<< Предыдущая

стр. 3
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Под знанием в онтологическом и метафизическом контекстах
будет пониматься следующее. Платон сравнивал философию с «фар-
маконом» — неким веществом, которое может выступать и лекар­
ством, и ядом одновременно. Главное здесь — знать дозу и условия
применимости. Но вот это как раз самое сложное: знание приходит
с опытом, методом проб и ошибок. Стремящийся к Мудрости,
приняв на себя ее образ и имя, получает «жало в плоть» (это
выражение апостола Павла прямо определяет суть философии).
Знать — это значит иметь обоюдоострое «жало во плоти», непре­
рывно вводящее инъекции «фармакона» в хаотическое мышление,
вынуждая его собираться в устойчивые формы. В этом смысле
знание есть сила, которую можно применить как на пользу, так и
во вред. Для отличения одного от второго необходимо еще одно
знание, иное предыдущему, поэтому процесс познания дифферен­
цируется внутри себя типологически.
Подведем краткий итог предуведомления, отражающего автор­
ский замысел и концептуальные рамки работы.
История развития мышления, выражающего себя в слове, при­
вела к образованию понятий «онтология» и «метафизика», которые
репрезентируют теоретическую часть философии, замещая филосо­
фию в качестве профессионально сочиненных синонимов ее самой.
Изначально философия как «любовь к мудрости» возникла для
обозначения имманентной человеку тяги к чему-то трансцендент­
ному для его обыденного опыта. Человек, будучи свидетелем и
встроенным участником появления философии, дав ей возможность
возникнуть, сумел удержать присущее ей настроение и направлен­
ность, результатом чего стало превращение философии в универ­
сальный образ знания, способствующий человеческой идентифика­
ции. Любовь к мудрости, с одной стороны, врожденная человеку,
а с другой — благоприобретенная (сотворенная), дала свои плоды
БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
16 ??. ?. ?????????.

в виде устойчивых форм познания человеком себя и мира. Этими
формами являются онтология и метафизика.
Почему именно они? Вот это промежуточное, казалось бы, слу­
чайно оброненное слово «именно» подсказывает нам, что в первую
очередь дело здесь заключается в проблеме имени. Философия для
сохранения и традирования своих воплощенных достижений нуж­
далась в общем именовании собственного содержания. Попыток
реализации именующего усилия в истории философии было доста­
точно, но к настоящему времени придирчивую селекцию выдержа­
ли, как нам представляется, только два имени — онтология и
метафизика. Случайно или с необходимостью история проявила
их? Этот вопрос нуждается во внимательном и подробном исследо­
вании.
ВВЕДЕНИЕ

ОНТОЛОГИЯ И МЕТАФИЗИКА КАК ИМЕНА

Философия во всех своих функциях — как призвание, как
осмысленное прохождение жизни, как профессиональная деятель­
ность — нуждается в центрировании себя самой и в развертыва­
ющейся ориентации на Иное. Поисковая интенция философии на­
правлена на Истину, составляющую наравне с Благом и Красотой
Великую Триаду.
«Любовь к мудрости» — это прежде всего метод и способность
достижения, которые не могут рано или поздно не оплотниться в
устойчивую структуру знания, способствующую сохранению, куль­
тивированию и развитию исходного стремления. Свободное станов­
ление философского метода есть одновременно уточнение предмета
философии. Методологическая и предметная стороны взаимообу­
словливают друг друга, подобно смысловой взаимосвязи слов «рост»
и «растение». Животное существо растет до определенных границ,
поскольку питается растениями. Так и философское стремление
приносит свои плоды, ибо усваивает от Мудрости как минимум две
идеи — Бытия и Естества как манифестаций Абсолюта, получив
их в дар и в поощрение. В этом отношении, с науковедческой точки
зрения, философия порождает две дисциплины — онтологию и
метафизику.
При постановке проблемы самостоятельности и совместимости
этих центральных дисциплин философии в литературе они, как
правило, почти отождествляются или определяются друг через друга
по родо-видовому признаку, что приводит к существенным и тер­
минологическим непоследовательностям. Проблема усложняется
тем, что до сих пор не выяснен статус ни самой философии, ни ее
отраслей. Перечень определений достаточно обширен: жизнеотно-
шение, мировоззрение, служанка богословия, искусство мышления,
игра понятиями, мифотворчество, универсальная наука и т. д.
В принципе, каждое из определений оправданно и является атри­
бутивным свойством философии. Хотя она сама не сводится только
к сумме своих частичных предназначенностей.
Жизненная реализация философского влечения опредмечивает­
ся в знании как таковом. Само знание двуедино, подобно обоюдо­
острому мечу; оно является способом сохранения изначального
??. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
18

