесконечно богатое содержание, которое далеко еще не
освоено культуринтерпретаторами. Обратим внимание только на
один существенный момент фрагмента, где констатируется транс­
цендентная граница между изолированными смыслами-мифами
культуры. На линии соприкосновения мифа Полифема и мифа
Одиссея впервые возникла категория «небытия». Это случилось,
когда при встрече и знакомстве хитрый Одиссей (как сказал бы
Гегель, воздействуя тонким концом хитрости на тупую мощь) не
предъявил откровенно своего настоящего имени, а прикрылся ано­
нимностью или псевдонимностью, называя себя «никто». Понятие
«небытия» является онтологическим, поскольку предмет онтоло­
гии — триада категорий «бытие—небытие—творение». Так что,
обманывая Полифема, Одиссей совершил творческий акт. Но с эти­
ческой точки зрения еще нужно подумать, кто является источником
или проводником зла и может ли быть списан прежний грех лжи,
допущенный экспериментатором Одиссеем, бесцеремонно вторгшим­
ся в пещеру прячущейся природы, за счет чего возник новый
культурный феномен.
Еще одним принципиальным моментом является то, что ослеп­
ление Одиссеем Полифема символически выражает размыкание
круга-цикла «мифа вечного возвращения» в линию истории. Отто­
ченное прямое копье, направленное ортогонально кругу глаза, пре-
1
Мифы народов мира. Т. 2. С. 322.
571
КНИГА II. ГЛАВА 3. РЕАБИЛИТАЦИЯ МЕТАФИЗИКИ

образовывает круг в спираль. Тем самым «Одиссея» впервые вводит
в космоцентрический миф принцип историчности, что отныне влечет
за собой пропитывание культурных смыслов историческим зарядом.
Полифем же истории практически не знал, удовлетворяясь потреб­
лением качественного естественного сыра.
Один и тот же смысл культуры впервые возникает как бы
дважды. Взгляд на него двоится. С онтологической точки зрения
новый культурный смысл творится из небытия. С метафизической
точки же зрения он возникает естественно, стихийно и спонтанно.
Возникает он с первого раза, зачастую с разрушением старого,
неосознанно, но усваивается со второго раза, становясь осознанным
и тиражируемым. Это субъективные и объективные обстоятельства

<< Предыдущая

стр. 102
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>