стр. 1
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Б.А.Шуpинов. Загадка Pозуэлла

ЧАСТЬ I . РОЗУЭЛЛ, 1947 ГОД
ГЛАВА 1. ВКРАТЦЕ О ФОНЕ, НА КОТОРОМ РАЗВИВАЛИСЬ СОБЫТИЯ
1947 год. Мир жил своей жизнью, и нерешенных проблем хватало, как, впрочем, и всегда. Но 1 июня 1947 года их стало на одну больше. Первыми об этом узнали только американская правительственная и военная верхушка да несколько человек, оказавшихся некстати там, где все и произошло. Тайна свалилась с неба, и маленькой группе людей, случайно оказавшихся рядом и от удивления разинувших рты, их быстро заткнули подоспевшие военные.
Но не все подвластно запрету, что-то в нашем мире изменилось, и с 1 июня 1947 года в небе Соединенных Штатов ежедневно стали фиксировать пролеты загадочных объектов. Впрочем, о подобном сообщалось и раньше, причем из разных концов земного шара, но это было достаточно редким явлением, сопровождавшим человечество на протяжении всей его истории. Это было Чудом, покрытым мраком неизвестности.
А тут публика поначалу не сориентировалась, маленькие заметки в прессе и краткие сообщения по радио позволяли каждому истолковывать все на свой лад: видевшие не знали, что и думать, а те, кто не видел, знали, что и думать нечего, так как ничего подобного и быть не может... И только 24 июня 1947 года очевидец фантастического полета неопознанных объектов сумел расшевелить прессу.
...Погода идеальная, ни облачка. Над Каскадными горами (шт. Вашингтон) виднеется только один самолет. Это летит в Якиму тридцатидвухлетний бизнесмен Кеннет Арнольд, все внимание которого приковано к земле. К земле, потому что тому, кто обнаружит место недавней катастрофы транспортного самолета, командование ВВС обещало 5000 долларов. Деньги немалые, и К.Арнольд решил попытать счастья и покружить часок: вдруг повезет, в подобных ситуациях ему уже доводилось получать вознаграждения.
Вдруг боковым зрением Арнольд уловил какой-то луч света, отраженный его самолетом. Осмотрелся вокруг никого, и только вдалеке, почти у горизонта, одинокий ДС-4, летевший, видимо, из Сан-Франциско в Сиэтл.
Поиск места катастрофы продолжился. Предполагалось, что самолет разбился у юго-западных отрогов горы Рейнир (4392 м). Но вскоре уже было не до этого.
Рассказывает Кеннет Арнольд: Время - 14.57. Я находился примерно в 40-45 километрах от горы Рейнир, поднялся на 2800 метров и заметил слева целый ряд объектов, напоминавших хвост змея, который вибрировал и летел со страшной скоростью, вырисовываясь на фоне горы... Это могли быть гуси, потому что они летели, как гуси, но летели так быстро, что я вскоре отказался от такого предположения и решил, что вижу полет новых реактивных самолетов в летном строю... Продолжал наблюдать за ними, пытался увидеть хвост самолетов, но хвоста не было. Подумал: "Что-то с глазами". Развернул самолет, открыл сдвижную форточку, но хвост так и не увидел... Разрезанное пополам блюдо для пирога с чем-то вроде треугольника сзади... Нет, они не летели в строю, как этому обучают в армии... Когда последний из них скрылся за горой Адамса, я бросил взгляд на часы - прошла минута сорок две секунды. "Ничего себе, - подумал я, - так быстро". Тогда я еще не смотрел на расстояние, разделяющее две вершины .
Всего объектов было девять, бело-голубого цвета, а самый большой летел посередине. Иногда некоторые из них резко выскакивали в сторону, но тут же возвращались на свое место. Летели они с севера на юг. Арнольд понял, что солнечные блики исходили от них.
Но скорость невероятная! Позже Арнольд прикинул - получалось более 2750 километров в час! Обсуждая наблюдение с другими пилотами, он решился урезать ее до 2000 километров . Но и в это было невозможно поверить.
Ничего удивительного в том, что Арнольд больше не мог думать о поисках пропавшего самолета, забыл и о вознаграждении в 5000 долларов! Хотелось только одного: побыстрей приземлиться в Якиме и рассказать всем, что он видел. Ну, а если это были русские, то тем более он был обязан сообщить властям о своем наблюдении как можно скорее.
Выслушав историю К.Арнольда, журналисты разнесли по миру сообщение о наблюдении загадочных летающих дисков. И в тот же вечер Арнольду уже звонили со всех уголков земного шара.
В отчете, представленном на базу ВВС Райт-Филд, Арнольд изложил в деталях все, что видел. Со временем выяснилось, что ВВС внимательно изучили этот отчет К.Арнольда и сделали следующее заключение: "Трудно поверить, чтобы человек с таким характером и прямотой, какие присущи Арнольду, стал бы попусту рассказывать о виденных объектах и составлять длинны и отчет об этом".
В своем отчете Арнольд рассказывает о попытке определить размеры объектов, сравнивая их с самолетом ДС-4, летевшим в Сиэтл, и предполагает, что "их размер мог соответствовать расстоянию между внешними двигателями ДС-4". Из опубликованной в 1956 году книги Э.Раппелта - первого и, думается, самого лучшего руководителя программы ВВС по изучению НЛО - "Голубая книга", видно, что по оценке военных, сделанной на основании данных, приводимых Арнольдом, объекты могли иметь в длину около 65 метров, а не 15, как это предполагал сам очевидец .
В действительности же все это была всего лишь дымовая завеса, созданная для обмана общественности, которой внушалось, что НЛО не существуют.
Предшествующие проекты: "Знак" (22.01.1948 - 11.02.1949), "Недовольство" (11.02.1949 - 27.12.1949) - были известны под общим названием "Тарелка".
Впрочем, К.Арнольд в то время какого-либо интереса к своему наблюдению со стороны специалистов ВВС не заметил. В письме на имя командира базы Райт-Филд от 12 июля 1947 года он писал: "...С большим огорчением я узнал, что вы не можете объяснить присутствие этих аппаратов, так как я полагал, что они принадлежали нашему правительству. По всей видимости, у них не было плохих намерений, но при использовании в качестве инструмента разрушения в сочетании с нашей атомной бомбой они могли бы уничтожить все живое на нашей планете... Для нас дело это представляется серьезным, ибо мы интересуемся не меньше, чем вы, судьбой нашей страны.
...Хотя я открыто предложил армии и ФБР провести расследование для проверки подлинности моего рассказа или подвергнуть соответствующим проверкам мое физическое и умственное состояние, я не заметил никакого интереса со стороны этих двух важнейших организаций, защищающих нашу страну. И у меня создалось впечатление, что... не будь службы военной разведки полностью осведомлены о сути того, что я видел, они были бы первыми посетителями, появления которых я мог бы ждать".
***
Кеннет Арнольд как в воду глядел - те, кому полагалось все знать, обладали, как мы увидим, с 1 июня 1947 года достаточно полной информацией о происходящем. Те, кому было положено знать об этом меньше, меньше и знали. И наконец, те, кому было не положено, довольствовались бестолковыми сообщениями в газетах. Что, впрочем, они делают и по настоящее время.
Так что если не забегать вперед, а остановиться на разговоре про "видели - не видели", то военные их давно уже видели, эти "летающие диски".
Два года назад окончилась вторая мировая война, во время которой появление загадочных летающих объектов озадачивало квалифицированных наблюдателей, вынуждало составлять донесения, в которых они практически расписывались в непонимании происходящего.
Была и памятная записка, направленная президенту Ф.Рузвельту, о том, что 25 февраля 1942 года в ночном небе над Лос-Анджелесом появилось большое количество неопознанных объектов. Шла война с Германией и Японией, и поэтому мысль о том, что это - вражеские самолеты, напрашивалась сама собой. Но удивляли технические возможности этих летательных аппаратов, ни один из которых сбить не удалось, хотя эти объекты "прогуливались" над городом больше часа, как бы дразня американцев: "Сбейте, если сумеете!" По этим "неопознанным самолетам", летавшим, как сказано в документе, со скоростями от "очень медленно" до 360 километров в час, было выпущено 1430 снарядов !
Вражеские самолеты? Но самолеты не летают со скоростями, про которые можно сказать "медленно" или, тем более, "очень медленно". Вертолеты? Но в 1942 году они все еще были в диковину. Да и как могло получиться, что неизвестные объекты летали "очень медленно", а из выпущенных 1430 снарядов ни один не попал в цель? Было над чем задуматься.
Но в то время шла война, и открытых обсуждений этого "чуда" в печати не велось.
Вот и считается, что 24 июня 1947 года к списку загадок прибавилась еще одна - проблема неопознанных летающих объектов. Впрочем, как справедливо предположил Арнольд, кто-то уже знал отгадку, иначе бы военные толпились у его дверей. Но у дверей никого не было, а отгадка оказалась столь ошеломляющей, что проблема эта сразу же была переведена в тайну с расставленными всеми семью печатями.
***
После публикации рассказа Кеннета Арнольда сообщения посыпались со всех концов страны. Американский уфолог Тэд Блэчер собрал более 850 упоминаний в местной печати о наблюдениях летающих тарелок в 1947 году. (Само собой разумеется, что процент неправильного истолкования тех или иных вполне объяснимых наблюдений был и остается очень и очень высоким. Скажем об этом сразу и не будем гнаться за количеством. Того, с чем нам придется познакомиться, вполне достаточно для пересмотра картины мира.) Не было недостатка и в гипотезах, выдвигавшихся читателями газет. В письме в одну из лос-анжелесских газет обвинялся Советский Союз: "летающие диски", мол, были "новейшими разработками российских самолетов, использующих атомную энергию и оставляющих позади себя смертоносные радиоактивные облака". Напряжение нагнеталось не по дням, а по часам. Советский вице-консул в Лос-Анджелесе Евгений Тунанцев был вынужден заявить, что "СССР уважает суверенитет всех государств и невозможно даже представить, чтобы он использовал территории других стран в качестве полигона. У него своей территории более чем достаточно для проведения научных экспериментов".
