<< Предыдущая

стр. 8
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

средств выражения. За этот грех приходится расплачиваться непо­
ниманием со стороны потенциальных читателей или слушателей.
Но время постепенно залечивает раны языка. Иногда необходимо
специально заниматься «терапией» языка.

Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного рус­
ского языка. Т. 2. С. 400.
45
КНИГА I. ГЛАВА I. УГАДЫВАНИЕ ОБРАЗА БЫТИЯ

Задача философов состоит не в заполнении подробных этимо­
логических словарей (с этим вполне квалифицированно справляются
филологи), а в развертывании мысли, выражающей бытие. Однако
сама мысль не может сдвинуться в сторону нового, если ей не по­
может в этом удачно найденное слово. Поиски нужных слов не
всегда законны и естественны, ибо современный человек вброшен
в стихию смешанных языков, случившуюся в результате Вавилон­
ского столпотворения. Поиском слова занимается не сама мысль, а
чуткий слух. Философ не только использует язык, но и сотворит
его.
Мы приводим всю эту аргументацию не для оправдания лин­
гвистических ошибок, а для того, чтобы разъяснить, что они не­
произвольны и, следовательно, случаются сами собой. Слух осу­
ществляет лишь их селекцию, а мышление — функциональное
распределение по тематическим рубрикам.
Старое добротное русское слово «чиноначалие» является не со­
всем точным переводом греческой «иерархии». Встречается и более
прямой перевод — «святоначалие». Отсюда религиозные представ­
ления о «девяти ангельских чинах». Есть несколько смежных слов:
«монархия» — одноначалие, «анархия» — безначалие, «генар-
хия» — единоначалие, «гетерархия» — разноначалие. Каждое из
этих слов характеризует тот или иной тип мышления того или
иного религиозного или философского направления в ту или иную
эпоху. Какое из этих слов необходимо выбрать для истолкования
исходного пункта возникновения философии в античности?
Поскольку философия в Древней Греции зародилась в лоне
мифологии, являющейся разработанной иерархической конструк­
цией языческого Пантеона, то адекватнее всего было бы начать со
слова «иерархия» — чиноначалие. Это слово является продуктивной
тавтологией — «начало-началие» — следовательно, чистым нача­
лом. Но с него практически никто из первых древнегреческих
философов не начинал. Для натурфилософов-досократиков была
характерна «гетерархия»: каждый из них выбирал тот или иной
«чин естества» — воду, огонь, землю, воздух. Парменид начал с
«генархии» — единоначалия, а единое есть «бытие». Большинство
философов были монархистами, хотя встречались и анархисты среди
софистов, киников, стоиков, скептиков и других школ. Только в
Конце античности неоплатонизм начал с настоящего начала — с
«иерархии» основных философских категорий, являющейся мыс­
ленным зеркалом языческой мифологической «иерархии».
Известно распространенное и не совсем корректное мнение, что
«Иерархия» предполагает жесткую подчиненность низших уровней
высшим, и, как следствие, в этом слове вычитывают мотивы насилия
и тоталитаризма. Такая интерпретация основана на подмене. В «чи-
46 ГО. М. РОМАН EH КО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

