<< Предыдущая

стр. 129
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

конкретно — как «слово о сущем». В этом плане онтология исходно
начинает свой дискурс с принципа единства бытия, мышления и
я з ы к а . Этот принцип есть истолкование самого имени «онтология».
Онтологическим знанием может быть такое знание, которое основано
на мышлении бытия, если бытие мыслимо и если бытие есть. Но
если бытие есть, и если оно мыслимо, и если эта мысль о бытии
выразима в слове, то вот это, на мой взгляд, и ограничивает пределы
самого онтологического знания. Если же бытия нет, если оно не­
мыслимо, если мысль о бытии невыразима в слове, то, на мой
взгляд, это уже не онтология, а что-то иное.
Соответственно, метафизика, в моем понимании (исходя из ее
имени — составляющими которого являются два слова: «мета» и
«фюсис»), есть философское учение о «естестве» (натуре, природе)
в целом. Это не совсем «натурфилософия», варианты которой из­
вестны из соответствующих эпох. Мне было важно рассмотреть
СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ 715

опорные, исходные понятия онтологии и метафизики, а таковыми
являются, как я уже сказал, бытие (онтос) и естество (фюсис).
В зависимости от того, как понимается соотношение «онтос» и
«фюсис», и вырастает взаимосоотношение между самими онтоло­
гией и метафизикой. Вместе с тем я конкретизировал понятие
«бытия» в соответствии с традицией, берущей свое начало от пи­
фагорейского учения и Платона: бытие есть единое, а естество есть
двоица, которые соотносятся между собой в соответствии с ариф-
мологическими законами, с точки зрения фундаментального статуса
числа.
Вот, собственно говоря, так и сложился замысел, который я
попробовал проверить в виде определенных теоретических гипотез
на историко-философском материале. Здесь также следует сказать,
что работа основана еще на принципе единства исторического и
теоретического. То есть предметом моего анализа является сама
история философии, по возможности во всем объеме. Хотя, есте­
ственно, это гигантский объем, поэтому мне приходилось ограни­
чиваться и выделять наиболее, на мой взгляд, характерные избран­
ные концепции, в которых наиболее выпукло проявились те темы,
которые меня интересовали и которые я рассматривал.
Скажу несколько слов о методах, которые я использовал. В связи
с тем, что работа основывается на принципе единства исторического
и теоретического, в автореферате отмечено, что мною используются
модификации достаточно традиционных философских методов, при­
сутствующих как в онтологии, так и в метафизике, — диалектики,
феноменологии и герменевтики. Данные модификации — это
экземплификационно-ономатологический и энергийно-арифмологи-
ческий методы. Суть первого состоит в приведе- нии в процессе
доказательного рассуждения примера, суть второго — в выяснении
структурных уровней и степеней интенсивности и полноты фило­
софского знания. С помощью данных методов можно изучить воз­
можности онтологии и метафизики в отношении друг к другу.
Кроме этого, немаловажное значение имеет, на мой взгляд, в
самой сердцевине философского знания, спекулятивный метод.
Я высказываю в диссертации утверждение, что достижение онто­
логией и метафизикой спекулятивного метода приводит к тому,
что философское знание становится обращенным на самое себя, что
и означает сам термин «спекулятивное», от латинского слова
«speculum» — зеркало. Прецеденты такого понимания имелись в
различных учениях, начиная с античной философии, достаточно
вспомнить учение Аристотеля об Уме-Перводвигателе, деятельность,
энергия которого как раз и состоит в мышлении мышления, то
есть в мышлении самого себя. Вот это и есть тот уровень, который
называется спекулятивным познанием. К примеру, учение Гегеля
об абсолютном знании в его «Феноменологии духа», где знание
716 ГО. М. РОМАНЁНКО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

становится саморазвивающимся, самодвижущимся и целостным.
Тем самым, благодаря онтологии и метафизике философия стано­
вится способной обосновывать саму себя.
В этом, можно сказать, заключен итог моей работы. Результаты
исследования изложены в автореферате, который уважаемые члены
совета могли прочитать. Я не буду входить в детали и подробности,
о некоторых из них скажут официальные оппоненты, а оставлю
место для вопросов. Благодарю за внимание!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Есть ли вопросы к диссертанту?