Тем не менее возможная причастность СССР хотя бы к некоторым из необъясненных наблюдений очень тревожила Центр технической разведки ВВС США, и уже велись работы по секретному проекту, созданному для нахождения ответов на лавину неожиданно возникших вопросов. По этому поводу упоминавшийся выше Э.Раппелт писал: "Вопрос "Существуют ли НЛО?" не ставился. Единственная проблема, над которой работали сотрудники Центра технической разведки (ЦТР), формулировалась следующим образом: "Являются ли НЛО российскими или внеземными кораблями?" Каждый случай требовал серьезного секретного расследования. Только руководство ЦТР имело доступ к проекту "Знак".
Формулировка задачи, стоявшей перед сотрудниками центра, стала понятна много лет спустя: требовалась сортировка наблюдений - если Советский Союз создал "летающее чудо" и иногда наблюдают именно его, то как научиться отличать этот советский аппарат от НЛО внеземного происхождения? Ибо для сотрудников проекта "Знак" картина была ясна уже давно, и просто требовалась еще большая ясность. В заключительном отчете они отметили, что в рассматриваемых ими случаях речь идет не о советских самолетах, а о летательных аппаратах внеземного происхождения.
Позже было заявлено, что Пентагон отбросил этот вывод, но сам отчет так никогда и не рассекречивался и считается пропавшим. (Все другие, последовавшие за "пропавшим" и отличавшиеся переливанием из пустого в порожнее, благополучно сохранились.)
***
Из географии наблюдений вскоре стало ясно, что наиболее интересными для "летающих тарелок" являются военные объекты, в первую очередь сосредоточенные в штате Нью-Мексико. Здесь находится Лос-Аламос, секретная лаборатория, известная для посвященных как "Гора", зона, отрезанная от внешнего мира, внутри которой увенчались успехом работы по Манхэттенскому проекту. Здесь 16 июля 1945 года в районе Аламогордо была взорвана первая атомная бомба. А на полигоне Уайт-Сэндз испытывалась ракетная техника.
Именно здесь, в лабораториях и на полигонах штата Нью-Мексико, закладывались основы технологического и, следовательно, политического развития послевоенного мира, в котором игра в столь часто упоминаемую "независимость" и "права человека" будет вестись по новым правилам.
В 1947 году штат по-прежнему отличался от остальных множеством хорошо огороженных территорий, а Лос-Аламос оставался закрытым городом.
Начиная с июня 1947 года, неопознанные летающие тарелки наблюдались над штатом Нью-Мексико почти ежедневно, но в местных газетах подобная информация замалчивалась. Поскольку просто замалчивание не решает проблемы, требовалась умелая дезинформация, исходящая от известных ученых.
И такие находились. Астрофизик Дональд Мензел, человек, внесший самый большой вклад в размазывание проблемы НЛО и превращение всех наблюдений загадочных объектов в заурядные миражи, метеориты, Венеру и "перекати-поле", выступил в 1953 году с книгой, призванной успокоить американское общественное мнение.
Переведенная на русский язык, она долго служила верой и правдой отечественным дезинформаторам, и в 1980 году я писал об этом, рассматривая проблему НЛО в целом. Но перечитав книгу Мензела в процессе работы над событиями лета 1947 года в штате Нью-Мексико, я с удивлением обнаружил, что книга эта - не вообще о летающих тарелках, а главной ее задачей является сведение к абсурду всех разговоров об особом интересе НЛО к происходящему на полигонах и научных центрах штата Нью-Мексико! В книге Д. Мензела можно найти много интересного, если научиться не обращать внимания на вбиваемые в голову вздорные псевдонаучные объяснения. А вот и пример.
"...Начали просачиваться сообщения о странных светящихся предметах, летающих по ночам над пустыней,- пишет Д.Мензел .- Эти сообщения не были полностью опубликованы, поскольку упомянутые предметы наблюдались в непосредственной близости от испытательного полигона в Уайт-Сэндз и авиабазы Холломэн в Нью-Мексико, где по заданию министерства обороны ученые испытывали ракеты и управляемые снаряды. Кроме того, светящиеся предметы были замечены неподалеку от Лос-Аламоса (штат Нью-Мексико), где находится крупная лаборатория по исследованиям в области атомной энергии" .
Описывает Мензел и одно из наблюдений такого предмета. Два летчика "увидели большое темное сигарообразное тело, контуры которого хорошо вырисовывались на фоне вечернего неба. Если бы оно не двигалось, его можно было бы вполне принять за одну из разновидностей линзообразного облака. Однако оно двигалось, и летчики едва избежали столкновения с ним, резко свернув в сторону; темный предмет пронесся мимо. Летчики попытались догнать его, но быстро отстали, хотя летели со скоростью 175 миль в час. Через четыре минуты темный предмет исчез. В своем докладе летчики сообщали, что он был похож на "самолет С-54, но только без крыльев, без моторов или каких-нибудь видимых двигателей; его поверхность была ровной и обтекаемой".
И Д.Мензел делает заключение: "Я полагаю, что летчики видели мираж".
Конечно, мираж! Иначе кто или 470 еще может лететь навстречу так быстро, что еще немного - и катастрофа была бы неминуема, а тут повезло, и летчики едва избежали столкновения с ним (миражом), резко свернув в сторону. (Но если врать, так врать отчаянно. В этом ведь и заключается смысл книги Мензела.) С Д.Мензелом мы еще встретимся, а пока возьмем для примера один день из жизни штата Нью-Мексико летом 1947 года.
Первого июля президент альбукеркской торговой палаты сообщил о наблюдении голубого диска, пролетевшего в небе по зигзагообразной траектории.
В этот же день, в 23.30, начальник военной полиции базы ВВС в городе Розуэлле (шт. Нью-Мексико) позвонил начальнику отдела разведки 509-го смешанного авиаполка майору Джесси Марселу: - Приезжайте быстрее!
По дороге на базу Д.Марсел увидел в небе огни, летевшие над городом по направлению к югу в боевом порядке "клин". "Наши самолеты не так быстры", - подумал он. Позже Марсел установил, что в этом районе самолетов не было вообще.
У этого спектакля оказалось много зрителей из числа военнослужащих. А Джесси Марселу еще предстоит пережить массу интересного и еще больше унизительного.
***
Несмотря на все усилия ВВС проследить за "летающими тарелками" и сфотографировать их, первым это удалось сделать не военным, а гражданскому лицу. 7 июля 1947 года житель Феникса (шт. Аризона) В.Роудз увидел в небе странный объект, сбегал домой за аппаратом и успел сделать два снимка прежде, чем объект исчез из вида. Фотографии опубликованы в местной газете "Аризона Рипаблик" 9 июля под заголовком "Тарелка порхает в небе с невероятной скоростью.
Для Кеннета Арнольда, увидевшего эти снимки в газете, сомнений не было: с тем же самым встретился и он в небе над Каскадными горами.
Фотографии Роудза привлекли внимание ВВС и ФБР. Два человека, представлявшие эти организации, пришли к Роудзу и забрали негативы, обещая вернуть их после изучения.
- Но этого никогда не произошло,- скажет позже Роудз .- Через несколько лет я сам позвонил в ФБР. Мне ответили, что об этом случае им ничего не известно.
Со временем становится известно все. Прошло каких-нибудь сорок лет, и среди рассекреченных при Президенте Джимми Картере документов найдено подтверждение о конфискации II июля 1947 года упомянутых негативов, которые были переданы в Отдел разведки ВВС США.
В тот же день, что и Роудз, два объекта над Понтиаком (шт. Мичиган) сфотографировал Альберт Уивер.
Еще через день тринадцатилетний Билл Таррентайн заснял над Норфолком (шт.
Виржиния) "гигантский металлический футбольный мяч, за которым летели два маленьких объекта" (см. предыдущее примечание).
Эти снимки из трех различных штатов могли оказаться самой большой сенсацией, и все именно к этому и шло, но фотографии остались незамеченными, отошли на второй план, так как 8 июля 1947 года появилось еще более сенсационное сообщение.
ГЛАВА 2. НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛЕТАЮЩИЙ ДИСК ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ОБЫЧНЫЙ ШАР-ЗОНД
Смешная страна - Соединенные Штаты. С российской точки зрения, конечно. Там никто из руководителей не может исчезнуть "просто так" даже на один день, любое изменение заранее утвержденных графиков и распорядков работы не остается незамеченным журналистами. И вдруг командующий ВВС генерал Карл Спаатс меняет свои планы и вылетает в Сиэтл и Такому. На вопрос журналистов о причинах столь неожиданного отлета представитель по вопросам печати ответил, что ничего особого не произошло, просто предстоят осмотр аэродрома и рыбалка, и, улыбаясь, добавил: "Он не собирается заниматься там летающими тарелками".
Эта информация появилась в "Чикаго Дэйли Ньюс" 7 июля 1947 года, все было спокойно, и шутка с "тарелкой" могла показаться журналистам удачной.
Кое-что, однако, произошло 6 июля, и генерал Карл Спаатс не мог не получить экстренной информации об этом.
Но вот наступил день 8 июля 1947 года, и для миллионов простых людей открылась первая страница фантастического "Происшествия в Розуэлле".
8 июля 1947 года в одиннадцать часов пресс-атташе базы ВВС в Розуэлле (шт.
Нью-Мексико) лейтенант Уолтер Хоут передал сотрудникам двух местных радиостанций (KGFL и KSWS) и двух газет ("Розуэлл Дэйли Рекорд" и "Морнинг Диспэтч") сообщение для печати, подготовленное по распоряжению его непосредственного начальника, командира 509-го смешанного авиаполка полковника Уильяма Бланчарда.
"Розуэллская база ВВС, Розуэлл, штат Нью-Мексико.
Первая половина дня 8 июля 1947 года.
Многочисленные слухи относительно летающего диска превратились вчера в реальность, когда службе разведки 509-го смешанного авиаполка 8-ой воздушной армии, дислоцированного на розуэллской базе ВВС, удалось заполучить диск благодаря сотрудничеству одного из местных фермеров и службы шерифа округа Чэйвис.
Летающий диск приземлился на прошлой неделе на ранчо вблизи от Розуэлла. Не имея телефонной связи, фермер хранил диск до тех пор, пока у него не появилась возможность связаться с шерифом, который и информировал майора Джесси Марсела из службы разведки 509-го смешанного авиаполка..
