<< Предыдущая

стр. 51
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

о ч у т и л с я в о б ы ч н о й о б с т а н о в к е , в своей к о м н а т е , к а ж е т с я : из
м и с т и ч е с к о г о н е б ы т и я п о п а л в о б ы ч н о е ж и т е й с к о е б ы в а н и е . Тут
сразу п о ч у в с т в о в а л себя п р е д л и ц о м Б о ж и и м и тогда п р о с н у л с я ,
весь м о к р ы й от х о л о д н о г о п о т а » . 1
О т к р о в е н н о с т ь тона и н е о р д и н а р н о с т ь с о д е р ж а н и я этого т е к с т а
п р и в л е к л и п о в ы ш е н н о е в н и м а н и е в ф и л о с о ф с к о й среде к э т о м у
«воплю de p r o f u n d i s » , где в с в е р н у т о й ф о р м е с к о н ц е н т р и р о в а л и с ь
п р а к т и ч е с к и все п р о б л е м ы о н т о л о г и и . О т л и ч и е « в о з з в а н и я » Ф л о ­
р е н с к о г о от « д е р з а н и я » Б е р д я е в а з а к л ю ч а е т с я в т о м , ч т о п о с л е д н и й
основывался на и м м а н е н т н о м а к т и в и з м е , д л я первого же изначаль­
н ы й в ы б о р в п о л ь з у б ы т и я о с у щ е с т в и л с я н е п р о и з в о л ь н о , подсозна­
т е л ь н о (во сне), по б л а г о д а т и , н и с п о с л а н н о й со с т о р о н ы в ы с ш е й
трансцендентной инстанции.
Этих т р е х п р и м е р о в д о с т а т о ч н о д л я того, ч т о б ы с д е л а т ь н е к о ­
т о р ы е п р е д в а р и т е л ь н ы е о б о б щ е н и я . Б л а г о д а р я Ф л о р е н с к о м у и дру­
г и м т е м а о н т о л о г и и н а ч и н а е т и с п о д в о л ь з а я в л я т ь о себе н а р у с с к о й
п о ч в е . И Ф л о р е н с к и й , и Б е р д я е в , и Л о с е в г о в о р я т «да!» б ы т и ю ,
о т в р а щ а ю т с я о т н е б ы т и я , о р и е н т и р у я т е м с а м ы м свое ф и л о с о ф с т ­
вование в определенном направлении.
Импульс задан. Он просвечивается в текстах, уже легко узнается
и может быть п р и н я т в качестве руководства к действию и преем­
ству. Е с л и н а х о д я т с я п о с л е д о в а т е л и , т о м о ж н о с к а з а т ь , что т р а д и ц и я
состоялась. Если считать, что Ф л о р е н с к и й , Бердяев и Лосев, при
всей и х н е с р а в н и м о с т и , п р и н а д л е ж а т к К о с м о с у р у с с к о й ф и л о с о ф ­
с к о й м ы с л и и с в и д е т е л ь с т в у ю т о ее о н т о л о г и ч е с к о й п р и з в а н н о с т и ,
то нет н и к а к и х о с н о в а н и й п о д в е р г а т ь это с о м н е н и ю . Д е л о в т о м ,
что с о м н е в а т ь с я м о ж н о т о л ь к о в с л е д с т в и я х , к о т о р ы е в ы в о д и л и с ь
д а н н ы м и ф и л о с о ф а м и и з с а мо го ф а к т а о н т о л о г и з м а р у с с к о й ф и л о ­
с о ф и и , е е б ы т и й с т в е н н о г о х а р а к т е р а . П о д о б н о т о м у к а к бессмыс­
ленно сомневаться в правде парменидовского изречения о том, что
«бытие есть, н е б ы т и я ж е н е т » . Х о т я м о ж н о п о д в е р г н у т ь к р и т и к е
н е к о т о р ы е с л е д с т в и я , в ы в о д и м ы е П а р м е н и д о м и з этого и з р е ч е н и я ,
когда он п р и п и с ы в а л бытию п р е д и к а т ы неделимости, вечности,
н е и з м е н н о с т и и т. д.


' Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. Т. 1 (1). М., 1990.
С 205-206.
??. ?. РОМАНЕНКО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
282

Исторически философия достигает ступени онтологии не сразу.
Так было в Древней Греции, когда Пармениду предшествовал этап
мифологии. Так было и в России. Определяющим фактором выхода
философии в фазу онтологии является наличие теизма. Собственно
говоря, в эпоху античности были созданы только предпосылки,
условия возможности трансформации философии в онтологию,
включающие в себя создание необходимого терминологического
аппарата. О конституировании онтологии как таковой можно гово­
рить только в контексте 'геоцентризма эпохи Средневековья.
Применительно к русской традиции процесс возникновения он­
тологического дискурса можно реконструировать следующим обра­
зом. Первоначальный вкус к подлинному философствованию в Рос­
сии появился в усвоении и развитии метафизической проблематики
всеединства. Включенность русской философии в тематический го­
ризонт принципа всеединства подробно прослеживает С. С. Хоружий
в работах «Идея всеединства от Гераклита до Бахтина» и «Проблема
личности в православии: мистика исихазма и метафизика всеедин­
ства». 1 Этой традиции принадлежат имена В. С. Соловьева,
Л. П. Карсавина, С. Л. Франка, П. А. Флоренского, С. М. Булгакова
и др.
Однако в целом остановка на категории всеединства как осно­
вополагающей имеет своим неприятным следствием пантеизм, ко­
торый входит в существенное противоречие с онтологическим прин­
ципом творения, креации. Для выхода философии в фазу онтологии
необходимо ограничение категории всеединства. Можно сказать,
что эта категория является пунктом водораздела, разводящим про­
блемы метафизики и онтологии по разным предметным сферам.
Возможно ли примирить пантеизм и теизм философскими средст­
вами — это один из актуальных дискуссионных моментов. Мнения
здесь разделены. Существует полемика, к примеру, между С. С. Хо-
ружим и некоторыми интерпретаторами наследия А. Ф. Лосева, в
2
частности Л. А. Гоготишвили. В этих обсуждениях проблемы он­
тологии воспроизводятся и вызывают живой интерес в философском
научном сообществе современной России.
Как уже неоднократно говорилось, в предлагаемом нами подходе
предмет онтологии ограничивается монотриадой категорий: «бы­
тие—ничто—творение». Определить любую из перечисленных кате­
горий рационально и изолированно от остальных невозможно, руча­
тельством чему служит сама история философии. Попытка дать фор­
мальную дефиницию, скажем, категории бытия, приводит к тому,

1
Хоружий С. С. После перерыва. Пути русской философии. СПб.,
1994.
1
Гоготишвили Л. А. Коммуникативная версия исихазма // Лосев А. Ф.
Миф. Число. Сущность. М., 1994.
283
КНИГА I. ГЛАВА 3. § 4. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ

что р а з у м успевает т о л ь к о з а ф и к с и р о в а т ь у с к о л ь з а е м о с т ь этой кате­
г о р и и . П р и этом о ч е в и д н о , что д а н н а я к а т е г о р и я у с к о л ь з а е т в свое
естественное место, к а к о в ы м я в л я е т с я в ы ш е у к а з а н н а я м о н о т р и а д а .
Т а к и м о б р а з о м , л ю б о й п р е д м е т ф и л о с о ф и и , будучи р а с с м о т р е н
в свете о н т о л о г и и , д о л ж е н б ы т ь п р о ф у н д и р о в а н по о т н о ш е н и ю к
к а ж д о й и з у к а з а н н ы х к а т е г о р и й к а к к р и т е р и е в о н т о л о г и з м а . В рус­
с к о й ф и л о с о ф с к о й т р а д и ц и и вся о н т о л о г и ч е с к а я т р и а д а , в р а з л и ч н о й
с т е п е н и е е п о л н о т ы , п о л у ч и л а свое ф и л о с о ф с к о е о с в е щ е н и е .
П р о д о л ж и м э к з е м п л и ф и к а ц и о н н ы й обзор. Т а к , С . Н . Б у л г а к о в
в работе «Свет н е в е ч е р н и й » р а с п о л а г а е т с о д е р ж а н и е свое т е к с т а по
л и н и и , с в я з ы в а ю щ е й к а т е г о р и и «ничто» и « т в о р е н и е » . Н а ч и н а е т с я
изложение с ф и к с и р о в а н и я принципов отрицательного (апофати-
ческого) богословия с п р и в л е ч е н и е м обширного историко-фило­
софского материала. Круг авторов, которых Булгаков включает в
эту т р а д и ц и ю , д о с т а т о ч н о к л а с с и ч е н : П л а т о н , П л о т и н , Ф и л о н А л е к ­
с а н д р и й с к и й , о т ц ы Ц е р к в и , П с е в д о - Д и о н и с и й А р е о п а г и т , св. М а к ­
с и м И с п о в е д н и к , М е й с т е р Э к х а р т и д р . Оговорив с п е ц и а л ь н о а н т и ­
номический характер «Божественного Ничто», Булгаков переходит
к т е м е т в а р н о с т и м и р а и ч е л о в е к а . Одной из о с н о в н ы х п р о б л е м в
этой т е м е я в л я е т с я вопрос о с о о т н о ш е н и и к а т е г о р и й э м а н а ц и и и
творения. К а к известно, космоцентризм античности предпосылает
в качестве модели п о р о ж д е н и я Космоса теорию э м а н а ц и и , т. е.
истечения мира из природы божества.
Д л я т е и с т и ч е с к о г о м и р о в о з з р е н и я к р е а ц и о н и з м и с к л ю ч а е т эма-
национизм, и Булгаков предпринимает попытку философскими
с р е д с т в а м и с о о т н е с т и э т и к а т е г о р и и . О н п и ш е т : « М е ж д у Абсолют­
н ы м и о т н о с и т е л ь н ы м п р о л е г а е т г р а н ь т в о р ч е с к о г о да будет, и
п о э т о м у м и р н е п р е д с т а в л я е т собой п а с с и в н о г о и с т е ч е н и я э м а н а ц и и
А б с о л ю т н о г о , к а к б ы п е н ы н а п е р е п о л н е н н о й ч а ш е , н о е с т ь твор­
чески, инициативно направленная и осуществленная эманация, —
1
относительность к а к таковая». Очевидно, Булгаков не отбрасывает
радикально идею эманации, признавая ее подчиненный характер
в теизме. Он поясняет: «Понятие творения поэтому ш и р е п о н я т и я
э м а н а ц и и , оно его в себя в к л ю ч а е т , т а к что т в о р е н и е есть э м а н а ц и я
п л ю с н е ч т о н о в о е , с о з д а в а е м о е т в о р ч е с к и м да будет! А б с о л ю т н о е
п р е и з б ы т о ч н о , оно есть н е и с ч е р п а е м ы й и с т о ч н и к п р е и з о б и л ь н о г о
б ы т и я , к о т о р о е есть и з л и я н и е его б о г а т с т в а и п о л н о т ы , и в этом
правда идеи эманации, которая целиком включается и в идею
т в о р е н и я » . 3 Следует о т м е т и т ь , что подобное р е ш е н и е в о п р о с а н и
по существу, ни терминологически не является общеприемлемым.
Н о в д а н н о м с л у ч а е м ы п р и в л е к л и этот т е к с т к а к п р и м е р в к л ю ­
ченности творчества Б у л г а к о в а в онтологический контекст. Вообще

