<< Предыдущая

стр. 4
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Шестое упражнение
Начните работать каждый день с одной из приведенных ниже речевых форм, фиксируйте частоту ее использования и попытайтесь выработать привычку замещать данное выражение другим.

Должен (должна).
Следует.

Эти выражения предполагают, что вы сами ничего не инициируете, но действуете только потому, что некая внешняя сила предписывает вам это как ваш долг или вашу обязанность.
Каждый раз, когда будете склоняться к использованию одного из этих выражений, замените его словом «хочу» и обратите внимание на то, как повлияет такая замена на ваши переживания.

В м е с т о:
П о п р о б у й т е:
Я должна быть на работе к трем часам.
Я хочу быть на работе к трем часам.
Мне следует позвонить по телефону.
Я хочу позвонить по телефону.
Я должен выполнить это задание.
Я хочу выполнить это задание.
Мне следует оплатить те счета.
Я хочу оплатить те счета.

Отрицания (не, не могу, не хочу и т.п.)
Отрицание говорит слушателю о том, чего в каком-то смысле не существует, и поэтому переключает его внимание на противоположное тому, что вы на самом деле имеете в виду.
Когда бы вы ни склонялись к использованию отрицательного суждения, сразу представьте себе, что вас только что высадили на пустынный остров и пилот вертолета, делая последний виток у вас над головой, кричит вам, спрашивая, что вы хотите, чтобы он сбросил вам из необходимого. Лучше всего сказать, чего вы действительно хотите; если же вы будете выкрикивать лишь отрицания (я не хочу духов; я не хочу вечерних туалетов; я не хочу деликатесов), то можете умереть от голода!
Иначе говоря, избавляйте свою речь от отрицаний до тех пор, пока не сможете без всяких неудобств говорить, используя лишь положительные утверждения.
Вопросы.
Эти речевые конструкции также вынуждают вашего собеседника принимать на себя ответственность за изначально принадлежащие вам переживания или представления. Преобразуйте их в положительные утверждения.
В м е с т о:
П о п р о б у й т е:
Где ты был?
Я беспокоилась о тебе, поскольку ждала тебя дома к пяти.
Где бы ты хотел поужинать?
Я бы хотел поесть сегодня вечером в итальянском ресторане.


Вы, ты, мы.
Мы понимаем, что вам вряд ли удастся говорить, не пользуясь этими словами. Однако, для того, чтобы лучше осознать, как вы на самом деле их используете, попробуйте день-два не произносить этих слов за исключением тех случаев, когда они стоят в предложениях после слов «если» или «когда». Однако даже в этих случаях постарайтесь применять их как можно реже.
Может показаться парадоксальным, но, обращаясь к вам с просьбой столь тщательно поработать над речевыми конструкциями, мы на самом деле хотим помочь вам стать более спонтанным, более чувствительным к вашему первичному внутреннему импульсу. В седьмом упражнении мы уже непосредственно просим вас стать более спонтанным.
Седьмое упражнение
Целенаправленно проделайте несколько небольших спонтанных действий. Примите решение совершать каждый день по крайней мере три таких небольших, необязывающих, забавных действия. Пусть они исходят от вас и делаются экспромтом. Если вам захочется, они могут продолжаться всего минуты две-три.

Вместо того чтобы сразу же идти готовить, выйдите сначала из дома и посидите несколько минут на ступеньках у входа.
Направляясь к машине, поднимите камешек и посмотрите, попадете ли вы им в ствол дерева.
Во время обычного завтрака позвольте себе новую мысль: неплохо бросить несколько изюминок в апельсиновый сок.

Настроив себя так, чтобы услышать эти маленькие желания, вы сможете заметить впоследствии все те нарушающие спокойствие, волнующие запросы, с которым к вам обращается ваш сигнальщик. Все это – смелые и непроизвольные мысли, которые вы, возможно, ранее подавляли в себе.
Приведенные выше упражнения должны дать вам предварительное представление о том, что мы имеем в виду под выслушиванием вашего сигнальщика. Например, вы, возможно, уже заметили, что не можете искренне закончить предложение «Я люблю…», не совершив сначала небольшого мысленного обзора и анализа самого себя, ситуации, в которой вы находитесь, и того, что вы чувствуете. Все это проделывается вами с одной целью: понять, что же вы на самом деле предпочитаете. Под выслушиванием или консультированием самого себя мы как раз и понимаем этот мысленный обзор и анализ; нам хотелось бы, чтобы вы взяли себе за привычку регулярно проводить такого рода консультирование как нечто само собой разумеющееся. Каждый раз, проделывая такой обзор в течение дня, для того чтобы понять, что же говорят вам ваши сигналы, дайте себе возможность подумать: «Я чувствую то-то и то-то; Я собираюсь…» и т.д.
Теперь мы подходим, вероятно, к наиболее трудной идее этой книги. Может быть, вам весьма непросто научиться советоваться с вашим сигнальщиком, когда все в вашей жизни идет достаточно хорошо. Однако важно научиться советоваться с ним и тогда, когда дела идут плохо.
Осознаете ли вы собственные переживания беспокойства, раздражения, гнева и т.д. и сию минуту, и в течение дня? Скорее всего, они приходят к вам в виде такого рода мыслей:

Я ненавижу это.
Ах!
О, хватит!

