<< Предыдущая

стр. 6
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

С ОДНОВРЕМЕННЫМ НАПРАВЛЕНИЕМ ДЕЛА В СУД
КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Харчиковой Н.П. и судей Марамышкиной И.М., Прониной М.В. рассмотрел в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Издательство журнала "Финансы, экономика, безопасность" о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2007 по делу N А40-27269/07-46-245
по иску общества с ограниченной ответственностью "Екатеринбургский мясокомбинат" (далее - мясокомбинат) к обществу с ограниченной ответственностью "Издательство журнала "Финансы, экономика, безопасность" (далее - издательство) о взыскании 10457450 рублей задолженности по договору займа от 20.12.2004 N 159 и 311109 рублей 13 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд

установил:

решением Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2007 исковые требования полностью удовлетворены.
Суд пришел к выводу о доказанности истцом факта передачи ответчику денежных средств по договору займа, а также о наличии задолженности в заявленной сумме.
В заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора издательство (ответчик) не согласно с решением суда первой инстанции, просит его отменить, указывая на нарушения норм процессуального и материального права: суд надлежащим образом не известил ответчика о месте и дате судебного заседания, не установил фактические обстоятельства дела, чем нарушил права и законные интересы заявителя. Кроме того, истцом представлена в суд недостоверная информация о правоотношениях сторон.
В соответствии со статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса доводы заявителя не являются основанием для изменения или отмены в порядке надзора судебного акта, вступившего в законную силу, поэтому в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказывается.
Вместе с тем Судебная коллегия считает, что имеются основания для проверки правильности применения норм права судом кассационной инстанции по следующим основаниям.
Признавая доказанным наличие задолженности по договору займа, судом не принято во внимание, что несмотря на срок возврата денежных средств - 28.02.2005 практически половина оговоренной суммы (10720000 рублей) предоставлена мясокомбинатом издательству после 28.02.2005. Соответственно, взыскивая проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом должны были быть проверены обстоятельства просрочки возврата долга, учтены фактические даты предоставления займа и проверен расчет истца.
Кроме того, заявитель ссылается на недобросовестное поведение истца, не представившего суду всех необходимых доказательств, в том числе дополнительных соглашений между сторонами от 28.02.2005 и от 03.11.2006, продлевающих срок возврата займа, который на момент принятия оспариваемого решения арбитражного суда еще не наступил, а также документов, свидетельствующих о частичном погашении задолженности путем передачи заимодавцу векселей Сбербанка и движимого имущества, в связи с чем остаток долга составляет 370000 рублей.
Указанные доводы подлежат проверке в суде кассационной инстанции.
С учетом изложенного и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

определил:

в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2007 по делу N А40-27269/07-46-245 отказать.
Дело направить в Федеральный арбитражный суд Московского округа для проверки правильности применения норм права в порядке кассационного производства.

Председательствующий судья
Н.П.ХАРЧИКОВА

Судья
И.М.МАРАМЫШКИНА

Судья
М.В.ПРОНИНА

Нередки и ситуации совершения так называемого безвалютного займа, когда деньги или другие вещи ("валюта займа") в действительности не получены заемщиком от заимодавца либо получены в меньшем количестве, нежели указано в договоре. В целях защиты заемщика от недобросовестного заимодавца в ст. 812 ГК РФ предусмотрена процедура оспаривания договора займа по безденежности (безвалютности).
Заемщик, который воспользуется такой процедурой, получает определенные преимущества. Так, если договор займа был совершен с нарушением простой письменной формы, заемщик все-таки может использовать свидетельские показания вопреки правилам ст. 162 ГК РФ, в случае, когда заем был дан под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или на кабальных условиях.
После доказательства в суде безвалютного характера займа договор считается незаключенным. Соответственно, когда сумма займа меньше указанной в договоре, он считается заключенным на меньшую сумму.
Приведем следующий пример из арбитражной практики, вытекающий из Определения Высшего Арбитражного Суда от 2 июля 2008 г. N 7960/08 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" <1>.
--------------------------------
<1> Автором никоим образом не изменено указанное Определение, кроме внесенной некоторой корректорской правки.

Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации рассмотрел в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Производственно-коммерческая фирма "Гарант-Фактория" о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.08.2007 по делу N А65-7965/2007-СГ1-5 и Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29.02.2008 по тому же делу
по иску индивидуального предпринимателя к обществу с ограниченной ответственностью "Производственно-коммерческая фирма "Гарант-Фактория" о расторжении договоров займа от 28.02.2005 N 3 и от 05.04.2006 N 9 и взыскании 496240 рублей, составляющих сумму долга по договорам займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Суд

установил:

решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.08.2007 исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2007 указанное решение отменено, в иске отказано.
Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29.02.2008 постановление суда апелляционной инстанции отменено. Решение суда первой инстанции в части взыскания процентов отменено, во взыскании 16240 рублей отказано, в остальной части оставлено без изменения.
В заявлении о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановления суда кассационной инстанции ООО "ПКФ "Гарант-Фактория" просил их отменить, ссылаясь на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права, а также неправильную оценку представленных сторонами доказательств.
Изучив содержание принятых по делу судебных актов, доводы заявителя, коллегиальный состав судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации посчитал, что заявление ООО "ПКФ "Гарант-Фактория" подлежит отклонению по следующим основаниям.
Как установлено судами, между индивидуальным предпринимателем и ООО "ПКФ "Гарант-Фактория" было заключено два предварительных договора аренды торговых павильонов с правом выкупа от 28.02.2005, согласно которым ответчик обязался построить и передать истцу в срок до 01.06.2005 два торговых павильона.
Также между сторонами были заключены договор от 28.02.2005 N 3, во исполнение которого истцом ответчику по квитанции к приходно-кассовому ордеру от 28.02.2005 предоставлен беспроцентный заем на сумму 400000 рублей и договор от 05.04.2006 N 9, во исполнение которого истцом ответчику по квитанции к приходно-кассовому ордеру от 06.04.2005 предоставлен второй заем на сумму 80000 рублей.
Согласно условиям договоров займа ответчик обязался возвращать беспроцентный заем по частям в течение 5 лет с момента заключения указанных сделок. В установленные сроки торговые павильоны истцу переданы не были, извещения об изменении сроков строительства и причин, по которым обязательства не выполнены, истцу не направлялись.
Письмами от 26.10.2006, 20.11.2006 истец заявил о досрочном расторжении договоров займа и потребовал возврата суммы займа в течение тридцати дней.
Отказ ООО "ПКФ "Гарант-Фактория" предоставить предпринимателю торговые павильоны, возвратить сумму займа, а также существенное ухудшение здоровья предпринимателя, отразившееся на его материальном положении, послужили основаниями для обращения в суд с настоящими требованиями.
В соответствии со статьей 451 Кодекса изменение или расторжение договора судом допускается в исключительных случаях по требованию заинтересованной стороны в связи с существенным изменением обстоятельств.
Исходя из смысла данной нормы права лицо, требующее расторжения действующего договора, должно доказать наличие существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, а также совокупность перечисленных в пунктах 1 - 4 части 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации условий.
Оценив представленные сторонами документы с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса, с учетом сложившихся между сторонами отношений, связанных с одновременным заключением предварительных договоров аренды и предоставлением ответчику беспроцентного займа на значительную сумму на длительный период, суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о доказанности истцом обстоятельств, свидетельствующих о наличии условий, являющихся основаниями для расторжения заключенных договоров, в связи с чем заявленные требования подлежали удовлетворению.
Доводы заявителя, по которым он не согласен с оспариваемыми судебными актами, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судами первой и кассационной инстанций, что недопустимо при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции исходя из положений главы 36 Арбитражного процессуального кодекса.
Нарушений норм материального права и требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, при разрешении спора судами не допущено.
В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемого судебного акта в порядке надзора может быть вынесено лишь при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса.
Поскольку названные основания для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствуют, решение суда первой инстанции и постановление суда кассационной инстанции не могут быть пересмотрены в порядке надзора.
Руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

определил:

в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.08.2007 по делу N А65-7965/2007-СГ1-5 и Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29.02.2008 по тому же делу отказать.

Председательствующий судья
Н.П.ХАРЧИКОВА

Судья
И.М.МАРАМЫШКИНА

Судья
М.В.ПРОНИНА

Приведем еще один пример.

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 сентября 2007 г. N 11417/07

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Харчиковой Н.П. и судей Ксенофонтовой Н.А., Прониной М.В. рассмотрел в судебном заседании заявление крестьянского (фермерского) хозяйства "Деметра" (далее - КФХ "Деметра") о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Воронежской области от 07.12.2006 по делу N А14-26041-2005-833/17, Постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2007 и Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25.05.2007 по тому же делу
по иску индивидуального предпринимателя (далее - предприниматель) к КФХ "Деметра" о взыскании 518544 рублей суммы займа, предоставленной по договору от 01.03.2005 N 5, 30336 рублей 83 копейки процентов за пользование займом за период с 01.09.2005 по 16.11.2006, 16394 рубля 78 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами за тот же период (с учетом уточнения исковых требований).
Суд

установил:

решением суда первой инстанции от 29.12.2005 исковые требования удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 19.04.2006 решение оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Центрального округа Постановлением от 25.07.2006 указанные судебные акты отменил, дело направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Решением Арбитражного суда Воронежской области от 07.12.2006 с КФХ "Деметра" в пользу предпринимателя взыскано 518544 рублей основной задолженности, 30298 рублей 87 копеек процентов за пользование заемными средствами, 13915 рублей 33 копейки процентов за просрочку возврата суммы займа. В остальной части иска отказано.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2007 решение Арбитражного суда Воронежской области оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Центрального округа Постановлением от 25.05.2007 решение от 07.12.2006 и Постановление от 16.02.2007 оставил в силе.
В заявлении о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Воронежской области от 07.12.2006 и Постановлений Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2007 и Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25.05.2007 КФХ "Деметра" (ответчик) полагает, что обжалуемыми судебными актами нарушено единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.
Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изучив доводы заявителя, считает, что заявление КФХ "Деметра" подлежит отклонению по следующим основаниям.
Как установлено судами, между предпринимателем (заимодавцем) и КФХ "Деметра" (заемщиком) подписан договор от 01.03.2005 N 5, по условиям которого заимодавец предоставляет заемщику заем на сумму 700000 рублей, а последний обязуется возвратить указанную сумму в обусловленный договором срок и уплатить проценты за пользование займом. Заемщик оспаривал факт предоставления денежных средств по займу, ссылаясь на условия договора, отсутствие бухгалтерских документов и иные обстоятельства.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что достаточным условием в подтверждение заключения договора займа в силу статей 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации является передача денежных средств или вещей, определенных родовыми признаками.
В данном случае надлежащим доказательством передачи денежных средств заемщику суды признали расходный кассовый ордер от 01.03.2005 N 3, на котором имеется подпись главы КФХ "Деметра". Отсутствие приходного кассового ордера, оформление которого предусмотрено договором займа, не имеет существенного правового значения, поскольку факт предоставления заемных средств по договору подтвержден. Положениями параграфа 1 главы 42 "Заем и кредит" Гражданского кодекса Российской Федерации не установлено ограничение, что предоставление займа может подтверждаться только теми документами, которые определены сторонами в договоре.
Кроме того, суды приняли во внимание приходные кассовые ордера в подтверждение частичного погашения суммы займа ответчиком. Постановления других судов, на которые ссылается заявитель, вынесены с учетом конкретных обстоятельств по каждому спору, не являющихся тождественными настоящему делу (по субъектам правоотношений, наличию или отсутствию частичного погашения долга и т.д.).
Доводы заявителя были предметом судебного разбирательства и направлены на переоценку обстоятельств, установленных нижестоящими судами, что не допускается при рассмотрении дела в надзорной инстанции в силу положений главы 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений норм материального права, а также процессуальных нарушений, влекущих за собой обязательную отмену судебного акта, судами не допущено.
В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора может быть вынесено лишь при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Поскольку названные основания для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствуют, оспариваемые Постановления судов апелляционной и кассационной инстанций не могут быть пересмотрены в порядке надзора.
Руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

