<< Предыдущая

стр. 39
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

достатки бухгалтерских процедур. Внимательные акционеры, читающие
информацию о предстоящем ежегодном собрании акционеров компании,
могли заметить необычный пункт на странице 60. В так называемом
формальном отчете о прибылях, где указывалось, как слияние повлияло
на совместную прибыль двух компаний за 1997 г., был пункт, констати-
рующий увеличение на 63 млн. долл. расходов на заработную плату.
Этот добавленный нами пункт никак не свидетельствует о том, что
мы с Чарли претерпели значительную трансформацию личности (он
по-прежнему путешествует эконом-классом и цитирует Бенджамина
Франклина). Не указывает это и на какие-либо недостатки в работе
бухгалтеров General Re, которые беспрекословно следовали предписа-
ниям GААР. Напротив, формальный отчет был откорректирован вследс-
твие того, что мы заменили старый план по фондовым опционам новым
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 239


планом по использованию денежных средств. Таким образом, размер
заработной платы руководителей General Re стал напрямую зависеть
от результатов их деятельности. Если раньше для руководства большое
значение имела цена акций General Re, то теперь выплаты будут зави-
сеть от результата, который они принесут.
Новый план и обновленное устройство опционов имеют схожую эко-
номическую систему. Это значит, что доход сотрудников должен соотно-
ситься с их результативностью. Но то, что раньше эти люди получали в
опционах, теперь они будут получать деньгами (опционов, выданных в
прошлом году это не коснется).
Несмотря на то что эти планы — не что иное, как «отмывка», план
«деньги» даст совершенно непохожий бухгалтерский результат. Результат
«Алиса в стране чудес» достигается за счет того, что существующие при-
нципы бухгалтерского учета не принимают в расчет затраты на фондо-
вые опционы при подсчете доходов, хотя во многих компаниях опционы
стали большой и постоянно увеличивающейся расходной статьей. На
самом деле, принципы бухгалтерского учета предлагают руководству
выбор: платить сотрудникам в одной форме и затем считать расходы или
платить им в другой форме и игнорировать расходы. Неудивительно, что
использование опционов так быстро распространилось. Такой односто-
ронний подход имеет большой недостаток для акционеров: хотя грамот-
но структурированные опционы могут быть вполне подходящим и даже
идеальным способом выплаты заработной платы и мотивации топ-ме-
неджеров, последние подчас слишком капризны в выборе вознагражде-
ния, демонстрируя свое неумение мотивировать и обходясь слишком
дорого акционерам.
Какими бы не были достоинства опционов, порядок их учета остав-
ляет желать лучшего. Задумайтесь на секунду о тех 190 млн. долл.,
которые мы собираемся потратить на рекламу в GEICO в этом году.
Представьте, что вместо денег мы заплатили бы за рекламные услуги
десятилетними опционами Berkshire по рыночной цене. Будет ли кто-то
спорить, что компания Berkshire не понесла затраты на рекламу и ей
не следует отражать эти расходы в балансе?
Может быть, Бишоп Беркли (возможно, вы слышали о нем как о фи-
лософе, который размышлял о падающих деревьях в лесу, когда никого
не было поблизости) и поверил бы, что, если расходов не видно, значит,
они не существуют. У нас же с Чарли проблемы с философией, если дело
касается незафиксированных расходов. Когда мы рассматриваем возмож-
ность инвестиций в компанию, выпускающую опционы, мы вносим соот-
ветствующие корректировки в сумму объявленной прибыли, просто-на-
просто вычитая сумму, равную той, что компания могла бы заработать,
выпустив в продажу опционы того же количества и структуры. Похожим
240 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