Эти переживания – сигналы от вашего внутреннего Я; оно пытается сказать вам: «Мне больно! Помоги мне!» На наш взгляд, крайне важно, что именно вы делаете, когда такие переживания затрагивают вас.
У вас может сложиться привычка, действующая следующим образом:

Что –то негативное происходит в вашей жизни.
Вы чувствуете, что у вас началась головная боль.
Вы вспоминаете, что, когда вернетесь домой, вам придется общаться с ребенком.
Вы понимаете, что вас обманули.
Кто-то отчитывает вас.

Вам становится ясно, что происшедшее является для вас негативным, ибо ваш сигнальщик сообщает об этом болезненным сигналом, означающим «Мне больно!».
С быстротой молнии вы переносите свое внимание с вашего сигнальщика на нечто во внешнем мире и начинаете бороться с этим нечто. Вы думаете (или говорите):
В чем же причина происшедшего?
Это ужасно!
Вы плохой, вы не должны делать это; прекратите!
Я влип, и это безнадежно.

Довольно часто дела начинают идти затем еще хуже.

Таким образом, хотя получено однозначное сообщение от вашего сигнальщика (Мне больно!»), вы переключили свое внимание с заботы о нем и сконцентрировали это внимание на чем-то другом, что, как вам казалось, обусловило ваше неприятное ощущение, было его причиной: на погоде, вашем ребенке, человеке, обманувшем или отчитавшем вас. Затем вы начали использовать свою энергию, для того чтобы выяснить, почему эта причина проявляет себя именно таким образом и что эти ее проявления требуют от вас, как их прекратить или отразить, изменить или отклонить. Обратите внимание: все эти мысли определяют вас как производное от чего-то, находящегося вне вас. И – что еще более важно – эти мысли не связаны с тем, чего вы хотите. Вам больно, и вы хотите чувствовать себя лучше, но тем не менее ни одна из этих мыслей, ни одно из этих соображений не даст вам желаемого ощущения. Скорее всего, они сделают ситуацию еще хуже.
Мы думаем, что, переключая свое внимание с заботы о той боли, которую описывал вам ваш сигнальщик, вы тем самым оставляете его в беде. Вы похожи на капитана, чей корабль налетел на подводный камень; а капитан вдруг начинает выяснять, как этот камень здесь оказался, состоит он изо льда или гранита, рассуждать, как данное происшествие характеризует его профессиональные способности. Этот капитан окажется настоящим моряком и получит большие шансы выжить, если вместо этого сконцентрируется на действенной заботе о своем попавшем в опасность корабле. И вы сделаете лучше, если, получив сигнал, сконцентрируете свое внимание на том, чтобы позаботиться о вашем собственном страдающем Я, вместо того чтобы переключать это внимание на какое-то событие вовне. Удерживая внимание на вашем собственном внутреннем Я, вы можете посоветоваться с ним, выяснить, что нужно сделать, чтобы оно почувствовало себя лучше, и как вам следует позаботиться об этом. Оно дало знать, что ему больно. Сделайте же так, как поступили бы со своим хорошим другом, сказавшим вам о своей боли, и спросите свое внутреннее Я: «Что я могу сделать для тебя? Что облегчит твою боль и создаст тебе лучшие условия? Что ты на самом деле хочешь и как я могу сделать это для тебя?»
Так что ваша новая привычка будет действовать следующим образом:

Что –то негативное происходит в вашей жизни.
Кто-то отчитывает вас.
Ваш сигнальщик сообщает вам об этом, посылая вам болезненный сигнал.
Вы продолжаете удерживать и концентрировать внимание на сигнальщике и спрашиваете его, чего хочет ваше внутреннее Я от вас, что следует сделать, чтобы оно почувствовало себя лучше.
Что же я хочу сейчас сделать?
Затем некоторое время вы ждете, удерживая внимание сконцентрированным не на расстроившем вас событии (человеке, который отчитал вас), но на внутреннем сигнальщике, который сообщает о том, что вам нравится, а что – нет. Если у вас достаточно хорошие отношения, хороший контакт с этой инстанцией, то вам начнут приходить мысли о том, что следует сделать. Они могут иметь, а могут и не иметь отношение к тому, что расстроило вас.
Сейчас мне жарко, и я хочу пойти принять душ.
Я хочу иметь хорошие отношения с тем человеком, который отчитал меня, и мне хотелось бы знать, почему он так расстроен. Я скажу ему это.
Я хочу быть подальше от этого человека. Поэтому я лучше уйду из комнаты.
Я чувствую боль, и обед вне дома поможет мне прийти в себя. Поэтому я ухожу.

