<< Предыдущая

стр. 8
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Остаток лета и начало осени миссис Ф. медленно, но упорно шла к тому, чтобы дать возможность сыну принимать собственные решения. В течение этого времени Карл изменился, стал более ответственным. Хотя впоследствии, вплоть до начала одиннадцатого класса, сын все же доставлял некоторое беспокойство матери, проблемы постепенно исчезали, и к весеннему семестру Карл уже не отставал ни по одному из предметов, никому не доставлял неприятностей ни в школе, ни где бы то ни было еще. Он и его мать были в прекрасных, преисполненных любви отношениях. Счастливое окончание истории — верно? Неверно. Примерно в это же время старшая сестра Карла — Салли, которой только что исполнилось 17 лет, начала вести себя совсем иначе, не так, как обычно. Раньше она не доставляла своей матери абсолютно никаких забот, хорошо училась в школе, сердечно относилась к своему дедушке инвалиду, короче, была таким ребенком, с которым было бы легко любым родителям. Затем с Салли произошли (по крайней мере с точки зрения ее матери) поразительные изменения. Она начала пропускать занятия в школе. Если раньше Салли и интересовалась мальчиками, то они всегда были «хорошими», т. е. такими, которых одобряла ее мать, да к тому же девочка сильно и не увлекалась ими. Теперь же Салли потеряла голову из-за парня, который был несколькими годами старше ее. Он жил на той же улице и время от времени, приезжая домой на своем пикапе пьяный, устраивал там шумные дебоши. Салли вступила с ним в интимные отношения, причем сделала это таким скандальным образом, что ее мать была просто обязана уличить ее. Однажды, когда матери не было дома, но в комнате, расположенной рядом со спальней Салли, находился ее дед, она привела к себе этого парня и устроила шумное, демонстративное сексуальное свидание, о котором, как она точно знала, дед сообщит миссис Ф.
Миссис Ф. вновь пришла проконсультироваться с нами (теперь уже по поводу этой новой проблемы). Салли также согласилась приходить к нам. Они обе всегда были довольно близки и хорошо относились друг к другу, и после того, как они вновь подтвердили эти чувства взаимной расположенности, Салли сказала, что бросит своего приятеля. Однако очень скоро она перестала приходить на консультации и начала тайно встречаться с этим парнем. Миссис Ф. была в полном смятении. Хотя она прошла через то же самое с Карлом и в конечном счете почувствовала удовлетворение, отказавшись контролировать его поведение, тем не менее миссис Ф. продолжала вести беспомощную борьбу за то, чтобы контролировать Салли. Для миссис Ф. все началось как бы заново. Но снова усердно и неуклонно она работала над тем, чтобы научиться отказываться от своих привычек контролировать дочь. Тем временем Салли бросила своего приятеля, но вместо него нашла другого, которому был 21 год и который почти сразу же после их знакомства был арестован полицией. Когда он находился в предварительном заключении, ему иногда можно было звонить, и Салли подолгу говорила с ним по телефону, получая в результате значительные счета за эти переговоры.
Цель нашей работы с миссис Ф. состояла в том, чтобы вернуть Салли полную ответственность за ее собственную жизнь, включая и любовные дела. Например, миссис Ф. должна была принять твердое решение не оплачивать счета дочери за ее телефонные переговоры с приятелем.
Поддаваясь своим прежним привычкам контролировать дочь, миссис Ф. подумывала о том, чтобы вынудить Салли отказаться от работы после школы, якобы «для того чтобы дочь могла больше заниматься». На самом же деле миссис Ф. хотела сделать это для того, чтобы Салли не имела возможности оплачивать телефонные счета. Мать считала, что это позволит ей настаивать на прекращении звонков дочери своему приятелю. К счастью, оказалось довольно легким делом убедить миссис Ф., что этот хитрый тактический ход, скорее всего, не сработает.
Для миссис Ф. конфликтная ситуация с дочерью была почти столь же трудна, как и конфликт с сыном, хотя, как и в первый раз, она в конце концов добилась успеха. К тому времени, когда Салли исполнилось 18 лет и она закончила среднюю школу, мать и дочь были в очень хороших отношениях, в чем-то похожих на те, что были у них несколько лет назад, но уже без прежнего детско-родительского оттенка. Они напоминали скорее взаимоотношения двух любящих друг друга взрослых людей. После окончания школы Салли продолжила учебу в колледже, жила дома, больше не дружила с «неприличными» приятелями, и миссис Ф. была довольна тем, как все обернулось. Салли бросила «неприличных» приятелей вполне добровольно и как-то мимоходом сказала матери: «Я не думаю, что он (ее второй приятель, которого посадили в тюрьму) именно тот парень, который подошел бы мне».