ГУСЕВ С. С. — докт. фил ос. наук
В названии диссертации обозначено — «Онтология и метафизика
как типы философского знания», и вы пишете, что они анализи­
руются с точки зрения формируемых в них типов знания. Знание
порождает самое себя. В каком смысле вы употребляете этот термин?
Если вы рассматриваете онтологию и метафизику как знание с
точки зрения используемых в них методов, то не получается ли
тогда, что знание как способ и знание как результат совместимы?
Правильно ли я понимаю вашу трактовку проблемы? Это первый
вопрос.
И второй вопрос. Вы говорите об экземплификационно-
ономатологическом и энергийно-арифмологическом методах. С пер­
вым методом более или менее понятно — это приведение примеров.
Со вторым не совсем ясно: его суть — в фиксации степеней и
уровней целостности системы. Этот пункт мне не совсем понятен.

РОМАНЁНКО Ю. М.
В первом вопросе вы интересуетесь, в каком смысле онтология
и метафизика трактуются как типы знания. И здесь же подвопрос:
насколько знание как способ и знание как результат отождествимы?
В правильно поставленном вопросе уже заключена половина ответа.
Частично вы уже на него ответили. Попробую, если удастся, дать
вторую половину для полной правильности ответа. Здесь весь вопрос
состоит в том, что есть знание. На мой взгляд, здесь есть некоторая
загвоздка, достаточно тонкая, как трактовать знание. Поскольку
под знанием понимают, если мы возьмем школьные определения,
информацию о действительности, которая присутствует в субъекте.
Или образ, отражение объективного в субъективном. Знание здесь
определяется через информацию. Хотя понятие «информация» мо­
жет трактоваться как угодно. Я исхожу из того, что в онтологии
исходно нет дифференциации на объективное и субъективное, по­
этому здесь знание не понимается как нечто присутствующее в
голове субъекта по поводу того, что творится в объективной реаль-
717
СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ

ности. Знание в онтологии и есть само бытие — не информация
субъекта об объекте, а форма самого бытия, в которое включен и
субъект (ведь он тоже существует). Вот это и есть самоосознающееся,
саморазвивающееся, спонтанное, обращающееся на себя, онтологи­
ческое знание. Метафизическое знание есть то же самое, только
оно опосредствуется вторым моментом — зеркалом, отражением.
На этом основании я и провел типологизацию, методика которой
не соответствует, например, учению о типах Вебера и так далее.
Основанием выступает онтологическая монистическая установка —
способ и результат здесь есть одно и то же.
Что касается второго вопроса. Сложно выговорить термин «эк-
земплификационный», но в этом я не виноват, поскольку этот
термин приводит Г. Г. Шпет, который использовал наработки Гус­
серля, будучи его учеником. В своей работе «История к а к предмет
логики» он как раз писал о примерах. В 1992 году у меня издана
статья «Культура введения примеров в диалектической логике» в
сборнике «Диалектическая культура мышления», где я этот вопрос
обстоятельно оговорил. То новое, что я привношу в инициативу
Шпета, это добавление термина «ономатологический» — не просто
экземпляр, пример, а поименованный пример. Следующий метод,
который мне пришлось ввести — энергийно-арифмологический, —
происходит от терминов «энергейа» (действительность) и «арифмо-
логия» как философское учение о числе. Число, как известно,
является структурой, и, грубо говоря, это есть структуралистский
метод. В саморазвивающемся знании, о котором мы говорили, есть
свои слои и уровни, статические и динамические аспекты, степени
интенсивности самого знания. Онтологическое знание может воз­
растать и может умаляться. Степень насыщенности, полноты или
опустошенности, структурированности — выявление всех этих мо­
ментов может быть рассмотрено этим методом. Причем эти два
метода, их даже получается четыре, работают как в онтологии, так
и в метафизике в их взаимоотношении. Не знаю, Станислав Сер­
геевич, сумел ли я дать вторую половину правильного ответа.