Большое преимущество предваряющего ваши действия диалога с вашим внутренним Я состоит в том, что теперь, что бы вы ни сделали, вы будете поступать в соответствии с собственным выбором и желанием, а не реагировать на происходящее автоматически, как робот.
После нескольких первых подобных проб вам может показаться, будто их результат, скорее, неприятен и не позволяет вам чувствовать себя лучше. В этом случае вы должны знать, что недостаточно хорошо слушали вашего внутреннего сигнальщика. Он знает, чего вы хотите на самом деле, и он подаст вам сигналы дискомфорта в связи с любым ответом и действием, которые неверны для вас. Вам нужно только лучше осознать это и проявлять больше преданности по отношению к своему внутреннему Я.
Ваш сын обзывает вас. Вы советуетесь с вашим сигнальщиком о том, что следует сделать, чтобы почувствовать себя лучше, и первый полученный вами ответ таков: «Ударь его!» - или: «Отшлепай его!» Вы бьете сына – и затем чувствуете себя не лучше, а хуже; вы выиграли в данной стычке, но испытываете чувства вины и подавленности в ситуации в целом. Теперь, вновь обращаясь к ответу «Ударь его!», вы осознаете, что ему сопутствовало непрекращающееся ощущение того, что это «не совсем правильно»; вы не были полностью расслаблены и не были полностью уверены в нем.
Трудность здесь в том, чтобы дождаться дальнейших ответов. Вполне приемлемо – вообще ничего не предпринимать до тех пор, пока вы не получите четкое и ясное послание от самого (самой) себя. Успокойте себя и дождитесь ответа, который ощущался бы вами в спокойном состоянии и настроении как хороший и правильный.
А что, если никаких ответов не последует? Иногда родителям настолько чужда практика слушания себя, своего внутреннего голоса, что они говорят: «Я не знаю, что хочу делать», «Не слышу ни одного ответа». В таком случае мы рекомендуем вам потренировать вашего сигнальщика так, чтобы он смог начать отзываться вам. Целенаправленно продумайте все возможные способы вашего поведения и представьте их вашему внутреннему Я, позволив ему принимать или отвергать каждый из вариантов. Продумывайте для этого не один десяток вариантов.

Что если отругать этого человека?
Что если проигнорировать его или ее?
Что если мне что-нибудь выпить?
Ты хочешь покататься на роликовых коньках?
Что если подойти и обнять этого человека?
Что если оказать ему сопротивление?
Что если позвонить другу и поговорить о лыжной прогулке?
Что если позвонить в полицию?
Что если прямо сейчас уехать и провести ночь в мотеле?
Что если пойти и заняться моим любимым делом?

и т.д.
Ваш сигнальщик сообщит вам о степени своего согласия или несогласия с каждым выбором, и вы сможете затем принять тот вариант, который оказался наиболее приемлемым.
Резюмируя, нам хотелось бы сказать следующее: раньше вы могли пренебрегать внутренним Я, игнорируя его, не заботясь о нем – и в конце концов делали то, что приводило к результатам, к которым вы на самом деле не стремились. Нам бы очень хотелось, чтобы вы стали иначе проявлять свою преданность и верность. Пообещайте себе: каждый раз, почувствовав сигнал, вы будете сохранять спокойствие и сделаете максимум возможного, чтобы предоставить вашему внутреннему Я то, чего оно более всего хочет.
Некоторые из переживаемых вами неприятностей таковы, что вы не можете оказать на них практически никакого влияния, - как, например, на погоду. На другие вы можете повлиять или по крайней мере уменьшить вероятность их повторения в будущем. В последующих главах мы опишем некоторые конкретные способы действий, которые позволят вам добиться желаемого в тех случаях, когда с вами произойдут неприятности подобного рода. Однако вне зависимости от того, есть ли у вас возможность изменить пагубное внешнее событие или нет, забота о вашем внутреннем голосе, как мы настоятельно советовали вам в этой главе, совершенно необходима.
Самое важное, наиболее существенное, что вы можете сделать для себя и своего ребенка, состоит в том, чтобы взять собственную жизнь в свои руки, сделать ее такой, какой вы хотите, и делать с ней то, что вы на самом деле хотите. Обяжите себя быть верным и заботливым по отношению к своему внутреннему Я.

Глава 6. Готовимся быть стойкими.

