<< Предыдущая

стр. 93
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

вероятно, были свои резоны, и стоит тщательно в них разобраться.
Вспомним, кстати, что другие философы могли абсолютизировать
удивление и из него выводить начало самой философии, к а к это
было, например, у Аристотеля.
Методический характер сомнения в картезианстве исследован в
литературе достаточно подробно, став хрестоматийным. Поэтому,
для того чтобы четче оттенить «сомнение», удобнее начать историко-
философский анализ с описания его антипода — удивления — в
декартовских текстах. Несмотря на периферийное место «удивле­
ния» в наследии Декарта, очевидно, что он интуитивно чувствовал
необходимость посвятить этой теме особое внимание. Непосредст­
венному рассмотрению «удивление» подвергается в трактате «Страс­
ти души».
Предварительно обозначим предметную область, к которой имеет
отношение «удивление» (admiration). Уже исходя из этимологии и
семантики этого слова можно заключить, что удивление имеет своей
интенцией чудо, диво (miracle). К чуду у Декарта двойственное
отношение. С одной стороны, он не мог не признавать те чудеса,
которые известны из религиозного Откровения и догматики. В этом
смысле Декарт не порывает окончательно связь с религиозной тра­
дицией католицизма, хотя и пытается произвести в ней модерни-
заторские преобразования. С другой стороны, Декарт заявляет, что
не нужно «приписывать чуду то, что может быть объяснено с
518 Ю. М. РОМАНЁНКО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО
1
помощью естественного света». Следовательно, то, что объясняется
естественным светом, не есть чудо как таковое (хотя возникает
вопрос, на который не отвечает Декарт: а сам «естественный свет»
не является ли чудом?). В декартовской методологии чудо берется
в скобки, отграничивается от предметной сферы науки и исключа­
ется из познавательной способности человека. Хотя в дальнейшем
такой ученый, к а к А. Эйнштейн по этому поводу высказал следую­
щее парадоксальное суждение: «Самым удивительным является то,
что мир познаваем». Декарт справедливо критикует тех ученых,
которые демонстрируют «результаты своей науки, чтобы удивить
нас», — но вместо этого, заявляет Картезий, необходимо «учить
самой науке, которая не оставила бы никаких поводов для удив­
ления». 2 Таким образом, для науки удивлению Декарт не оставляет
н и к а к и х шансов.
Вместе с этим удивление традиционно приписывается такой
познавательной способности человека, как воображение. Рассуждая
о «реальном различии между умом и телом» («Шестое размышле­
ние»), Декарт пишет: «...глубже вдумываясь в сущность воображе­
н и я , я вижу: оно есть не что иное, к а к применение познавательной
способности к телу, к а к бы внутренне во мне присутствующему и
потому существующему». 3 Откуда берется это «второе тело» (как
бы тело в теле) — пока не понятно. Ясно только, что оно есть плод
воображения (фантазии). Возможность подобного самоудвоения сущ­
ности, генетически присущая самой метафизике, как бы ее не
блокировала «бритва Оккама», возникает в единственном случае —
когда мышление обращено на самое себя. Декарт прекрасно усвоил
эту идущую от Платона и Аристотеля тенденцию метафизикализа-
ции знания, говоря по этому поводу: «...мысль, когда она постигает,
некоторым образом о б р а щ е н а (разрядка моя. — Ю. Р.) на
самое себя и имеет в виду одну из присущих ей самой идей; когда
же мысль воображает, она обращена на тело и усматривает в нем
нечто соответствующее идее — умопостигаемой или же воспринятой
4
чувством». Эти слова можно понять таким образом, что самообра­
щение мысли порождает некое тело в теле, не замечаемое чувствами,
но зато воображаемое. Здесь — констатация изначального метафи­
зического дуализма — между умопостигаемым и чувственновоспри-
нимаемым мирами.



1
Декарт Р. Ответ на четвертые возражения // Декарт Р. Соч.: В 2-х т.
Т. 2. М.: Мысль, 1994. С. 198.
2
Декарт Р. Правила для руководства ума ,// Декарт Р. Соч.: В 2-х т.
Т. 1. М.: Мысль, 1989. С. 89.
3
Декарт Р. Размышления о первой философии... // Соч. Т. 2. С. 58.
1
Там же. С. 59.
КНИГА II. ГЛАВА 2. § 2. ДЕКАРТ 519

