<< Предыдущая

стр. 41
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

«Съедают» ли эти средства такие компании, как Berkshire, The Washington
Post, Cap Cities и др., или они идут на благо клиентов в виде снижения
цен? Это очень важный вопрос для инвесторов, руководителей и тех,
кто занимается разработкой политики компании. Наш вывод таков: в
некоторых случаях выигрыш на налогах идет исключительно, или почти
исключительно, самой компании и акционерам, в других — эта выгода
полностью, или почти полностью, идет на благо клиентов. Все зависит
от того, насколько сильна торговая марка компании, и от того, регули-
руется ли прибыльность этой марки.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 251


Например, если торговая марка приносит хорошую прибыль, а при-
быль после уплаты налогов регламентируется с достаточной точностью,
как в случае с электроэнергетическими компаниями, изменение ставок
налога на корпорации отразится в большинстве случаев на ценах, а не
на уровне прибыли. При уменьшении налоговой ставки цены падают.
Когда ставка увеличивается, цены растут, но не всегда сразу.
Подобный результат можно наблюдать в другой сфере деловой актив-
ности — в отраслях с ценовой конкуренцией, где прибыльность торговой
марки компании, как правило, не очень высока. В таких отраслях сво-
бодный рынок «регулирует» доход после уплаты налогов, порой с задерж-
ками и неравномерно, но достаточно эффективно. Рынок, в сущности,
выполняет ту же функцию по отношению к отраслям с ценовой конку-
ренцией, что и Комиссия по коммунальным предприятиям к электро-
энергетическим компаниям. В таких отраслях изменение налоговых
ставок прежде всего отражается на ценах, а не на уровне прибыли.
В случае с компаниями, деятельность которых так не регулируется,
чьи торговые марки достаточно прибыльны, ситуация тем не менее
складывается иначе: компания и ее акционеры являются основными
«получателями» результатов уменьшения налогов. Эти компании полу-
чают выгоду от снижения налоговых ставок, как получила бы электро-
энергетическая компания, не имей она другого способа снижать цены.
Многие из наших предприятий, принадлежащих нам полностью или
частично, владеют такими торговыми марками. Следовательно, прибыль,
возникшая в результате уменьшения налогов, большей частью осядет в
наших карманах, а не в карманах наших клиентов. Возможно, не совсем
тактично заявлять подобное, но отрицать это бессмысленно. Если вы
считаете иначе, подумайте на секунду о самом способном хирурге, спе-
циализирующемся на операциях на головном мозге, или адвокате в
вашем районе. Неужели вы действительно верите, что гонорар этого
специалиста (местного «владельца торговой марки» в своей области)
снизится, если ставка налога на физических лиц упадет с 50 до 28%?
Ваш восторг от вывода, что низкие налоговые ставки приносят выго-
ду нашим предприятиям и объектам инвестиций, должен быть очень
умеренным, и вот почему: запланированные на 1988 г. налоговые став-
ки на физических лиц и корпорации кажутся нам совершенно нереаль-
ными. Эти ставки обещают финансовые проблемы Вашингтону, что
приведет к несовместимости с ценовой стабильностью. Поэтому мы
уверены, что в конечном счете (скажем, в течение пяти лет) либо более
высокие налоговые ставки, либо более высокий уровень инфляции ста-
нут реальностью. И не удивительно, если произойдет и то и другое.
• С 1987 г. налог на прирост капитала для корпораций вырос с 28
до 34%. Это изменение окажет отрицательное воздействие на Berkshire,
252 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


