ОГЛАВЛЕНИЕ

Новая парадигма реализации свободы совести: в дополнение к сказанному
Бурьянов N.A, юрист, сопредседатель Института свободы совести

На протяжении почти всей истории человечества религия была основой идентичности племени, нации, общины, а религиозные меньшинства рассматривались как угроза единству нации. Ограничения прав меньшинств и сегодня лежат в основе разделения конфессий, а значит и в основе разделения народов и наций.
В этой связи наиболее остро встает вопрос формирования правовых механизмов преодоления этно-конфессиональных факторов, противоречащих глобальным тенденциям.
Сегодня, когда формируется глобальная система управления, есть реальная опасность, что вместе с испытанными демократическими методами на этот уровень будут перенесены и пороки традиционного политического устройства. Как противодействовать этой угрозе, чтобы процесс глобализации не обернулся политической катастрофой, способствовал гуманизации власти и управления в национальном и в мировом масштабах?
В решении этих вопросов особая роль отведена формированию эффективного правового механизма для реализации права каждого индивида на свободу совести – юридического измерения свободы мировоззренческого выбора в качестве важнейшего средства защиты человека и общества от идеологического господства любых доктрин и структур.
В то же время принципы и понятийный аппарат, используемые сегодня в сфере свободы совести, не позволяют создать нормативно-правовую базу для полной реализации этого основного системообразующего права. Определение и сущностное содержание свободы совести как правовой категории фактически искажено, что изначально создает непреодолимые препятствия на пути реализации декларируемых принципов.
Необходимость совершенствования правового механизма реализации права на свободу совести носит глобальный общечеловеческий характер – является необходимым фактором преодоления этно-конфессиональных разделительных принципов, являющихся основой существования традиционных политических структур – условием формирования политического руководства национальных государств, способного эффективно осуществлять интеграцию в мировое сообщество.
Реальное обеспечение свободы совести будет определять как саму возможность интеграции, так и принципы, на которых оно будет базироваться: равноправия и партнерства или доминирования «великих» держав основанного на силе и гегемонии, достойной жизни для каждого человека или только для некого «золотого миллиарда».
К сожалению, государственная политика Российской Федерации в сфере свободы совести в значительной мере противоречит глобальным тенденциям. Усиление тенденций ограничения и «специального» контроля свободы мировоззренческого выбора не способствует формированию благоприятного инвестиционного климата, не позволяет российской экономике в полной мере соответствовать законам мирового рынка, т.е. быть эффективной и конкурентоспособной. Указанные факторы в значительной мере препятствуют усилиям России занять достойное место в мировом сообществе.
Анализ факторов, предопределяющих состояние (кризис) свободы совести (отношения между наукой и религией, религией и политикой, государством и религиозными объединениями, учет фактора глобализации) свидетельствует, что в основе этого кризиса лежит старая парадигма, основанная на разделении «верующий—неверующий», не корректная при применении в системе права и подразумевающая:
Противопоставление науки и религии в обществе, знания и веры каждого человека;
Противопоставление индивидуального и коллективного;
Использование религиозных объединений в политических целях;
Зависимость реализации конституционных прав от «исторических» отношений государства с религиозными организациями и некой, по усмотрению чиновников, вероисповедной политики;
Противопоставление национальных интересов и глобальных тенденций, национальных государств и международного сообщества;
Применение некорректных с юридической точки зрения принципов и понятийного аппарата, не имеющих четких правовых критериев.