Мы начинаем теперь работать с пунктами, оставшимися в вашем исходном списке: с теми тревожащими вас поступками ребенка, которые влияют на вашу жизнь. Будем считать, что вы уже тщательно изучили предыдущую часть этой книги и отказались от попыток контролировать жизнь ребенка в тех ее проявлениях, которые влияют только на него. Если это так, то оставшиеся в списке пункты должны быть похожи на приводимые нами ниже, и они, весьма вероятно, влияют и на вашу жизнь.
Не делает работу по дому.
Ругается дома; обзывает меня.
Пачкает все в доме.
Пользуется без спроса моей одеждой, феном, транзистором; дает их своим друзьям.
Крадет мои деньги, спиртные напитки, ювелирные украшения.
Не убирает за своей собакой.
Разоряет меня счетами за дальние телефонные переговоры.
Выращивает марихуану дома; хранит ее в своей комнате.
Отбивает штукатурку со стен, когда злится.
Пользуется моими инструментами и оставляет их под дождем на улице.
Разбил мою машину.
Требует денег.
Принимает друзей, устраивает дома вечеринки, пока мы на работе.
Бездельничает: не хочет ходить ни в школу, ни на работу.
Вмешивается в мою личную жизнь.

Кое что из этого списка заставляет профессионала-консультанта сказать родителю в полном изумлении: «Чего ради вы миритесь с этим?» - а иногда даже пойти дальше и посоветовать: «Не миритесь с этим!» Однако обычно родитель не знает, как перестать мириться с этим. Вот это-то мы и хотим показать вам.
Думаем, что данные пункты из перечня событий жизни родителя досаждают вам не сами по себе. Имея в целом хорошие отношения с ребенком, вы, возможно, рады работать, переносить боль, предоставлять вещи, убирать грязь, если все это является составной частью успешного воспитания, доставляющего вам удовлетворения. Мы считаем, что все эти проступки задевают вас тем, что они означают. Когда ваш ребенок совершает все это, он или она как бы говорит:
Я не забочусь о тебе.
Ты, как человек, немного стоишь.
Я не обязан уделять тебе внимание.
Ты ничего не значишь.

Все это ранит еще и тем, что совершенно особым образом определяет вас и вашего ребенка. Эти поступки как бы говорят, что он или она безответственен (безответственна) и невнимателен (невнимательна) к другим людям, а вы – просто некое удобство или тень, чьи права не стоит принимать во внимание.
Если перечисленное выше случается с вами, то мы уверены: в определенном смысле вы сами позволили, чтобы вас принимали за такое удобство. Вы оказались слишком уж бесхарактерным человеком, так сказать, половиком, о который вытирают ноги.
А «быть половиком» - это по большом счету уже ваша установка.
Чтобы вызволить вас из подобных отношений с ребенком, мы предлагаем научиться отстаивать себя и навсегда распрощаться с установкой «быть половиком».
Для того чтобы сделать это, надо усвоить две вещи. Одна из них – это конкретные техники настойчивости, которым мы обучим вас в главах 7-9, а другая – установка, позволяющая вам чувствовать себя в ситуации общения с ребенком комфортно, ненапряженно, ощущать и проявлять любовь в нему или к ней, потому что вы знаете, что сумеете позаботиться о себе, и не рискуете собственным благополучием и счастьем. В этой главе мы рассмотрим такие способы поведения и мышления, которые, по нашему мнению, будут способствовать возникновению у вас такой установки. Все, что мы порекомендуем, может быть принято или же отвергнуто вами как неподходящее, но хотелось бы, чтобы вы достаточно глубоко изучили и поняли предлагаемое вам, прежде чем отметать этот с порога. Мы полагаем, что данная установка является исходной и основной для достижения успеха при решении проблем, возникающих у вас с ребенком, а также для того, чтобы вы стали настолько счастливым в вашей собственной жизни, насколько вы этого хотите.
Все эти идеи мы так или иначе затрагивали в предыдущих главах, так что они не будут совершенно новыми для вас. Рассмотрите их теперь одну за другой, чтобы привести себя в соответствующее душевное состояние, прежде чем обратиться к конкретным предписаниям по развитию настойчивости, которые будут изложены в трех следующих главах.
Удерживайте ваши цели в сознании

Испытывая трудности в отношениях между вами и вашим ребенком, вспомните, в чем состоит ваша главная цель. Вы хотите:
Быть счастливее сами.
Видеть, что ваш ребенок – ответственный и порядочный человек.

Придерживайтесь этой мысли, не позволяйте себе впадать в те не относящиеся к делу эмоции, о которых мы говорили в главе 5.
То, в чем более всего нуждается большинство людей, - это счастье и справедливые, основанные на сотрудничестве отношения с окружающими. Мы убеждены, что и вы, и ваш ребенок испытываете эту потребность. Однако в условиях стресса или угрозы люди склонны забывать, к чему на самом деле стремятся, и начинают вести себя так, как если бы их глубочайшими заботами были:
Как же выиграть, одержать верх?
Доказать, что я права.
Показать, что я могу контролировать своего ребенка.
Доказать, что я хороший родитель.
Что же подумают другие люди?
Как же должно быть с точки зрения общества?