не» никакой «под-чиненности» нет и быть не может. Это происходит
позднее, когда «чин» превращается в «причину».
Замысел и композиция данного исследования предусматривает
сдвоенный, стереоскопический взгляд на «начало» философии.
В первом разделе, посвященном исследованию понятия «бытие»,
начало мыслится в свете онтологии. Здесь достигается понимание
того, что «начало» бывает, случается всякий раз, когда бытие
творится из небытия. Во втором разделе, исследующем «естество»,
говорится о том, что всякое начало естественно, так же как есте­
ственным является все то, что получило существование в начале.
В гносеологической части работы необходимо ответить на вопрос
«что значит — знать начало?».
Итак, началом философии стало открытие категории «бытие».
Честь подобного открытия совершенно справедливо приписывается
Пармениду. Однако слово «открытие» использовано сейчас метафо­
рически, не в качестве строгого термина. Открытие предполагает
закрытие, а бытие, конечно, не створки дверей. Впрочем, подобная
метафора вполне допустима, если придать ей направленный онто­
логический характер. Хайдеггер много медитировал над свойствами
«открытости» и «закрытости» в отношении к бытию и пытался
воссоздать условия возможности мысленного контролирования этих
двух противоположно направленных процессов. Но дело заключа­
ется не только в этом. Необходимо подобрать более адекватный
методологический «ключ» (снова та же навязчивая метафора) к бы­
тию. Открытие бытия не избавляет от ответов на вопросы: что такое
бытие? что с ним делать? зачем оно? надолго ли? и т. д. По нашему
убеждению, об отношению к бытию всех остальных древнегреческих
философов можно сказать: античность угадывает бытие.
Абсолютом для античности является Космос, а жизненная де­
терминация последнего определяется Судьбой. Ей подвластны и
смертные люди, и бессмертные боги, даже Зевс и тот имеет свою
судьбу, но, в отличие от остальных, он ее твердо знает. Это знание
Зевсом собственной судьбы персонифицировано в мифологическом
образе Прометея (промыслителя), т. е. удел Зевса знает он сам и
его ипостась — Прометей. По этому поводу оба находятся в сгово­
ре — сохранить в тайне смысл судьбы Вседержителя. Все мирозда­
ние стягивается в целостность некими оковами, своеобразным об­
ручем, который держится в одной точке богиней Судьбы. Наиболь­
ший интерес представляет именно эта точка, ибо к ней сходятся
нити всех сущих судеб. Эта точка есть место со-держания единой
границы мира. Чья-то рука крепко держит начало и конец одной
линии, свернутой в круг. Что там — в сжатой «ладони» — неиз­
вестно, а разжать и посмотреть нельзя, ибо линия окружности
мгновенно распрямится и случится космическая катастрофа. Знать
судьбу нельзя. И не потому, что человек не созрел и не прозрел
47
КНИГА I. ГЛАВА 1. УГАДЫВАНИЕ ОБРАЗА БЫТИЯ

для этого, а потому, что судьба слепа в себе самой: «в понятие
Судьбы обычно входит не только непознаваемость для человеческого
интеллекта — она "слепа" и "темна" сама по себе». 1
Зрение — дистантное восприятие, а богиня Судьбы — это пер­
сонификация тактильной перцепции, в акте которой не устанавли­
вается субъект-объектная граница, но лепится тело определенного
сущего и на него наносятся знаки судьбы — узелки памяти и
предвосхищения.
Иными словами, судьбу знать невозможно, но можно каким-то
способом к ней отнестись. «Недаром верящие в Судьбу всегда пы­
тались лишь "угадать" ее в каждой отдельной ситуации, но не
познать ее; в ней принципиально нечего познавать». 2 Отсюда у
древних расцветшая махровым цветом практика мантики, вклю­
чающая в себя астрологию, физиогномику, хиромантию, френоло­
гию и прочие иррациональные дисциплины архаического ритуала.
Менее очевиден прием угадывания в построении философских кон­
цепций. Но и там он присутствует, более того, именно усиленная
его маскировка заставляет предположить, что этот способ и метод
отношения к Абсолюту является основополагающим для данной
эпохи. Данное предположение будет проверено в последующих пара­
графах первой главы.
Сложнее всего понять, что же такое «угадывание». Это не на­
учный поиск в прямом смысле этого слова, не раскрытие секретов
природы или социального устроения, это вообще не исследование
в эмпирической области. Существует только предварительное зна­
ние, что просто так знать подобные вещи невозможно. Угадыва­
ние — не интуиция и не дискурс, но все-таки это метод, самоценный
и не сводимый к другим методам. Ведать судьбу означает угадывать
волю богов на данный конкретный случай жизни, в ситуации
общения смертных с бессмертными. Но вся беда состоит в том, что
понятие «воли» сложно приписать сущности языческих божеств.
Чего вообще хочет человек, пытаясь угадать свою судьбу? Вряд
ли интерес его окончательно удовлетворят картинки будущей жиз­
ни, где он будет наблюдать себя со стороны. Это будет уже не он
сам, но его отчужденный образ, который можно элементарно под­
менить, так к а к нет критериев идентификации образа и его носи­
теля. Гадатели, к которым обращаются люди, распечатывают у них
эту первобытную потребность настроить персональное воображение
на единый образ бытия. Правда, на этом поприще толпится много
Шарлатанов, но это уже не вина самого метода угадывания.