определил:

в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Воронежской области от 07.12.2006 по делу N А14-26041-2005-833/17, Постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2007 и Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25.05.2007 по тому же делу отказать.

Председательствующий судья
Н.П.ХАРЧИКОВА

Судья
Н.А.КСЕНОФОНТОВА

Судья
М.В.ПРОНИНА

Виды договора займа

В современной юридической литературе, к сожалению, нет единой, достаточно четкой и исчерпывающей классификации договоров займа, в ходе которой были бы выявлены все отдельные виды этого договора. Правда, многие авторы обращают внимание на то, что в ГК РФ наряду с общими положениями о договоре займа (§ 1 гл. 42) имеются и нормы, посвященные отдельным видам договора займа, однако при этом перечень видов договора займа определяется по-разному.
Например, М.И. Брагинский выделяет два способа классификации: "Первый составляет дихотомию, или, иначе, "деление надвое". С ее помощью, используя последовательно определенный критерий, делят понятие на две группы, из которых одну характеризует наличие этого критерия, а другую его отсутствие... При втором способе с помощью определенных критериев можно создать неограниченное количество групп..." <1>.
--------------------------------
<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения: В 3-х т. Т. 1. М., 2003.

Если же говорить об отдельных видах договора займа, которым Гражданский кодекс Российской Федерации придает правовое значение путем установления специальных правил по их регулированию, то логически представляется целесообразным указать все четыре вида договора: кредитный договор (ст. 819 ГК РФ), договор товарного кредита (ст. 822 ГК РФ), договор облигационного займа (ст. 816 ГК РФ), договор государственного займа (ст. 817 ГК РФ).
Кроме того, в ГК РФ специальным образом выделяются обязательства коммерческого кредита (ст. 823) и заемные обязательства, удостоверенные векселем (ст. 815). Указанные договорные обязательства не являются отдельными видами договора займа, их выделение в ГК РФ объясняется необходимостью определения порядка правового регулирования соответствующих правоотношений.
В первом случае (коммерческий кредит) обязательства заемного типа обнаруживаются в иных гражданско-правовых договорах, к которым (в соответствующей части) в силу этого подлежат применению нормы о договоре займа. Во втором случае (вексель), несмотря на то что обязательство заемщика изначально вытекает из договора займа, напротив, законодатель исключил возможность регулирования соответствующих правоотношений нормами о займе, поскольку эти правоотношения подпадают под действие специальных правил вексельного законодательства.

Договор облигационного займа

Отличительные признаки договора облигационного займа как отдельного вида договора займа сводятся к особому порядку его заключения и специфической форме этого договора.
Договор облигационного займа заключается путем выпуска и продажи облигаций. Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права (ст. 816 ГК РФ).
Некоторые специалисты считают, что облигации используются как форма различных займов, т.е. сбора денежных средств у достаточно широкого, нередко вообще заранее неопределенного круга лиц, под обещание их возврата в определенный срок за установленное вознаграждение. Иначе говоря, они оформляют типичные заемные отношения, в которых заемщиком (должником) выступает эмитент облигаций, а заимодавцами (кредиторами) - владельцы облигаций".
Несмотря на типично заемный характер правоотношений, возникающих при выпуске и продаже облигаций, статья 816 ГК РФ предусматривает весьма существенную особенность их правового регулирования: к отношениям между лицом, выпустившим облигацию, и ее держателем содержащиеся в ГК РФ общие положения о договоре займа применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено законом или в установленном им порядке.
Дело в том, что права и обязанности сторон по договору облигационного займа имеют ту особенность, что они выражены в облигации, являющейся эмиссионной ценной бумагой. Порядок выпуска, размещения и обращения эмиссионных ценных бумаг подчинен специальному законодательству, регулирующему рынок ценных бумаг.
Согласно Федеральному закону от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ (в ред. от 27.10.2008 N 176-ФЗ) "О рынке ценных бумаг" <1> (далее - Закон о рынке ценных бумаг) эмиссионной ценной бумагой признается ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением формы и порядка, предусмотренных законом, размещается выпусками, имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918; Российская газета. 1996. 25 апреля. N 79; Российская газета. 2007. 28 апреля. N 91; СЗ РФ. 2007. N 18. Ст. 2117; Парламентская газета. 2007. 16 мая. N 63 - 44; Российская газета. 2008. 28 октября. N 224; СЗ РФ. 2008. N 44. Ст. 4982.