поскольку мы ожидаем, что значительная часть увеличения стоимости
бизнеса в будущем (как было в прошлом) придется на прирост капи-
тала. Например, три наши крупные компании — Cap Cities, GEICO и
The Washington Post — в конце года имели рыночную стоимость более
1,7 млрд. долл. Это около 75% всего собственного капитала Berkshire.
Эти компании приносят нам около 9 млн. дохода в год. Все три компании
удерживают достаточно высокий процент прибыли, мы и в дальнейшем
ожидаем прироста капитала.
Согласно новому закону повысится ставка на всю реализованную
прибыль в будущем, включая нереализованную прибыль, которая сущес-
твовала до принятия закона. В конце года сумма нереализованного
прироста инвестированного нами капитала равнялась 1,2 млрд. долл.
Новый закон не сразу отразится на нашем бухгалтерском балансе: со-
гласно GААР отложенные налоговые обязательства по нереализованно-
му приросту должны исчисляться по ставке прошлого года (28%), а не
по текущей ставке 34%. Это правило вступит в силу уже скоро. В тот
момент, когда это произойдет, собственный капитал компании по GААР
уменьшится на 73 млн. долл., которые перейдут на счет отложенных
налоговых обязательств.
• Прибыль в виде процентов и дивидендов, получаемых нашими
страховыми компаниями, с введением нового закона будет облагаться
гораздо большим налогом, чем раньше. Во-первых, все компании будут
платить 20% налога с дивидендов, получаемых от других компаний,
работающих внутри страны (раньше платили 15%). Во-вторых, есть
изменение, касающееся оставшихся 80%, которое применяется только
к компаниям по страхованию собственности и от несчастных случаев:
15% из них будет взиматься в качестве налога, если акции, приносящие
дивиденды, были куплены после 7 августа 1986 г. В-третьих, внесено
изменение, касающееся компаний по страхованию собственности и от
несчастных случаев и облигаций, доход по которым освобожден от на
логообложения: процент по облигационным займам, купленным стра
ховщиками после 7 августа 1986 г., будет только на 85% освобожден от
налогов.
Последние два изменения очень существенны. Они означают, что наш
доход от будущих инвестиций будет значительно меньше, чем могло
быть при старом законе. По моим самым оптимистичным расчетам эти
изменения со временем приведут к уменьшению способности страховых
операций приносить прибыль.
• Новое налоговое законодательство изменяет сроки оплаты налогов
для компаний по страхованию собственности и страхованию от несчас
тных случаев. Одно из новых правил требует, чтобы в своей налоговой
декларации мы учитывали резервы на покрытие убытков. Это изменение
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 253


уменьшит отчисления и увеличит налогооблагаемый доход. Другое пра-
вило, которое вступит в силу через шесть лет, требует включать 20%
резерва по незаработанной премии в налогооблагаемую прибыль.
Ни одно из правил не повлияет на объем годовых налоговых отчисле-
ний в наших отчетах, но отныне нам придется ускорить график платежей,
т.е. отложенные налоговые обязательства теперь станут первоочередным
вопросом, что значительно снизит доходность нашей деятельности. На-
прашивается аналогия: если бы по достижении 21 года вас обязали не-
медленно заплатить налоги на все ваши доходы, которые вы получите за
всю жизнь, все ваше накопленное за жизнь состояние и недвижимость
стали бы малой долей того, чем они могли бы быть, если бы все подоход-
ные налоги взимались только после смерти.
Внимательный читатель может заметить непоследовательность в
нашем изложении. Выше, где обсуждались компании в отраслях с це-
новой конкуренцией, мы предположили, что увеличение и уменьшение
налоговых ставок не оказывают большого влияния на эти компании,
но зато большей частью ложатся на плечи потребителей. А теперь мы
утверждаем, что увеличение налоговой ставки повлияет на доходы
компаний Berkshire, занимающихся страхованием собственности и
страхованием от несчастных случаев, несмотря на то, что они работа-
ют в отрасли с сильной ценовой конкуренцией.
Причина, по которой эта отрасль является исключением из нашего
основного правила, заключается в том, что не все крупные страховщики
будут работать по единой налоговой схеме. Эти различия возникнут по
нескольким причинам: новый минимальный альтернативный налог
повлияет не на все компании; некоторые крупные страховые компании
несут огромные расходы на пролонгацию, что существенно защитит их
доход от больших налогов, по крайней мере, в течение ближайших не-
скольких лет. А результаты деятельности некоторых крупных страховых
компаний скажутся на консолидированной прибыли компаний, не за-
нимающихся страхованием. Такие несопоставимые условия приведут к
различным предельным ставкам налога в сфере страхования собствен-
ности и страхования от несчастных случаев. Но этого не произойдет в
большинстве других отраслей с ценовой конкуренцией (алюминиевая и
автомобильная промышленность, розничная торговля), где крупные
компании соперничают при одинаковых налоговых схемах.
Отсутствие общей схемы начисления налогов для компаний, занима-
ющихся страхованием собственности и страхованием от несчастных
случаев, означает, что увеличенные налоги для данной сферы деятельнос-
ти, возможно, не отразятся на ценах продукции, по крайней мере, не так,
как это будет в типичных отраслях с ценовой конкуренцией. Другими
словами, страховые компании сами понесут все налоговое бремя.
254 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