Аверинцев С. С. Судьба // Философский энциклопедический словарь.
С 635.
Там же.
48 Ю. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
?. ?????????.

Поскольку угадывание есть метод, то чтобы имманентно понять
его, воспользуемся таким методологическим приемом, как обора­
чивание метода, т. е. обратим угадывание на него самого. Иными
словами, попробуем угадать, в чем суть угадывания. Угадывают
то, чем нечто крепко держится, что хранит от срыва в небытие
(вспомним образ прикованного Прометея). В принципе, данный
метод вполне мог быть заменен максимально обостренным чувством
осязания. Если бы человек сумел сохранить это чувство в чистоте
и первозданной силе! Поскольку же чувство осязания не озвучить
и не передать на бумаге, постольку нам не остается ничего иного,
кроме испытанного уже средства — вслушивания в имя этого слова
и всматривания в образ, который оно вызывает.
Греческое слово «мантика» включает в себя двойное значение:
«ясновидение» и «прорицание» и, таким образом, обозначает два
разных процесса: оптический и акустический. Ясновидение означает
прямое, непосредственное видение предмета, в момент которого
снята всякая дистанция (пространственная, средовая, культурная)
между субъектом взгляда и вещью. Такая интенсификация чувства
зрения претворяет его в тактильное восприятие. Прорицание — это
не речь о предмете, но речение вовнутрь предмета, звуковое влияние
на формирование его генетической структуры. Как всякое генети­
ческое кодирование, прорицание структурно имеет форму двойной
спирали, что в обыденном прослушивании воспринимается антино­
мически и неопределенно (в туманной невнятице пифии и оракулов).
В греческой мифологии существует женский образ по имени
Манто, она является поводырем своего отца — слепого прорицателя
Тиресия. Он был ослеплен за подсматривание того, что видеть
запрещено (купающаяся Афина, спаривающиеся змеи). Но по хо­
датайству свыше потеря зрения была возмещена Тиресию даром
прорицания. Дочь наследовала этот дар от отца. В соответствии с
именем Манто сближают с мантикой. Далее она передала способ­
ность прорицания своему сыну Мопсу. 1
Слово ?????? (прорицатель, пророк, предсказатель, находящийся
в состоянии исступления, вдохновенный) происходит от глагола
???????? (бесноваться, неистовствовать, сходить с ума). Но не в
привычном значении, а в смысле выхождения за пределы ума,
трансцендируя к Мудрости. В онтологическом смысле для нас наи­
более интересно двусоставное слово ?????????? (быть предсказате­
лем). Вторая часть этого слова является синонимом для ????? (бы­
тие) — ????? (????. ???????, ??????) — что означает: вращаться,
пребывать, бывать, быть, есть, еси. 2 Лингвистически ?????? прини-
1
Мифы народов мира. Энциклопедия: В 2-х т. М., 1992. Т. 2. С. 106,
176, 513.
2
Веисман А. Д. Греческо-русский словарь. М., 1991. Сто. 374, 780,
969, 1021,
49
КНИГА I. ГЛАВА 1. УГАДЫВАНИЕ ОБРАЗА БЫТИЯ