импульса, позыва к Мудрости, который без знания рассеивается в
повседневном пространстве. Другими словами, обоюдоострый меч
знания, с одной стороны, преграждает прямой доступ к Мудрости,
оставляя ее трансцендентной, с другой стороны, подстегивает рас­
сеянное сознание и направляет его к нужной цели. Таким образом,
знание есть оформленность жизненного и творческого пути фило­
софа, ин-формация философского опыта, отражающаяся в биогра­
фии и наследии. Это знание естественно распространяется среди
последователей, антагонистов, трансляторов и модернизаторов того
или иного философского навыка, инвариантно воспроизводящегося
в исторических преобразованиях и модификациях.
Определение знания через термин «информация» вполне допус­
тимо, но при этом необходимо уточнить смысл данного термина,
не сводя его к узкокибернетическому или пассивно-рефлекторному.
Так, в энциклопедическом определении знания («отражение объ­
ективных характеристик действительности в сознании человека») 1
присутствуют несколько неудовлетворительных, на наш взгляд,
моментов. Во-первых, знание здесь тавтологически определяется
через со-знание, хотя, по логике, нужно было бы, наоборот, со­
знание и по-знание выводить из знания. Во-вторых, эта дефиниция
неявно отсылает нас к так называемому принципу отражения (не­
важно, в ленинском варианте либо в каком-нибудь другом). Отра­
жение (рефлексия) имеет место в знании, но только тогда, когда
само знание уже состоялось. Здесь также косвенно подразумевается
вторичность и пассивность знания по отношению к «действитель­
ности» и «объективности», которые неизвестно откуда берутся для
знания. Иными словами, это определение не онтологично, а, в
лучшем случае, гносеологично, выражаясь парадоксально. Прямым
онтологическим определением знания был бы принцип «знание есть
бытие» или «бытие есть знание». Но такое полагание очень сильно.
Поэтому в смягченном виде знание можно было бы первоначально
определить как «ин-формацию бытия», т. е. обретение со-знанием
формы самого бытия, насколько оно позволяет это сделать. Откуда
взялась эта форма? От самого бытия. И если нет у бытия формы,
значит, нет ни знания о бытии, ни знания вообще. Если же бытие
есть, одновременно есть и знание бытия. В этом случае мы начинаем
движение мышления исходя из принципа тождества онтологии и
гносеологии. В-третьих, обладание знанием — прерогатива не только
человека. Например, с религиозной точки зрения, субъектами зна­
ния являются ангелы, более того, они сами и есть знание к а к та­
ковое, знание, для получения которого человеку нужно, по крайней
мере, совершить некий трансцендентальный акт (подобно Иакову,


Филатов В. П. Знание // Философский энциклопедический словарь.
М., 1989. С. 199.
19
ВВЕДЕНИЕ

боро-вшемуся с Ангелом Господним и сумевшему в результате этой
борьбы узнать свое имя).
Исходя из такого понимания знания и необходимо дефиниро-
вать онтологию и метафизику как знание «о» и «в» бытии и
естестве.
Рассмотрим имеющиеся в современных справочниках определе­
ния онтологии и метафизики. А. Л. Доброхотов дает следующую
дефиницию: «Онтология (от греч. ??, род. падеж ????? — сущее и
????? — слово, понятие, учение), учение о бытии как таковом:
раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия,
наиболее общие сущности и категории сущего. Иногда "онтология"
отождествляется с метафизикой, но чаще рассматривается как ее
основополагающая часть, т. е. как метафизика бытия. Термин "он­
тология" впервые появился в "Философском лексиконе" Р. Гокле-
ниуса (1613) и был закреплен в философской системе X. Вольфа». 1
Далее А. Л. Доброхотов уточняет, что речь идет именно о «самом
бытии», другие философы иногда добавляют: о «бытии вообще».
Эти добавки к слову «бытие» — «как таковое», «само», «вообще»
и т. п., ставшие расхожими, имеют важное значение и проявляют
свою существенность при последующей экспликации; но часто ими
злоупотребляют без всякого смысла, по инерции.
Приведенное определение практически дублирует определение
А. П. Огурцовым онтологии как учения «о бытии, о сущем, о его
формах и фундаментальных принципах, о наиболее общих опреде­
2
лениях и категориях бытия». В этих предварительных дефинициях
пока не говорится о том, что такое «бытие» и что означает выра­
жение «наиболее общее».
Эти же авторы дают свои версии определений метафизики.
А. Л. Доброхотов: «Метафизика (от греч. ???? ?? ??????, букв. —
после физики), наука о сверхчувственных принципах и началах
бытия. В марксизме — противоположный диалектике философский
метод, отрицающий качественное саморазвитие бытия через про­
тиворечия, тяготеющий к построению однозначной, статичной и
умозрительной картины мира. В истории философии термин "ме­
тафизика" нередко употреблялся как синоним философии».''
А. П. Огурцов: «Метафизика — философское учение о предель­
ных сверхопытных принципах и началах бытия, знания, культуры.
Термин "метафизика" предложил Андроник Родосский (I в, до н. э.)
при систематизации произведений Аристотеля: книга о "первых