1
Булгаков С. Н. Свет невечерний. М., 1994. С. 157.
2
Там же. С. 158.
Ю. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
284

степень разработанности онтологии такова, что невозможно здесь
выделить какие-либо пункты новизны и приписать их кому-нибудь
из философов. Онтологическая мысль уже сама по себе всегда нова.
Подобно тому, как сказал поэт, — талант это всегда новость.
Иначе решает проблему соотношения эманации и креации
А. Ф. Лосев. По мнению Л. А. Гоготишвили, он допускает так на­
зываемую интерпретативную, или коммуникативную, эманацию,
которая, по всей видимости, не противоречит идее творения. Ори­
гинальность лосевской точки зрения состоит в том, что Абсолюту
положительно приписываются софийный и ономатический преди­
каты, защищавшиеся в движениях софиологии и имяславия.
Л. А. Гоготишвили утверждает: «Нет здесь и противоречия с прин­
ципом творения из ничего. Акта творения могло бы и не быть,
а софийный и символический моменты, основанные не на реальном
" ином " , но на " и н о м " как внутреннем имманентном принципе Аб­
солюта, все равно сохранили бы все свои квалификации. Акт тво­
рения не предопределен внутренним символизмом Абсолюта, так
к а к этот символизм есть прежде всего акт самосознания и самопо­
знания, и если символическое начало сыграло свою роль в творении
мира и в его последующей истории, то это — вторичные, иконо-
мические функции». 1
Можно истолковать эту точку зрения так, что эманация есть
всегда, но при этом она умножена в своих проявлениях, причем
к а ж д а я отдельная эманация отграничена от любой другой транс­
цендентной границей. Общение (коммуникация) между ними пред­
ставляет собой скачок (трансцензус). Таким образом, вектор креации
ортогонален векторам эманации с точки зрения символической
топографии иерархической структуры мира. Коммуникативная эма­
нация, подразумевающая креацию, вносит в концепцию синергизма
материальное содержание.
Подходя подобным образом к онтологии А. Ф. Лосева, Л. А. Го­
готишвили оговаривает гипотетический характер своего истолкова­
н и я : «Хотя у Лосева почти не встречаются специальные разработки
проблемы творения (отсутствие таких разработок часто ставится в
упрек всем софиологическим доктринам), все же можно предполо­
жить, что и творение понималось им в "языковом" ключе, что,
кстати, хорошо ложится в ортодоксальные рамки. Сотворить, по
Лосеву, значит "назвать"... творение — это именование вовне от
себя, и потому слово здесь как бы "предшествует" именуемому». 2
Такая интерпретация позволяет придать онтологии персоналисти-
ческий и диалогический характер.


