<< Предыдущая

стр. 40
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Интернете по адресу www.sec.gov.) и поддержать его в стремлении обязать
корпоративную Америку предоставлять акционерам адекватные сведения
о деятельности компании. Работа, которую предстоит сделать Левитту,
воистину геркулесова, но сейчас для него нет ничего важнее.

D. Сегментная отчетность и консолидация *
В соответствии с одним из нововведений GAAP, вступившим в силу с
1988 г., мы должны включать в консолидированный баланс и отчет о
прибылях и убытках сведения о всех дочерних компаниях. Раньше
компании Mutual Savings and Loan и Scott Fetzer Financial (кредитная

* 1988.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 245


компания, финансирующая в первую очередь продажи в рассрочку
продуктов компаний World Book и Kirby) объединили финансовую от-
четность по принципу «одной строки». Это означало, что в сводном
балансе Berkshire наша доля в их совокупном чистом капитале была
отражена как актив одной строкой; в сводном отчете о прибылях и
убытках наша доля участия в их совокупной годовой прибыли была
показана одной строкой. Сейчас же правила требуют, чтобы мы вклю-
чали все активы и пассивы этих компаний в консолидированный бух-
галтерский баланс и каждую статью их расходов и доходов — в свой
отчет о прибылях и убытках.
Это изменение влечет за собой необходимость сегментной отчетнос-
ти: чем больше число экономически разнообразных хозяйственных
операций, «слитых» воедино в финансовых отчетах, тем меньше пользы
от такого представления сведений и тем меньше способны инвесторы
ответить на те три вопроса, о которых мы говорили раньше. Единствен-
ная причина, по которой мы готовим консолидированные данные по
Berkshire, — это требование сторонних организаций. С другой стороны,
мы с Чарли постоянно изучаем информацию по сегментам.
Теперь, когда по стандартам GААР в отчетах требуется объединять
большое количество данных, мы решили публиковать дополнительные
сведения, которые, как нам кажется, помогут вам оценить как стоимость
компании, так и эффективность управления. (Возможность Berkshire
выполнить обязательства перед кредиторами — третий из перечисленных
нами вопросов во введении к данной части — должна быть очевидной,
независимо от того, какие отчеты вы изучаете.) В представлении этих
дополнительных данных нам необязательно строго следовать предписа-
ниям GААР или даже принятым корпоративным принципам. Более того,
мы будем пытаться объединять основные виды деятельности посредством
анализа, не загружая вас излишними деталями. Наша цель — предоста-
вить вам важную информацию в таком виде, в котором мы хотели бы
ее получать, будучи на вашем месте.

Е. Отложенные налоговые обязательства *
Я уже упоминал о существенной поправке GААР, ожидаемой в 1990 г.
Это изменение касается подсчета отложенных налоговых обязательств.
Из-за сложности и противоречивости нововведение, реализация кото-
рого была запланирована в 1989 г., уже откладывалось на год.
После введения новое правило затронет сразу несколько аспектов.
Самое главное, изменится метод подсчета отложенных налоговых обя-

1988; 1989; 1992.
246 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


зательств по нереализованному приросту стоимости акций, которыми
владеют наши страховые компании. В настоящий момент обязательство
многоуровневое. Что касается нереализованного прироста стоимости
за 1986 г., и ранее (1,2 млрд. долл.), то отложенные налоговые обяза-
тельства составили 28%, а за период с 1986 г. (600 млн. долл.) — 34%.
Такая разница возникла из-за повышения налоговых ставок, имевшего
место в 1987 г.
По новым правилам необходимо установить размер отложенных
налоговых обязательств на уровне 34% в 1990 г., что будет отнесено
на прибыль. Допуская, что ставка налогообложения останется на том
же уровне, наша прибыль в этом году (а значит, и объявленный собс-
твенный капитал) уменьшится на 71 млн. долл. Введение нового пра-
вила отразится и на других статьях бухгалтерского баланса, но не столь
значительно и не сильно ударит по нашей прибыли и собственному
капиталу.
У нас еще нет определенного мнения насчет такого изменения правил
подсчета отложенных налоговых обязательств. Однако следует отметить,
что ни 28%, ни 34% не являются показателем реальной экономической
ситуации в Berkshire, так как мы не планируем продавать акции, которые
приносят нам значительную часть дохода.