моется за аорист («форма глагола, обозначающая нерасчлененное
1
действие или состояние в прошлом»).
Если ????? иногда понимают как абстрактное бытие, т. е. как
то, что позднее Кант назвал не реальным предикатом (бытие не
есть реальный, конкретный предикат, но лишь пустая связка между
субъектом и предикатом в суждении), то в древнегреческом языке
слово ?????? могло пониматься именно как конкретное бытие (как
реальный предикат). "?????? говорит о том, что «быть» — значит
«быть во вращении» или, точнее, «быть вращаясь». Если справед­
ливо такое истолкование, то данное слово может считаться аде­
кватным языковым средством для онтологического выражения «ми­
фа вечного возвращения», который, как известно, является законом
существования и Судьбой Космоса для античного мышления.
Над архаическим человеком тяготеет миф «повторения того же
самого». От него никуда уйти невозможно, да и не нужно. Напротив,
следует найти точку и момент входа в круг «вечного возвращения»
для реализации смысла собственного существования. Найти эту
точку — значит угадать образ бытия (?????????? — быть предска­
зателем), предсказать бытие. Хотя сама эта точка не должна по­
ниматься в пространственно-временном смысле. Это сдвиг бытия в
небытии, порождающий кругооборот Космоса, внутри которого впо­
следствии возникают пространственно-временные отношения.
До сдвига бытия в себе самом нет ничего, кроме священного безумия
исступленного гадателя бытия, который угадывающим мышлением
воздвигает бытие на фоне небытия. И в этот миг бытие тождественно
мышлению. У М. Хайдеггера есть удивительные картинные про­
зрения на этот счет, мы их приведем позднее. Для человека судьбы
важно удачно обнаружить единственную точку открытости бытия
именно для него и успеть трансцендировать в нее, пока бытие не
ускользнуло в потаенность. Если это удалось, то судьба может быть
названа успешной (слова «успеть» и «успех» имеют один корень).
В современном русском языке слово «угадывать» филологи ис­
толковывают так: «1) строить предположения относительно чего-
либо; 2) у суеверных людей — узнавать будущее или прошлое (по
картам или другими способами)». 2 Такое определение нельзя при­
знать удовлетворительным в философском отношении. С онтологи­
ческой точки зрения, признав «угадывание» в качестве метода,
необходимо распространить его не только на временные модусы
прошлого и будущего, но прежде всего на настоящий момент. Бытие
Угадывается именно в мгновении настоящего, сквозь актуальный

Наследие Эллады: Энциклопедический словарь. Краснодар, 1993.
С. 90.
Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного pvc-
С1
<ого языка. Т. 1. С. 175-176.
50 Ю. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

чувственный покров. Даже угадывая прошлое или будущее, человек
интересуется только моментом настоящего — он угадывает не просто
будущее (прошлое), но настоящее в будущем (в прошлом), то, что
всегда было, есть и будет на самом деле.
Платон отразил это состояние в существенном для его философии
понятии — диалектическом моменте «вдруг». Это момент перехода,
скачка между единым и многим, совершающийся внезапно и сразу,
как перепад в иную размерность, головокружительный до спазма.
Мышление не может рационально охватить этот «миг» — «это
странное по своей природе "вдруг" лежит между движением и
покоем, находясь совершенно вне времени». 1
С одной стороны, извне, момент «вдруг» краткосрочен. Но, с
другой стороны, внутри себя «вдруг» имеет свое дление, в идеале
бесконечное. В целом «вдруг» знаменует темпоральность общения
вечных богов с конечными людьми. Через длительность этого мо­
мента боги посылают людям милости или наказания. В этом экс­
татическом мгновении-процессе рациональное мышление бездейст­
вует, его заменяет иная способность человеческого существа —
угадывающее воображение. По Платону, «гадание — это творец

<< Предыдущая

стр. 8
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>