<< Предыдущая

стр. 40
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

перечислении частных значений между ними могут возникнуть
некоторые трения. Совершенно противоположно это слово может
пониматься при употреблении корня в генетиве или объективе, что
допускает префикс.
Слово «ум» (Нус) для философии не нуждается в особых реко­
мендациях. Как известно, «Ум» был онтологизирован и почти пер­
сонифицирован в учениях Анаксагора и Аристотеля. Вероятно, в
221
КНИГА 1. ГЛАВА 2. § 4. ПАЛАМИЗМ

историческом становлении для ограничения абсолютизации «ума»
к нему был присоединен префикс «мета», указывая на какую-то
сферу, недоступную его притязаниям. Можно предположить, что
именно в таком ограниченном оформлении данное слово, вышедшее
из недр античной философии, было воспринято средневековым бо­
гословием. Оно как бы естественно вытекает из концептуальных
установок и терминологического аппарата учения Аристотеля и
появляется у его средневековых наследников, философствующих
теологов как на Западе (схоластика), так и на Востоке (паламизм).
Особую сложность в экзегетическом комментарии термина «ме­
танойа» вызывают следующие моменты. Согласно Аристотелю, Ум-
Перводвигатель, как Абсолют, будучи источником происхождения
и движения всего сущего, сам по себе является неподвижным и
единым. Самодостаточность и совершенство «Ума» заключается в
его способности (энергии и энтелехии) мыслить самое себя. «Мыш­
ление мышления» — это одно из определений философии. Здесь, в
первую очередь, настораживает такое противоречие: ум един, но
его собственное мышление как бы раздвоено. Появляется первый
формальнологический диссонанс, странный для текста «отца фор­
мальной логики»: единица равна двоице. На это противоречие
неоднократно указывали историки философии, оставляя его на
совести Аристотеля.
В пятой—седьмой главах второй книги трактата «О душе» Арис­
тотель излагает следующую концепцию едино-двойственного «ума»:
«И действительно, существует, с одной стороны, такой ум, который
становится всем, с другой — ум, все производящий, как некое
свойство, подобное свету» (О душе. II 430а 13-15). Здесь изначально
заложен непредставимый образ отделенности и присутствия ума в
бытии. С одной стороны: «Только существуя отдельно, он есть то,
что он есть, и только это бессмертно и вечно» (Там же. II 430а
23). Но с другой стороны: «Между тем не всякий ум таков: ум,
направленный на существо предмета как суть его бытия, истинен
[всегда]; ум же, касающийся чего-то [другого], — не [всегда]...»
(Там же. II 430Ь 27-28).
Аристотелевская теория двух «умов», активного и пассивного,
единого и «всейного», нуждается в имманентном замыкании в
целое. Здесь необходимо эксплицировать взаимодействие двух умов
в одном и выработать соответствующую методологию. На наш
взгляд, искомым обозначением такого взаимодействия является
слово «метанойа», не сказанное открыто Аристотелем, но неявно
звучавшее в его текстах. «Метанойа» включает в себя процесс
«разрешения противоречия». Подобная интерпретация вытекает из
специальной трактовки некоторых базовых концептов аристотелев­
ской философии.
222 Ю. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

Истолкование корреспондирующих друг с другом понятий, та­
ких как «метаболе» (изменение), «метафора» (перенос), «метафи­
зика», позволяет пролить особый свет на значение понятия «мета­
нойа». Дело в том, что смысл префикса «мета» может быть истол­
кован не только в пространственно-временном аспекте, но и в
значении «сообща», «совместно», особенно в применении к Абсо­
люту. Так, термин «метаболе», играющий фундаментальную роль
в аристотелевской «Физике», может быть понят не только как
«изменение» (или буквально как «пере-пад» в переводе М. Хайдег-
гера), но и как «со-в-падение». Аналогично этому, термин «мета­
нойа» можно истолковать к а к «совпадение ума в нем самом» —
к а к некое совмещение двух ипостасей единого ума. Это толкование
не отменяет традиционного понимания «метанойи» как «изменения
ума» («умо-премены»), но указывает направление, в каком должен
«изменяться» (двигаться) ум (неподвижный перводвигатель), а
именно в точку совпадения с самим собой на фоне постоянных
превращений претерпевающего ума. Как представляется, такая эк­
зегеза соответствует внутренним намерениям самого Аристотеля.
В последующем историческом преломлении я з ы к а аристотелев­
ской метафизики в богословских текстах термин «метанойа», на
наш взгляд, понимался именно в таком смысле. Характерно это для
доктрины православного энергетизма св. Григория Паламы, осно­
ванной на мистическом опыте и психо-сомато-технике исихазма,
в котором «покаяние» («метанойа») имело чрезвычайно важное зна­
чение.
Одной из наиболее сложных проблем и в аристотелевской фи­
лософии, и в последующих ее исторических рецепциях и версиях
является вопрос о соотношении ума и тела. Иначе говоря, вопрос
о возможной телесной локализации ума. Существует несколько
исторических вариантов решения этой проблемы, различающихся
в зависимости от того, к а к и м образом в них истолковывается по­
нятие «метанойа». Эта проблема заслуживает отдельного большого
исследования. Ограничимся здесь короткой констатацией.
С одной стороны, ум, по Аристотелю, отделен от тела, и ни о
какой локализации не может быть речи. Но, с другой стороны,
некоторые оговорки допускают обратное. Не вдаваясь в подробный
текстологический анализ, зафиксируем следующее. Как свидетель­
ствует доктрина православного энергетизма: в процессе «метанойи»
осуществляется «совпадение» едино-двойственного ума в нем самом.
Выражается этот процесс в описании того, как локализованный в
голове «ум» возводится и хранится в сердце. Тем самым ум отнюдь
не игнорируется, но в «метанойе» он находит исход своему стрем­
лению пребывать в «естественном месте», как выразился бы Арис­
тотель.
223
КНИГА 1. ГЛАВА 2. § 4. ПАЛАМИЗМ