ИСКРЕННЕЕ УСИЛИЕ
Мистер и миссис Б. оказались в очень неблагополучной ситуации. Мы достаточно детально рассказываем их историю для того, чтобы наглядно показать, что может произойти, когда родители всецело посвящают себя изменению сложившегося положения дел.
За годы, предшествующие нашему знакомству с семьей Б., Энди (12) уже успел довести до отчаяния и своих родителей, и учителей. Родители признались нам, что не имеют над сыном никакого контроля. Всякий раз, когда они пытались наставлять Энди или делать ему замечания, он начинал буйствовать: разбивал вдребезги ветровое стекло машины, избивал принадлежавших родителям эскимосских лаек, угрожал телесными увечьями членам семьи. Подобные инциденты обычно заканчивались тем, что мистер Б. бил мальчика, а миссис Б. ругала сына за то, что он ее ни во что не ставит.
Энди выгнали из двух школ, потому что там, так же как и дома, с ним ничего не могли поделать, а консультант из третьей школы посоветовал родителям поместить его в психиатрическую больницу на месячное обследование.
Родителей очень беспокоило также то, что Энди подавал плохой пример своему младшему брату Деннису (9) и без спроса пользовался его вещами. Однажды, когда Энди, как всегда, взял гитару брата, отец сказал, что он не должен брать ее без разрешения. Энди отреагировал дерзостью и угрозами, взбесившими отца, а затем, по мере того как разгоралась ссора, мальчик схватил котную любимую кошку матери и бросился с ней во двор перед домом, крича, что швырнет ее через изгородь на улицу, если отец не заткнется. Мистер Б. схватил Энди как раз вовремя, чтобы спасти кошку, и сильно ударил его по спине. Энди тут же позвонил в полицию, чтобы пожаловаться на то, что его избили. Когда приехала полиция, он сказал, что его так разозлили, что он собирался этой ночью прикончить своих родителей.
Анализируя эту ситуацию, мы отдали должное идее с психиатрической больницей, приняв в расчет угрозы Энди и череду его предшествующих диких выходок. Однако мы чувствовали, что можем помочь семье и наша помощь будет гораздо эффективнее. Два обстоятельства повлияли на то, что мы остановились на этой последней точке зрения.
1. Несмотря на все свои дикие высказывания, Энди никогда и никому не наносил реального ущерба. Собаки, которых он бил (а делал это он не кулаком, а ладонью), были большими и сильными и не выглядели запуганными. Схватив кошку, Энди побежал так, чтобы его смогли остановить до того, как он мог бы на самом деле бросить ее через изгородь. Что же касается ветрового стекла машины, то он разбил его не преднамеренно, а скорее всего случайно — в ходе происшествия, никак не связанного с этим стеклом.
2. Мы видели в поведении родителей те действия, которые при определенной коррекции могли привести к существенному изменению конфликтной ситуации с сыном. Кроме того, родители страстно стремились поработать над тем, чтобы улучшить положение дел. В создавшейся ситуации они были несчастны и в то же время явно не хотели расставаться с мальчиком. Мистер Б. сказал: «Я согласен предпринять что-нибудь!» Мы поймали его на слове и дали обоим родителям четкие инструкции, для того чтобы они опробовали их. Прежде всего мы попросили обоих родителей отказаться от некоторых действий, пообещав, что взамен научим их более эффективному поведению. Мистер Б. дал слово больше не бить Энди, какой бы сильной ни была провокация с его стороны (шлепки, получаемые от отца, давали Энди своего рода модель физического насилия, и он вовсю использовал ее). Миссис Б. согласилась воздержаться от ругани, что бы Энди ни
делал.
Энди отказался пойти в школу в тот день, когда мы посетили семью, и, пока мы разговаривали, играл у дома. Затем в присутствии Энди мы сказали родителям, что они нарушают закон, позволяя сыну не посещать школьные занятия. Если же они не могут заставить его учиться (все возможное они уже сделали, сказав сыну, что ему следует ходить в школу), то теперь, в часы школьных занятий, они не должны обращать на него абсолютно никакого внимания, как будто его здесь нет. (Это было сделано, чтобы лишить Энди внимания родителей, которое он обычно получал от них, когда, вместо того чтобы идти в школу, оставался дома.)
Затем родители составили отдельные списки тех поступков Энди, которые вызывали у них беспокойство. В каждом из этих списков было около двадцати пунктов.
С разрешения супругов Б. мы приводим здесь некоторые из них.