1
Гоготишвили Л. А. Коммуникативная версия исихазма. С. 883.
2
Там же. С. 891.
285
КНИГА I. ГЛАВА 3. § 4. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Онтология как целостная философская позиция изначально воз­
никает на почве теистической религии. Секуляризация приводит
к дезонтологизации и релятивизации, разрывая целостность онто­
логической триады, абстрактно выделяя из нее по отдельности
понятия «бытие», «ничто», «творение», релятивизируя их частное
содержание. Импульс к онтологическому типу философствования
в русской религиозной философии вылился как минимум в трех на­
правлениях: софиологии, имяславии и иконопочитании. Эти чисто
религиозные, весьма дискуссионные проблемы, помимо потребности
их богословского истолкования, несли в себе сильный заряд для
развития собственно философской мысли. Традицию позитивист­
ской философии, ориентированной на науку, а также социальные
импликации философских концепций мы оставляем за рамками
нашего исследования.
Софиология, инициатором которой в контексте российской ду­
ховной культуры выступил В. С. Соловьев, реализовывала плато­
ническую традицию. София как «Премудрость Божия» понималась
в платоновском духе как «космос ноэтос» — ипостазированное все­
единство всеобщих идей-форм, которое должно быть преднайдено
и эксплицировано философскими средствами, а в случае с Соловье­
вым — вплоть до мистической встречи с персонифицированной Со­
фией. Это — иррационально-мистическая установка, с неизбежно­
стью ведущая к гностицизму и допускающая проявления визионер­
ства, оккультизма и прочих попутчиков гнозиса. В русле софиоло-
гической традиции, заданной Соловьевым, были оригинально раз­
работаны некоторые проблемы принципа всеединства, в частности,
в виде предложенной Л. П. Карсавиным динамической модели.
Оригинальными следует признать попытки философской интер­
претации и обобщения таких уникальных явлений религиозной
жизни, как полемика по вопросу об имяславии и об онтологическом
статусе икон — действительно самобытном феномене Православия.
Известный напряженный спор по поводу Имени Божьего между
религиозными деятелями начала XX века завершился официальным
признанием Синодом «имябожничества» как ереси и отклонением
претензий «имяпочитателей» на догматическое признание. Такие
философы, как П. Флоренский, С. Булгаков, В. Эрн, А. Лосев,
стремились построить философский понятийный фундамент для
обоснования правоты имяславия. А. Ф. Лосев в письме к П. А. Фло­
ренскому от 30 января 1923 г. формулирует тезисы имяславского
учения, которые он разворачивает затем в работе «Философия име­
ни». Лосев пишет: «Энергия сущности Божией неотделима от самого
Бога и есть сам Бог, и Имя Божие неотделимо от существа Б о ж и я
и есть сам Бог... Имя Божие есть сам Бог, но Бог сам — не имя». 1
1
Лосев А. Ф. Из ранних произведений. М., 1990. С. 610 (прим.).
286 Ю. ?. РОМАН EH КО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

Эти тезисы требуют дополнения тезисами о творении — вызывании
из небытия по имени.
Как видим, Лосев продолжает традицию исихазма и настаивает
на онтологическом различении понятий сущности и энергии. Име­
нем задается конкретность творения. Обобщением этих идей у Ло­
сева является определение им имени вещи как орудия взаимного
существенно-смыслового, индивидуально-живого, личностного об­
щения, к а к смысловой энергии взаимопонимания, предела смысло­
1
вого самооткровения вещи. Р1ными словами, в имени и именем
осуществляется творение сущего в акте вызывания его из небытия.
Спор по поводу Имени Бога и его философские последствия
напоминают конфронтацию сторонников и противников онтологи­
ческого доказательства бытия Бога в западноевропейской филосо­
фии. Различие между предметами этих споров заключается в раз­
личии понятия и имени. Это очень сложная проблема. В первом
приближении можно указать такой способ их взаимополагания:
понятие подводится под рубрику «бытие», а имя — под рубрику
«творение». Иначе говоря, понятие (как «логическая форма») пре­
тендует на схватывание сущности бытия, а имя выражает энергий-
ность процесса сотворения. Понятие требует однозначности, ибо
бытие едино. В имени такой однозначности нет, поскольку оно
относится к категории энергии. Чтобы состоялось творение, необ­
ходима встреча двух различных энергий в синергии. В ответ на
зов по имени творящееся существо должно не только откликнуться
в звуке, но и явить себя в зримом образе, показать себя на фоне
небытия. Энергия имени встречается в синергии с энергией образа.
Между этими двумя энергиями или, лучше сказать, между пой-
езисом имени и миметической оргийностью образа пролегает гра­
ница. Следовательно, для того чтобы онтологически полно иденти­

<< Предыдущая

стр. 51
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>