Немедленно были предприняты все необходимые меры, и диск вывезли с ранчо.
После изучения на розуэллской базе он был доставлен майором Марселом в вышестоящую штаб-квартиру".
Совершенно очевидно, что даже этого краткого сообщения, переданного в печать лейтенантом У.Хоутом, было более чем достаточно для того, чтобы заговорить о сенсации, касающейся всей земной цивилизации.
И все завертелось... Тем более что информация исходила из 509-го смешанного авиаполка, элитной части ВВС США, единственной в мире, созданной для доставки атомного оружия. Это ее пилоты сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки. (Тогда 509-ым смешанным авиаполком командовал полковник Тиббетс, сидевший 6 августа 1945 года за штурвалом Б-29 с бортовым номером 82 и определивший момент раскрытия створок бомбового люка.) Все поголовно были ветеранами второй мировой войны с тысячами часов, проведенных в бомбардировщиках в небе над Европой и Дальним Востоком. Каждый проверялся службой безопасности. Отделом разведки 509-го смешанного авиаполка руководил уже упоминавшийся в связи с наблюдением НЛО 1 июля майор Джесси Марсел, окончивший в 1943 году разведшколу ВВС в Харрисбурге (шт. Пенсильвания), затем летавший на тяжелых бомбардировщиках в Новой Гвинее, откуда его направили на базу в Лэнгли (шт. Виржиния) для изучения последних достижений в радиолокации. После освоения всего, что могло летать в воздухе, своего или иностранного производства, Марсел получил звание майора и был направлен в 509-ый. Довелось ему участвовать и в испытаниях атомной бомбы на атолле Бикини. И вот теперь его фамилия упоминается в сообщении для печати в связи с находкой "летающего диска"! Тут уж не до шуток.
Радиостанции передали полученную от Уолтера Хоута информацию для печати в агентство Ассошиэйтед Пресс, оттуда оно полетело в службу информации "Нью-Йорк Таймс", появилось во множестве американских газет и в некоторых зарубежных изданиях, включая и престижную лондонскую газету "Таймс". В последующие часы телефоны розуэллских радиостанций, шерифа и базы ВВС разрывались от звонков сотрудников средств массовой информации всего мира.
В газете "Сан-Франциско Кроникл" сообщение для печати 509-го смешанного авиаполка поместили, не мудрствуя лукаво, полностью. А вечерняя "Розуэлл Дэйли Рекорд", которой было что добавить, опубликовала материал в тот же день, 8 июля, под следующим заголовком: ВВС захватили летающий диск на ранчо в районе Розуэлла. Подробности о летающем диске не сообщаются.
Газета пишет: "Служба разведки 509-го смешанного авиаполка, расположенного на розуэллской базе ВВС, заявила сегодня в полдень, что база располагает летающей тарелкой.
В соответствии с информацией, полученной от разведслужбы, руководимой майором Джесси Марселом, диск был подобран на ранчо вблизи от Розуэлла после того, как некий фермер сообщил шерифу Джорджу Уилкоксу о своей находке на территории фермы.
Отмечается, что майор Марсел и его сотрудники прибыли на ранчо и забрали диск.
После того как офицер разведки осмотрел объект, тот был отправлен (на самолете) в вышестоящую штабквартиру".
В том же номере сообщалось о наблюдении летающей тарелки оператором и пилотами частного аэродрома в городе Карризозо, расположенном в тридцати пяти милях юго-западнее фермы У.Брейзела.
Вот так весть о находке летающей тарелки разлетелась по всему свету.
А через несколько часов командующий 8-ой воздушной армией бригадный генерал Роджер Рэми, чья штабквартира находилась в Форт-Уэрте (шт. Техас), выступил по радио с опровержением информации, данной его же подчиненными днем: "В настоящее время обломок находится в моем кабинете, и насколько я могу судить, здесь нет ничего особенного. Штуковина, экран из алюминиевой фольги в форме звезды, служащий для отражения сигналов радара, может лететь только в зависимости от скорости ветра".
Газета "Сан-Франциско Кроникл" с удовольствием подхватила это объяснение и добавила еще от себя: "Загадочные летающие диски видели по всей стране (за исключением штата Канзас, где запрещена продажа спиртных напитков), и говорят, что они летают... со скоростью 1200 миль в час".
Но история с зондом прошла не везде. Поместив на первой странице опровержение Рэми, розуэллская "Дэйли Рекорд", знавшая более, чем какая-либо другая из газет, дала и свой комментарий: "Судя по всему, армия все еще не раскрывает свои секреты, по крайней мере на момент, когда это писалось.
Возможно, это зонд, возможно, и нет. Сейчас годится любое предположение...
Но что-то было найдено".
Сообщалось, что генерал Рэми организовал пресс-конференцию, на которой журналистам все объяснили. История эта иллюстрировалась снимками, запечатлевшими генерала Рэми, полковника Дюбоуза и майора Джесси Марсела с кусками зонда. Метеоролог уорэнт-офицер Ирвинг Ньютон подтвердил, что никакой загадки здесь нет. (Уорэнт-офицер - промежуточная категория между сержантским и офицерским составом.) Создалось впечатление, что отдел разведки 509-го смешанного авиаполка, руководимый Марселом, состоял из дурных первоклашек, принявших шар-зонд за "летающий диск", а сам Марсел и руководство 509-го - законченные идиоты, военная карьера которых должна на этом оборваться.
Но именно такой неожиданный поворот событий и не позволил всем газетам заглотить наживку с опровержением. 9 июля газета "Нью-Йорк Тайме" съехидничала: "Уорэнт-офицер решил загадку, интриговавшую его начальство".
Далее в статье читаем: "Небесная посуда держала вчера в течение нескольких часов армию в состоянии тревоги, пока один офицер не объяснил, что принимавшееся коллегой за летающий диск было всего-навсего поврежденным армейским зондом".
Известная своей дерзостью газета "Вашингтон Пост" в связи с опровержением не забыла упомянуть засекречивание информации.
В Розуэлле журналисты, надеясь на какие-нибудь дополнительные сведения, кинулись на поиски полковника Бланчарда. Но не тут-то было: стало известно, что Бланчард ушел в отпуск с 8 июля, то есть в самый разгар скандала.
В Соединенных Штатах вопрос был закрыт.
***
А вообще-то информация распространялась медленно, и 9 июля лондонская газета "Таймс" посвятила происшествию пять строк: "Американская армия будет изучать "летающий диск". После сообщения армии в Розуэлле о находке "летающего диска", командующий восьмой воздушной армией заявил сегодня вечером, что объект был послан в исследовательский центр на базе Райт (шт. Огайо) для изучения".
Как видим, сообщение генерала Рэми о низведении летающего диска до уровня банального аэростата еще не добралось до Лондона.
***
Итак, история с розуэллской находкой оказалась закрытой. Легко смирившихся с крахом сенсации журналистов можно понять: с одной стороны, офицеры, не сумевшие сразу опознать элементарный зонд, вываляны в грязи, и отныне это их личные проблемы, с другой - разговоры о летающем диске, летающей тарелке представлялись в те времена совсем уж фантастичными. Не надо забывать, что шел всего лишь 1947 год, и обсуждение этой проблемы еще только начиналось.
Таким образом, разъяснение бригадного генерала было принято. И пресса успокоилась. По крайней мере, на какое-то время.
Но время показало, что не успокоилась служба, на которую была возложена забота о дальнейшем размазывании и высмеивании происшествия. А заниматься этим было необходимо, так как наблюдения пролетов НЛО над Соединенными Штатами, как, впрочем, и над всем миром, продолжались, и было ясно, что рано или поздно исследователи проблемы НЛО неизбежно займутся изучением истории вопроса и однажды нащупают нити, ведущие к пересмотру закрытого дела о происшествии в Розуэлле. Да и люди, в той или иной степени причастные к событиям лета 1947 года и молчащие до поры до времени, в один прекрасный день могут заговорить.
ГЛАВА 3. ПРОИСШЕСТВИЕ РАЗМАЗАНО, ВЫСМЕЯНО, РАСТОПТАНО...
Прошло два года. Можно было полагать, что все обошлось и происшествие забыто навсегда. Но .нет, вдруг стали распространяться фантастические слухи о катастрофах летающих тарелок. И первым, написавшим об этом, был Фрэнк Скалли, журналист, имевший свою рубрику в голливудской газете "Вэрайэти", читавшейся, в основном, людьми, интересовавшимися киношными сплетнями. 12 октября 1949 года Ф.Скалли писал: "Я только что провел выходные дни сучеными, знающими все, что только можно знать о летающих тарелках. Они мне рассказали, что несколько недель назад им довелось изучать два приземлившихся инопланетных диска, и даже сказали, куда эти тарелки сели: одна в пустыне Мохаве, а другая - в Сахаре. Приземлившаяся в Африке разрушилась, а вторая опустилась на землю удачно. Тарелка имела 100 футов в поперечнике, а диаметр самой кабины - около 18 футов. Ее центральная часть была неподвижна, но внешний край вращался со страшной скоростью... Не использовались ни реактивная тяга, ни какая-либо технология из применяемых нами сегодня... Внутри тарелки находилось 16 человек. Они обуглились, но форма их хорошо сохранилась".
А 8 марта 1950 года на факультете естественных наук (физика, химия, математика, астрономия, биология и т.п.) Денверского университета (шт.
Колорадо) была прочитана лекция о летающих тарелках (по сути, первая в мире лекция об НЛО). И уже через полчаса после ее окончания весь город только об этом и говорил.
Лектором был некто Сайлес Ньютон, рассказавший собравшимся, что источником сведений о катастрофах летающих тарелок являются правительственные эксперты по вопросам магнетизма, с которыми он как-то обсуждал проблемы магнитной разведки нефтяных месторождений. В этих разговорах Ньютону, мол, было рассказано не только о катастрофах, но и о местах, где все это и происходило.
По утверждению С. Ньютона, первый диск упал возле Ацтека (шт. Нью-Мексико), второй - возле Дуранго (шт. Колорадо). Военные взяли все под свой контроль и обеспечили сохранение тайны. Необходимо отметить, что Дуранго находится вблизи от границы со штатом Нью-Мексико; таким образом, с поправкой на "испорченный телефон", все истории тяготеют к одному и тому же району. И это не случайно: что-то в штате Нью-Мексико произошло, и утаить все полностью не удалось.