и даже
Что же я должен делать в соответствии с законом?

Мы никогда не слышали, чтобы кто-либо из родителей признавал нечто подобное своим самым глубоким желанием; но нам доводилось видеть множество родителей, которые вели себя так, как если бы более всего они хотели именно этого. Все это очень по-человечески, однако с учетом отдаленной перспективы подобное поведение фиксирует, консервирует ту проблему, над решением которой бьется сам родитель. Мы просим вас не терять головы (т.е. удерживать перед собой перспективу) и помнить, несмотря на все стрессы и неудачи, к чему вы на самом деле стремитесь.
В минуты стресса сохраняйте спокойствие и помните: то, к чему вы стремитесь, - это более счастливая ситуация для вас самих; и – одновременно – ваш ребенок как более ответственный и порядочный человек.

Сохраняйте положительное представление о вашем ребенке.

У вас могло сложиться убеждение, будто ребенок беспокоит вас просто потому, что хочет этого, или же потому, что по своей природе ленив, нечестен, беззаботен, незрел или же не любит вас. В главе 3 мы уже просили вас взглянуть на ваших детей иначе. Посмотрите на них так, как если бы все, что они делают, вызвано боязнью предстать перед окружающими положительными, отвечающими за себя, добрыми людьми и позволяет им разыгрывать роль безответственных, ленивых, нечестных и т.д. Расцените все их проступки как нечто специально предназначенное для того, чтобы вынудить вас подкреплять ваше отрицательное представление о ребенке, беспомощной злостью, чувством обиды, стремлением одернуть ребенка, восприятием его как плохого человека, а себя – как плохого, беспомощного родителя. Мы просим, чтобы вы перестали играть для ребенка эту роль и сделали совсем другое.
Ваша установка – вот что действительно может изменить окружающее

Способ вашего восприятия ситуации, в которой находитесь вы и ваш ребенок, влияет на нее. Принятая вами установка не только помогает вам выбрать линию поведения, но – и это еще более удивительно – она влияет также на установку и действия вашего ребенка.
Установки крайне заразительны. Установка, с которой вы взаимодействуете с другим человеком, очень сильно влияет на его восприятие окружающего в данной ситуации. Проверьте это – посмотрите прямо в глаза первому встречному либо с теплой улыбкой, либо с угрюмым видом и обратите внимание на то непосредственное влияние, которые все это оказывает на другого человека.
Это влияние особенно важно в детско-родительских отношениях, поскольку вы – родитель; а ребенок склонен наделять старших авторитетом и опытностью независимо от того, что сам он может говорить или предполагать прямо противоположное. Таким образом, ваша установка воздействует на ребенка в гораздо большей степени, чем его установка на вас. Возьмите же на себя ответственность за создание доминирующего настроения или атмосферы во взаимоотношениях с ребенком и не позволяйте втянуть себя в состязание, навязать себе установку «Кто же победит?»
Помните, что, лишь сохраняя положительную установку в отношении вашего ребенка, вы окажете позитивное влияние на проблему, которая существует между вами.

Равное взаимоотношение

Рассмотрим, каким могло бы быть отношение равенства между вами и вашим ребенком. Если вас что-то тревожит, то исходная проблема состоит, по-видимому, в том, чтобы ваши взаимоотношения с сыном или дочерью перестали быть равными и кто-то один из вас (или оба) стремится контролировать другого, или, иначе говоря, они превратились в отношения господина-раба. В первой половине этой книги мы просили вас противостоять всякой тенденции, превращающей вас в господина, а ребенка – в раба. Теперь столь же важно противостоять всякой тенденции, превращающей вас в раба, а ребенка – в господина.
Вы можете противостоять тенденции «вы – раб, ребенок - господин», если будете принимать собственные нужды и права столь же серьезно, как и нужды и права других людей, включая вашего ребенка, и если станете на их защиту со всей той убежденностью, с которой защищаете нужды и права любого другого угнетаемого существа.
В главе 5 вы начали работать над этим и теперь должны идти в этом направлении дальше.
Проверьте ваши представления о взаимоотношениях между вами и ребенком и посмотрите, есть ли среди них следующие:
Я обязана обеспечивать ребенка и заботиться о нем.
Он не имеет обязательств по отношению ко мне.
Я отвечаю за него. Он не отвечает за меня.
Мой ребенок имеет право на мою поддержку и заботу без каких-либо ответных обязательств. В этой ситуации у меня нет никаких особых прав.

Мы неоднократно слышали, как родители и дети высказывали различные версии данного одностороннего взгляда. Родители говорят примерно следующее:
Я облечен обязанностями. Я должен заботиться о ней.
Я должна мириться с этим; он – мой ребенок.
Я начну жить своей собственной жизнью, когда они станут самостоятельными.