Список мистера Б.:
Кричит на свою мать, что приводит меня в бешенство.
Все время перечит. Если все мы хотим пойти и съесть пиццу, он обязательно должен съесть гамбургер.
Не чувствует себя обязанным делать какую-либо работу по дому.
Ломает вещи, когда приходит в ярость.
Вгоняет меня в стыд своими выходками и истериками, когда мы бываем в обществе.
Звонит по междугородному телефону своей бабушке и жалуется на нас.
Крадет вещи из моей комнаты.
Берет без спроса мои инструменты, и я уже больше никогда их не вижу.
Ждет от меня, что я доставлю его в любое место, куда и когда он этого захочет.
Список миссис Б.:
Не встает утром вовремя, чтобы успеть в школу. Забывает приносить из школы домашние задания, так что потом не должен и выполнять их.
Сильно пачкает на кухне каждое утро.
Исчезает без спроса, когда знает, что мы собираемся отправиться куда-либо.
Не кормит собак (что является его обязанностью) и плохо относится к ним.
Оставляет ванную комнату неубранной после себя (повсюду разбрасывает свою грязную одежду и не сливает воду из ванны).
Входит в комнату и переключает канал телевизора в то время, когда я смотрю его.
Ведет себя как совершеннейший дурак, когда у меня гости. Я так стыжусь его.
Ведет себя как поросенок в кафе или ресторане. Когда мы отправляемся вместе с ним, мой желудок как будто завязывают узлом и никакая еда не доставляет мне удовольствия.
Когда я разговариваю по телефону, он специально кричит так, что я ничего не слышу.
Постоянно хочет идти куда-то и не принимает в этой связи никаких отказов или возражений.
Следующие проблемы были указаны в списках обоих родителей, хотя проступки сына описывались в них разными словами:
Не убирает свою половину детской спальной комнаты.
Плюет повсюду.
Бьет собак, когда приходит в ярость.
Не хочет ложиться спать вовремя.
Подбивает Денниса на опасные проделки: воровство, игры с огнем или ножами, бросание камней и т. д.
Первую неделю мы работали с мистером и миссис Б. над пунктами, входившими в их перечни событий жизни ребенка. Вот что делали родители:
Недовольство мистера Б. тем, что Энди кричит на свою мать.
Мистер Б. согласился оставаться в стороне, что бы ни происходило между его женой и Энди. Он решил, что, когда крики Энди станут раздражать его, он будет выходить из комнаты и находить себе дело в своей мастерской.
Энди не убирает свою половину детской спальни.
Родители сказали двум своим сыновьям, что, по их мнению, мальчикам вполне можно доверить решение вопроса о том, как убирать свою комнату, и что они не собираются больше контролировать их.
Энди отказывается вставать вовремя, чтобы успеть в школу, или не желает приносить из школы домашние задания.
Миссис Б. твердо заявила Энди, что начиная с этого момента и в дальнейшем она не вмешивается в его школьные дела; пусть он и учителя все вопросы решают сами.
Энди хочет куда-либо идти и не принимает никаких возражений, не хочет слышать ни о каких «нет». .
Миссис Б. сказала Энди, что теперь понимает — он сам может позаботиться о себе и в дальнейшем волен самостоятельно принимать решения, куда ему пойти.
Через несколько часов, после того как миссис Б. сказала ему это, Энди проверил ее, заявив с явно провокационными намерениями: «Эй, мама, я собираюсь пойти в веломагазин!» Раньше она могла автоматически отреагировать на это таким образом: «Нет, ты не пойдешь туда!» Теперь же она сказала буквально следующее: «Ну, это твое дело». Получив такой ответ, Энди был заметно удивлен. Минуту спустя из-за двери показалась его голова, и он снова обратился к ней: «Мама, я .же сказал, . я собираюсь пойти в веломагазин!» Миссис Б. произнесла: «Мм, гм». Энди, по-видимому, все еще не мог ей поверить и выпалил рассерженно: «Мама, разве ты не слышала, что я сказал? Я собираюсь пойти в веломагазин!» Миссис Б. обронила мимоходом: «Ну, тогда увидимся позднее».
Энди и не думал идти в веломагазин, но он, видимо, по-настоящему задумался о новой позиции своей матери. Довольно долго Энди все еще продолжал подобным образом спрашивать разрешения пойти куда-либо, хотя через несколько недель у него уже был наготове шаблонный ответ и он мог сказать: «Эй, мама, могу я пойти домой к Джои?.. Я знаю, знаю, это мое дело!»
Долго не ложится спать.