ГУСЕВ С. С. — докт. филос. наук
То есть получается, что первый случай — это указание в качестве
примера на какой-либо предмет, а второй случай — это перечисление
уровней, на которых этот предмет изучается.

РОМАНЕНКО Ю. М.
Да, но в рамках самого же этого примера, не выходя из него
и ограничиваясь именно этим и только этим предметом и ото всего
абстрагируясь.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Еще вопросы, пожалуйста.
718 Ю. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

КАРАВАЕВ Э. Ф. — докт. филос. наук
У меня много вопросов. Я старательно пытался по автореферату
понять, но с этими вопросами я не справился. Каковы все-таки
состояние и степень разработанности проблемы? Я имею в виду
проблему соотношения онтологии и метафизики. Из параграфа
автореферата я этого выяснить не смог. Это первый вопрос.
Второй вопрос. Как вам удается учесть, к примеру, и результаты
В. И. Свидерского, и результаты В. А. Подороги? Не оказывается
ли это эклектикой? Я не говорю о масштабах философа. О том, что
Свидерский — великий философ, все знают. Может, и Подорогу
после смерти признают таковым. Но пока в достижениях Свидер­
ского я вижу такое фундаментальное определение пространства и
времени, которое во всем мире не превзойдено. А у Подороги я
читаю только какие-то цитаты, где слова «время» и «пространство»
даны в метафорическом смысле. Не оказывается ли это эклектикой?
Третий вопрос. Я к методам перехожу. Методы, которые при­
меняются в работе, являются модификациями диалектики, фено­
менологии и герменевтики. В чем и какие именно эти модификации?
Из вашего выступления этот вопрос стал немного понятен, однако
это порождает следующий вопрос.
Те четыре метода, о которых вы сказали, работают в онтологии
и метафизике. Но ведь проблема — в соотношении онтологии и
метафизики. Само собой напрашивается, что по крайней мере долж­
ны быть не только эти четыре метода, а еще какой-то, который
способен быть над ними, чтобы они подвергались анализу, иначе
к а к сознание получится: знание — знание знания — и так далее.
Вот по этим вопросам я хотел бы поподробнее у вас узнать.
Далее идут менее общие вопросы. Например, в автореферате
говорится о полноте анализа и формализации полученных резуль­
татов: в каком смысле вы употребляете слово «формализация»?
Или, скажем, почему используется понятие «творение»? Если мы
претендуем на общность рассмотрения, мне казалось бы более под­
ходящим понятие «возникновение». Так как возникновение может
происходить как в результате творения, так и в результате какого-то
внутреннего самодвижения реальности. А так вы сразу берете ори­
ентацию на метафизику и онтологию определенного рода, где при­
знается творение.
И вот еще последний вопрос: в параграфе о Пармениде я читаю,
что Зенон Элейский «отстаивал правоту учителя перед лицом его
оппонентов методом от противного, результатом чего стала форму­
лировка его знаменитых апорий». Мне думается, что апории Зено-
на — это не проблема, касающаяся отношения онтологии и мета­
физики, и поэтому в них Зенон отстаивал не ту правоту, которая
вас здесь волнует, на мой взгляд. Простите за много вопросов, но
я их действительно не мог выяснить.
СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ 719