В высказываниях детей отражаются те же самые идеи: родители обязаны мириться с их поведением и терпеть все то, что они вытворяют, до тех пор, пока они не достигнуть определенного возраста. Беседа, которую недавно проводил один из нас с 15-летним мальчиком, иллюстрирует эту точку зрения.
- Кто у вас готовит?
- Мама.
- А кто убирает?
- Мама.
- А кто выносит мусор?
- Мама выносит мусор в гараж, а папа увозит его по средам, когда едет на работу.
- Кто убирает двор?
- Папа любит возиться там по воскресным дням.
- Кто меняет постельное белье и застилает постели?
- Мама.
- Все постели?
- Да.
- Как же так?
- (Пожимает плечами.) Это ее работа.
- А твоя?
- (Пожимает плечами.) Мне кажется, что у меня ее нет. Но мама не ходит на работу, так что заботиться о нас – ее обязанность.
Вот еще три подобных примера, которые нам приходилось наблюдать.
Карл (13) только что наследил в мастерской отца, а затем напачкал на кухне, готовя себе еду. Отец попросил его убрать за собой, но вместо этого Карл сел на свой мопед, чтобы отправиться, как обычно, на весь вечер в бильярдную. Когда же отец сказал ему: «Ну что же, я не собираюсь отпускать тебя до тех пор, пока все не будет убрано», - Карл, рассмеявшись, ответил: «Ты должен меня отпустить, ты обязан сделать это».

Энн (14) приглашала друзей домой курить марихуану во время школьных занятий, пока ее мать была на работе. Энн приходила домой, когда хотела, не убирала за собой и отказывалась делать работу по дому. Когда же девочку спросили, почему мать терпит все это и продолжает ее обеспечивать, она сказала лишь следующее: «Она должна.»

Джеф (17) только что разбил машину матери и бросил ее на шоссе в нескольких милях от дома. Он не брал на себя никакой работы по дому и на протяжении многих месяцев ничего не сделал для семьи. Когда же мать с горечью сказала ему о своем чувстве полной безысходности, он заявил, развалившись в кресле и наигранно утешая ее: «Ну ладно, еще только один годик, крошка!»

Дети, имеющие такого рода представление о своих родителях, не склонны быть благодарными за то, что те заботятся о них; они испытывают, скорее, раздражение из-за того, что их «слуги» не делают большего. Нам доводилось беседовать с детьми, которые вполне искренно чувствовали себя обманутыми, потому что родители не обеспечивали их машинами или же потому, что те машины, которые они получали, оказывались недостаточно хороши. Обычно эти дети считали, что они вправе требовать, чтобы их обеспечивали, о них заботились, им давали, - и все это без какой-либо отдачи с их стороны. И когда то, что предлагали им родители, не соответствовало их ожиданиям, они чувствовали себя обманутыми и рассерженными.
Если что-либо из этого соответствует отношениям, установившимся между вами и ребенком, то, как мы думаем, вам пора составить для себя Декларацию прав человека и принять решение защищать ее. Рассмотрите следующие положения, которые могут заменить приводившиеся выше установки:
Мой ребенок и я – как люди – имеем равные права.
Мой ребенок отвечает за заботу о своих нуждах и своем счастье, а я несу ответственность за заботу о своих нуждах и своем счастье.
Моя главная задача состоит в том, чтобы быть верной моему внутреннему Я; поступая так, я принесу пользу и тем, кто меня окружает.
Наилучший родитель – не раб и не господин, но человек, обладающий теми же правами, что и другие люди.
Самое лучшее, что я могу дать детям, - это показать, что вполне приемлемо проявлять заботу о своих собственных чувствах, нуждах и представлениях и быть счастливым.

Подводя итог рассуждения об этой идее равенства, продумайте также и само продвижение к равным взаимоотношениям между вами и вашим ребенком.