Мистер и миссис Б. сказали обоим мальчикам, что они достаточно взрослые, чтобы самим соблюдать время отхода ко сну, и впоследствии уже вообще ничего не говорили об этом.
Мистер и миссис Б. начали также гораздо больше внимания уделять тому, что они сами хотели делать, и гораздо меньше обращали внимания на Энди. В течение первой недели они дважды уходили обедать вдвоем, оставив обоих мальчиков дома. Энди сердито обвинил родителей в том, что они никогда и никуда не берут его с собой. Мистер Б. сказал сыну, что будет рад пойти с ним куда угодно, как только будет уверен, что не придется испытывать смущение из-за поведения Энди, и не раньше. Отец был совершенно готов к тому, чтобы, в случае если в очередной раз Энди устроит сцену в ресторане, встать и уйти, оставив его там одного. Видимо, одной этой решимости отца было вполне достаточно, и ему так никогда и не пришлось проделать что-либо подобное в действительности.
Через неделю или около того, когда мистер и миссис Б. уже без особого труда могли не контролировать пункты из перечня событий жизни ребенка, они начали работать над пунктами из перечня событий жизни родителя.
Миссис Б. выбрала сначала для подобной работы проблему, которую создавали для нее грязь и беспорядок, оставляемые сыном каждое утро на кухне. Миссис Б. встречалась с Энди уже днем, когда он приходил домой из школы. В течение нескольких дней она, увидев его, говорила: «Энди, не будешь ли ты так добр убрать на кухне?» Энди отвечал на это шутками, отказами, обвинениями («Ты не заботишься обо мне») и т. п., и миссис Б. пришлось повторить трехчленное настаивающее предложение три или четыре раза.
Мистер Б. выбрал для себя проблему, связанную с тем, что Энди брал его инструменты. Отец уже совсем был готов сказать Энди, что хотел бы твердо знать — его инструменты находятся в полной безопасности, но эта проблема так и не возникла вновь!
Главный результат работы супругов Б., видимо, состоял в следующем: Энди понравилось, что его делают ответственным за собственные действия, и, когда ему предоставили эту ответственность, он перестал доставлять беспокойство родителям.
Два месяца спустя, после того как супруги Б. начали работать над своими проблемами с Энди, они сообщили нам, что у них больше нет ни одной настоящей трудности с сыном. Как они сказали, Энди «смягчился». Оба родителя признались, что стали чувствовать себя с ним ближе, чем когда-либо раньше. Когда же супругов спросили, что произошло с пунктами их списков, они рассказали следующее.
Школа. Энди регулярно посещал школу. Он получил несколько плохих отметок за то, что забывал о своих домашних заданиях, и была также одна записка от учительницы к миссис Б. Мать отдала полученную записку Энди, который сказал ей, что знает, о чем она, и понимает также, что это его дело разобраться с такого рода делами и именно это он и собирается делать.
Когда мы спросили миссис Б., вовремя ли встает утром Энди, чтобы успеть в школу, она сказала лишь: «Все замечательно».
Крики на мать. Это «прекратилось довольно давно». Мистеру Б. на самом деле пришлось однажды выйти из комнаты, когда жена и Энди начали спорить. При этом отец сказал: «Я чувствую себя неловко в этой ситуации и, наверное, уйду из комнаты». Так он и сделал. За все время произошел лишь еще один подобный инцидент. Энди сказал как-то своим домашним, что оставил велосипед в школе и собирается вернуться туда, чтобы забрать его. Миссис Б. сказала, что школа должна быть уже закрыта, и, на какой-то миг переключившись на свои прежние привычки, ответила, что он не пойдет в школу. В прежние времена, как уверяли нас родители, за этим последовала бы настоящая сцена. На этот же раз Энди просто сказал с раздражением: «Это мое дело!» — схватил пальто, выбежал из дома и отправился в школу. Мать продумала происшедшее и решила, что сын был прав.
Уборка его комнаты. Это не было больше проблемой. Теперь за уборку всей комнаты отвечал Деннис, что было частью договора, который выработали сами мальчики!
Грязь. Энди время от времени все еще пачкает дома. Его отец сказал нам: «Когда он делает это, я говорю ему: «Я хотел бы, чтобы эту грязь убрали». Иногда он все еще оставляет ванную комнату в беспорядке. Как сказала миссис Б.: «Он все еще нуждается в напоминаниях, и, как только я говорю ему: «Я не оставляю за собой грязи и беспорядка, когда принимаю ванну!»,— он возвращается в ванную комнату и убирает ее».