• Частичной компенсацией этого налогового бремени стало «начало
с нуля», которое имело место 1 января 1987 г., когда резервы для пок
рытия убытков, зафиксированные на 31 декабря 1986 г., по новым пра
вилам налогообложения стали рассчитываться на основе дисконтирова
ния. (В нашей отчетности тем не менее резервы формируются на той
же базе, что и раньше, за исключением особых случаев, например струк
турированных расчетов.) «Начало с нуля» дает нам возможность двой
ного вычета: мы получаем налоговый вычет в 1987 г. и в последующие
годы в размере понесенных, но не оплаченных страховых убытков, ко
торые полностью вошли в затраты в 1986 г. и ранее.
Увеличение собственного капитала предприятия, вызванное этим
изменением, еще не отражено в наших финансовых отчетах. Более
того, при существующих правилах (которые могут измениться), полу-
ченная прибыль будет отражаться в отчете о прибылях и убытках
и соответственно в собственном капитале в течение нескольких лет
через сокращение налоговых платежей. Мы предполагаем, что в ре-
зультате «начала с нуля» мы выручим около 30-40 млн. долл. Однако
следует отметить, что эта прибыль будет одноразовой, тогда как другие
изменения, связанные с налогообложением страховой деятельности,
уже оказывают негативное действие и, что самое главное, со временем
станут еще жестче.
• Доктрина общего коммунального хозяйства была отменена с
введением нового налогового закона. Это значит, что в 1987-м и пос
ледующих годах налог на ликвидацию компаний будет двойным: на
уровне корпорации и на уровне акционеров. Раньше можно было из
бежать уплаты налога на уровне корпорации. Если бы мы, например,
собрались ликвидировать Berkshire (что маловероятно), акционеры по
новому закону получили бы гораздо меньше от продажи всей собствен
ности, чем они могли бы получить по старому закону с учетом равной
выручки с продаж в обоих случаях. Несмотря на то что это чисто тео
ретический вариант, для многих компаний это изменение в налоговом
законодательстве может стать очень существенным. Таким образом,
новый закон косвенно затронет нас при определении будущих инвес
тиций. Возьмем, к примеру, нефтегазодобывающие предприятия, не
которые средства массовой информации, компании, занимающиеся
недвижимостью, которые, возможно, захотят ликвидироваться. Суммы,
вырученные акционерами с продажи, будут значительно меньше вследс
твие отмены Доктрины общего коммунального хозяйства. При этом на
текущую хозяйственную деятельность компаний эти изменения могут
не влиять. У меня сложилось впечатление, что инвесторы и руководи
тели еще не до конца осмыслили это важное изменение в законода
тельстве.
Часть VII. Учетная политика предприятия и вопросы налогообложения 255


Налоговая ситуация Berkshire иногда неправильно истолковывается. Во-
первых, прирост капитала не является для нас чем-то особо привлека-
тельным: компания платит 35% с налогооблагаемого дохода, независимо
от его источника — будь то прирост капитала или обычные операции.
Это значит, что налог на долгосрочный прирост капитала на 75% выше
налога на идентичные доходы физических лиц.
Некоторые люди, однако, ошибочно полагают, что мы можем исклю-
чить 70% всех получаемых нами дивидендов из налогооблагаемого до-
хода. Конечно, ставка 70% применяется к большинству компаний, в том
числе к Berkshire, если акции держат в нестраховых дочерних компани-
ях. В нашем случае почти все инвестиции в акционерный капитал при-
надлежат страховым компаниям, следовательно, исключить из налого-
облагаемого дохода можно только 59,5%. И даже в этом случае доллар
с дивидендов для нас более ценен, чем доллар с обычного дохода, но не
до такой степени, как зачастую предполагается.