Ваши права

Если вы решили, что вам нужно установить более равноправные взаимоотношения с сыном или дочерью, то теперь вы должны определить, каковы ваши права, и начать отстаивать их.
Как же вам определить: в чем состоят ваши права?
На первый взгляд может показаться, будто ваши права – это нечто, что принадлежало вам с момента рождения и что так же неотъемлемо и неизменно принадлежит вам, как ваши уши и руки. Однако, когда вы осознаете, что в разное время и в разных частях мира люди имели очень разные права, вам станет ясно: врожденных прав как таковых не существует.
Ваши права таковы, какими считаете их вы и окружающие вас люди. Например, если и вы, и правительство считаете или соглашаетесь с тем, что вы имеете право собственности, то тогда оно у вас есть. Если же такого убеждения или соглашения между вами нет, то нет и вашего права. Если же вы не удовлетворены теми правами, которыми располагаете в той или иной ситуации, то именно вы должны определить и провозгласить для себя новые права, которые, на ваш взгляд, будут более справедливыми.
Когда вы решите, что нуждаетесь в каких-то правах, которыми не располагали ранее, приготовьтесь отстаивать их. (В следующих главах мы покажем, как это надо делать.) Отстаивать свои права необходимо потому, что другие люди, когда их некоторое время обслуживают, начинают думать, что так и должно быть, что это их право. И они будут сопротивляться, если вы предложите им нечто иное. Точно так же ваш ребенок, который какое-то время ездил на вас, может с полным основанием предположить, именно так и должно быть, и будет защищать это свое право. Не провозгласив ранее ваше право на равенство, вы позволили сыну или дочери считать, что у вас его нет; и вот теперь он или она уже привыкли к создавшемуся положению. Поэтому в том случае, когда вы впервые провозглашаете какие-то свои новые права, вам, вероятно, придется переучить вашему ребенка так, чтобы они их принял. Это похоже на историю о том, как сын садовника и принц на протяжении многих лет играли в шашки и сын садовника всегда делал так, чтобы принц мог выиграть. Через некоторое время оба уже считали, что принц имеет право выигрывать, а у сына садовника этого права нет просто потому, что так было всегда. Если же теперь сын садовника захотел бы установить свое право на справедливый выигрыш, то ему потребовалось бы пройти своего рода переподготовку; а принц вполне мог бы воспротивиться этому, возмутиться, почувствовать, что с ним обращаются несправедливо.
Мы замечали: дети ведут себя во многом как принцы, когда родители, лишенные ранее права чувства собственного достоинства, начинают сопротивляться и отстаивать свои права. Приведем в качестве примера следующую подлинную историю 16-летнего подростка, который грозился убежать из дома только потому, что его отец не купил ему третью (!) новую машину.
Один состоятельный отец семейства обеспечивал машинами всех своих детей, когда им исполнялось 16 лет. Его четвертый ребенок разбил свою новую машину, поэтому отец купил ему другую. Когда же и она была разбита, отец отказался покупать третью. И тогда его сын совершенно искренне почувствовал, что с ним обращаются возмутительно и несправедливо. Он уже привык к тому, что отец снабжает детей машинами, и считал, что у отца нет права не купить еще одну.
Итак, если ваш ребенок делает что-либо из того, о чем мы рассказываем в данной главе, то, скорее всего, у вас меньше прав, чем вам бы хотелось, меньше по сравнению с тем положением дел, которое вы считаете справедливым. Будет хорошо, если вы примете решение относительно новых, более справедливых для себя прав и затем полностью посвятите себя заботе об этих правах. Будьте готовы к тому, что вам придется потрудиться над выработкой у ребенка новых представлений о справедливости ваших прав, подобно тому как должны были делать это сын садовника и отец в приведенных выше примерах. Вы должны будете по-новому определить ваши права, а затем отстаивать их.
Вот несколько формулировок тех прав, которые, как решили родители, им нужны и которые они будут отстаивать.

Право побыть одному.
Право иметь свои собственные отношения с супругой (супругом) и друзьями.
Право быть свободной от страха насилия.
Право знать, что имущество в безопасности.
Право на личное время.
Право на уважительное обращение.
Право на отношения, напоминающие улицы с двусторонним, а не односторонним движением.
Право на нормальные, разумные тишину и спокойствие.
Право чувствовать, что каждый в семье несет свою ношу, и не содержать кого-то на иждивении.
Право закрыть свой дом и знать, что после этого уже никто не войдет в него.

Кстати, эти права не так уж отличаются от тех, что хотят иметь дети. Обязательно убедитесь, что вы предоставили ребенку права, эквивалентные тем, которые теперь желаете иметь сами, так чтобы у вас могли быть действительно равные отношения! Не годится провозглашать какие-либо из этих основных прав для себя и в то же время лишать их вашего ребенка.
Как же согласуется закон с вопросом о ваших правах? Многие из вас думают (как считали и мы в свое время), что обсуждать вопрос о своих правах бесполезно, поскольку родители «отвечают за своих детей в соответствии с законом». Ссылаясь на это обстоятельство, они имеют в виду, что сам закон ограничивает их права обязанностями, в числе которых обеспечение детей необходимым, воспитание соответствующего поведения, безответное смирение перед любыми их действиями, оплачивание любого причиненного ими ущерба. Все это, естественно, заставляет родителей чувствовать себя беспомощными, когда речь заходит о провозглашении каких-либо прав для самих себя.
Спешим вам обрадовать: хотя на самом деле закон вашего штата, возможно, и утверждает, что вы несете ответственность за вашего ребенка, закон этот гораздо более разумен, чем полагает большинство родителей, и вовсе не запрещает провозглашать исходные, основные права человека во взаимоотношениях с ребенком.
Мы не знаем такого закона, который бы утверждал, что вы должны мириться с поведением того рода, о котором мы говорим в данной главе. В большинстве штатов США законы, регулирующие отношения родителей и детей, являются двусторонними. В качестве типичного примера законодательства по данному вопросу можно привести закон штата Калифорния (являющийся скорее гражданским, нежели уголовным), требующий, чтобы родители или опекун обеспечивали ребенка, представляли ему кров, заботились о нем. Тот же закон требует, чтобы ребенок посещал школу и подчинялся разумным и правильным распоряжениям или указаниям его или ее родителя или опекуна и представителей школы.
Верно, конечно, что вас могут оштрафовать за тот или иной ущерб, который может причинить ваш ребенок, но у вас нет оснований для того, чтобы руководствоваться в своем поведении страхом перед такого рода случаями, поскольку вы все равно не можете контролировать их – вне зависимости от того, будете ли вы провозглашать свои права или нет. Позволив ребенку ездить на вас, вы не спасете себя от возможности судебного преследования, поэтому без всяких опасений можете заявить о своих правах. Вероятность того, что дети натворят что-нибудь и причинят какой-либо ущерб, гораздо меньше в тех случаях, когда родители отстаивают себя и свои права.
Подводя итог обсуждению вопроса о ваших правах, прямо сейчас решите, каковы же ваши права, и примите на себя обязательство отстаивать их.
Боязнь столкновений