Но вернемся к лекции Ньютона. Оболочка тарелки, по его словам, была из чрезвычайно легкого и жаростойкого металла и не поддавалась резке сварочным аппаратом. Внешнее ребро тарелки было опоясано вращающимся металлическим кольцом. Во всем механизме не было ни единой заклепки, ни единого болта или винта. Внутри космического корабля была найдена бумага неизвестного состава, покрытая непонятными иероглифами...
Говоря о способе управления летающими тарелками, Ньютон утверждал, что эти корабли используют магнитные силовые линии в качестве источника энергии и что аварии объясняются сильными "магнитными сдвигами" в точках, где произошли катастрофы. Поскольку, по словам Ньютона, магнитные волны излучаются Солнцем и другими небесными телами со скоростью, вдвое превышающей скорость света, космические корабли, работающие на принципе магнетизма, могут долететь от Венеры до нас и обратно буквально за несколько минут. Пересекая магнитные линии, они могут получать энергию и приводить в движение свои корабли.
С.Ньютон утверждал также, что ученые США рассматривают магнетизм в качестве источника энергии, которая окажется очень дешевой и вызовет больший переворот в науке, чем атомная энергия.
Но Ньютон упомянул и третью, и четвертую якобы упавшие на Землю "тарелки"...
(С высоты девяностых годов мы четче видим происходившее пятьдесят лет тому назад. После публикации сообщения о находке летающего диска было ясно, что, несмотря на опровержение, закрыть раз и навсегда вопрос о Розуэлле не удастся. Люди, отвечавшие за сокрытие фактов по розуэллскому инциденту и по случаю, о котором нам еще предстоит говорить, предприняли самые эффективные шаги, запуская слухи о еще одном, а спустя некоторое время и еще об одном очередном падении тарелки и куче гуманоидов, валявшихся вокруг, и еще о гуманоидах, оказывавших сопротивление посланным для их захвата военным, и так еще, и еще раз... И в результате вся эта история превратилась в фарс, постоянно раздуваемый некоторыми журналистами, интересующимися только сенсацией (пусть и выдуманной, делов то!). Похоже, что С.Ньютона кто-то "подкармливал" историями о новых катастрофах, поэтому он и говорил о третьей, четвертой... В результате "летающие тарелки" трансформировались в "валяющиеся тарелки", обнаруживаемые под каждым кустом в комплекте с порцией гуманоидов, и это уже забавляло публику. Но законы построения дезинформации требуют именно такого поворота событий, ибо увеличение количества вариантов одного конкретного факта уничтожает качество всей информации. Для достижения большего успеха в запускаемые версии вставляется целый ряд элементов, соответствующих истине и оказывающихся, при правильной организации кампании по развалу информации, полностью дискредитированными.) Сегодня легко судить о прошлом, а тогда все шло своим чередом, и предвидеть в какой-то степени развитие событий в ближайшие лет двадцать-тридцать могли только те, кто непосредственно участвовал в формировании общественного мнения в отношении неопознанных летающих объектов. А вот как пойдут дела дальше, не знал никто.
Книга Фрэнка Скалли Так или иначе, а история о катастрофах НЛО захватила Фрэнка Скалли, и в сентябре 1950 года, через шесть месяцев после наделавшей много шума лекции, появляется его книга "Что кроется за "летающими тарелками". В книге, сразу ставшей бестселлером, подробно описано уже рассказанное Сайлесом Ньютоном в лекции. Тот же первый диск, потерпевший катастрофу 25 марта 1948 года на скалистом плато восточнее Ацтека, города в северо-западном углу штата Нью-Мексико. Когда команда спасателей ВВС прибыла на место, она увидела неповрежденную тарелку тридцати метров в диаметре. В конце концов членам команды удалось открыть люк и проникнуть в корабль. Там они обнаружили 16 маленьких гуманоидов, ростом от 35 до 40 дюймов.
Те же рассуждения об использовании магнитных силовых линий, та же привязка: летающая тарелка была с Венеры. И те же последующие катастрофы...
В начале 1950 года в прессе появились сообщения о разбившейся летающей тарелке с экипажем на борту, исходившие от ведущего военного историка Ф.Пратта, ссылавшегося на собственные конфиденциальные источники. В дальнейшем сам Пратт к этой теме не возвращался.
***
В 1950 году, в самый разгар обсуждения книги Скалли, для участия в научной конференции в Вашингтон приехал сотрудник канадского Министерства транспорта, ведавшего также вопросами телекоммуникации, Уилберт Смит. В конце сороковых годов У.Смит заинтересовался летающими тарелками, полагая, что источником энергии могут быть магнитные поля. В Вашингтоне У.Смит прослышал про книгу Скалли, купил ее и "проглотил" за одну ночь.
Только через двадцать восемь лет, в 1978 году, выяснится, что сочетание научных интересов У.Смита и его напористости, с одной стороны, и книги Скалли, с другой, позволило канадцу выйти на след сенсации.
А тем временем над Фрэнком Скалли начали сгущаться тучи. В своей книге Ф.Скалли пишет, что все сведения он получил от некоего таинственного ученого-специалиста по магнетизму д-ра Джи, но еще во вступлении делает следующую оговорку: "Сам я никогда не видел ни одной летающей тарелки... и никогда не принимал участия в мистификациях, связанных с летающими тарелками".
Этот загадочный доктор Джи и оказался началом конца. Через два года книга Ф.Скалли, а с нею и все эти истории о катастрофах были похоронены. В сентябрьском номере журнала "Тру" (1952г.) появилась разоблачительная статья Дж.Кана, в которой говорилось, что Скалли оказался жертвой ловкого обмана, организованного доктором Джи, названным Фрэнком Скалли правительственным ученым, но оказавшимся в действительности известным мошенником Лео Джи Бауэром. По словам Кана, этот Джи Бауэр подобрался к Фрэнку Скалли через другого такого же обманщика, Сайлеса Ньютона, проникшего в высшее общество, выдавая себя за нефтяного магната, с целью вовлечения простаков-инвесторов в несуществующие проекты. Эти двое плутов изобрели якобы магнитный метод разведки нефти и распускали слухи, что за всем этим скрывается инопланетная технология.
Статья Кана изобиловала неточностями и преувеличениями, но сказанное по поводу С.Ньютона и Джи Бауэра в основном было правдой. Дело их слушалось в денверском суде, и обвинялись они в мошенничестве. Оба были осуждены условно с испытательным сроком, в течение которого предстояло возместить убытки, причиненные инвесторам. (Через два года С. Ньютон снова оказался в суде: продажа липовых акций .) Кампания по дискредитации книги Скалли ширилась не по дням, а по часам. В этом деле принял участие астрофизик с мировым именем Дональд Мензел, который, как выяснилось через сорок лет, уже после его смерти, работал на секретные службы и был в курсе всего, касавшегося неопознанных летающих объектов. А в те времена он удачно разыгрывал роль ученого, искренне удивлявшегося, глядя на простаков-обывателей. Дональд Мензел писал: "В Денверском университете на отделении естественных наук выступил приезжий лектор. Бойко и убедительно он рассказывал о катастрофах, происшедших с летающими тарелками приблизительно в 500 милях к юго-западу от Денвера. Маленькие пилоты этих летательных аппаратов были мертвы; они сильно обгорели, так как их аппараты раскалялись при быстром прохождении через земную атмосферу. И все в том же духе! История эта заслуживает специального разбора, поскольку она получила большую огласку и в газетах, и в книге Фрэнка Скалли... " Специальный разбор, обещанный Д.Мензелом, был предпринят им исключительно для доказательства абсурдности всего сказанного С.Ньютоном.
Впрочем, именно печальные детали из биографии жулика Ньютона и наводят на мысль, что он в данном случае был всего лишь исполнителем, а подлинные хозяева-координаторы остались в тени и оттуда дергали за веревочки, создав сенсацию с шестнадцатью гуманоидами и благополучно развалив ее.
Для Ф.Скалли наступили тяжелые деньки. Он принялся оправдываться, утверждал, что за псевдонимом "доктор Джи" стоит группа из восьми информаторов-ученых высокого уровня. Но его никто не хотел больше слушать.
С Ньютоном и Джи Бауэром, а заодно и со Скалли было покончено. Но откуда взялась вся эта история с катастрофами? Перекликалось ли это каким-либо образом с происшествием в Розуэлле или еще с каким-нибудь иным местом? После появления статьи Дж.Кана никто и слышать не хотел о катастрофах летающих тарелок.
***
Таким образом, Фрэнк Скалли приобрел репутацию лгуна, а сама тема катастроф "летающих тарелок" и найденных тел "гуманоидов" была дискредитирована на десятилетия.
Через тридцать лет, работая над "Розуэллским инцидентом", У.Мур дважды встречался с вдовой Ф.Скалли, рассказавшей ему, что в конце 1953 года капитан Эдвард Раппелт, ушедший в отставку с должности руководителя проекта "Голубая книга", сказал им по секрету, что из всех опубликованных в то время книг про НЛО именно эта и оказалась для властей самой большой головной болью, поскольку она была близка к правде, как ни одна другая.
Ф.Скалли скончался в 1964 году, убежденный в том, что он напал на след тайны, тщательно оберегавшейся военными.
***
В результате в пятидесятых и шестидесятых годах одно только предположение о возможности катастрофы НЛО с экипажем на борту было равносильно самоубийству для любого мало-мальски пекущегося о своей репутации уфолога. Именно поэтому хочется упомянуть французского исследователя Мишеля Карружа, всетаки оставившего в 1963 году лазейку на будущее.
"Не будем обращать внимания... на сенсационные откровения Скалли, - писал он, - если, конечно, не придется пересмотреть нашу точку зрения в результате обнаружения деталей, которые будут подтверждены из других источников".
Надо было иметь достаточно мужества, да и располагать соответствующей информацией, чтобы прямо упомянуть Розуэлл, отвергая притянутый за уши шар-зонд . И в Соединенных Штатах это сделали только двое: Фрэнк Эдварде и Роберт Лофтин. В 1956 году во время публичной лекции в Индиане на вопрос, были ли когда-нибудь катастрофы НЛО, Эдварде ответил так: "Я не уверен, что не было". И сослался на Розуэлл.