Процедура эмиссии облигаций должна включать в себя следующие этапы:
принятие эмитентом решения о выпуске облигаций;
регистрацию выпуска облигаций;
изготовление сертификатов ценных бумаг (для документарной формы выпуска);
размещение облигаций;
регистрацию отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг (ст. 19 Закона о рынке ценных бумаг).
Эмитент вправе начать размещение выпускаемых им облигаций только после регистрации их выпуска. При этом количество размещаемых облигаций не должно превышать количества, указанного в учредительных документах эмитента и проспекте эмиссии ценных бумаг.
Не позднее 30 дней после завершения размещения облигации эмитент должен представить отчет об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг в регистрирующий орган, который рассматривает указанный отчет и при отсутствии нарушений, связанных с выпуском облигаций, регистрирует его (ст. ст. 24 - 25 Закона о рынке ценных бумаг).
Права владельцев на эмиссионные ценные бумаги документарной формы выпуска удостоверяются сертификатами (если сертификаты находятся у владельцев) либо сертификатами и записями по счетам депо в депозитариях (если сертификаты переданы на хранение в депозитарии). Права владельцев на облигации бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра или записями по счетам депо в депозитариях (ст. 28 Закона о рынке ценных бумаг).
Важная роль в деле правового регулирования порядка выпуска облигаций отводится корпоративному законодательству (если речь идет о таких эмитентах облигаций, как юридические лица). Именно корпоративное законодательство наделяет юридические лица определенных организационно-правовых форм правом на выпуск облигаций в целях привлечения заемных средств, необходимых для их развития.
Например, в соответствии с п. 2 ст. 102 ГК РФ акционерное общество вправе выпускать облигации на сумму, не превышающую размер уставного капитала либо величину обеспечения, предоставленного акционерному обществу в этих целях третьими лицами, после полной оплаты уставного капитала. При отсутствии такого обеспечения выпуск облигаций допускается не ранее третьего года существования акционерного общества и при условии надлежащего утверждения к этому времени двух годовых балансов общества.
Согласно ст. 33 Закона об акционерных обществах размещение акционерным обществом облигаций осуществляется по решению совета директоров общества, если иное не предусмотрено уставом акционерного общества. Размещение облигаций, конвертируемых в акции, должно осуществляться по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров, если в соответствии с уставом акционерного общества последнему принадлежит право принятия решения о размещении облигации, конвертируемых в акции.
В решении о выпуске облигаций должны быть определены форма, сроки и иные условия погашения облигаций. Номинальная стоимость всех выпущенных акционерным обществом облигаций не должна превышать размер уставного капитала общества либо величины обеспечения, предоставленной обществу третьими лицами для выпуска облигаций.
Акционерное общество может размещать облигации с единовременным сроком погашения или облигации со сроком погашения по сериям в определенные сроки. Погашение облигаций может осуществляться как в денежной форме, так и иным имуществом в соответствии с решением об их выпуске.
Акционерное общество вправе размещать как облигации, выпущенные под обеспечение залогом собственного имущества либо со стороны третьих лиц (поручительство, банковская гарантия), так и облигации без обеспечения (при условии утверждения к этому времени не менее двух годовых балансов акционерного общества). При принятии решения о выпуске облигаций акционерным обществом может быть предусмотрена возможность досрочного погашения облигаций по желанию их владельцев.
Правом на размещение облигаций наделены также общества с ограниченной ответственностью, которые в соответствии со ст. 31 Закона об обществах с ограниченной ответственностью могут размещать облигации на сумму уставного капитала или величину обеспечения, при отсутствии обеспечения не ранее третьего года существования общества с ограниченной ответственностью.

Заемные обязательства, удостоверенные векселем

В гл. 42 ГК РФ (ст. 815) имеется норма о последствиях выдачи заемщиком векселя в целях удостоверения своего заемного обязательства. Согласно этой норме в случаях, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иное указанное в векселе плательщика (переводной вексель) обязательство выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются Законом о переводном и простом векселе, а правила о договоре займа могут применяться к отношениям сторон постольку, поскольку они не противоречат этому Закону.
Как видим, заемное обязательство, удостоверенное выдачей векселя, в отличие от облигационного займа, не образует какого-либо отдельного вида договора займа, а, напротив, свидетельствует о трансформации заемного обязательства в вексельное. Правда, то обстоятельство, что в случае удостоверения заемного обязательства выдачей векселя все же сохраняется возможность применения (пусть и субсидиарного) к отношениям сторон правил о договоре займа, иногда рассматривается в юридической литературе как основание отнесения самих вексельных обязательств к гражданско-правовым обязательствам заемного типа.
Необходимо иметь в виду, что поскольку обычно векселя выдаются вместо уплаты сумм за полученные вещи, произведенные работы или оказанные услуги (по существу являются формой отсрочки уплаты денег кредита в экономическом смысле), ГК РФ, разумеется, рассматривает вексельные обязательства как одну из разновидностей обязательств, вытекающих из договора займа.
Вместе с тем нельзя не заметить, что в подобных случаях, когда вексель выдается в соответствии с соглашением сторон в счет оплаты товаров, работ, услуг, судебная практика рассматривает обязательства, вытекающие из векселя, в качестве самостоятельных обязательств. Так, согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 33 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 14 (с последующими изм. и доп.) "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" (п. 35) <1>, в случаях, когда соглашением предусматривается, что одна сторона передает товары, производит работы или оказывает услуги, а другая выдает вексель или акцептирует вексель на согласованных условиях, обязательства последней считаются исполненными при совершении этих действий.
--------------------------------
<1> Российская газета. 2001. 13 января. N 7 - 8; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 3; Вестник ВАС РФ. 2001. N 2; Российская юстиция. 2001. N 3; Хозяйство и право. 2001. N 2.