РОМАНЕНКО Ю. М.
Спасибо, Эдуард Федорович. Я записал и насчитал семь вопросов,
Начнем по порядку.
Вы говорили о состоянии и степени разработанности проблемы
соотношения онтологии и метафизики. На самом деле, эта тема,
если брать ее традиционно, установилась и была принята как
дисциплинарная раскладка философии в XVII-XVIII веках, вклю­
чая сюда соотношение онтологии и метафизики. Об этом я пишу
в заключении своей диссертации. Для традиции Баумгартена, Воль­
фа и других метафизика есть синоним философии, и она вбирает
в себя все. Она состоит из онтологии, которую Баумгартен определял
как учение о «наиболее общих предикатах сущего». И далее идет
конкретизация, некоторые прикладные разделы метафизики: ра­
циональная теология как учение о Боге, рациональная космология
как учение о космосе в целом, его конечности или бесконечности,
рациональная психология как учение о душе, ее смертности или
бессмертии и так далее. Соответственно, вопрос о познаваемости
Абсолюта. Вот такое сложилось соотношение онтологии и метафи­
зики в самых общих чертах.

КАРАВАЕВ Э. Ф. — докт. филос. наук
Это частные концепции. Тогда были и другие. Этапом развития
мировой философской мысли назвать это можно только с натяжкой.
РОМАНЕНКО Ю. М.
Я и говорю, что это одна из возможных трактовок. Я как раз
предлагаю иную трактовку. Сохраняя данную диспозицию, я пред­
лагаю рассмотреть проблему в ином ракурсе. Та традиция больше
прижилась в школьном, академическом плане, она и сейчас имеет
свое значение — в ней легко группировать философский материал.
Но здесь дано только формальное разбиение тем, а я хотел рас­
смотреть их в экземплификационно-ономатологическом и энер-
гийно-арифмологическом планах. В этом аспекте, на самом деле,
по проблеме соотношения онтологии и метафизики существует про­
бел, который я и пытался заполнить своими исследованиями.
Перехожу ко второму вопросу. В пункте автореферата о состоя­
нии и степени разработанности проблемы я перечисляю, естествен­
но, какие-то имена, по поводу которых еще на кафедральном об­
суждении у меня возникли проблемы: предлагалось какие-то имена
добавить, какие-то убрать. Я исходил из тех авторов, которых знаю
и на которых в какой-то степени опирался. На Подорогу я ссылаюсь
в его характеристике Хайдеггера. Онтологическое учение Свидер-
ского используется мною в меньшей степени, поскольку то, о чем
вы говорили, Эдуард Федорович, — об оригинальном в мировой
практике онтологическом определении Свидерским пространства и
времени, —• я в этом с вами совершенно согласен. Более того,

720 Ю. М. РОМАНЕНКО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

н а п о м н ю в а м , что м о я к а н д и д а т с к а я д и с с е р т а ц и я н а з ы в а л а с ь « Р о л ь
к а т е г о р и й п р о с т р а н с т в а и в р е м е н и в генезисе и с о д е р ж а н и и з а к о н о в
д и а л е к т и к и » , где это б ы л о у ч т е н о .

К А Р А В А Е В Э. Ф. — д о к т . ф и л о с . н а у к
Я п о м н ю , с е й ч а с это н е в а ж н о . И з в е с т н а е щ е п о п ы т к а Свидер-
с к о г о п о с т а в и т ь п р о б л е м у метода, п р о б л е м у о т н о ш е н и я б ы т и я и
м ы ш л е н и я . Это т о ж е о н т о л о г и ч е с к и е и м е т а ф и з и ч е с к и е п р о б л е м ы .
А у Подороги я читал только о проблемах текста, метафизике
л а н д ш а ф т а . И все это п р и м е т а ф о р и ч е с к о м у п о т р е б л е н и и онтоло­
г и ч е с к и х п о н я т и й либо каком-то новом их т о л к о в а н и и . Больше о
его р е з у л ь т а т а х я не з н а ю , м о ж е т , от м е н я что-то у с к о л ь з н у л о . Мне
сопоставление таких фигур непонятно.

Р О М А Н Е Н К О Ю. М.

<< Предыдущая

стр. 129
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>