Теперь, когда определился фундамент, на котором можно по­
строить концепцию «удивления», обратимся к его трактовке у
Декарта. В «Страстях души» дается упорядоченная типологизация
и классификация душевных страстей (passions) как «пассивных»
состояний, в которых душа претерпевает от идущих извне или
изнутри воздействий (аффектаций). По традиции, страсти подлежат
усмирению и преодолению, ибо страстное состояние чревато разру­
шением личности. Противоположностью пассивности страсти явля­
ется активность воли.
Духовная способность человека свободно распоряжаться и управ­
лять собственной волей является основанием для души — чтобы
при хорошем руководстве она могла приобрести полную власть над
своими страстями (§ 50 анализируемого трактата). Для этого необ­
ходимо знать, что такое страсти, каково их число, порядок и
степени. Этим вопросам посвящена вторая часть произведения.
Декарт обнаруживает, что первой страстью души является удив­
ление: «Если при п е р в о й в с т р е ч е (разрядка моя. —
Ю. Р.) нас поражает какой-нибудь предмет и мы считаем его новым
или весьма отличающимся от тех предметов, которые мы знали
раньше, или от того, каким мы его представляем себе, то удивляемся
ему и поражаемся. И так как это может случиться до того, как
мы каким-либо образом узнаем, подходит ли нам этот предмет, то
мне кажется, что удивление есть первая из всех страстей» (§ 53). !
Будучи первой страстью, удивление, оказывается, не имеет про­
тивоположной себе, т. е. у удивления, по Декарту, нет коррелята,
в то время как все остальные страсти расположены попарно. «Она
не имеет противоположной себе, потому что, если в представляю­
щемся нам предмете нет ничего поражающего нас, он нас совер­
шенно не затрагивает и мы рассматриваем его без всякой страсти»
(§ 53). 2 К. Фишер разъясняет это место следующим образом: «Его
истинной противоположностью было бы такое душевное состояние,
которое чуждо какому бы то ни было возбуждению и совершенно
бесстрастно в своей невосприимчивости к силе впечатлений: поэтому
не существует противоположной удивлению страсти, т . е . удивление
не имеет контраста». 3 С такой оценкой согласиться сложно. Хотя
бы потому, что К. Фишер в этих словах уже определенно конста­
тировал контраст удивлению. Оставалось только назвать его по
имени.
Декарт, видимо, не очень хотел искать метафизического соот-
вествия «удивлению», а признать за таковое «сомнение» не было

1
Декарт Р. Страсти ДУШИ // Соч. Т. 1. С. 507.
2
Там же. С. 507.
3
Фишер К. История новой философии. Декарт: Его жизнь, сочинения
и учение. СПб.: Мифрил, 1994. С. 412.
520 Ю. ?. ?????????. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

желания, ибо в таком случае последнему был бы приписан статус
душевной страсти со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Декарт умалчивает о том, что «сомнение» есть обычная страсть,
ибо оно слишком дорого для его эксперимента, в котором эта страсть
отнюдь не преодолевается, а доводится до максимального, безудерж­
ного своего развития. Впоследствии в изложении Декарта откроется
возможность непосредственно сопоставить удивление и сомнение.
Декарт дефинирует «удивление» через слово «поражаться», при­
чем в ситуации «первой встречи» с каким-либо предметом. Это
существенные характеристики, которые отводят «удивлению» место
не в области непосредственного чувства, а в воображении и, далее,
поскольку «первая встреча» всегда необратимо находится в про­
шлом, то в удивлении всегда присуствует память (хотя бы только
негативная память о том, что такого мы еще не видели в собственном
опыте). Подобные аспекты Э. Гуссерль определял термином «ретен­
ция» , а В. С. Библер говорил о «мире впервые». Эти «мемориальные»
и «мнемотехнические» особенности удивления Декарт специально
отмечает: «В частности, об удивлении можно сказать, что оно по­
лезно, так к а к благодаря ему мы узнаем и храним в памяти то,
чего прежде не знали. Ибо мы удивляемся только тому, что кажется
нам редким и необычайным, а такими могут показаться только те
вещи, с которыми мы еще незнакомы, или те, которые отличаются
от всего известного нам; из-за этой разницы их и называют необы­
чайными. Даже если вещь, которая была для нас неизвестна, впер­
вые представляется нашему рассудку или нашим чувствам, мы не
удерживаем ее в памяти, если идея этой вещи не укреплена в нашем
мозгу какой-либо страстью или же сосредоточением рассудка, от ко­
торого воля требует особого внимания и особого размышления»
(§ 75). 1
Объективными обстоятельствами возникновения удивления яв­
ляются следующие: «Удивление возникает в душе тогда, когда
какая-нибудь неожиданность заставляет ее внимательно рассмат­
ривать предметы, кажущиеся ей редкими и необычайными» (§,70). 2
Удивление, не имея себе коррелята, каким-то образом нейтраль­
но в этическом смысле, хотя, по всей видимости, оно дифференци­
руется в себе эстетически, поскольку мы удивляемся двум типам
вещей — значительным (возвышенным) и низким (безобразным).
Этой этической нейтральности параллелен физиологический про­
цесс, связанный с тем, что удивление не вызывает «сердечного
волнения» и «бурления в крови»: «Эта страсть имеет ту особенность,
что она не сопровождается никакими изменениями в сердце и в
крови, как это бывает при других страстях. Причина этого заклю-

1
Декарт. Р. Страсти души. С. 513.
2
Там же. С. 511.
КНИГА II. ГЛАВА 2. § 2. ДЕКАРТ 521