Доброхотов А. Л. Онтология /,/ Там же. С. 443
" Огурцов А П. Онтология /,/ Современная западная философия: Сло­
варь. М., 1991. С. 219
Доброхотов А. Л. Метафизика // Философский энциклопедически!!
словарь. С. 356.
20 К). М. РОМАН EH КО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

родах сущего" ("Метафизика") должна следовать после " Ф и з и к и " .
Трактовка метафизики неразрывно связана с пониманием филосо­
фии, ее предмета и функций в культуре». 1
Ключевыми определителями метафизики в данных дефинициях
являются слова «сверхчувственное» и «сверхопытное», которые са­
ми нуждаются в дополнительной характеристике и обоснованном
введении в философский лексикон.
Понятно, что жанр энциклопедической статьи существенно огра­
ничен в своих возможностях, поэтому все перечисленные опреде­
ления могут браться только в качестве условных отправных пунктов
развития мысли по поводу этих предметов. Впоследствии от них
можно отказаться, существенно видоизменить или доразвить, по­
скольку каждый дефиниенс в свою очередь нуждается в дальнейшем
определении.
Б л и ж е к нашему пониманию дает определение метафизики
А. Ф. Лосев в «Диалектике мифа». Сравнивая миф и метафизику,
он пишет: «Метафизика говорит о чем-то необычном, высоком,
"потустороннем" ... Под метафизикой будем понимать обычное: это
натуралистическое учение о сверхчувственном мире и об его отно­
шении к чувственному: мыслятся два мира, противостоящих друг
другу как две большие вещи, и — спрашивается, каково их взаи­
моотношение». 2 А. Ф. Лосев подчеркивает квазинаучный характер
метафизики. Он продолжает: «Метафизика есть н а у к а или пы­
тается быть наукой или наукообразным учением о "сверх­
чувственном" и об отношении его к "чувственному"». 3 Таким об­
разом, по А. Ф. Лосеву, «центральное ядро всякой метафизики —
4
учение об отношении сверхчувственного к чувственному». Обратим
особое внимание на то, что А. Ф. Лосев определяет метафизику не
просто к а к «учение о сверхчувственных (или сверхопытных) пред­
метах», к а к это делают А. Л. Доброхотов и А. П. Огурцов, но
именно к а к о т н о ш е н и е сверхчувственного к чувственному, и
еще с немаловажным уточнением по поводу стремления метафизики
к научности и логической отвлеченности, т. е. к ее тенденции быть
знанием особого рода. Как принципиальное положение А. Ф. Лосев
оговаривает дуалистический характер метафизики.
«Сверхчувственное» — не единственный термин для специфи­
кации метафизики. Иногда употребляют термин «умопостигаемое»
в сравнении и отличии его от «чувственно-воспринимаемого».


Огурцов А. П. Метафизика // Современная западная философия.
С. 181-182.
" Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Из ранних произве­
дений. М., 1990. С. 417.
3
Там же. С. 420.
1
Там же. С. 421.
ВВЕДЕНИЕ 21

На наш взгляд, более корректным преставляется выбор в пользу
понятия «сверхъестественное», в содержании которого обобщены
понятия «сверхчувственное» и «умопостигаемое» и даже «сверх­
умопостигаемое». Преимущество данного понятия прояснится при
последующем изложении.
Необходимо далее уточнить и осмыслить приведенные выше
определения онтологии. Представление о ней как об учении о
«бытии самом по себе» ограниченно и неопределенно, хотя в первом
приближении и верно. Дело в том, что «бытие» является единст­
венным для философии понятием, которое должно быть неопреде­
ляемым, беспредпосылочным. Не его нужно определять, а, напро­
тив, оно определяет все остальные понятия, категории и принципы
философии, находясь где-то «за спиной» у философа и направляя
его дефинирующую деятельность. Бытие ускользает от определя­
ющего мышления в какое-то свое естественное место (туда, где оно
пребывает «само по себе»), которое мы для начала предположим
как монотриаду категорий «бытие—ничто—творение». Данная три­
ада в философии полагается постулативно и беспредпосылочно.
Иначе говоря, она сама творчески полагается в мышлении к бытию
из небытия, имманентно себе самой. В свою очередь, мышление,
претендующее быть онтологическим, постоянно основывается на
действии внутри себя этой категориальной триады. Все понятия в
данной триаде взаимосвязаны друг с другом и могут быть выделены
в анализе только условно. Невозможно схватить в ограничивающей
дефиниции каждое из понятий триады в силу ее атомарности, а
можно только феноменологически отслеживать и описывать сам
процесс ускользаемости каждого понятия в триаду, если они до
этого каким-либо образом выступили из нее. Взаимосвязь и прин­
ципиальное отличие этой монотриады от гегелевской («бытие—ни­
что—становление») будут рассмотрены в соответствующем разделе.
Эта триада является философским откликом на религиозный догмат
творения (теистический креационизм), а категория «бытие» высту­
пает философским коррелятом теологическому понятию Бога. Дан­
ный момент справедливо подчеркивает А. Л. Доброхотов при ха­

<< Предыдущая

стр. 3
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>