Когда новое правило бухгалтерского учета будет принято, компаниям не-
обходимо будет создать резерв для всех доходов по текущей налоговой
ставке, какой бы она ни была. При ставке 34% с введением нового прави-
ла наши отложенные налоговые обязательства возрастут, уменьшив собс-
твенный капитал примерно на 71 млн. долл. Это — результат увеличения
резерва на доход до 1987 г. на 6 процентных пунктов. Поскольку новое
правило вызвало повсеместные разногласия и еще не ясно, какой будет его
окончательная форма, мы не вводили эту поправку в отчетность.
Наши отложенные налоговые обязательства могли бы составить более
1,1 млрд. долл., если бы мы продали все ценные бумаги по рыночной
стоимости на конец года. Были бы тогда отложенные налоговые обяза-
тельства в размере 1,1 млрд. долл. равны или хотя бы близки к задол-
женности в размере 1,1 млрд. долл., подлежащей оплате кредитору в
течение 15 дней после окончания года? Очевидно, нет, несмотря на то,
что и тот и другой случай одинаково отразились бы на собственном
капитале компании, который уменьшился бы на 1,1 млрд. долл.
С другой стороны, справедливо ли считать эти отложенные налоговые
обязательства бессмысленной бухгалтерской фикцией лишь потому, что
они могут быть покрыты только при продаже значительной части акций,
а делать это никто не собирается? И снова ответ — нет.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 247


С экономической точки зрения отложенные обязательства больше
похожи на беспроцентный заем у Министерства финансов США, под-
лежащий погашению только по нашему выбору (если только Конгресс
не решит собирать налоги до получения прибыли). Такой «заем» име-
ет еще одну особенность: его можно использовать только для финан-
сирования владения какими-либо особо ценными акциями. Размер
такого «займа» неустойчив и может ежедневно меняться в зависимос-
ти от рыночных цен и иногда при изменении ставки налогообложения.
По сути, такое отложенное налоговое обязательство подобно высокому
налогу на передачу, который подлежит уплате, только когда мы пере-
ходим с одного актива на другой. Действительно, мы продали некото-
рые сравнительно небольшие доли в компаниях в 1989 г., за что нам
пришлось заплатить налог на передачу в размере 76 млн. долл. с полу-
ченного дохода 224 млн. долл.
При существующем законодательстве стиль инвестирования а-ля Рип
Ван Винкль, который мы одобряем (в случаях, когда он успешен), имеет
одно очень важное преимущество математического характера над дру-
гими более сумбурными методиками. Следует подчеркнуть, что мы не
выбрали свою стратегию, предпочитая делать долгосрочные инвестиции
как раз из-за этой математической стороны вопроса. Разумеется, наш
доход после вычета налогов мог быть выше, если бы мы меняли объек-
ты вложений чаще. Много лет назад мы с Чарли именно так и делали.
Теперь же мы предпочитаем постоянство, даже если это сулит несколь-
ко меньший доход. Причина проста: мы поняли, что хорошие деловые от-
ношения с партнерами — большая редкость и доставляют такое удовольс-
твие, что мы не хотим разрушать однажды наработанные связи. Такое
решение созревает особенно легко, если мы чувствуем, что эти отношения
принесут нам хорошие (но, возможно, не лучшие) финансовые результаты.
Учитывая это, мы считаем бессмысленным вместо общения с интересными
и достойными восхищения людьми тратить время на тех, кого мы не знаем
и чьи человеческие качества оставляют желать лучшего.