Как следствие в данной области сформировалась тупиковая, но самовоспроизводящаяся наукообразная система, основанная на доминировании «официальной науки», выполняющей идеологический «госзаказ» неких научно-образовательных структур, принадлежащих к тем или иным религиозным конфессиям и ориентированных на решение сугубо корпоративных интересов. Конфессионально ориентированные структуры, как правило, не способны иметь принципиальную научную позицию, направленную на реализацию свободы мировоззренческого выбора каждому, а государственные научные учреждения и вовсе выполняют заказ по обоснованию антиконституционных государственно-конфессиональных отношений и вероисповедной политики.
Принципы и понятийный аппарат, применяемые сегодня в сфере свободы совести, не позволяют создать нормативно-правовую базу для полной реализации этого основного системообразующего права. Определение и сущностное содержание свободы совести как правовой категории фактически искажено, изначально создавая непреодолимые препятствия на пути реализации декларируемых принципов.
Позитивные изменения связаны с необходимостью научно-теоретической разработки широкой концепции свободы совести на основе перехода к новой парадигме правового регулирования свободы совести, без применения некорректных разделительных принципов и подразумевающей:
Отказ от противопоставления знания и веры, переход к концепции признания многообразия и уважения к соотношению знания и веры у разных людей в обществе;
Отказ от противопоставления индивидуального и коллективного. Коллективные интересы являются производными от индивидуальных;
Формирование правовой базы для разграничения религиозных объединений и политики в правовом поле;
Ограничение «специальной» (по сути неправовой) регламентации мировоззренческой сферы, независимость реализации конституционных прав от отношений государства с религиозными организациями и вероисповедной политики;
Отказ от противопоставления национальных интересов и глобальных тенденций.

Реализация права на свободу совести для каждого, вне разделительных принципов, кроме решения узких задач правового характера, окажет влияние на:
выбор концептуальной модели развития – ориентацию на модель «золотого миллиарда» т.е. глобализации разделения и несправедливости или модель справедливого мира с равным правом на достойную жизнь для каждого гражданина планеты;
способность общества оградить религию от использования в политических целях и избежать разжигания межэтнических и межконфессиональных конфликтов в качестве средства в борьбе за передел мира;
возможность ограничения монополизации власти на национальном и глобальном уровнях;
возможность преодолеть разделение в виде противодействия сил национального и группового эгоизма, использовать открывающийся уникальный шанс формирования демократического мирового порядка;
возможность адекватных ответов человечества вызовам глобализации.

Становится очевидно, что сложившаяся исторически старая парадигма реализации свободы совести, основанная на разделении «верующий – неверующий», в условиях доминирующей тенденции к росту степеней свободы личности, иных глобальных тенденций, окончательно себя изживает.
Что касаемо перспектив религиозной свободы, то они связаны с формированием системы правовых гарантий свободы мировоззренческого выбора каждому, что не возможно без коренной научной ревизии и реформы основополагающих принципов и понятийного аппарата с целью разграничения религии и политики на основе новой парадигмы свободы совести.
Необходимо сформировать научную базу реализации свободы совести, способной оказать влияние для перехода от доминирующего сегодня тупикового сценария глобального апартеида («золотого миллиарда») к сценарию справедливого мира с равным правом на достойную жизнь для каждого гражданина планеты.
Институт свободы совести предпринимая шаг для создания вышеупомянутой базы, в рамках Международная конференция «Интеллектуальный мост Россия - Запад. Проблемы, перспективы», состоявшейся 24-27 декабря 2002 г. в Дубне (Московская обл.) под эгидой губернатора Московской области Бориса Громова инициировал мегапроект «Системные исследования в области свободы совести».
Целью проекта является формирование современной и перспективной научной модели свободы совести, направленной на совершенствование системы правовых гарантий свободы мировоззренческого выбора на национальном, международном и глобальном уровнях, что соответствует реализации главной цели Института – содействию укреплению культуры мира, толерантности, дружбы и согласия между народами, предотвращению социальных, национальных, этно-конфессиональных конфликтов.
Предполагается исследование феномена свободы совести как комплекса взаимодействий элементов (категорий, понятий, определений) системы, являющихся объектом рассмотрения многих наук: глобалистики, истории, политологии, психологии, религиоведения, социологии, юриспруденции и др.



ОГЛАВЛЕНИЕ