Исходя из проделанной интерпретации, можно сделать вывод,
то «метанойа» и есть «синергия» как таковая. Это практически
ч
синонимы для выражения принципа творения.
Таким образом, доктрина православного энергетизма различает
антиномически категории «сущность» и «энергия», аналогично раз­
личию понятий «бытие» и «творение». «Мы видим, — пишет
В. Н. Лосский, — что догматическое учение об энергиях — не
абстрактное понятие и не интеллектуальное различение: здесь речь
идет о конкретной реальности религиозного порядка, хотя она и
трудноуловима. Поэтому это учение выражает себя антиномично:
энергии в силу своего исхождения указывают на неизреченное
различие — они не Бог в его сущности, и в то же время, как
неотделимые от Его сущности, свидетельствуют о единстве и про­
стоте Божественного бытия». 1
Категория «энергия» заимствуется из аристотелевского лекси­
кона, но используется в совершенно ином контексте и в преобра­
зованном значении. «Если у Аристотеля энергия — движение, то
в Православии это скорей — начальный толчок, начаток, почин
движения, но все же — актуально свершившийся, произведенный,
в отличие от потенции, остающейся только чистой возможностью
движения. Энергия — актуальный почин движения. Она — дей­
ственный импульс, порыв, устремление, воление, "действование"». 2
Переводчик «Триад» Г. Паламы В. Вениаминов выдвигает сле­
дующее суждение по поводу различения категорий «сущность» и
«энергия», подчеркивая, что не все так просто в их соотношении:
«Сейчас, когда на непродуманном "паламизме" строят "православ­
ный энергетизм" и "неопатристический синтез", важно помнить,
что спор о различении внутри Бога сущности и энергий был прерван
в Византии силой и на должном уровне в восточном богословии не
возобновлялся. Догмат Константинопольского собора 1351 года был
принят слишком поспешно. Конечно, сущность Бога можно отли­
чать от энергий, как одно Его имя от другого, но нельзя думать,
будто в Боге что-то не является чистой энергией и Он удержал
Свою сущность от раздаривания». 3 В этом примечании обращается
внимание на то, что творение, действительно, является полным
Даром и осуществляется из небытия, поэтому оставление сущности
Творца «за скобками» его творческих энергий снижает сам принцип
творения. Далее В. Вениаминов пишет: «Видеть в различении бо-


Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной церкви.
С 144.
2
Хоружим С. С. После перерыва... С. 436.
3
Вениаминов В. Краткие сведения о житии и мысли св. Григория
Паламы // Св. Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвст-
вующих. С. 375.
?). ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
224

жественных сущности и энергий по еп. Василию Кривошеину просто
условный знак таинственного опыта мешает сам Палама натура­
листическими аналогиями с энергией солнца и со способностями
души. Таинственная Троица нераздельных божественных лиц по-
ведана Откровением, чего нельзя сказать о различении сущности
и энергий. Отцы, на которых ссылается Палама, никогда не назы­
вают Бога двоицей. Недоступность Вездесущего грозит превратиться
у Паламы из чуда богочеловеческого родства в механику с рассе­
чением Единого на доступную и недоступную части. Привязывание
нетварных энергий, т. е. по существу богов, к молитвенной практике
ограничивает свободу божественного вездесущия. Как в старом ико­
ноборчестве, в паламизме дает о себе знать, по-видимому, притя­
жение ислама с его неприступным божеством, вторгающимся в
природный мир своими волениями. Объяснение чуда приобщимости
Неприобщимого Его устройством и аристотелевская терминология
ведут к смешению в паламитском догмате философии с богословием.
В целом мысль св. Григория Паламы с ее высотой, напряжением
и срывами остается вызовом, на который современное православие
должно будет ответить». 1
В философской интерпретации богословских догматов необхо­
димо учитывать такие возможности появления противоречий между
принципами. Трактовка творения к а к синергии предполагает, что
синергия есть встреча двух воль, соучастие свободы и благодати.
Это событие может быть статически рассмотрено следующим обра­
зом. Момент прямого столкновения двух энергий может привести
к двум результатам: либо «проскальзыванию» их мимо друг друга,
либо стойкому смыканию. Последний случай удобно обозначить
термином «красис» (греч. ?????? — смешение, смесь, сплав, соеди­
нение, более тесное и проникновенное, чем «миксис» (?????), с
дополнительным указанием на температуру процесса). Паламитская
энергетика помимо прочего есть своеобразная пневмосоматическая
термодинамика. Состояние «красиса» на психофизиологическом
уровне характеризуется повышением внутренней теплоты сердца,
проявляемой в теплообмене с окружающей средой. Тепло, ощуща­
емое внутренне сердцем, внешне воспринимается к а к свечение.
Внешние наблюдатели состояния синергии видят «воссияние» внеш­
него облика субъекта синергирования.
Состояния «красиса» удается достигнуть внезапно. Платоновское
понятие «вдруг» возникает в контексте новой теории и практики.
Как платоновский момент «вдруг» эксплицируется «незаконным
рассуждением», т. е. воображением, так и «вдруг» исихастской
синергии невыразим рационально, поскольку в нем максимально
задействована способность видения полного света, а разум в этот

