<< Предыдущая

стр. 38
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

почтальонами.
Но каждый пузырь, в конце концов, лопается, и тогда новая волна
инвесторов получает старый урок. Во-первых, финансисты с Уолл-стрит,
группа, в которой не ценится контроль качества, продаст инвесторам
все, за что последние им заплатят. Во-вторых, наиболее опасна та спе-
куляция, которая кажется легко осуществимой.
В Berkshire мы не стремимся подобрать немногих победителей,
выплывших из моря утонувших предприятий. Мы для этого не обла-
даем достаточными знаниями, и нам это известно. Вместо этого мы
используем уравнение Эзопа, которому уже 2600 лет, применительно
к возможностям, в которых мы обоснованно убеждены, в отношении
количества журавлей в небе и времени их появления (мои внуки
модернизировали бы прежнюю формулировку следующим образом:
лучше девушка в кабриолете, чем пять в записной книжке). Очевидно,
что мы никогда не сможем точно синхронизировать потоки налич-
ности в компанию и из нее или их количество. Поэтому мы стараем-
ся не выходить за рамки умеренности при расчетах и концентриро-
ваться главным образом на компаниях таких отраслей, в которых
существует низкая вероятность того, что неожиданности повлекут
разорение владельцев предприятий. Даже несмотря на это, мы совер-
шаем много ошибок. Вспомните, я тот, кто был уверен, что разбира-
ется в перспективах торговых марок, текстильной, обувной промыш-
ленности и двухуровневых универмагов.
В последнее время самыми многообещающими журавлями были
сделки по приобретению предприятий, и нас это радует. Все же вам
следует ясно представлять, что в самом лучшем случае приобретенные
нами компании обеспечат только умеренную прибыль. По-настояще-
му превосходные результаты от сделок можно ожидать лишь тогда,
когда рынок ценных бумаг подвергается строгому сдерживанию и
весь деловой мир настроен пессимистично. Сейчас же ситуация при-
нципиально иная.
Часть VII. Учетная политика
предприятия и вопросы
налогообложения

Даже несмотря на недостатки Общепринятых принципов бухгалтерско-
го учета (GААР), я бы не взялся за их совершенствование. Ограничения,
присущие существующим правилам, не должны удерживать от их ис-
пользования: никто не запрещает генеральным директорам компании
использовать отчеты по системе GААР лишь как основу для исполнения
своих обязанностей по информированию владельцев и кредиторов ком-
пании. На самом деле, как основу их и следует использовать. В конце
концов, любой руководитель дочерней компании оказался бы в незавид-
ном положении, если бы выдал генеральному директору головной ком-
пании сухие цифры GААР, не содержащие ключевых сведений. Тогда с
какой стати сам генеральный должен утаивать жизненно важную ин-
формацию от своих боссов — акционеров — владельцев компании?
Раскрываться должны такие данные, не важно, соответствуют они
GААР, не соответствуют или дополняют, которые позволяют грамотному
финансисту получить ответы на три ключевых вопроса:
— какова по приблизительным оценкам текущая стоимость компа
нии?
— какова вероятность выполнения будущих обязательств компа
нии?
— насколько хорошо в рамках своих полномочий справляется с ра
ботой административный состав?
В большинстве случаев требуемое GААР минимальное представление
сведений делает ответ на один, а то и на все вопросы крайне затрудни-
тельным или совсем невозможным. Деловой мир слишком многогранен,
и простого набора правил недостаточно, чтобы эффективно описать
234 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


экономическую реальность любого предприятия. Особенно это касается
многопрофильных компаний, например Berkshire.
Усложняет ситуацию и тот факт, что многие управленцы восприни-
мают GААР не как стандарт, с которым нужно считаться, а как препятс-
твие, которое нужно преодолеть. А их бухгалтеры зачастую с радостью
им в этом помогают. («Сколько, — спрашивает клиент, — будет два плюс
два?» Главный бухгалтер отвечает: «А как вы думаете?») Даже честное
и действующее из лучших побуждений руководство порой «растягивает»
GААР, чтобы получить цифры, которые, по их мнению, наиболее досто-
верно отражают финансовые результаты компании. И «сглаживание»
прибылей, и приемчики вроде списания больших затрат — все это «не-
винная ложь», практикуемая даже честным руководством.
Встречаются управленцы, активно использующие GААР для обмана
и мошенничества. Они знают, что многие инвесторы и кредиторы при-
нимают результаты по GААР за истину в последней инстанции. Так вот,
эти шарлатаны трактуют правила весьма своеобразно и отражают хо-
зяйственные операции так, что они технически соответствуют GААР, но
на самом деле создают лишь экономическую иллюзию для всего мира.
До тех пор пока инвесторы, включая искушенные финансовые учреж-
дения, будут строить оценки на основе неизменно растущей объявленной
«прибыли», не сомневайтесь, всегда найдутся управленцы и специалис-
ты по созданию имиджа, которые «заставят» GААР выдавать цифры, не
имеющие ничего общего с реальностью. Многие годы мы с Чарли были
свидетелями ошеломляющих по размаху манипуляций с бухучетом. Не-
которые мошенники понесли наказание, но большинство не получили
даже элементарного порицания со стороны общественности. Гораздо
безопаснее воровать огромные суммы с помощью шариковой ручки, чем
небольшие посредством пистолета*.