В 1966 году Ф.Эдвардс писал в книге "Летающие тарелки - дело серьезное": "Имеются трудные для объяснения случаи, как, например, история владельца ранчо в Розуэлле (шт. НьюМексико)... Это были прекрасные дни летающих тарелок, и никто или почти никто не ставил под сомнение самые абсурдные объяснения. Но что нашли в действительности в том месте? Я этого не знаю, а те, кто знает, не имеют права говорить об этом, по крайней мере на публике".
Фрэнк Эдварде часто писал по памяти, мало заботясь о точности излагаемых деталей. Присущая ему небрежность видна и в изложении происшествия, но он отмечает, что район, где расположено ранчо, был оцеплен военными. В 1956 году, в момент появления его книги, об этом могли знать только те, кто попытался провести собственное расследование происшествия. Похоже, что фраза Эдвардса про тех, кто "не имеет права говорить об этом, по крайней мере на публике", родилась не на пустом месте.
Определенно не на пустом, так как в самой исчерпывающей и, казалось поначалу, объективной работе по истории уфологии в США Дэвида Джейкобса (1975), производящей впечатление дотошного исследования всего написанного даже в самой захудалой газетенке какого-нибудь захолустного городка забытого богом района, нет ни слова о Розуэлле. Совершенно очевидно, что Джейкобс знал о публикациях, наделавших в свое время много шума не только в штате Нью-Мексико, но и во всем мире, тем более что он упоминает и книгу Ф.Эдвардса "Летающие тарелки - дело серьезное", и книгу Дональда Мензела "О "летающих тарелках"". И ни одного слова о Розуэлле! Применительно к Джейкобсу "не знал" совершенно исключено. Знал, но промолчал. Так, значит, было нужно.
ГЛАВА 4. В 1978 ГОДУ УФОЛОГИ НАЧИНАЮТ "КОПАТЬ" И ДОКАПЫВАЮТСЯ ДО КОЕ-ЧЕГО
С 1947 года прошло много времени... Известный северо-американский уфолог Стэнтон Фридман, работавший долгие годы в области ядерной физики в рамках различных военных проектов, оставил работу по специальности и решил посвятить все свое время изучению проблемы НЛО. В начале семидесятых годов у него завязалось сотрудничество со множеством журналов, публиковавших материалы о неопознанных летающих объектах. И вот однажды писательница Б.Джиронда, с которой они работали в паре, рассказала Фридману о своей встрече с одним лесничим, наблюдавшим пролет НЛО. Очевидец порекомендовал ей поговорить и с его матерью, которой, как он сказал, было что вспомнить.
Б.Джиронда и С.Фридман поехали к матери лесничего Лидии Слиппи, и она рассказала им, что в сороковых годах работала на радиостанции в Альбукерке, когда произошло нечто странное. Ее попросили передать сообщение о находке властями разбившейся летающей тарелки, и вдруг аппарат остановился и, застучав снова, выдал следующий текст: "Говорит ФБР. Немедленно прекратите передачу". С.Фридман раскопал адреса нескольких человек, работавших в те же годы с Лидией Слиппи, но они категорически отказывались углубляться в давно прожитое и пережитое... "Я наткнулся на каменную стену", - вспоминает С.Фридман.
***
Казалось, что розуэллская история вычеркнута из уфологии навсегда. Если бы не случай...
Но случаю этому предшествовали и способствовали некоторые события, касающиеся вопроса об НЛО в целом. Официально самих летающих тарелок не существовало, хотя исследователи проблемы знали, что все серьезные документы по этому делу засекречены. И добраться до них не мог никто.
Ситуация резко изменилась после "уотергейтского скандала" (1972), заставившего Р.Никсона уйти с поста президента (1974). В результате громких разоблачений махинаций, практиковавшихся в верхних эшелонах власти, с целью исключить возможность повторения только что пережитого, были внесены некоторые поправки в Закон о свободном доступе к информации, принятый в 1966 году.
С середины семидесятых годов американские уфологи стали требовать рассекречивания документов о летающих тарелках, и эти требования переросли в судебные процессы против ВВС, ФБР, ЦРУ и даже всемогущего АН Б (Агентства по национальной безопасности). Большая заслуга в "вырывании" документов принадлежит организации "Граждане против секретности в вопросах НЛО". Легче всего удалось получить документы, собиравшиеся в рамках проекта "Голубая книга", но поскольку сам проект этот служил всего лишь дымовой завесой серьезному исследованию вопроса, то и полученное (100.000 страниц) состояло лишь из документов, которые не ушли в более закрытые организации. Однако и они свидетельствовали о разумном поведении наблюдавшихся военными летчиками неопознанных объектов с техническими характеристиками, не имевшими аналогов среди земных летательных аппаратов.
В 1975 году только от ФБР удалось получить 1600 страниц документов ! Осенью 1974 года некто Роберт Карр заявил о намечавшейся, по его данным, на 15 декабря того же года телевизионной передаче, в ходе которой предполагалось раскрытие информации о катастрофе НЛО и гибели членов экипажа, доставленных на базу Райт-Паттерсон (г. Дейтон, шт. Огайо). Но в названное им время ничего не произошло.
***
Появление рассекреченных документов вызвало новую вспышку интереса общественности к неопознанным летающим объектам, у многих создалось впечатление, что раз теперь доступны документы, то можно и рассказывать о том, что они таили в себе долгие годы.
В феврале 1978 года Стэнтон Фридман приехал в штат Луизиану для того, чтобы выступить с лекцией о неопознанных летающих объектах в Луизианском университете, а также дать интервью журналистам местного радио и телевидения. В разговоре за чашкой кофе вечером 20 февраля директор небольшой телевизионной компании порекомендовал Фридману встретиться со своим старым коллегой, заядлым, как и он сам, радиолюбителем Джесси Марселом, которому, судя по публикации в одной из газет, довелось держать куски подобного объекта в своих руках. С.Фридман, жизнь которого давно превратилась в бесконечную вереницу встреч со свидетелями появлений НЛО, на этот раз оказался застигнутым врасплох: кто этот Джесси Марсел и как получилось, что он, беспрестанно переезжающий из штата в штат в поисках очевидцев, не знает такого человека? Сегодня это может показаться странным, но оказалось, что в 1978 году сообщение в газетах тридцатилетней давности об обнаружении летающего диска возле Розуэлла никто уже и не помнил! Никто, по крайней мере из тех, кто действительно хотел докопаться до правды о неопознанных летающих объектах. А если что-то и осталось в памяти, так это были скандальные разоблачения информаторов Фрэнка Скалли. Вот что значит правильно построенная дезинформация! Так стоило ли после всего связываться с каким-то Джесси Марселом? С.Фридман колебался из-за опасений оказаться вовлеченным в историю, которая могла негативно отразиться на его безупречной репутации одного из самых известных исследователей проблемы. В конце концов победило любопытство, и Фридман позвонил Джесси Марселу, находясь уже в аэропорту. Рассказ Марсела буквально потряс Фридмана; было ясно, что этим случаем необходимо заняться, причем немедленно и вплотную.
Из разговора следовало, что отставной военный Джесси Марсел занимал в свое время определенное положение в ВВС и находился в Розуэлле во время катастрофы НЛО. Опять Розуэлл! Но после рассказа Лидии Слиппи поиски ни к чему не привели. Да и вообще истории с катастрофами... И вдруг речь опять идет о катастрофе, опять Розуэлл, да к тому же в качестве очевидца фигурирует начальник службы разведки 509-го смешанного авиаполка, самолеты которого сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.
Лидия Слиппи и Джесси Марсел... Не об одном ли и том же случае шла речь?
Интерес подогревался и тем, что место, где развивались события, было необычным: вспомним еще раз, что штат Нью-Мексико - стратегический регион, на территории которого сосредоточено большое количество военных баз и научных центров, занимающихся исследованиями в области ядерного оружия, авиации и ракетной техники. Рядом с мексиканской границей и долиной Рио-Гранде находится база Уайт-Сэндз, на которой велась работа с ракетами Фау-2, захваченными в Германии, и где отрабатывались первые американские ракеты. Там же и Аламогордо, рядом с которым взрывалась первая атомная бомба. Севернее, возле Альбукерке, известном центре атомной промышленности, база Кэртлэнд и лаборатории Сандия (база Комиссии по атомной энергии), там же лаборатории Лос-Аламос. Действительно, эта зона заслуживала внимания к себе: ракеты, атомная бомба и самые мощные радары.
После телефонного разговора С.Фридмана с Джесси Марселом (21 февраля 1978 года) директор телевизионной компании оперативно организовал выступление Марсела в программе телеканала NBC, посвященной ветеранам войны. Во время этой передачи подполковник в отставке Джесси А. Марсел рассказал, что он участвовал в операции по сбору обломков летающей тарелки возле Розуэлла в июле 1947 года и что объяснение происшествия версией о зонде было выдвинуто лишь для обмана журналистов. 7 апреля с Марселом встретился еще один известный специалист Леонард Стрингфилд (1920-1994), упомянувший этот случай на конференции американской уфологической организации МУФОН в июле 1978 года (прошедшей в Дейтоне, то есть по соседству с базой ВВС Райт-Паттерсон).
И Л.Стрингфилд задал тогда вопрос: не слишком ли поспешно предали анафеме Фрэнка Скалли и его книгу? С.Фридман поделился тем, что знал о Марселе, со своим коллегой У. Муром, с которым познакомился в конце шестидесятых годов, когда Мур только начинал интересоваться летающими тарелками.
***
Вот так банально, с простого телефонного звонка, началась история расследования летних событий 1947 года, история кропотливых поисков и находок, розыска очевидцев и тех, кто знал что-либо о происшествии из первоисточников.
Сегодня можно сказать, что без Джесси Марсела розуэллское происшествие могло бы и вообще не всплыть на поверхность.
Поиски очевидцев продолжались, и через некоторое время, благодаря усилиям, главным образом, Стэнтона Фридмана и Уильяма Мура, а спустя десять лет и Кевина Рэндла с Дональдом Шмиттом, удалось восстановить картину происходившего с достаточной степенью точности.
Первым, однако, был Стэнтон Фридман. Первым, напавшим на след Лидии Слиппи, Джесси Марсела, первым, приступившим к систематическому изучению случая, первым в обнаружении ряда важных для расследования очевидцев. Всегда первым.