Н. Налогообложение и философия инвестирования *
Berkshire является одним из крупнейших плательщиков федеральных
налогов на прибыль. В общей сложности в 1993 г. мы уплатим 390 млн.
долл. федерального налога на прибыль, из которых около 200 млн. — при-
быль от основной деятельности, а 190 млн. долл. — доход от реализо-
ванного прироста капитала**. Помимо этого доля платежей компа-
ний— объектов наших инвестиций за 1993 г. в федеральный бюджет
США и бюджеты зарубежных стран составляет более 400 млн. долл. Эти
цифры вы не увидите в наших финансовых отчетах, но они абсолютно
реальны. Объем прямых и косвенных федеральных налогов на прибыль
Berkshire за 1993 г. составит 0,5% от общей суммы налогов, уплаченных
всеми американскими компаниями в прошлом году***.

* 1993; 2000.
** При ставке 19% прибыль составляла 860 млн. долл. В 1998 г. прибыль составляла
2,7 млрд. долл.
*** В обращении к акционерам в 1998 г. говорится: «Одним из получателей выгоды от
нашего роста было Министерство финансов США. Федеральный налог с прибыли,
который Berkshire и General Re уплатили или вскоре уплатят за 1998 г., составляет
2,7 млрд. долл. Это значит, что мы покрыли все расходы, которые несет правитель-
ство США за половину дня.
Разовьем эту мысль: если бы 625 других налогоплательщиков США платили в на-
логовую казну столько же, сколько заплатили Berkshire и General Re в прошлом году,
больше никому—ни компаниям, ни простым гражданам, насчитывающим 270 млн. че-
ловек, — не нужно было бы платить федеральные налоги с прибыли (например, налог
на социальное обеспечение или налог на наследство). Наши акционеры могут со всей
ответственностью заявить, что они "отдали долг государству".
256 Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями


Что касается наших собственных акций, мы с Чарли не имеем никаких
претензий к налоговым сборам. Мы понимаем, что работаем в условиях
рыночной экономики, которая окупает все наши усилия с гораздо большей
щедростью, чем усилия других компаний, чья значимость для общества
сравнима с нашей или даже выше. Налоги должны частично корректиро-
вать это неравенство, так оно на самом деле и есть. Но тем не менее к
нам налоговая система относится несравненно благосклоннее.
Berkshire и ее акционеры платили бы еще меньше налогов, если бы
организовали товарищество или «S» компанию — структуры, часто исполь-
зуемые в бизнесе. Но есть масса причин, по которым они не годятся для
Berkshire. Тем не менее недостатки формы собственности Berkshire компен-
сируются (но не полностью устраняются) нашей стратегией долгосрочного
инвестирования. Мы с Чарли все равно следовали бы стратегии «покупать
и держать», даже если бы управляли организацией, освобожденной от уп-
латы налогов. Мы считаем это самым благоразумным способом инвести-
рования, что также отчасти говорит о наших личностных качествах. Третья
причина, объясняющая нашу привязанность к этой стратегии, заключает-
ся в том, что налоги подлежат выплате только после получения прибыли.
Моя любимая серия комиксов о Лиле Абнере дала мне шанс познать еще
в детстве все преимущества отложенных налоговых обязательств, хотя
тогда я этого еще не понимал. Лил Абнер — придурковатый и неумелый
герой комиксов, живущий в городке Собачий угол, давал возможность
любому читателю почувствовать себя умнее. Однажды он без ума влюбил-
ся в нью-йоркскую красавицу Аппассионату ван Климакс, но совершенно
не имел никакой возможности жениться на ней. У него был единственный
серебряный доллар, а ее интересовали только миллионеры. В унынии Абнер
обратился со своим горем к Старику Моузу, местному мудрецу. И тот сказал
ему: «Если ты удвоишь свое состояние в 20 раз, Аппассионата будет твоей»
(1, 2, 4, 8... 1 048 576). Последнее, что я помню о похождениях Абнера, он
заходит в придорожное кафе, бросает свой доллар в игровой автомат, «сры-
вает» джекпот и выигранные монеты рассыпаются по всему полу. Строго
следуя совету Моуза, Абнер поднимает с пола два доллара и уходит, чтобы

<< Предыдущая

стр. 41
(из 43 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>