Факт неполучения оплаты по векселям не препятствует предъявлению требования об оплате товаров, работ, услуг по договору, если только иное не предусмотрено соглашением сторон. Однако отсутствие права требования, вытекающего из договора, не лишает сторону права при наличии необходимых оснований обратиться с иском о возврате неосновательного обогащения.
На наш взгляд, обязательства, вытекающие из векселя (вексельные обязательства), вряд ли возможно рассматривать в качестве отдельного вида заемного обязательства по той причине, что совокупность всех отличительных признаков вексельных обязательств выходит далеко за рамки понятия видообразующих признаков и дает основание квалифицировать вексельные обязательства в качестве самостоятельного типа гражданско-правовых обязательств.
Прежде всего мы обнаруживаем существенную особенность в правовом регулировании вексельных обязательств: указанные отношения регулируются так называемым вексельным законодательством, которое включает в себя Федеральный закон от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" <1>. Приоритет вексельного законодательства перед иным гражданским законодательством четко сохраняется в судебно-арбитражной практике.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238; Российская газета. 1997. 18 марта. N 53.

Согласно Постановлению Пленумов Верховного Суда N 33 и Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 14 (п. 1) (с последующими изм. и доп.) при рассмотрении споров, связанных с обращением векселей, судам следует учитывать, что указанные отношения, в том числе вексельные сделки (в частности, по выдаче, акцепту, индоссированию, авалированию векселя), регулируются нормами специального вексельного законодательства. Вместе с тем данные сделки регулируются также и общими нормами гражданского законодательства о сделках и обязательствах (ст. ст. 153 - 181, 307 - 419 ГК РФ). Исходя из этого только в случаях отсутствия специальных норм в вексельном законодательстве суды могут применять общие нормы ГК РФ к вексельным сделкам с учетом их особенностей.
Термин "вексель" используется в трех значениях: ценной бумаги, односторонней сделки (выдача векселя) и обязательства, возникшего из сделки.
Вексель как ценная бумага может быть простым и переводным. В правоотношении, порождаемом простым векселем, принимают участие по крайней мере два лица: векселедатель (должник) и векселедержатель (кредитор). Обращение простых векселей построено на основе правил о векселях переводных, за теми изъятиями, которые вытекают из природы последних.
В переводном векселе фигура векселедателя разделена с фигурой плательщика, а потому обязательства, вытекающие из переводного векселя, связывают как минимум трех лиц - векселедателя, плательщика и векселедержателя. Переводной вексель носит название тратта, векселедатель именуется трассант, плательщик - трассат (а после дачи согласия на оплату векселя он именуется акцептант), векселедержатель - ремитент.
В любом векселе существуют главный должник - векселедатель, который не может ограничить свою ответственность за платеж, а также другие должники - трассат (плательщик) в переводном векселе после его акцепта, индоссанты и авалисты. Ответственность всех указанных лиц солидарная.
Вексель и порождаемое его выдачей обязательство характеризуются свойствами строгой формальности и абстрактности. Формальность векселя заключается в том, что документ, в котором отсутствуют какие-либо элементы векселя, лишается вексельной силы.
Абстрактность векселя обычно понимается в том смысле, что вексельное обязательство не связано с основанием своего возникновения (какой-либо сделкой) и ничем не обусловлено. Вексель, как и всякая ценная бумага, может быть именным и ордерным.
Таким образом, вексельные обязательства не являются разновидностью займа. Напротив, они должны быть квалифицированы в качестве самостоятельного типа обязательств, отличного от всех иных гражданско-правовых обязательств и регулируемого специальным вексельным законодательством (ст. 815 ГК РФ).