Но всегда запаздывавшим к аплодисментам читателей и слушателей, которые приветствовали отнюдь не его, а тех, кто успел издать книгу раньше, чем он, кто успел рассказать раньше, чем он. Сдается, что такова уж судьба Стэнтона Фридмана...
ГЛАВА 5. В ЧЕМ ПРЕЛЕСТЬ СЕКРЕТА?
Но самая интересная и, пожалуй, наиболее запутанная часть детектива, выстроившегося вокруг происшествия в Розуэлле и увлекшего исследователей в совершенно новые и неизведанные направления поиска, заключается в отслеживании информации об обнаружении разбившегося внеземного корабля и тел членов его экипажа.
Конечно, можно было допустить, что упавший где-то в районе Розуэлла аппарат был беспилотным и управлялся на расстоянии, но ходило слишком уж много слухов о найденных телах членов экипажа. Все это требовало продолжения поисков людей, знавших что-либо о тайне. Очевидцы, однако, не спешили заявлять о себе. Но неоспоримо одно: любое происшествие становится известным только благодаря очевидцам, оказывающимся в силу ряда причин в нужном месте.
Хорошо бы еще и в нужное время, в момент самого события, а не после, но тут уж ничего не поделаешь, пусть хотя бы и позже. А коли так, то само падение или уже лежащий на земле объект кто-то видел, и очевидцы должны были рано или поздно рассказать кому-либо из своего ближайшего окружения о том, что им довелось увидеть. Должны были, ибо жить один на один с секретом противоестественно человеческой натуре, и если такое случается, то это скорее исключение, нежели правило.
25 октября 1978 года С.Фридман выступил с лекцией об НЛО в Бимиджи (шт.
Миннесота). После лекции к нему подошли супруги Джин и Берн Мальтэз и спросили, слышал ли он что-нибудь о тарелке, разбившейся в штате Нью-Мексико? Из последовавшего за этим вопросом разговора выяснилось, что проживавший в городе Сокорро (шт. Нью-Мексико) инженер Грэйди (Барни) Барнетт рассказал в феврале 1950 года своим самым близким друзьям Верну и Джин Мальтэз необычную историю, заручившись предварительно их обещанием никому о ней не говорить. Барнетт скончался в 1969 году, затем умерла и его жена, и вот теперь, прослушав лекцию С.Фридмана, супруги Мальтэз посчитали себя свободными от данного обещания и пересказали ему вкратце то, что помнили.
Работая в конце сороковых годов в Службе охраны почвы, Барни Барнетт оказался однажды рядом с потерпевшей катастрофу летающей тарелкой и видел трупы членов ее экипажа, которые, по его словам, не были такими же, как мы, людьми. К тому же месту подошла и группа археологов. Но очень быстро район был оцеплен военными, и все было вывезено в неизвестном направлении.
Вот с этого момента и стала раскручиваться самая сенсационная сторона происшествия лета 1947 года.
***
В тот же день С.Фридман встретился с Уильямом Муром, проживавшим поблизости, и уговорил его провести расследование событий, вытекавших из рассказа супругов Мальтэз.
У.Мур занялся вопросом о Розуэлле вплотную. В январе 1979 года он наткнулся на историю, рассказанную одним англичанином, майором ВВС Х.Грином, который, пересекая США в июле 1947 года, случайно поймал передачу одной из местных радиостанций с сообщением о находке летающего диска, и было это в то время, когда он проезжал по территории штата Нью-Мексико. Сдавалось, что все вращается вокруг одного и того же дела. Мур принялся просматривать периодику и 10 февраля 1979 года докопался в библиотеке Миннесотского университета до уже известных нам заметок в розуэллских газетах, признававших обнаружение "летающего диска", а затем опубликовавших опровержение (8 и 9 июля 1947 года). Все это подтверждало рассказ майора Джесси Марсела. А тут еще история супругов Мальтэз о трупах...
Надо было копать дальше.
Более глубокие опросы Марсела были проведены в феврале, мае и декабре 1979 года Стэнтоном Фридманом и Уильямом Муром. 8 декабря 1979 года известный журналист Боб Пратт первым предал гласности историю Марсела в "Нэшнл Инкваэрэр".
У.Мур и С.Фридман приступили к поискам материалов о Розуэлле с новой силой, и им удалось найти некоторых свидетелей тех далеких событий.
Но изучением следа, подсказанного супругами Мальтэз, У.Мур поначалу занимался один. В 1979 году он трижды встречался с ними и тогда же начал публиковать статьи об этом происшествии, работая одновременно и над книгой.
Загодя думая об обеспечении широкой продажи книги, названной "Розуэллским инцидентом", У.Мур взял себе в соавторы Чарлза Берлитца, пользующегося в книжном мире загадочного и таинственного репутацией автора максимально приукрашенных, раздутых или просто выдуманных сенсационных историй. Впрочем, у них уже был совместный опыт - книга "Филадельфийский эксперимент".
Надо признать, что С.Фридман, поступившись своим первенством в обнаружении нового важного следа, действовал честно, понимая, что у У.Мура имелось больше возможностей для контактов с супругами Мальтэз. Но результат оказался хорошим для авторов "Розуэллского инцидента" с коммерческой точки зрения и печальным для сути дела: после "Бермудского треугольника" репутация Берлитца как источника мало-мальски надежной информации была окончательно подорвана, и "Розуэллский инцидент" хотя и читали, но публика отнеслась к истории, скорее, как к очередной порции "лапши на уши". В результате эта чисто коммерческая акция (издатели одиннадцати стран выплатили авторам приличную сумму в качестве аванса) нанесла большой ущерб серьезному изучению происшествия в Розуэлле.
Оказалось, что в процессе работы над книгой соавтор оттеснил Мура от подбора материала в окончательный вариант. И получилось, что в книгу включена масса страниц ни о чем, а результаты опросов людей, в той или иной степени знакомых с происшествием в Розуэлле, оказались изъятыми.
Таким образом, авторы первой книги о Розуэлле Ч.Берлитц и У.Мур первыми все и размазали. В качестве наполнителя в книгу вставлено все, что попало под руку, а поскольку в уфологии под руку попадает много, очень много вранья, фальшивых фотографий и "откровений" людей, желающих оказаться в центре внимания, то вся эта мешанина негативно отразилась на восприятии самого розуэллского случая.
В результате мало кто понял, где наполнитель, а где серьезный материал.
Жаль, так как в книге имеется много информации, приближающейся в общих чертах, как это ясно сегодня, к достоверной.
Известно, что реклама - двигатель торговли. После одной из рекламных передач с Муром познакомился некто, представившийся сотрудником разведслужбы ВВС.
Знакомство это показалось Муру интересным, новый поклонник его "Розуэллского инцидента" обещал всестороннее содействие в поисках серьезной информации. Но человек этот оказался не так уж и прост, и Мур медленно, но верно запутывался в расставленных сетях.
Примерно в тот же период С.Фридман был приглашен для участия в создании небольшого фантастического фильма об НЛО. Режиссером был Д.Шандера. Фридман привлек к работе и Мура, и мог бы сложиться некий уфологический триумвират "Фридман- Мур-Шандера", способный работать для пользы дела. Но время еще раз подтвердило давно известную истину, что если умный человек готов сотрудничать даже с посредственностью, увы, за неимением выбора и, главное, для пользы дела, то посредственность сразу надувает щеки, решает, что настал ее звездный час, начинает "умничать" и... все портит. Так в этом случае и получилось. Тем более что вскоре Фридман переехал в Канаду и живое общение подменилось телефонными разговорами.
***
Так что же все-таки видел друг супругов Мальтэз? В конце сороковых годов Грэйди Лэндэн (Барни) Барнетт, специалист по вопросам сохранения почвы, жил в Сокорро. Проработав инженером в Службе землеустройства двадцать лет, он ушел на пенсию в 1957 году. (Кстати, в уфологической литературе город Сокорро известен благодаря широко описанному случаю наблюдения полицейским неопознанного объекта и двух стоявших возле него фигур. И опять штат Нью-Мексико!) Из рассказа супругов Мальтэз, дополнявших друг друга, следовало, что однажды утром направлявшийся на работу Барнетт заметил вдали какой-то металлический предмет и, решив, что это - разбившийся самолет, направился в его сторону. Когда Б. Барнетт приближался к лежавшему объекту, похожему на диск, с противоположной стороны участка появились люди (как выяснилось, группа археологов, работавшая в этом районе). Они оказались у загадочного объекта чуть раньше Барнетта, который, подойдя ближе, увидел, что археологи рассматривали какие-то странные тела небольшого роста, лежавшие около диска, который казался сделанным из металла, напоминавшего загрязнившуюся нержавеющую сталь. (Супруги Мальтэз не помнят, сколько, по словам Барнетта, было тел, но утверждают, что несколько.) По описанию Барнетта, вернее, по воспоминаниям Джин и Верна Мальтэз, безволосые головы существ казались круглыми и непропорционально большими относительно роста, глаза были странно посаженными. Одежда - цельнокроеные комбинезоны серого цвета без каких-либо застежек или поясов.
Вскоре появились военные, предупредившие всех присутствовавших об ответственности за разглашение информации.
Барнетт не указал точно места, где он видел упавший на землю странный объект, или если и указал, то супруги Мальтэз этого уже не помнили, но исходили из достоверно известного: он работал вне Сокорро, чаще всего неподалеку от Магдалины, маленького городка, расположенного у восточного края равнины СанАгустин. Джин считала, что этим местом была равнина Сан-Агустин, поскольку ей запомнилось слово "равнина". По мнению Верна, Барнетт упоминал район Магдалины, а это опять-таки восточный край равнины Сан-Агустин. Вообще-то Барнетт ездил по всему штату, но основным рабочим участком была зона западнее Сокорро. Но до Розуэлла отсюда было далековато.
И вот из-за равнины Сан-Агустин, Магдалины и Сокорро, с одной стороны, да Розуэлла и ближайшего к ранчо Брейзела городка - Короны, с другой, что-то у исследователей не клеилось. Да и не могло, так как каждый пытался встроить любую новую информацию в собственную версию далеких событий.