Поздно ложится спать. Это не было больше проблемой. Первые несколько раз, когда родители ничего не говорили о том, что пора идти спать, мальчики не ложились спать почти всю ночь. Вот что сказал мистер Б.: «Это должно было измучить их. Начиная с третьей ночи они отправились спать уже в оптимальное время и даже погасили свет».
Плевки исчезли. «Мы никогда не говорили ему об этом, и я после ни разу не видела, чтобы он плевался».
Воровство из комнаты родителей прекратилось. «Мы сказали ему только, что наша комната для него закрыта».
Требование, чтобы его всюду возили, больше не возобновлялось ни разу. Однажды утром Энди вежливо попросил отца взять его вечером на футбол, и мистер Б. почувствовал, что согласен сделать это.
Желание уходить из дома. В этом отношении Энди был по-прежнему «независимым». Если мать возражала по поводу его ухода, он мог сказать примерно следующее: «Я хочу уйти, и если попаду в беду, то сам буду виноват в этом»,— после чего он уходил.
Нежелание кормить собак. Энди, как и раньше, не кормил собак; он сказал родителям, что до школы у него нет для этого времени, и предложил, чтобы вместо него кормил собак Деннис. Взамен он добровольно вызвался работать в саду!
Приставание к собакам и кошке. В течение многих недель не случалось ничего подобного.
Переключение каналов телевизора в то время, когда его смотрят родители. Энди больше не делал этого. Однако после того как он перестал переключать каналы, то же самое несколько раз пытался проделать Деннис. Мать сказала ему: «Все, что мы говорим, предназначено не только для Энди. К тебе это также относится!»
Приведение в замешательство родителей в присутствии гостей. Этот пункт фактически сменился на свою противоположность. На несколько недель приехал погостить дедушка Энди, и на этот раз не было всех тех неприятностей, которые Энди обычно доставлял семье раньше; он, как сообщила нам миссис Б., «был так добр и покладист с моим отцом. Он плакал, когда дедушка уезжал».
Дополнительный побочный эффект. Родители забыли указать в качестве одной из хронических проблем (также вызывавшей их беспокойство) привычку Энди грызть ногти. И хотя об этом сыну не было сказано ни слова, эта привычка также исчезла.
Фактически через два месяца после начала работы поведение Энди большие не беспокоило родителей, и они начали использовать те навыки, которым научились, работая с Энди, в своих делах с друзьями и родственниками, злоупотреблявшими, как им представлялось, их добротой. Например, брат миссис Б. постоянно брал на время машину ее мужа, иногда даже не спрашивая разрешения, и в то же время отказывался одалживать мистеру Б. свой мотоцикл, несмотря на то, что тем самым иногда оставлял его без транспортного средства. Другой родственник, приехав навестить супругов Б., обосновался на много недель в их гараже, где принимал своих приятельниц, распивал спиртные напитки и очень громко включал музыку, доставляя хозяевам массу беспокойства. И какой пример подавал он их сыновьям! Даже сказать что-либо этим людям было непросто для супругов Б., но когда они все же осмелились, то были удивлены, что в результате их взаимоотношения с' родственниками улучшились. Все это еще раз подтвердило правильность их нового, серьезного способа взаимодействия с Энди.
Родителям представлялось все происшедшее слишком хорошим, чтобы быть правдой. В то, что Энди так сильно изменился из-за того, что они что-то там сделали, мистер и миссис Б. просто не могли поверить. Они были склонны наполовину объяснять положительные изменения тем, что у Энди появились новые друзья, особенно одна очень хорошая девочка из его класса. Мы согласились, что эта новая подружка действительно могла оказать благотворное влияние в данной ситуации, но вместе с тем сказали родителям, что убеждены: основная заслуга, несомненно, принадлежит им и тем преисполненным любви изменениям, которые произошли благодаря их усилиям.
ДЕТИ УНИКАЛЬНЫ
Как и в каком направлении развивается ребенок, представляется нам в значительной степени обусловленным и даже предопределенным чем-то, заключенным в нем самом. Мы думаем, что хорошей иллюстрацией этого положения является происшедшее с миссис X. и ее двумя детьми.