4.3. Различия между договором займа
и кредитным договором

Сравнительный анализ договора займа и кредитного договора с целью выявления сходства и различий между ними страдает определенным методологическим изъяном: кредитный договор относится к договору займа как вид к роду, а наличие родовидовых связей предполагает, что понятие, относимое к виду, располагая всеми основными характерными чертами рода, одновременно имеет некоторые специфические признаки, которые позволяют выделить его в отдельный вид родового понятия.
Действительно, кредитный договор (вид) обладает всеми основными чертами договора займа (род): из него возникает обязательство заемщика возвратить кредитору денежную сумму, равную полученной (деньги - заменимые вещи, определенные родовыми признаками), в срок, определенный договором. Помимо этого, кредитному договору присущи специфические признаки, ограничивающие сферу его применения и выделяющие его в отдельный вид договора займа.
Наличие у кредитного договора указанных специфических признаков делает необходимым специальное правовое регулирование, но, имея в виду родовую принадлежность кредитного договора к договору займа, за пределами специальных правил, рассчитанных на специфику кредитного договора (как отдельного вида договора займа), подлежат применению общие положения о договоре займа.
Таким образом, целью научного исследования должно быть не выявление сходства и различий между кредитным договором и договором займа (такую цель можно преследовать лишь при сравнении самостоятельных договоров, не находящихся в родовидовой связи), а определение специфических черт кредитного договора, которые могут быть признаны его видообразующими признаками, позволяющими выделить кредитный договор в отдельный вид договора займа. У кредитного договора на самом деле имеется только два таких признака:
во-первых, на стороне кредитора (заимодавца) всегда выступает банк или иная кредитная организация;
во-вторых, кредитный договор носит консенсуальный характер и поэтому является двусторонним, т.е. порождает обязательство как на стороне банка-кредитора (выдать кредит), так и на стороне заемщика (возвратить денежную сумму, полученную в качестве кредита, и уплатить кредитору проценты, причитающиеся ему в качестве вознаграждения за выдачу кредита).
Что касается иных отличий между кредитным договором и договором займа, отмечаемых в юридической литературе, то они не образуют специфических признаков именно кредитного договора, поскольку при определенных условиях могут быть обнаружены и в договоре займа.
Например, часто обращают внимание на то, что объектом кредитного договора могут служить только денежные средства, в то время как по договору займа заемщику передаются деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. Теоретическая проблема как раз и состоит в том, что так называемые безналичные денежные средства, являясь по своей правовой природе обязательственными правами требования к банку (а не вещами), в принципе не могут быть переданы в собственность заемщика.
Конечно, нельзя не обратить внимание на то, что законодатель в определении договора кредита избежал указания, что денежные средства передаются именно в собственность заемщика (п. 1 ст. 819 ГК РФ). Но это момент чисто формальный, не меняющий сути дела: передача денег или вещей, определенных родовыми признаками, в собственность заемщика - родовая черта всякого заемного обязательства (включая кредитный договор).
Пользование заменимыми вещами, каковыми являются наличные деньги и вещи, определенные родовыми признаками, предполагает их потребление. Именно поэтому, в отличие от договоров найма или ссуды, объект договора займа передается не во владение и пользование, а в собственность заемщика. В определении кредитного договора (п. 1 ст. 819 ГК РФ) не содержится положение о передаче денежных средств в собственность заемщика только по той причине, что оно не относится к специфическим признакам кредитного договора.
Итак, названная теоретическая проблема существует, и в юридической литературе предлагаются различные способы ее решения. Действительно, предоставленный заемщику кредит (пусть и в форме безналичных денежных средств, зачисленных на его банковский счет) входит как часть в имущество последнего, составляя актив этого имущества, которое в целом принадлежит соответствующему лицу - заемщику на праве собственности.
В этой связи зачисление на банковский счет заемщика суммы кредита (безналичных денежных средств) должно быть приравнено к передаче наличных денег в собственность заемщика.
Еще одно так называемое отличие кредитного договора от договора займа, нередко отмечаемое в юридической литературе, состоит в возмездности кредитного договора.
Кредитный договор, в отличие от договора займа, всегда является возмездным, и вознаграждение кредитору определяется в виде процентов, начисленных на сумму кредита за время его использования. Однако и данное "отличие" от договора займа (всегда возмездный характер кредитного договора) не образует специфической особенности кредитного договора, которую можно было бы признать видообразующим признаком, позволяющим выделять кредитный договор в отдельный вид договора займа.
Дело в том, что и родовой по отношению к кредитному договору договор займа может приобретать форму возмездного договора. Более того, как известно, законом установлена презумпция возмездности договора займа: согласно п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.
Не может быть признана видообразующим признаком кредитного договора как отдельного вида договора займа и та его особенность, что он во всех случаях должен быть заключен в письменной форме. Скорее это родовая черта, присущая договору займа в тех случаях, когда в качестве заимодавца выступает юридическое лицо (п. 1 ст. 808 ГК РФ).
Таким образом, видообразующими признаками кредитного договора, выделяющими его в отдельный вид договора займа, могут быть признаны лишь две его особенности:
во-первых, обязательное участие в договоре в качестве кредитора банка или иной кредитной организации (особенность в субъектном составе договора);
во-вторых, консенсуальный характер договора, что влечет признание его двусторонним договором, который порождает обязательство как на стороне банка (по выдаче кредита), так и на стороне заемщика (по возврату полученного кредита и уплате процентов как платы за кредит).
Следовательно, для того, чтобы договор, порождающий денежное заемное обязательство, был признан кредитным, необходимо, чтобы в роли заимодавца по такому договору выступал банк (иная кредитная организация), на который возлагается обязанность по выдаче кредита (займа), а сам договор вступал бы в силу не с момента выдачи кредита, а с момента его подписания.
Сфера применения кредитного договора (как отдельного вида договора займа) ограничивается исключительно областью банковской деятельности - в этом его смысл и предназначение. Дело в том, что банк (иная кредитная организация), выступая в роли заимодавца и выдавая кредиты, по сути, распоряжается денежными средствами граждан и организаций, привлеченными во вклады и на банковские счета.
Перед указанными лицами (вкладчиками и владельцами банковских счетов) банк (иная кредитная организация) несет обязанности, вытекающие из договоров банковского вклада и банковского счета, в том числе по выдаче денежных средств по требованию клиентов, перечислению их на счета других лиц, выполнению иных банковских операций по поручению вкладчиков и владельцев банковских счетов. В конечном счете именно обеспечению прав и законных интересов кредиторов банка (иной кредитной организации), в первую очередь вкладчиков и владельцев банковских счетов, служат содержащиеся в ГК РФ (ст. ст. 819 - 821) специальные правила, направленные на регулирование кредитного договора как отдельного вида договора займа.
Родовидовая связь между договором займа и договором кредита проявляется и в том, что при утрате кредитным договором соответствующего видообразующего признака (например, в случае, когда в роли кредитора выступает организация, не обладающая лицензией на осуществление банковской деятельности и по этой причине не являющаяся банком (иной кредитной организацией)), несмотря на то что стороны своим соглашением придали своему договору консенсуальный, двусторонний характер, такой договор не может быть признан кредитным.
Однако такой договор также не может быть признан недействительной сделкой (что в принципе было бы возможно, будь кредитный договор самостоятельным гражданско-правовым договором). Принимая во внимание родовую принадлежность кредитного договора к договору займа, в подобных случаях данный договор должен быть квалифицирован только как договор займа. Это обстоятельство влечет то практическое последствие, что оформленный сторонами договор может считаться заключенным лишь с момента передачи денежной суммы заемщику (п. 1 ст. 807 ГК РФ).
Действительно, для размещения банком от своего имени и за свой счет привлеченных денежных средств предусмотрена соответствующая договорная форма заемного обязательства - кредитный договор (ст. 819 ГК РФ). Банки, располагая целевой правоспособностью, вправе совершать лишь те сделки, которые предусмотрены законодательством (ст. 5 Закона о банках). Следовательно, они не вправе заключать договоры займа.
Квалификация кредитного договора предполагает также определение его отличий от иных видов договора займа. Прежде всего следует подчеркнуть, что общей чертой указанных видов договорных обязательств является, конечно же, их родовая принадлежность к договору займа, однако каждое из них обладает своими видообразующими признаками, позволяющими выделять их в отдельные виды займа.
Договор товарного кредита имеет ту особенность, что он (как и кредитный договор) носит консенсуальный характер, но в отличие от кредитного договора в качестве его объекта выступают не денежные средства, а вещи, определенные родовыми признаками.
Договоры облигационного займа и государственного (муниципального) займа выделяют в отдельные виды договора займа особенности заключения указанных договоров и оформления соответствующих договорных правоотношений: данные договоры заключаются путем приобретения заимодавцами облигаций, эмитированных заемщиками, каковые (облигации) и служат формой выражения заемных обязательств.
Видообразующим признаком обязательства коммерческого кредита является его принадлежность к иным гражданско-правовым договорам, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками. От кредитного договора обязательство коммерческого кредита отличает то обстоятельство, что оно ни при каких условиях не приобретает форму отдельного договора.
Кроме того, от всех иных известных видов договорных заемных обязательств кредитный договор отличается особенностью субъектного состава: на стороне кредитора (заимодавца) в кредитном договоре всегда выступает банк (кредитная организация). Кредитный договор предназначен для обслуживания заемных правоотношений в сфере банковской деятельности.