***
Время шло, а информация собиралась по крупицам, но в конце концов удалось приблизиться к пониманию обстоятельств и картины обнаружения разбившегося корабля, на куски которого набрел фермер У.Брейзел.
ГЛАВА 6. КАРТИНА ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ
К 1991 году общая картина июльских дней 1947 года была воссоздана. Но поиск новых очевидцев продолжался.
В 1990 году Кевину Рэндлу удалось установить, что некто Фрэнк Кауфман знает очень много относительно находки самого разбившегося объекта. Было известно, что на Розуэллской базе Ф.Кауфман служил в чине старшего сержанта и занимался кадрами, но в действительности работа его велась по совсем другому ведомству. Рэндл чувствовал, что детали важнейшего эпизода по изъятию с места катастрофы корабля и трупов можно узнать именно от этого человека. Но сам Кауфман от конкретного разговора уходил, признавая, однако, что он в курсе всего.
- Назовите хотя бы фамилии лиц, участвовавших в операции,- просил Рэндл.
- После прилета спецрейса из Вашингтона 8 июля 1947 года все сразу замолчали и говорить не будут,- ответил на это Кауфман.
- А вы в курсе дел, касающихся этого спецрейса?- не унимался Рэндл.
- Да.
Похоже, что он был в курсе многого. Что же касается этого спецрейса, то в дальнейшем выяснится, что из Вашингтона прилетел якобы уорэнт-офицер, оказавшийся, однако, достаточно большой шишкой.
Со временем заговорил и Кауфман. То ли понимая, что жизнь подходит к концу, то ли еще по каким-либо иным причинам. И вот этого заговорившего очевидца нам представляли какое-то время то Стивом Мак-Кензи, то Джозефом Осборном, то Фрэнком Кауфманом (для избежания неразберихи будем называть его только Фрэнком Кауфманом), и в 1994 году появилась новая версия развития событий, очередной "уточненный сценарий".
С другой стороны, всплывшие в 1995 году на поверхность документальные кадры вскрытия трупа, не имеющего аналогов, и обсуждение обстоятельств появления на свет этого фильма (о чем мы упомянули буквально вскользь, а все основное еще впереди) потребовали внести кардинальные изменения в представления о развитии событий лета 1947 года. Проанализировав заново все известное, мы, пожалуй, впервые сможем проследить за происходившим с достаточной степенью точности. И, самое главное, осторожности.
1 июля 1947 года, вторник Старший сержант Фрэнк Кауфман утверждает, что уже 1 июля специалисты базы Уайт-Сэндз, расположенной около города Аламогордо, в ста шестидесяти километрах к западу от Розуэлла, заметили на экране локатора НЛО, пролетавший над южной частью штата Нью-Мексико. Наблюдения эти подтвердили локаторы Розуэлла и Альбукерке (база Кэртлэнд).
2 июля 1947 года, среда Загадочная история: два человека в небольших званиях - старший сержант и уорэнт-офицер - играли, как оказалось, значительную роль в интересующих нас событиях. Первый из них, Фрэнк Кауфман, служил в чине старшего сержанта в 509-ом и занимался кадрами. То есть дела его, казалось, были чисто бумажными. Но в действительности работал он по совсем другому ведомству. (Позже Кауфман признается, что на базе он был от подразделения военной разведки по проведению секретных операций.) 2 июля по приказу генерала М.Скэнлона (командовавшего ПВО) Фрэнк Кауфман отправляется из Розуэлла в группу радиолокационного наблюдения на полигон Уайт-Сэндз, где с 1 июля видят на экране локатора один и тот же неопознанный летающий объект.
Кауфман проводит там сутки, в течение которых объект не исчезает с экрана локаторов, а затем возвращается в Розуэлл.
Свои доклады он представлял не начальству базы, где служил, а непосредственно в Вашингтон.
***
Полигоны штата Нью-Мексико, вернее происходившее на них, приучило немногочисленное население этого района ко всякого рода загадочным явлениям в воздухе. И никому не приходило в голову докучать другим рассказами на тему "что я однажды увидел в небе"...
Именно поэтому проживавшие в Розуэлле супруги Вилмот долго размышляли, стоило ли тревожить журналистов из вечерней "Розуэлл Дэйли Рекорд" рассказом о пролете загадочного объекта? Но очень уж хотелось узнать, были ли еще очевидцы того же самого? И в конце концов они решились позвонить в газету и поделиться своим наблюдением.
Дело было 2 июля вечером, в 21 час 50 минут, и сидели они на веранде, размышляя о своих делах. Вдруг Дэн Вилмот заметил в небе странный объект овальной формы. Штуковина эта светилась, причем казалось, что изнутри. В поисках более удобной точки для наблюдения за полетом странного тела супруги спустились с веранды в сад. Удивляла форма объекта: "как две сложенные донышками наружу тарелки", по словам мужа, или "как два старомодных таза", по мнению жены. Последняя уверяет также, что слышала свист, а сам Вилмот считает, что полет проходил бесшумно.
Дэн Вилмот полагает, что объект летел на высоте 500 метров (что, конечно же, определить на глаз невозможно, не зная истинных размеров летящего тела) со скоростью 600-800 километров в час. Неизвестный объект пролетел над их домом в северо-западном направлении, где, собственно, и было суждено свершиться основным событиям розуэллского происшествия. Если только этот объект имел к нему отношение...
Оказалось, что у пролета этого же, по всей вероятности, загадочного тела были и другие очевидцы.
***
Поздно вечером 2 июля 1947 года над районом, расположенным между городами Розуэллом и Короной, что в 120 километрах северо-западнее Розуэлла, разразилась сильнейшая гроза.
Для конца июня, всего июля и августа грозы здесь частое явление, но они имеют обычно ярко выраженный местный характер: на одном участке выпадает от 120 до 150 миллиметров осадков, а в километре от него - ни единой капли. Так что в самой грозе - ничего из ряда вон выходящего. Но эта запомнилась своим грохотом и количеством вылившейся на землю воды.
Фермер Брейзел жил в те времена на арендованном им ранчо Фостера (более 200 кв.км.), километрах в 120- ти к северо-западу от Розуэлла, в зоне с очень незначительной плотностью населения.
По своим манерам, да и по образу жизни Уильям Брейзел был настоящим ковбоем из вестернов, привыкшим к тяжелому труду. И если что-то и связывало его с новыми временами, так это собственный старый грузовичок. Жизнь давалась нелегко, приходилось экономить на всем, в доме на ранчо не было ни света, ни радио.
У Брейзела был дом в небольшом городке Туларосе, где в течение учебного года жили его жена и дети, проводившие на ферме только лето. Но в тот летний вечер домашние отсутствовали, а у Брейзела гостил соседский сын, семилетний Тимоти Проктор. Под самую ночь началась гроза. Вдруг Брейзел отчетливо услышал какой-то мощнейший грохот, отличавшийся, по его мнению, от раскатов грома и истолкованный им как шум от взрыва, может быть даже взрыва в результате падения какого-либо самолета.
Кроме самого Брейзела, отметили "взрыв" и другие жители этого малонаселенного района. И даже если кому-либо захочется утверждать сегодня, что все могли слышать раскаты грома, то и это возможно. Розуэллский случай держится не на столь малозначимых и легко оспариваемых элементах, как некий загадочный шум в небе, хотя, по мере нашего продвижения вперед по лабиринту проверяемых фактов и пересекающихся свидетельских показаний, многие из мелких, казалось бы, деталей займут свое место в общей картине происшествия.
***
В тот же вечер пролет в небе яркого тела видели Уильям Вуди и его отец, который полагал, что это, скорее, метеорит и упадет он на землю милях в сорока севернее Розуэлла. (Но если это был метеорит, то его так и не нашли.
С другой стороны, не исключено, что наблюдался тот же объект, который видели супруги Вилмот.) Таким образом, на сегодня единственной неоспоримой привязкой к дате является сильнейшая гроза, отмеченная слышавшим странный "взрыв" Брейзелом. О грозе говорит и Джим Рэгсдейл, заночевавший со своей подружкой милях в сорока пяти северо-западнее Розуэлла. Вечер был тихим, а ночь превратилась в кошмар: гремел гром, сверкали молнии, тяжелые капли барабанили по палатке.
Лежа в своих спальных мешках, молодые люди наблюдали за разбушевавшейся стихией, когда в их поле зрения оказалась яркая вспышка, и какой-то очень яркий источник света пролетел по направлению на юговосток. Часы показывали 23.30. Так что гроза и явилась единственной жесткой привязкой к дате: метеослужба работала исправно, и все зафиксировано соответствующим образом в указываемое очевидцами время 2 июля 1947 года.
3 июля 1947 года, четверг Рано утром Брейзел вместе с маленьким Тимоти Проктором отправился верхом для осмотра своего участка с тем, чтобы определить, какие из земель не были слишком залиты водой и подходили для выгона овец.
В этот период года работы прибавлялось, так как очень часто сильные грозы порождали потоки грязи, опрокидывавшие изгородь. Случалось, что перепуганные раскатами грома овцы в поисках убежища прижимались к изгороди, создавая толчею, и однажды образовалась целая груда, а оказавшиеся внизу были раздавлены насмерть. "Овцы глупы", - любил повторять Брейзел. Но фермерский образ жизни был выбран раз и навсегда, и за глупыми овцами приходилось присматривать.
Брейзел и Тимоти пересекли ближайшее пастбище, усеянное камнями и мелким кустарником, и направились к другому участку, где находилось одно из стад, а это - еще пять миль дороги по направлению к югу от дома.
Но что это? На одном из полей валялись обломки чего-то, большей частью небольшого размера, хотя иногда попадались и крупные куски. Это было самым настоящим полем обломков! Не связано ли это с возможной авиакатастрофой, и тогда понятен шум, который он слышал? Однако что-то здесь было не так: в случае катастрофы самолета обломки оказываются разбросанными на очень больших участках земли. Здесь же все было как бы сконцентрировано, что возможно, пожалуй, лишь при взрыве на очень небольшой высоте.
И тем не менее что-то тут произошло. Но что? Все-таки на самолет не похоже, а что касается метеозондов, то Брейзелу уже доводилось встречаться с ними на своих полях раз двенадцать. Нет, только не зонд. Все куски и кусочки невероятно легкие, попадается нечто тоньше бумаги, но попробовал кусок ножом - ни царапины, поднес зажженную спичку - никакого эффекта.