Миссис X., человек очень добродушный, отзывчивый и, как говорят, «смягчившийся с годами»; и если бы оба ее ребенка были такими, как ее сын Том (10), то у нее, по-видимому, никогда не было бы никаких проблем. Том по своему характеру был очень похож на мать. А вот другой ее сын, которого звали Тим (12), очень напоминал ее бывшего мужа — человека в высшей степени независимого, самостоятельного, сильного, не склонного жить уютной домашней жизнью. Тим любил играть либо один, либо с другом у ручья неподалеку от дома, где он мог строить шалаши из веток, ловить мышей и ящериц и ходить по воде вдоль ручья. Миссис X. беспокоило не только это. Для того чтобы попасть на этот ручей, Тиму приходилось переходить оживленную улицу по пешеходному переходу со светофором. Однако Тим считал ее тревогу глупой и просто делал то, что хотел. Он также всячески помыкал матерью, вынуждал ее, например, давать ему деньги или покупать то, что ему хотелось, и она была буквально воском в его руках. Тим знал, что, устроив сцену, получит то, чего хочет, он был первоклассным создателем подобного рода сцен.
Миссис X. была просто не в состоянии заботиться о себе в той мере, в какой это было необходимо в ее отношениях с Тимом. Кое-что она изменила в своем поведении в соответствии с нашими наставлениями и обнаружила, что эти перемены оказались полезными. Миссис X. также понимала: многое, что она пока не в состоянии сделать, было бы не менее благотворно. И все же Тим оказался для матери слишком крепким орешком, и она решила посмотреть, не согласится ли кто-нибудь из ее родственников взять его на воспитание. Ее сестра с мужем, преуспевающим рыбаком из Луизианы, души не чаяли в Тиме, и им очень хотелось, чтобы он жил вместе с ними. Теперь Тим воспитывается дядей и тетей, и все идет хорошо. В летнее время он со своим дядей занимается ловлей рыбы и успешно справляется с этим делом. Миссис X. и Том довольны друг другом.
СВОДНАЯ СЕМЬЯ, КОТОРАЯ ВЫСТОЯЛА
Главный пункт в перечнях событий жизни родителя для мистера и миссис М. состоял в том, чтобы оградить собственные взаимоотношения от действий их сводных детей, подталкивавших супругов к разводу. После свадьбы мистера и миссис М. прошел примерно год, когда мы впервые встретились с ними. В этой семье воспитывались их дети от прежних браков. У миссис М. было двое дочерей в возрасте 5 и 13 лет, а у мистера М. была дочь 12 лет. Когда супруги впервые обратились за помощью, проблема, начавшаяся с осложнений во взаимоотношениях с двумя старшими девочками, стала настолько серьезной, что уже сами взрослые были близки к тому, чтобы расстаться. На первый взгляд то, что довело их до этого состояния, было совершенно несерьезным. Две девочки могли напачкать на кухне или в гостиной или же не убирали на место свои велосипеды. Трудность состояла в том, что супруги по-разному относились к девочкам. Миссис М. жаловалась, что муж вел себя как слишком строгий педант по отношению к ее дочери, но позволял его собственному «ангелу» многое делать совершенно безнаказанно. Мистер М. говорил, что добиваться от девочек элементарной дисциплины — задача жены, а поскольку она устранилась, то пришлось этим заниматься ему. Его возмущала позиция жены и особенно поведение ее дочери, которая, как он сказал, была причиной всех бед. Миссис М. была столь же уверена, что подлинным источником их мук является его дочь. (Мы полагаем, что они оба были правы. Дети, как и люди в целом, могут быть то ангелами, то дьяволами в зависимости от того, с кем они общаются).
Казалось, что девочки, добиваясь развода родителей, разыгрывают хорошо продуманные роли. Дочь мистера М. делала главным образом то, что особенно досаждало мачехе, а его сводная дочь прекрасно знала, чем именно можно досадить отчиму. Инцидент, который довел всю ситуацию до критической точки, был спровоцирован дочерью миссис М. Мистер М. работал во вторую смену, и когда он приезжал домой около полуночи, то предпочитал открывать двери гаража с помощью дистанционного управления из машины и потом въезжал в гараж. Однажды ночью (уже в который раз) мистер М. увидел, что велосипед его приемной дочери блокирует ему дорогу. И вот здесь он устроил сцену, в которую вскоре была вовлечена вся семья.
Мы убедили супругов М. опробовать подход, который позволит им сконцентрироваться на заботе о собственных взаимоотношениях: в сущности, речь шла о том, чтобы встать скорее плечом к плечу, нежели носом к носу. Если они смогут — целесообразно использовать единый метод наведения дисциплины, но если же им не удастся действовать таким образом, то тогда каждому следует применять свой предпочитаемый метод. С любым из детей должен иметь дело тот родитель, который первый зафиксирует ту или иную проблему, и ни один из них не должен выслушивать наедине россказни дочери о том, какой плохой и злой ее приемный родитель.
Супруги решили начать называть каждую девочку «моя дочь» и также просить приемных дочерей обращаться к ним «папа» и «мама», а не по имени, как это было раньше.