Вениаминов В. Краткие сведения... С. 375-376.
225
КНИГА 1. ГЛАВА 2. § 4. ПАЛАМИЗМ

миг умолкает. В событии синергии, когда оно свершается, естество
сотворенного существа соединяется с благодатной энергией Творца
л, таким образом, происходит усвоение дара.
В силу дробности и расщепленности своего существования че­
ловек действует сразу несколькими энергиями и в разных режимах.
Для возможности синергирования необходимо, чтобы одна из энер­
гий вначале была доминантной. Об этой необходимости уже гово­
рилось в античности, в учении Анаксагора о гомеомериях.
В опыте находится ведущая энергия, увлекающая все остальные
в единый порыв к трансцендентному. С. С. Хоружий называет
такое когерентное стремление «энергией лицетворения». «Это —
единственная в своем роде энергия управления энергиями, преоб­
разующая все множество их в некую "симфонию стремления", так
что все они неким образом сообразуются с фундаментальным стрем­
лением, включаются в него и содействуют ему». 1
«Энергия лицетворения» претворяет человеческую способность
видения в способность некоего особого «синергийного зрения». 2
В античности подобная способность представлена в такой манти-
ческой практике, как физиогномика. Возникает вопрос о возмож­
ности «синергийного слуха» и т. д., хотя эти темы требуют отдель­
ных исследований и обсуждений. Так, условием возникновения
«синергийного зрения», согласно Г. Паламе, выступает звучащая
молитва — «молитва является подательницей сего блаженного ви­
3
дения». В реализации подобных синергийных способностей инди­
видуальное воспринимается на пересечении универсальных связей,
единичное всеобщится, но Не по Гегелю, а так, что «наилучшим
образом подобная направленность, подобная установка передается
одной из традиционных формул православной аскетики: "держать
внутри себя собор со всеми"». 4 Таким образом, традиционное по­
нятие «всеединства» трактуется по-новому, не просто как взаимо­
связь всего со всем, но, к а к выражается С. С. Аверинцев, служение
всех друг другу.




Хоружий С. С. После перерыва... С. 344.
" Там' же. С. 361.
Святитель Григории Палама. Омилия XXXIV ,// Беседы. Т. 2. С. 88.
Хоружий С. С. После перерыва... С. 362.
Глава 3

РАСПОЛОЖЕННОСТЬ В БЫТИИ
Утраты и обретения онтологии в Новое и новейшее время

В этой главе предполагается проверить онтологическую триаду
на материале немецкой классической философии, хайдеггеровской
философии, маргинальной философии и русской идеалистической
философии. Выбор этих направлений представляется оправданным,
так к а к именно в их рамках обсуждались существенные онтологи­
ческие проблемы. Естественно, охватить такой гигантский объем
не представляется возможным в полной мере, поэтому основной
задачей будет пунктирное очерчивание наиболее злободневных тем.
Весь этот обширный тематический горизонт мы свяжем одним
ключевым словом. Если античность угадывает бытие, Средневековье
доверяет бытию, то Новое время выработало новое онтологическое
отношение. После того как философия методом проб и ошибок
угадывает образ бытия, а после усвоения религиозного Откровения
обретает уверенность в бытии, появляется возможность его исполь­
зовать (разумеется, не в узко утилитарных целях), или просто —
бытийно располагаться. Лучше может разъяснить смысл того, что
мы хотим сказать, русское слово «расположенность» (на него об­
ращает онтологическое внимание В. В. Бибихин), где слышатся
смысловые нюансы и угадывания, и доверия, и открытости, и
активности. Единственным недостатком этого слова может быть
один его оттенок — некоторое спокойствие. Но покой этот —

<< Предыдущая

стр. 40
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>