Удивление - удивлением, но бараны прежде всего, и их надо было перегнать на новое место, поближе к водопою. Однако, как ни странно, стадо отказывалось пересечь это меченное загадочными кусками пространство.
- Вернусь после обеда и перевезу их, не то помрут от жажды,- сказал Брейзел мальчику.
Но что делать с обломками? Отобрав в качестве образцов несколько различных по виду и материалу кусков, Брейзел направился к своим ближайшим соседям, родителям Тимоти, Флойду и Лоретте Прокторам, жившим примерно в пятнадцати километрах от него. (Эти пятнадцать километров как нельзя лучше характеризуют плотность населения в этом районе.) В 1991 году Лоретта Проктор жила в том же доме, что и прежде. Сын, увы, не помнил происшествия полувековой давности, а мать рассказывала:
- В июле 1947 года мой сосед Уильям Брейзел приехал на ранчо и показал мужу и мне кусок материала, подобранный, как он сказал, в большой куче обломков на земле, где он хозяйствует. Привезенный кусок был коричневого цвета и походил на пластмассу. Мы с мужем пытались разрезать и сжечь его, но из этого ничего не вышло. Он был чрезвычайно легким. Ничего подобного я прежде не видела. Брейзел сказал, что другой материал на ранчо похож на алюминиевую фольгу. Он очень гибкий, но не режется и не горит. Там также было что-то похожее на полосу надписи фиолетового цвета. Брейзел сказал, что это не японская письменность, а из описания было похоже, что речь идет о иероглифах.
Тогда, в далеком июле 1947-го, Брейзелу хотелось, чтобы Прокторы отвезли собранные им образцы к шерифу в город Розуэлл, возле которого располагался 509-ый смешанный авиаполк. Но Прокторы отказались, и это понятно: около двухсот километров в оба конца были для них дорогим удовольствием. Хотя и сами подсказали поездку в Розуэлл: "Может, это опять одно из военных испытаний, а они такое собирают. Обычно полагается и вознаграждение".
Отказались Прокторы и от поездки на место обнаружения обломков. Они были также бедны, как и Брейзел, и драть покрышки по бездорожью, да расходовать впустую бензин не хотелось.
***
В тот же день Брейзел перевез овец к водопою, вернулся к обломкам и, подобрав самый крупный, трехметровый кусок, перетащил его под навес, построенный в трех милях севернее места находки. Вечером фермер поехал в Корону купить кое-что из необходимого. Там он рассказал свою историю приятелям и впервые услышал от них о наблюдениях летающих тарелок. Приятели посоветовали Брейзелу отправиться завтра же к шерифу в Розуэлл. Тем более что на обломках были какие-то надписи... А вдруг это на русском или японском? Да и кто знает, вопрос о вознаграждении далеко не второстепенный...
***
Розуэллская база ВВС. С Фрэнком Кауфманом связывается по телефону вторая загадочная фигура - уорэнтофицер Роберт Томас, занимавшийся в Вашингтоне случаем наблюдения НЛО с полигона Уайт-Сэндз. Разговор, вероятно, об этом и идет, но детали разговора неизвестны.
4 июля 1947 года, пятница Наблюдения пролетов НЛО продолжались. 4 июля, в День независимости, сообщения о появлении летающих тарелок шли со всех концов. Среди очевидцев было много полицейских.
В тот же день между Сиэтлом (шт. Вашингтон) и Бойсе (шт. Айдахо) экипаж самолета авиакомпании "Юнайтед Эрлайнз" наблюдал в течение десяти минут поначалу за пятью дисками, затем один исчез, и их осталось четыре.
В газете "Ист Орегониэн", первой опубликовавшей материал о наблюдении К.Арнольда, появилось заявление представителя ВВС по вопросам печати о том, что наблюдаемые летающие тарелки не являются каким-либо американским оружием.
***
Были загадочные наблюдения и в районе Розуэлла. Монахини-францисканки, работавшие сиделками в розуэллском госпитале Св.Марии, говорят, что видели четвертого июля между 23.15 и 23.30 яркий объект, падавший на землю севернее Розуэлла по кривой. Что ж, нет основания им не верить, тем более что монашки записали дату. Но что это было? Может, и метеорит.
***
В тот же день спецрейсом, о котором упоминал Ф.Кауфман, прилетел в Розуэлл из Вашингтона уорэнтофицер Роберт Томас. (Похоже, что он улетел обратно очень быстро, так как известно, что 8-го он прилетит вновь и опять-таки спецрейсом.) Складывается впечатление, что Р.Томас был далеко не уорэнт-офицер, поскольку из обрывков собранной информации следует, что, прилетая на базу, он работал в кабинете полковника Бланчарда.
5 июля 1947 года, суббота После шума, поднятого в конце июня сообщением Кеннета Арнольда о встрече с девятью летающими дисками, вся Америка принялась разгадывать новую загадку.
Конечно, каждый занимался этим делом на своем уровне. Простые граждане выдвигали свои версии. Так, фермер Ш.Кэмпбелл из Сэрклвилля (шт. Огайо) сообщил шерифу, что ему все ясно: это - метеозонды. Дело в том, что он нашел на своей ферме шар-зонд, и ему казалось, что такую штуковину вполне можно было бы принять в небе за летающий диск. Зонд выставили напоказ в помещении местной газеты, а затем вернули Кэмпбеллу, дочь которого помнит, что он долго еще валялся в их сарае .
Тем не менее отметим, что найденный зонд был всеми правильно опознан, и фермером, и журналистами, и никаких иных гипотез не высказывалось.
А на базах ВВС, расположенных вдоль западного побережья, истребители были готовы подняться в воздух по первому сигналу. На базах Орегона и Вашингтона самолеты были подготовлены для киносъемки. И уж ради съемок шаров-зондов никто не стал бы огород городить.
6 июля 1947 года, воскресенье Эти постоянные появления НЛО над территорией США обсуждались в печати и в радиопередачах, и требовалась какая-то адекватная реакция со стороны ВВС. 6 июля телеграфное агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило, что "ВВС объявили состояние боевой готовности для реактивных и обычных истребителей по всему тихоокеанскому побережью... в надежде решить загадку "летающих тарелок", за которыми, затаив дыхание, следит вся нация вот уже в течение 12 дней".
По сообщению "Чикаго Дэйли Ньюс", полковник Том Браун из службы ВВС по связям с общественностью в Вашингтоне подтвердил 6 июля, что Военно-воздушные силы пытаются решить загадку "летающих тарелок", но пока успехов нет.
***
Полагая, что подобранные им обломки являются все же кусками взорвавшегося военного объекта, Брейзел решил отправиться в воскресенье в Розуэлл. Он также рассчитывал на хорошее вознаграждение, на получение которого его настроили Прокторы и разговоры с товарищами в Короне. (Обычно за найденный зонд платили всего 5 долларов, но в данном случае, учитывая необычность обнаруженных обломков... Можно было надеяться.) Дата приезда к шерифу Джорджу Уилкоксу - воскресенье, 6 июля - установлена точно. Да и время тоже: дороги были ужасные, Брейзел выехал на своей старенькой машине около половины восьмого утра и, уладив в Розуэлле кое-какие дела, оказался у шерифа около одиннадцати часов дня. Там он вручил Уилкоксу коробку, в которой находилось около тридцати различных кусков непонятного происхождения, а кусок побольше - около 85-ти сантиметров - лежал в машине.
Шериф мгновенно оценил всю важность находки.
- Думаю, мы должны немедленно сообщить об этом в 509-ый,- сказал он и направился к телефону. Его тут же соединили с начальником службы разведки майором Джесси Марселом. Майор обещал приехать немедленно.
В ожидании его приезда Уилкокс решил действовать и сам и отправил двух своих помощников на ранчо, полагая, что они сумеют отыскать поле с обломками по описанию Брейзела.
***
Звонок шерифа застал Джесси Марсела в офицерской столовой. Пришлось возвращаться в бюро.
- Что случилось, шериф ?- спросил Марсел.- У меня здесь человек, рассказывающий нечто странное.
- Слушаю внимательно !- В этот момент майор и не думал, что эта история оставит большой след в его жизни.
- Фермер говорит, что нашел на своем ранчо нечто, упавшее накануне или раньше. Он не знает, что это такое.
- Еду.
Краткой информации, полученной от шерифа, было достаточно. Марсел понимал, что так просто с неба ничего не падает; необходимо немедленно выехать самому и посмотреть, о каких обломках идет речь. Он тут же информировал о происшествии командира авиаполка полковника Бланчарда и отправился к шерифу.
***
Только шериф положил трубку, как зазвонил телефон: это готовивший полуденную сводку новостей репортер местной радиостанции KGFL Фрэнк Джойс справлялся, как обычно, не было ли в округе каких-либо интересных происшествий.
А откуда взяться происшествиям, если в таком маленьком местечке по-настоящему интересные события происходят не так уж и часто? Чаще всего журналистам приходилось довольствоваться только сообщениями о напившихся накануне вечером, но тут на ранчо что-то новое, какие-то обломки... И шериф передал трубку Брейзелу, который повторил репортеру историю о своей находке.
Фрэнк Джойс прослушал, похоже, рассказ вполуха и поначалу не придал ему никакого значения: ну, нашли какие-то куски, делов-то! Но что-то рассказывать по радио надо, и он упомянул об этой истории.
"Он говорил о вещах, не вызывавших у меня доверия,- сказал Джойс в 1993 году,- Корреспондент радио часто встречается со всякими странными историями.
Вот я и порекомендовал ему связаться с военными базы ВВС, поскольку они были экспертами во всем, что летало".
***
И вот Джесси Марсел уже у шерифа. 12.00. К этому времени привезенные фермером куски успели побывать в руках всех присутствовавших, включая нескольких полицейских, находившихся в офисе шерифа, его жены и детей, и никто не мог сказать ни что это такое, ни откуда взялось.
Теперь Марсел и сам убедился, что загадка налицо; требовалось срочно показать привезенное фермером полковнику Бланчарду. Марсел уложил куски в свою машину и, оставив Брейзела в офисе шерифа до своего возвращения, поехал на базу.

стр. 1
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>