образом мы поступаем, когда рассматриваем возможность поглощения
компании. В оценочную стоимость мы закладываем расходы на замену
любого опционного плана. Затем, если сделка состоялась, мы тут же вы-
водим «на свет» эти затраты.
Читатели, не согласные со мной по вопросам опционов, наверняка сей-
час мысленно оспорят мое сравнение расходов на опционы, выпущенные
для сотрудников, с расходами, которые теоретически можно понести, вы-
пустив опционы, которые продаются и публично торгуются. Не секрет, что
опционы сотрудников иногда конфискуются, что уменьшает урон, наноси-
мый акционерам, в то время как публично торгуемые опционы такого
преимущества не дают. Правда и то, что в случае исполнения опционов,
выпущенных для сотрудников, компания получает налоговые послабления.
Публично торгуемые опционы таким преимуществом не обладают. Но все
же есть обратная сторона у этих моментов: цена опционов, выпущенных
для работников, часто завышается, и вследствие этого они становятся го-
раздо более дорогими по сравнению с публично торгуемыми на рынке.
Предметом разногласий часто становится тот факт, что не подлежащие
передаче другому лицу опционы, выдаваемые сотрудникам, имеют мень-
шую ценность для них, чем если бы это были публично торгуемые оп-
ционы, которые можно свободно продать. Тем не менее сам по себе этот
факт не уменьшает расходы на не подлежащие передаче другому лицу
опционы. Выданный сотруднику служебный автомобиль, который нельзя
использовать в личных целях, конечно, уменьшает его ценность в глазах
работника, но это ни в коем случае не сокращает расходы на него.
Ревизия прибыли с опционов, которую мы с Чарли провели в последние
годы, показала, что объявленные показатели на акцию часто занижаются
на 5-10%. Иногда цены занижались настолько сильно, что влияли на
наши решения о работе с портфелем ценных бумаг, вынуждая нас либо
продавать, либо пропускать выгодную покупку.
Несколько лет назад мы поставили три вопроса, на которые до сих
пор не получили ответы: «Если опционы — это не форма заработной
платы, то что это? Если заработная плата — это не расходы, то что это?
Если расходы не должны учитываться при подсчете прибыли, где еще
они должны учитываться?».

С. Издержки «реструктуризации» *
Роль, которую сыграло руководство компаний в учетной политике фон-
довых опционов, вряд ли можно назвать положительной. За последние
годы стремительно увеличивалось число руководителей и аудиторов,

* 1998.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 241


отчаянно борющихся с попытками FASB противостоять фиктивным оп-
ционам, и FASB фактически оказалась в меньшинстве. Их оппоненты
даже вовлекли в борьбу Конгресс США, затеяв тяжбу и представляя дело
как затрагивающее национальные интересы.
Тем не менее, я уверен, что поведение руководства стало гораздо
хуже, когда дело дошло до реструктуризации и учета слияний. Многие
руководители намеренно искажали цифры, пытаясь ввести в заблуждение
инвесторов. Майкл Кинзли сказал однажды о Вашингтоне: «Скандал
чаще возникает не там, где что-то сделано незаконно, а там, где все бы-
ло в рамках закона».
Раньше было несложно отличить добросовестных бухгалтеров от не-
добросовестных. К слову, в конце 1960-х появилось то, что один шарлатан
охарактеризовал как «смелую, с фантазией бухгалтерию» (что, кстати,
сделало его на некоторое время «любимчиком» Уолл-стрит, потому как он
умел оправдывать надежды). Но большинство инвесторов того времени
прекрасно знали, кто «играет в игры». И к их чести, практически все самые
известные американские компании избегали махинаций.
В последние годы честность стала не в почете. Многие крупные ком-
пании продолжают честную игру, но значительное и постоянно растущее
число высококвалифицированных топ-менеджеров (и вы посчитали бы
за счастье иметь такого дельца в качестве супруга дочери или супруги
сына или в качестве доверенного лица по завещанию) пришло к выводу,
что нет ничего предосудительного в манипулировании показателями
прибылями, если этого ждет Уолл-стрит. Есть и такие генеральные ди-
ректора, которые считают, что подобные манипуляции не только в по-
рядке вещей, а даже их священный долг. Такие управляющие аргумен-
тируют свои поступки тем, что их работа заключается в постоянном
поддержании наивысшей цены акции (предположение, с которым мы
категорически не согласны). Чтобы поднять цену, они борются за отлич-
ные показатели хозяйственной деятельности, что, безусловно, очень
похвально. Но когда эта деятельность не приносит желаемых результатов,
они прибегают к бухгалтерским уловкам, не заслуживающим уважения:
либо фабрикуют «необходимую» прибыль, либо подготавливают для нее
почву на будущее.
Обосновывая свое поведение, эти руководители часто заявляют, что
интересы их акционеров будут ущемлены, если валюта, используемая
для осуществления сделок (т.е. их акции), недооценена. Они также ут-
верждают, что, используя различные бухгалтерские уловки для получения
«нужных» цифр, они делают то же, что и все. Как только позиция «делаю
как все» начинает превалировать, чувство неправомерности содеянного
куда-то исчезает. Подобное поведение несложно сформулировать: плохой
учет вытесняет хороший.
16 Уоррен Баффетт
242 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