А. Покупка или объединение?**
Применение различных схем бухучета при поглощении компаний —
очень спорная тема в настоящее время. И не исключено, что Конгресс
США может вмешаться в спор прежде, чем улягутся страсти вокруг этой
проблемы (что было бы ужасно).
GААР позволяет отражать поглощение компании двумя совершенно
различными способами: как «покупку» и как «объединение интересов».
При объединении интересов валютой должны быть акции, а при покуп-
ке оплата может производиться как денежными средствами, так и акци-

* Вводное эссе, 1988.
**1999.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 235


ями. Какой бы ни была валюта, руководство обычно крайне негативно
относится к отражению сделки как покупки, так как практически всегда
это связано с появлением гудвилла и его последующего списания на
прибыль в течение десятилетий. А объединение интересов позволяет
обойтись без гудвилла, что и привлекает руководителей.
Недавно Совет по стандартам финансового учета (Financial Accounting
Standards Board — FASB) предложил положить конец методу объединения
интересов, что заставило генеральных директоров компаний готовиться
к борьбе. Эта битва обещает быть очень значимой, а мы пока рассмотрим
различные точки зрения. Для начала согласимся с большинством менед-
жеров, считающих, что амортизационные начисления на гудвилл обыч-
но необоснованно завышены*.
Если следовать правилам бухгалтерского учета, то утаить реальный
уровень амортизации будет достаточно сложно: в большинстве случаев
амортизационные начисления отражают действительную ситуацию в
компании, даже если расчеты сделаны не совсем точно. Например, зная
амортизационные отчисления, невозможно точно определить падение
стоимости физических активов, но, по крайней мере, эти отчисления
свидетельствуют о том, что физические активы неизбежно изнашиваются.
Получается, что отчисления на моральный износ запасов, погашение
долгов по дебиторской задолженности и начисления по гарантийным
обязательствам являются частью расходов, отражающих реальные расхо-
ды предприятия. Ежегодные отчисления на эти цели невозможно опреде-
лить с предельной точностью, но необходимость в их оценке очевидна.
С другой стороны, стоимость экономического гудвилла почти никог-
да не падает. Наоборот, во многих случаях, почти всегда, она стабильно
увеличивается. Экономический гудвилл по характеру близок к земельной
собственности: можно совершенно определенно сказать, что стоимость
и того и другого актива будет постоянно колебаться, но направление, в
котором пойдет развитие, предугадать невозможно. В компании See's,
например, рост экономического гудвилла проходил неравномерно, но
стабильно вверх за период 78 лет. И если также грамотно управлять
компанией и дальше, то очевидно, что рост гудвилла будет продолжать-
ся в течение как минимум последующих 78 лет.
Чтобы избежать фикции начислений на гудвилл, управленцы исполь-
зуют фикцию объединения интересов. Эта бухгалтерская традиция ос-
нована на поэтическом представлении о том, что, когда две реки слива-
ются в одну их течения уже невозможно различить. Согласно этой
концепции, компания, слившаяся с более крупным предприятием, не
считается «купленной» (даже если она получила солидную «откупную»

См. часть VI, раздел С.
236 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


премию). Следовательно, о гудвилле речь не идет, и впоследствии не
делается никаких отчислений из прибыли, которые так всех раздражают.
Для этого бухгалтерия новой объединенной организации ведется так,
как будто компания всегда была единым целым.
Но хватит поэзии. В реальности слияние компаний происходит совсем
по-другому: всегда есть компания-покупатель и покупаемая компания,
которая, собственно, и «покупается», не важно в каком свете это выстав-
ляется. Если вы думаете иначе, спросите уволенных сотрудников, какая
компания была «поработителем», а какая была «порабощена». В их от-
ветах вы не увидите и тени сомнения. С этой точки зрения FASB, безу-
словно, прав: в большинстве слияний имеет место акт покупки. Конеч-
но, бывают и настоящие «слияния равных», но их очень мало.
Мы с Чарли верим, что можно найти реальный подход, который удов-
летворил бы FASB, в задачи которого входит должным образом регист-
рировать приобретения, и соответствовал бы целям административного
состава компаний с их вполне справедливым неприятием бессмысленных
расходов на уменьшение гудвилла. В начале мы обычно предлагаем
покупающей компании зафиксировать цену покупки, в акциях или в
денежном эквиваленте, на уровне «справедливой стоимости». В боль-
шинстве случаев подобная процедура влечет создание крупного актива
— экономического гудвилла. Затем мы берем этот актив на баланс, его
амортизации не требуется. Позже, если экономический гудвилл слабеет,
как иногда случается, он записывается как любой другой актив,
признанный ослабленным.
Если бы предложенное нами правило взяли на вооружение, его сле-
довало бы применить с обратной силой, чтобы система учета сделок по
поглощению стала, наконец, структурированной по всей Америке, ка-
ковой она в настоящее время отнюдь не является. Тогда можно прогно-
зировать следующее: если бы этот план вступил в силу, руководители
компаний готовили бы сделки по поглощению более благоразумно,
принимая решение, что лучше: оплатить покупку денежными средства-
ми или акциями, с учетом всех возможных последствий для своих акци-
онеров, а не иллюзорных последствий для объявленной прибыли.