Новое правило, касающееся отложенных налоговых обязательств, всту-
пит в силу в 1993 г. Оно избавит нас от дихотомии в бухгалтерском
учете, о которой я рассказывал в прошлых годовых отчетах и которая
имеет прямое отношение к начисленным налогам на нереализованный
прирост стоимости нашего инвестиционного портфеля. К концу 1992 г.
прирост стоимости составлял 7,6 млрд. долл., 6,4 млрд. из них подлежа-
ло налогообложению по текущей ставке 34%. На оставшиеся 1,2 млрд.
долл. начислялось 28% — фактическая налоговая ставка на момент воз-
никновения этой части прироста стоимости. Согласно новому правилу
248 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


мы обязаны впредь рассчитывать все отложенные налоговые обязатель-
ства по текущей ставке, что нам кажется очень разумным.
В связи с этим нововведением в первом квартале 1993 г. нам пред-
стоит применить ставку 34% ко всему нереализованному приросту
стоимости, что приведет к увеличению отложенных налоговых обяза-
тельств и уменьшению собственного капитала на 70 млн. долл. Новое
правило повлечет за собой и другие незначительные изменения в рас-
чете отложенных налоговых обязательств.
Любые будущие изменения ставки налогообложения будут немедлен-
но отражаться на наших отложенных налоговых обязательствах и соот-
ветственно на собственном капитале компании. Это влияние может быть
достаточно ощутимым. Тем не менее самый важный момент — это на-
логовая ставка на момент продажи ценных бумаг, когда нереализованный
прирост стоимости становится реализованным.

F. Пенсия *
Еще одно значительное изменение в правилах учета, которое должно
вступить в силу 1 января 1993 г., требует от компаний признания при-
веденной стоимости обязательств при расчете выплат по медицинскому
страхованию после выхода на пенсию. Хотя в GААР и раньше указывалась
необходимость учета пенсий, подлежащих уплате в будущем, не было
ни слова о том, чтобы учитывать затраты на выплаты по медицинскому
страхованию. Новое правило обяжет многие компании фиксировать
крупные задолженности (соответственно и уменьшение собственного
капитала компании), а также учитывать гораздо более высокие затраты
при подсчете годовой прибыли.
При поглощении мы с Чарли старались избегать компаний, выплаты
по медицинскому страхованию которых были слишком велики. В резуль-
тате настоящая задолженность Berkshire и будущие выплаты по медицин-
скому страхованию (несмотря на то что у нас работают десятки тысяч
человек) не слишком велики. Должен признать, что и у нас бывали осеч-
ки: в 1982 г. я допустил большую ошибку, согласившись на покупку ком-
пании, обремененной непомерными обязательствами по медицинскому
страхованию после выхода на пенсию. К счастью, та сделка не состоялась
по независящим от нас причинам. В отчете 1982 г. я сказал по этому
поводу: «Если бы мы решили приложить графики к этому докладу, опи-
сывающие благоприятные начинания прошлого года, он содержал бы один
пустой разворот, что служило бы лучшей иллюстрацией той несостояв-
шейся сделки». И все-таки я не ожидал, что дела у той компании идут