Следующее, что надо сделать после выяснения ваших справедливых прав и принятия решения отстаивать их, - проработать и преодолеть страх перед возможными столкновениями с ребенком, которые могут последовать за провозглашением вами своих прав. Иногда родители сносят многое от своих детей потому, что просто бояться их неодобрительных, огорченных или рассерженных взглядов или же той сцены, которой все может кончиться, если они будут отстаивать свои права. Подобные страхи вполне естественны. Дисгармония во взаимоотношениях никому не доставляет радости, как и то действительно ужасное положение, когда приходится выдерживать противодействие в одиночку. Один из авторов книги очень хорошо помнит свой собственный страх, охватывающий ее вновь и вновь в подобного рода ситуациях.
Я сказала детям, что хочу, чтобы они не таскали еду из холодильника, если до обеда осталось меньше часа. В половине шестого я была в гостиной, когда услышала, что наш 16-летний сын прошел на кухню и открыл холодильник. Я знала, что мне следует напомнить ему в форме Я-высказывания: «Сын, я на самом деле хочу, чтобы никто не ел перед обедом». При этом мне было так страшно сказать это, что я начала буквально трястись от страха. Я испытала почти непреодолимое искушение сделать вид, что ничего не слышала и поэтому могу промолчать.

Конечно, эта боязнь столкновения является в определенном смысле оправданной. Когда вы начнете отстаивать свои права (особенно в тех случаях, если какое-то время позволяли на себе ездить), вам обязательно придется почувствовать на себе несколько довольно кислых взглядов и пережить ряд весьма неприятных сцен. Даже если подростку нужны те ограничения, которые вы установите, нет такого ребенка, какого бы склада он ни был, кто принял бы их просто так, сказав лишь «спасибо». Ему или ей обязательно покажется необходимым защитить то, что он или она считает своими правами. И дети могут сделать все что угодно, чтобы вынудить вас отказаться от того, что вы только что начали отстаивать. Они могут заявить вам:

Ты не заботишься обо мне.
Я ненавижу тебя.
Я сбегу из дома.
Мне бы хотелось умереть (или чтобы ты умер).

Они могут терроризировать вас молчанием или же всем своим мрачным видом показывать, как плохо с ними обращаются. Они могут закатывать истерики и ломать вещи.

Линда (15) какое-то время не делала никакой работы по дому. Мать попросила ее протереть пол. Ничего не сказав в ответ, Линда вышла за дверь и убежала из дома.
Арлина (16) имела привычку каждое утро выпрашивать машину у своей матери. Мать пыталась под разными предлогами отказывать ей, но в конце концов все же разрешала. Однажды во время завтрака, после того как мать в очередной раз сказала: «Нет», - Арлина сбросила со стола всю посуду. Когда же мать стала твердо настаивать на своем отказе, Арлина совершенно серьезно пригрозила столкнуть свою больную бабушку в плавательный бассейн.
Кэрол (14) привыкла приходить домой после ужина и съедать на кухне то, что от него осталось, но при этом никогда не убирала за собой. Мать категорически потребовала, чтобы дочь убирала после себя. Тогда Кэрол закатила настоящую истерику, разбила и поломала много вещей у себя в комнате, причем визжала так громко, что встревоженные соседи вызвали полицию.

Теперь-то мы знаем, что перспектива подобного поведения ребенка может пугать. Но мы убеждены также в следующем: чем меньше вы боитесь всего этого, тем меньше вероятность, что это случится. Так происходит потому, что всякое поведение такого рода – это шантаж, вымогательство: ребенок делает все для того, чтобы оказать на вас давление, вынудить пойти ему на уступки. Ни один ребенок не будет закатывать истерик тому, на кого они производят никакого впечатления.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>