Супруги М. очень хотели спасти свой брак, поскольку изначально он был удачным. В результате они начали перестраивать тот способ взаимоотношений, который сложился у них с дочерями. Например, миссис М. смогла заявить обеим девочкам: «Я хочу, чтобы в детской комнате больше не было грязной посуды». Выслушивая обычные первоначальные ответы, которые, как правило, получают родители, применяющие описываемый нами подход («Я этого не делала!», «Я тоже не делала!»), она постепенно добилась значительного успеха, и в комнате стало чище.
Выявился и важный побочный эффект: миссис М. поняла, что на самом деле ее не так уж заботило, как ей казалось раньше, поддержание совершенного порядка в доме.
Мистер М. объявил девочкам: если он еще раз увидит велосипед, блокирующий движение его машины, то, не обращая внимания на то, чей он, разбудит обеих девочек для того, чтобы они отправились в гараж и убрали велосипед на место.
И он так и делал. Как вы можете себе представить, очень скоро велосипеды перестали блокировать ему дорогу по ночам.
Мистер и миссис М. прожили вместе к настоящему времени еще пять лет, и две старшие девочки стали вполне благополучными взрослыми людьми. Они давно отказались от своих провокационных поступков, и со временем каждый из родителей полюбил обеих девочек. Фаворитизм исчез. Родители счастливы, что живут вместе со всеми тремя девочками, которые чувствуют себя в семье прекрасно.
СВОДНАЯ СЕМЬЯ, КОТОРАЯ НЕ ВЫСТОЯЛА
Не во всех сводных семьях дела идут столь успешно, как в семье супругов М. Семья Л., например, так и не состоялась.
Мистер и миссис Л. вступил в брак и попытались создать новую семью, имея по одному сыну от прежних браков. Обоим мальчикам было по 14 лет. Один из них, сын мистера Л., был особенно активен, пытаясь создать проблемы в отношениях между родителями. Он был крайне неприветлив и груб со своей сводной матерью. В беседах с нами мальчик ясно давал понять, что хотел бы, чтобы его родная мать и отец снова сошлись, хотя и понимал, насколько это маловероятно. Он говорил также, что, несмотря на то, что мачеха относится к нему так же, как и к собственному сыну (а это отношение, как он чувствовал, было прекрасным), он все равно не будет хорошо относиться к ней.
Каждый из супругов осознавал, что поведение мальчиков и особенно сына мистера Л. вбивало клин между ними, однако они так и не смогли изменить свой способ взаимодействия с детьми. Им не удалось передать мальчикам ответственность за их собственные поступки и, не противореча друг другу, совместно заняться очень важной проблемой из перечня событий жизни родителя — попытаться свести на нет тот ущерб, который наносился мальчиками их взаимоотношениям. И сейчас, когда пишутся эти строки, супруги находятся на грани развода.
ДОЛГОВРЕМЕННОЕ УСИЛИЕ
Миссис 3. основательно привыкла игнорировать свои собственные желания и вместо этого концентрировала почти всю свою энергию на том, чтобы контролировать жизнь сына. Ее история свидетельствует, однако, что даже такая глубоко укоренившаяся привычка может быть со временем изменена, и в результате у человека сложится новый, более совершенный образ жизни.
Миссис 3., программист ЭВМ, в одиночку растила своего 14-летнего сына Теда почти с его младенчества. Отец мальчика давно ушел от них, и никто не знал, где он и что с ним. Кроме того, у миссис 3. была изувечена нога, и за исключением небольших расстояний она могла ходить, только пользуясь костылями. Миссис 3. затрачивала много энергии, беспокоясь о том, «правильно» ли ведет себя Тед, а воображение ее было чрезвычайно живым. В первый раз она обратилась за консультационной помощью, потому что подозревала, что Тед собирается сделать беременной 11-летнюю девочку, которая жила в соседней квартире. У матери не было реальных оснований, которые подтверждали бы ее опасения о существовании интимных отношений между сыном и этой девочкой, и, когда мы вошли в курс дела, все это показалось нам в высшей степени маловероятным. И тем не менее миссис 3. продолжала беспокоиться о том, что же будет, если случится эта беременность: какова ее ответственность; что же будет с Тедом; что с ней сделает мать девочки и т. д. Она вполне могла представить, что каждый житель города читает об этом происшествии в газете, что Теда называют отцом, что он должен жениться на маленькой девочке и никогда не сможет закончить школу, что он должен будет прожить всю свою жизнь как простой рабочий и т. д. Другие проблемы, которые также беспокоили миссис 3., были связаны с тем особым характером взаимоотношений, который сложился у нее с сыном. Тед не выполнял своей части работы по дому, которую по справедливости должен был делать. Из-за своего увечья миссис 3. не могла выносить мусор, ей было трудно также чистить ванну. Эти и некоторые другие виды уборки были в числе обязанностей Теда, но он всегда уклонялся от них.