* 1992.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 249


настолько плохо. Появился другой покупатель, вскоре компания разорилась
и была закрыта, а тысячи рабочих, которым обещали щедрые выплаты по
медицинскому страхованию, остались ни с чем.
В последнее время ни один генеральный директор даже думать не
смел вынести на обсуждение совета директоров предложение о том,
чтобы их компания гарантировала неограниченные выплаты по меди-
цинскому страхованию после выхода на пенсию, которые имеют место
в некоторых компаниях. Генеральному директору не нужно быть меди-
ком по образованию, чтобы знать, что затраты на увеличение продол-
жительности жизни и хорошее здоровье пенсионеров сильно ударят по
финансовому положению страховщика. Тем не менее многие руководи-
тели с упорством, достойным лучшего применения, создают собственный
план формирования пенсионного фонда компании, раздавая те же самые
обещания и в итоге обрекая акционеров на неминуемое разочарование.
В медицинском страховании неопределенные обещания ведут к неопре-
деленным обязательствам, которые в некоторых случаях становятся
настолько неподъемными, что угрожают конкурентоспособности основ-
ных отраслей американской промышленности.
Мне видится, что одна из причин такого необдуманного поведения
была в том, что по правилам бухгалтерского учета в течение долгого
времени не требовалось в момент начисления учитывать расходы на
медицинское страхование после выхода на пенсию. Зато правилами
разрешался кассовый метод учета, что приводило к значительному за-
нижению растущих обязательств. В сущности, отношение как руководс-
тва, так и бухгалтеров компании к таким обязательствам можно выразить
поговоркой «С глаз долой, из сердца вон». Парадоксально, но некоторые
из этих руководителей любят покритиковать Конгресс США за исполь-
зование кассовой системы в социальном обеспечении или других про-
граммах, которые увеличивают размер обязательств в будущем.
Руководители, думающие о бухгалтерском учете, не должны забывать
одну из любимых загадок Абраама Линкольна: «Сколько ног у собаки, если
хвост назвать ногой?» Ответ: «Четыре, потому что, даже если хвост назвать
ногой, он ногой от этого не станет». Руководителю следует помнить, что
Линкольн прав, даже если аудитор заверяет, что хвост — это нога.

G. Распределение налогового бремени компании *
Закон о реформе системы налогообложения США 1986 г. оказывает значи-
тельное влияние на компании, работающие в различных сферах. Многое в
новом законе достойно похвалы, тем не менее финансовое воздействие

1986; 1998.
250 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


этого закона на положение Berkshire негативно: с принятием нового зако-
на темп роста стоимости компании заметно снизился. Для наших акцио-
неров результат оказался еще хуже: каждый доллар прироста стоимости
компании на акцию при соответствующем увеличении рыночной стоимос-
ти акций Berkshire приносит теперь акционерам 72 цента прибыли после
уплаты налогов, тогда как при старом законе они имели 80 центов. Этот
результат, безусловно, стал следствием повышения максимальной налоговой
ставки на доходы от прироста капитала с 20 до 28%.
Ниже приведены изменения в законодательстве, которые оказали
значительное влияние на Berkshire.
• Запланировано снижение налоговой ставки на обычную прибыль
компании с 46% в 1986 г. до 34% в 1988 г. Очевидно, что это изменение
произвело положительный эффект как на саму Berkshire, так и на два из
трех наших главных объектов инвестиций — Capital Cities/ABC и The
Washington Post Company.
Многие годы не прекращаются споры о том, кто в действительности
платит налог на корпорации — компании или их клиенты. Прения, как
правило, возникают вокруг увеличения налогов.
Те, кто выступает против повышения ставок налога на корпорации,
аргументируют свою позицию тем, что в действительности компании
не платят налоги, возлагаемые на них, а действуют в качестве экономи-
ческого «трубопровода», перенося уплату налога на потребителей. Со-
гласно этой точке зрения любое повышение ставок налога на корпорации
ведет к росту цен, что компенсирует компании повышение ставки на-
лога. Логично было бы допустить, что сторонники теории «трубопрово-
да» должны признать и обратное: понижение налоговых ставок не яв-
ляется источником дополнительной прибыли компаний, а ведет к
понижению цен для потребителей. Другая сторона заявляет, что компа-
нии не только оплачивают налоги, налагаемые на них, но также могут
«амортизировать» их. Согласно этой теории изменение ставок налога на
корпорации не влияет на потребителей.
Что же происходит в действительности, когда высвобождаются допол-
нительные средства после снижения ставки налога на корпорации?

<< Предыдущая

стр. 40
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>