4.4. Иные договоры заемного характера
(товарный кредит и коммерческий кредит)

Правовая сущность товарного кредита

Товарный кредит - особая форма кредита, предоставляемого продавцами покупателям в виде продажи товаров в рассрочку, с отсроченным платежом (продажа в кредит). В этом случае кредит приобретает форму товара, плата за который вносится в последующем и представляет погашение кредита. Товарный кредит предоставляется под долговое обязательство (вексель) или посредством открытия счета по задолженности. Он способствует ускорению реализации товаров и увеличению скорости оборота капитала.
Товарный кредит регламентируется ст. 822 ГК РФ. В настоящее время широкое распространение получили операции по приобретению имущества на условиях товарного кредита. Его суть в том, что вместо денег покупатель (заемщик) получает вещи (товар). Кредитором по такому договору может выступать любое юридическое или физическое лицо, а не только банк или кредитная организация, имеющие соответствующую лицензию.
Договор товарного кредита сочетает в себе признаки договора купли-продажи и кредитного договора, поэтому к существенным условиям последнего (предоставление кредита заемщику на оговоренных условиях и его обязанность возвратить полученный кредит и уплатить проценты) добавляются условия о количестве, наименовании товара и т.д. По условиям этого договора каждая из сторон выполняет двойную роль: продавец товара является одновременно кредитором, а покупатель - заемщиком. Договор товарного кредита имеет и практическую функцию для его сторон:
1) право собственности на товар переходит от продавца к покупателю по правилам договора купли-продажи в момент фактической передачи товара покупателю или перевозчику (если договором не оговорено иное);
2) за предоставление отсрочки или рассрочки оплаты товара покупатель-заемщик уплачивает продавцу-кредитору оговоренные в соглашении проценты, поскольку оплата процентов является платой за отдельную услугу продавца;
3) покупателю предоставляется отсрочка или рассрочка оплаты товара, что позволяет ему при отсутствии или нехватке денежных средств оплачивать стоимость приобретенного товара частями, в том числе и за счет денежных средств, полученных от дальнейшей реализации данного товара;
4) к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные для отношений по договору займа (п. 2 ст. 819 ГК РФ).
Следовательно, продавец-кредитор в случае нарушения сроков и порядка оплаты товаров в рассрочку вправе потребовать от покупателя-заемщика возврата неоплаченных товаров и процентов за предоставленную рассрочку, что соответствует п. 2 ст. 811 ГК РФ (если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами).
Такой возврат товара происходит безвозмездно и не влечет обязанности сторон по исчислению и уплате соответствующих налогов. Это подтверждается и положением ст. 39 Налогового кодекса Российской Федерации, где реализацией товаров признается передача на возмездной основе права собственности на товары одним лицом другому лицу. Особенность данного договора позволяет покупателю при возникновении затруднений по дальнейшей реализации товара избежать убытков, связанных с необходимостью оплаты некачественного товара, а продавцу - вернуть товар.
Исходя из п. 4 ст. 488 ГК РФ договор товарного кредита является возмездным. По договорам, предоставляющим отсрочку платежа, начисляются проценты заемщику в качестве платы за предоставленный кредит.
Сумма процентов по таким договорам и порядок их оплаты определяются договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Если сумма процентов не установлена, их размер определяется ставкой рефинансирования ЦБ РФ на день уплаты суммы долга или его части. Проценты начисляются начиная со дня передачи товара покупателю.
Поскольку товарный кредит не предоставляет в пользование денежные средства, то проценты по нему не относятся к операционным расходам (п. 11 Приказа Минфина России от 6 мая 1999 г. N 33н (в ред. от 27 ноября 2006 г. N 156н) "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Расходы организации" ПБУ 10/99") <1>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 1999. 22 - 23 июня. N 116 - 117; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. 28 июня. N 26; Российская газета. 2006. 31 декабря. N 297; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. 22 января. N 4.