В целом Тед произвел на нас хорошее впечатление. Это был серьезный мальчик с незначительной склонностью к разного рода шалостям. Он неплохо успевал в школе и даже выполнял время от времени по своей собственной инициативе работу по стрижке газонов. Основная проблема Теда состояла в том, что мать отсуществляла слишком плотную родительскую опеку, и в результате у него оставалось лишь очень незначительное ощущение, что он может распоряжаться собственной жизнью. Даже когда он стриг газоны, мать не спускала с него глаз, желая быть уверенной, что он делает все именно так, как она считает нужным и правильным, что его работодатели полностью удовлетворены и т. д. Она беспокоилась, что заказчикам что-то не понравится.
Миссис 3. должна была принести много личных жертв, чтобы вырастить Теда до подросткового возраста. Постепенно она чуть ли не полностью сконцентрировалась на его жизни и почти забыла о том, какими могут быть ее собственные желания. В работе с миссис 3. мы занимались решением очень трудной задачи: ей надо было помочь снять контроль с жизни Теда и вместо этого принять на себя ответственность за то, чтобы сделать счастливой свою собственную жизнь.
Мы и миссис 3. долго работали вместе. В течение примерно двух лет она постепенно изменялась и мало-помалу стала позволять Теду в большей степени руководить его собственной жизнью. Каждый новый случай, с которым приходилось сталкиваться, не давался ей без борьбы. Сын хотел устроиться на работу. Он хотел пойти в турпоход с мальчиком старше его по возрасту, знающим и опытным туристом и вдобавок, как она сама признавала, ей симпатичным. Он хотел пригласить девочку в кино. Он хотел пойти на научную выставку. Каждый такой случай заставлял беспокоиться мать, и она была неподражаема в придумывании всевозможных невероятных катастроф, представлявшихся ей неизбежными. Однако миссис 3. прорабатывала каждую из проблем по мере их возникновения и к концу двухлетнего периода уже не могла без некоторого изумления оглядываться на свое прежнее Я. Она могла улыбнуться, вспомнив свое беспокойство по поводу того, что Тед сделает беременной маленькую девочку, и испытать чувство удовлетворения, что сын и в самом деле вырос милым и хорошим парнем, хотя поступал по-своему, а она по существу сумела отказаться от контроля над всем относившимся к перечню событий его жизни.
На протяжении этого периода миссис 3. стала гораздо лучше заботиться о своей жизни. Она вдруг обнаружила, что любит отправляться в воскресные дни на экскурсии с двумя своими подругами, и стала именно так и делать. Она получала удовольствие от посещения спектаклей и концертов и приобрела несколько пар абонементов. Если Тед хотел пойти с ней, что случалось довольно часто, она приглашала его. Если же такого желания у него не было, то она находила еще кого-нибудь, кто пошел бы с ней. Миссис 3. добилась небольшого продвижения по службе, что позволило ей получать гораздо большее удовлетворение от работы. Она поняла, что не выносит свою квартиру, и переехала на другую, лучшую, сказав Теду, что хотела бы рассчитывать на некоторую дополнительную помощь, чтобы иметь возможность оплачивать ее. Тед также хотел жить в хорошей квартире и с энтузиазмом согласился с подобным вариантом.
Теду скоро будет уже 17 лет, он учится в старшем классе средней школы. Весь прошлый год Тед работал после занятий в школьной столовой, где теперь занимает должность директора. Иногда еще случается, что дома он не выносит мусор, но достаточно одного напоминания, чтобы он сделал это. Проблема с чисткой ванны исчезла, потому что новая квартира оборудована душем, которому мать и сын отдают предпочтение (к тому же мать удовлетворяется тем, как Тед отмывает душевую). Они счастливы вместе и получают настоящее удовольствие, отправляясь вдвоем обедать или на концерт. Там, где они сейчас живут, у Теда появились новые друзья, и мать вполне довольна ими. Миссис 3. потребовалось примерно два года, чтобы прийти к сознательному решению: им двоим станет только лучше, если она будет распоряжаться своей жизнью и позволит ему руководить своей. И вот теперь она пожинает плоды этого решения.


www.e-puzzle.ru

<< Предыдущая

стр. 8
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