Еще один классический пример искажения смысла — «издержки
реструктуризации», бухгалтерский термин, вполне законный, однако
все чаще используемый для манипуляций с прибылью. В данном случае
обман состоит в том, что крупная сумма расходов, которую следовало
бы распределить на несколько лет, гасится за квартал к общему разо-
чарованию инвесторов. В некоторых случаях цель подобных выплат —
«подчистить» фиктивные отчеты о доходах прошлых лет, в других — под-
готовить почву для будущих фиктивных отчетов. В обоих случаях
размер и синхронизация таких выплат определяются исходя из цинич-
ного предположения, что Уолл-стрит «не обидится», если в течение
квартала прибыль уменьшится на 5 долл. на акцию. Эта стратегия
рассчитана на то, что повышение стоимости акции на 5 центов в бу-
дущем превысит пессимистичные прогнозы, сформировавшиеся в ре-
зультате падения цены.
Такое «сваливание» выплат в один квартал похоже на «смелый, с
фантазией» подход к подсчету очков в гольфе. В первом круге сезона
игрок в гольф не должен заботиться о показателях своей игры, он должен
просто заполнить свою игровую карточку любыми, даже самыми плохи-
ми результатами (с двойными, тройными, четверными боги), а затем
сыграть уж совсем плохо и набрать 140 очков*. Создав такой «резерв»,
игрок должен пойти к своему профи и сказать, что он хотел бы «рест-
руктурировать» свой неудачный удар. Во время нового выступления на
площадке он должен подсчитывать только удачные удары. При подсчете
результатов учитывается последний удар первого выступления и после-
дующие удары нового выступления. После пяти кругов его результат
будет выглядеть так: 140, 80, 80, 80, 80, а не 91, 94, 89, 94, 92. Но на
Уолл-стрит результат 140 был бы проигнорирован, ведь он относился к
предыдущему кругу, и нашего героя отнесли бы к игрокам со средним
результатом 80 очков (к тем, кто никогда не разочаровывает).
Для тех, кто предпочитает обманывать, глядя в глаза, существует
другой вариант этой стратегии. Игрок в гольф, выступающий в одиноч-
ку со своим кэдди, не учитывает плохие удары, засчитывая четыре вы-
ступления по 80 очков, принимает аплодисменты за такой атлетизм и
стабильность результатов, а в пятом круге выступления набирает 140 оч-
ков. «Исправив» таким образом результаты прошлых выступлений с по-
мощью «списания больших затрат», он может пробормотать несколько
извинений и не возвращать сумму разницы, получившуюся ранее в ре-
зультате сравнения с карточками результатов других игроков в гольф-
клубе. (А кэдди, заметим, приобретет верного покровителя.)


* В гольфе выигрывает игрок с наименьшим количеством очков. — Прим. пер.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 243