чается в том, что, не имея своей целью ни блага, ни зла, а только
познание предмета, вызвавшего удивление, эта страсть не связана
ни с сердцем, ни с кровью, от которых зависит все благополучие те­
ла, а только с мозгом, где находятся органы, служащие для позна­
ния» (§ 71).' Удивление — «гносеологическая» страсть и «эстети­
ческая».
Кроме этих существенных характеристик Декарт обращает вни­
мание на то, что каждой страсти присущи свои степени энергийного
возрастания. При оставлении страсти на попечении самой себя, без
контроля разума, она может разрастись до чрезмерного объема.
В § 72, названном «В чем заключается сила удивления», Декарт
затрагивает динамические признаки этой страсти, позволяющие ей
универсально проникать во все остальные страсти, сопутствуя и
усиливая их: «Это не мешает тому, чтобы удивление было достаточно
сильным вследствие неожиданности, т. е. от в н е з а п н о г о (раз­
рядка моя. — Ю. Р.) и неожиданного появления впечатления, из­
меняющего движение духов; такая неожиданность свойственна
именно этой страсти и отличает именно ее, так что, когда она
встречается в других страстях — а она обычно встречается почти
во всех страстях, усиливая их, — к ним присоединяется удивление»
(§ 72). 2
Выделенное разрядкой в процитированном фрагменте слово
«внезапное» отсылает нас к неупомянутому Декартом платоновско­
му учению об «этом странном по своей природе моменте "вдруг"»
(Парменид. 156d). Декарт повторяет Платона: в моменте «вдруг» —
exaiphnes — «внезапно» воображается переход между бытием и
небытием, единым и многим, покоем и движением и т. д. Что
действительно удивительно и является чудом. Отличие Декарта и
Платона в этом вопросе только в их оценках этого состояния.
Пределом энергийной реализации «удивления» является выс­
ший его модус — «изумление», которому посвящен § 73: «Эта
неожиданность заставляет духи, находящиеся в полостях мозга,
направляться к тому месту, где находится впечатление от предмета,
вызывающего изумление. Иногда она направляет туда все духи,
которые настолько заняты сохранением этого впечатления, что ни
один из них не проходит оттуда в мышцы и даже не отклоняется
от своего прежнего пути в мозгу. Вследствие этого все тело стано­
вится неподвижным, как статуя, а предмет можно воспринимать
только таким, каким его представляет первое впечатление, и, сле­
довательно, нет возможности познакомиться с ним ближе. Именно
о таком состоянии обычно говорят, что человек поражен, и состояние


1
Там же. С. 511.
2
Там же. С. 512.
522 Ю. М. РОМАНЕНКО. БЫТИЕ И ЕСТЕСТВО

это — чрезмерное удивление, в котором никогда не бывает ничего
хорошего» (§ 73). 1
Этот параграф имеет ключевое значение в декартовском учении
об удивлении, поэтому есть смысл разобрать его подробнее. Итак,
«изумление» есть высший модус и энергийный градус «удивления».
Доведение души до такого предельного страстного состояния при­
водит к тому, что, вдруг! «все тело становится неподвижным, как
статуя». Душа в этот странный и удивительный момент повлияла
на тело, несмотря на то, что между ними пролегает трансцендентная
граница, постулируемая самим Декартом. Параллельные линии
совпали в какой-то воображаемой точке! Однако ничего «хорошего»
в том нет, предупреждает Декарт. Ведь тело стало статуарным,
идолообразным, впало в судорогу, некий каталептический припадок,
застыло в столбняке. Это действительно плохо, но Декарт не при­
водит достаточных оснований, чтобы квалифицировать подобное
состояние к а к патологическое, не давая критериев отличения па­
тологии от нормы. Но прежде всего, отрицательным это состояние
является для тела. А ведь предмет декартовских размышлений —
о состояниях души. Ей-то каково, когда тело превратилось в статую?
Об этом Декарт молчит.
Важным моментом в §73 является констатация того факта, что
в изумлении предмет дается к а к бы «всегда впервые» — «каким
его представляет первое впечатление». В изумлении устанавливается
какая-то постоянная дистанция к предмету. Естественна ли вели­
чина этой дистанции — пока непонятно. Декарт же хочет разрушить
это метафизическое расстояние, приблизиться к предмету «вплот­
ную». Зачем? Может быть, для проникновения в него, но допустит
ли предмет подобное приближение и вторжение? Или, допустим,
замысел Декарта — не оставить предмет как он есть сам по себе
в его феноменальной свободе, а попытаться заменить его во «втором
разе»? То есть перетворить предмет по-новому. Но заменить чем
или кем? Декарт не отвечает и на эти вопросы, скрывая свою
программу-максимум («Выступаю в маске»). Или ему пока самому
непонятно, к а к и м результатом завершится затеянный им экспери­
мент, находящийся уже где-то на полпути к туманной цели.
Исследователям философии Декарта удобно находиться в от­
страненном положении нейтральных свидетелей, уже зная пост
фактум результат этого эксперимента и пользуясь им на практике.
Но важно представить себе то страстное состояние экспериментатора
и ...удивиться ему.
Об изумлении удивительно образно сказано в стихах С. С. Аве-
ринцева:


<< Предыдущая

стр. 93
(из 140 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>