В. Фондовые опционы *
Самый вопиющий случай нежелания «смотреть в лицо» реальности со
стороны исполнительных лиц и бухгалтеров касается фондовых опци-
онов. В отчете Berkshire за 1985 г. я изложил свои мысли насчет пра-


1992; 1998.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 237


вильного и неправильного использования опционов*. И даже если
опционы грамотно структурированы, они учитываются методами, не
имеющими никакого смысла. Отсутствие какой-либо логики здесь не-
случайно: десятилетиями деловой мир ведет войну против чиновников,
ответственных за формирование принципов бухгалтерского учета,
пытаясь затраты на фондовые опционы не отражать в прибылях ком-
пании-эмитента.
Обычно руководство компаний говорит, что оценить стоимость оп-
ционов очень сложно, поэтому расходы на них следует игнорировать.
Еще они утверждают, что распределение расходов на опционы нанесет
ущерб небольшим, только начавшим свою деятельность предприятиям.
Иногда они даже официально заявляют, что опционы «без денег» (цена
исполнения которых равна или выше текущей рыночной стоимости) не
имеют стоимости на момент выпуска.
Как ни странно, но Совет институциональных инвесторов предложил
другую вариацию на ту же тему, высказав мнение, что опционы нельзя
рассматривать как издержки, так как это «не доллары, вынутые из сей-
фов компании». Подобные доводы мне видятся не чем иным, как жела-
нием предоставить исключительные возможности американским ком-
паниям для незамедлительного корректирования объявленной прибыли.
Например, они могут списать затраты на страхование, оплатив их оп-
ционами. Так что если вы генеральный директор и готовы подписаться
под теорией, что раз нет денежных средств, значит, нет издержек, я
сделаю вам предложение, от которого вы не сможете отказаться: позво-
ните нам в Berkshire, и мы с радостью продадим вам страховку в обмен
на пачку долгосрочных опционов на акции вашей компании.
Акционеры должны понимать, что компании неизменно несут расхо-
ды, когда передают часть стоимости третьей стороне, а не только когда
деньги переходят в другие руки. Более того, глупо и цинично заявлять,
что такую составляющую статей расходов нельзя признать лишь потому,
что ее невозможно высчитать с абсолютной точностью. Да, в настоящее
время бухгалтерское дело изобилует неточностями. В конце концов, ни
один руководитель или аудитор не знает, как долго еще будет летать
«Боинг-747», это означает, что они не знают, каковы должны быть годо-
вые амортизационные отчисления на этот самолет. Никто с увереннос-
тью не может сказать, сколько ежегодно теряет банк на ссудах. А оцен-
ки убытков от несчастных случаев, которые заявляют компании, как
правило, далеки от истины.
Означает ли это, что такие важные статьи расходов не нужно прини-
мать в расчет только потому, что нет возможности просчитать их с аб-

* См. часть I, раздел F.
238 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


солютной точностью? Разумеется, нет. Более того, эти расходы должны
оцениваться опытными специалистами, а затем учитываться. Если уж
мы начали этим заниматься, какие еще составляющие важных, но труд-
но поддающихся подсчетам расходов — кроме фондовых опционов — при-
нято игнорировать в бухгалтерском учете при подсчете прибыли?
Кроме того, оценить опционы не так уж трудно. Надо сказать, слож-
ность возникает из-за того, что опционы, выданные должностным лицам,
ограничены по многим параметрам. Эти ограничения и влияют на оцен-
ку, но никак не исключают ее. Когда у меня есть настроение, я могу
сделать предложение о покупке любому руководителю, которому предо-
ставили подобный ограниченный опцион, даже если это будет опцион
«без денег». В день выпуска Berkshire заплатит ему приличную сумму за
право на любые будущие прибыли, реализованные с этого опциона. Так
что если вы встретите руководителя, который скажет вам, что его не-
давно выпущенные опционы имеют совсем небольшую цену или не
имеют ее совсем, направьте его к нам. По правде говоря, мы более уве-
рены в своих способностях определить должную цену опциона, чем
правильно рассчитать норму амортизации корпоративного самолета.
Бухгалтерам и работникам Комиссии по ценным бумагам и биржам
должно быть стыдно за то, что они так долго позволяли руководителям
различных компаний давить на себя в вопросах учета опционов. Поми-
мо этого лоббизм, практикуемый руководящими лицами, ведет к созда-
нию неприятного побочного эффекта: по моему мнению, деловая элита
рискует потерять доверие (которое имеет немалую ценность, на самом
деле) в вопросах значимости чего-либо для общества, пока они отстаи-
вают неправдоподобную значимость этого для самих себя.


Наше поглощение компании General Re пролило свет на вопиющие не-

<< Предыдущая

стр. 38
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>