К сожалению, генеральные директора, использующие вариации этих
схем подсчета очков, очень быстро привыкают к такой игре. В конце
концов, гораздо проще подделать протокол результатов, чем тратить
часы на тренировки ударов и так и не суметь побороть желание бросить
их. Подобная тактика напоминает одно из выражений Вольтера по по-
воду сексуальных экспериментов: «Чем более человек склонен к фило-
софствованию, тем более он извращен».
В сфере поглощений реструктурирование стало чем-то вроде искус-
ства: директора теперь часто используют слияния, чтобы бессовестно
скрыть стоимость активов и пассивов, применяя методы, позволяющие
«уровнять» и «увеличить» будущую прибыль. Безусловно, во время
сделок крупные аудиторские фирмы иногда явно указывают на возмож-
ности небольшого (или большого) бухгалтерского волшебства. Подбад-
риваемые таким образом первоклассные специалисты часто «опуска-
ются» до третьесортных методик. Руководителю компании нелегко
отвергнуть стратегию, «благословленную» аудитором, ведь она приве-
дет к увеличению будущей «прибыли».
Пример из сферы страхования имущества от несчастных случаев на-
глядно показывает эти возможности. При поглощении публичной ком-
пании покупатель часто в значительной степени увеличивает ее резервы
для покрытия убытков. Такие действия единственно могут отразить
предыдущую неадекватность резервов, хотя просто невероятно, как
часто «разоблачения» подобного рода совпадают с одновременным под-
писанием контрактов. В любом случае этот ход дает возможность внести
«прибыль» предприятия в фактическую годовую прибыль чуть позже,
когда выделены резервы.
Berkshire всегда держалась в стороне от таких махинаций: если нам
суждено огорчить вас, то скорее это будет касаться нашей прибыли, а
не бухгалтерии. Каждый раз при поглощении компаний мы оставляем
резервы на покрытие убытков на том уровне, на каком они были до
поглощения. Мы объединились с руководителями страховых компаний,
которые достаточно осведомлены и честны в ведении финансовой от-
четности. Когда совершается сделка, при которой задолженность сразу
и значительно возрастает, простая логика нам подсказывает, что как
минимум одно из достоинств отсутствует или, может быть, покупатель
просто «готовит почву» для будущих вливаний «прибыли».
Вот вам реальная история, иллюстрирующая обобщенный взгляд на
корпоративную Америку. Генеральные директора двух крупных банков,
один из которых осуществил много операций по поглощению компаний,
недавно участвовали в дружеской беседе о слиянии компаний (которая
тем не менее не привела к какой-либо сделке). Тот банкир, что считал-
ся опытным покупателем, приводил достоинства различных комбинаций
244 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


покупок. Второй директор прерывал его скептическими замечаниями:
«Не приведет ли это к огромным затратам, — спрашивал он. — Скажем,
в один миллиард долларов?» На что умудренный банкир ответил: «Что
ж, тогда мы еще больше завысим сумму выплат. Так мы и ведем дела».
Компания R.G. Associates, г. Балтимор, провела предварительный
подсчет специальных расходов, понесенных или объявленных, в 1998 г.:
расходов на реструктурирование, на незавершенные научные исследо-
вания и разработки, на операции по слиянию, а также на частичное
списание со счетов. В результате идентифицировано не менее 1369 ста-
тей затрат, а их сумма составила 72,1 млрд. долл. Такая сумма ошелом-
ляет, ведь прибыль компаний из списка Fortune 500 за 1997 г. составила
324 млрд. долл.
Безусловно, абсолютное неуважение к честной отчетности, которое
демонстрируют многие руководители, — это позор для делового мира.
И аудиторы, как мы уже заметили, делают очень мало для улучшения
ситуации. Несмотря на то что аудиторы должны защищать интересы
инвесторов, они предпочитают ублажать руководителей, которые их
выбрали в консультанты, и получать свою долю (кто платит, тот и му-
зыку заказывает).
Однако есть и хорошие новости. Комиссия по ценным бумагам и
биржам, возглавляемая Артуром Левиттом, похоже, решила-таки при-
звать корпоративную Америку привести в порядок свою бухгалтерию.
В своем выдающемся выступлении в сентябре прошлого года Левитт
призвал положить конец «управлению прибылями». Как он корректно
заметил, «слишком много руководителей компаний, аудиторов и ана-
литиков вовлечены в игру "кивков и подмигиваний"». А затем он
предъявил настоящее обвинение: «Подобное управление может при-
вести к манипуляциям, и честность может уступить место иллюзии».
Я советую вам прочитать речь председателя (вы можете найти ее в

<< Предыдущая

стр. 39
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>