Как уже упоминалось выше, при невыполнении покупателем (заемщиком) обязательств по обеспечению возврата суммы кредита продавец (заимодавец) вправе потребовать возврата неоплаченных товаров вместе с причитающимися процентами. Причем проценты в установленном договором размере могут быть взысканы по требованию продавца до дня, когда оплата должна быть совершена (Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14).
Но плату за товарный кредит в виде процентов нельзя считать штрафной санкцией - такая мера предусмотрена ст. 395 ГК РФ. При невозврате суммы займа в срок на нее уплачиваются проценты в порядке и размере, предусмотренных п. 1 ст. 395 ГК РФ, со дня ее возврата независимо от уплаты процентов. Покупателю (заемщику) необходимо учесть, что отсутствие у него денежных средств, необходимых для уплаты долга по договору, не является основанием для его освобождения от уплаты процентов по ст. 395 ГК РФ (п. 5 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14).
Таким образом, если покупатель допускает просрочку оплаты переданного товара, то с него по истечении срока оплаты взыскиваются как проценты за пользование товарным кредитом, так и проценты в виде штрафной санкции за просрочку платежа. Причем такие санкции включаются в состав нереализационных расходов и уменьшают налогооблагаемую прибыль (см. п. 15 Положения о составе затрат и п. 12 ПБУ 10/99).
По своей сути договор товарного кредита (ст. 822 ГК РФ) схож с договором займа (ст. 807 ГК РФ). Разница между ними состоит лишь в том, с какого момента договор считается заключенным.
Так, договор займа признается состоявшимся только в момент передачи вещи - об этом прямо сказано в п. 1 ст. 807 ГК РФ. До этого у сторон нет никаких прав и обязанностей по договору, даже если соответствующая бумага уже подписана обеими сторонами.
Договор товарного кредита признается заключенным уже с даты согласования сторонами всех его условий. Такой датой признается день подписания сторонами договора.
Соответственно, с момента подписания договора заимодавец уже не вправе безосновательно отказаться от предоставления товарного кредита. Следовательно, в случае такого отказа заемщик сможет требовать передачи кредита через суд.
Эта особенность товарного кредита влечет за собой необходимость четко указать в договоре отличительные признаки предмета займа - количество, качество, ассортимент и т.п. Договор товарного кредита обязательно заключается в письменной форме. Несоблюдение этого правила влечет за собой недействительность договора (ст. 822 и ст. 820 ГК РФ).

Коммерческий кредит и его правовая природа

В наиболее обобщенном виде коммерческий кредит представляет собой кредитование одного предприятия другим и противопоставляется банковскому кредиту, осуществляемому исключительно банками либо другими кредитными учреждениями.
Договором, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом (п. 1 ст. 823 ГК РФ).
Как видно из правовой конструкции коммерческого кредита, его юридическое значение предопределяется возможностью авансирования, предварительной оплаты, отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ и услуг. Заметим, что возможность авансирования и предоплаты предусмотрена и в других видах договоров, таких как подряд (ст. 711 ГК РФ), бытовой подряд (ст. 735 ГК РФ), строительный подряд (ст. 746 ГК РФ), подряд на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (ст. 781 ГК РФ), а также в ряде других обязательств.
В большинстве случаев коммерческое кредитование осуществляется без специального юридического оформления в силу одного из условий заключенного договора (об авансе, о рассрочке и др.). Именно для этих целей и сформулировано правило п. 2 ст. 823 ГК РФ о том, что к коммерческому кредиту применяются правила главы о займе, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства.
Таким образом, данная норма как бы восполняет недостаток правового регулирования, который может возникнуть при осуществлении какого-либо договорного обязательства на условиях кредита. При коммерческом кредитовании также подлежат уплате проценты (плата) за пользование кредитом (за получение аванса, предварительной оплаты, отсрочки, рассрочки платежа), которые рассчитываются по правилам ст. 809 ГК РФ.
Кроме того, помимо платы за кредит могут взыскиваться проценты, представляющие собой ответственность за неисполнение обязательства (например, за просрочку передачи проавансированного товара или за неоплату товара, купленного в кредит). Они определяются ст. 395 ГК РФ.
Законодатель прямо указывает на то, что к коммерческому кредиту применяются правила главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства (п. 2 ст. 823 ГК РФ).
Следовательно, из данной нормы права вытекает правило о том, что предоставление коммерческого кредита, не связанного с исполнением обязательств, не допускается. Это же предусматривают и другие положения ГК РФ.
Данный вопрос является особенно острым при разрешении споров между предпринимательскими структурами и органами ГНИ <1>. Поясним, что в силу п. 2 ст. 846 и ст. 850 ГК РФ все операции по выдаче кредита осуществляются банками или кредитными организациями на основании специального разрешения, именуемого лицензией <2>.
--------------------------------
<1> ГНИ - государственная налоговая инспекция.
<2> Лицензия (от лат. "Licentia" - свобода, право; англ. "Licence") - разрешение, выдаваемое компетентным государственным органом на осуществление каких-либо операций.

Однако на практике предпринимательские структуры зачастую ссужают друг другу денежные средства, вуалируя эти операции как угодно - безвозмездное оказание услуг, временное оказание финансовой помощи, заем на условиях возврата и т.д. Тем не менее цель всех этих договоров одна: дать кредит (или заем) с определенной выгодой для кредитора (реже - без выгоды).
Между тем налоговые органы считают, что предоставление кредитов под проценты (в том числе в виде займа) юридическим лицом, не имеющим соответствующей лицензии и выступающим также в роли коммерческой организации, не допускается. Такая деятельность должна признаваться не соответствующей законодательству.
Коммерческий кредит может существовать в разнообразных формах, например в форме консигнации <1>, когда по соответствующему договору товар передается на реализацию. Здесь коммерческий кредит, предоставленный в товарной форме, погашается денежной выручкой по мере реализации товаров.
--------------------------------
<1> Консигнация (от лат. "consignatio" - письменное доказательство, документ) - форма комиссионной продажи товаров через склады посредников, когда право собственности на товар остается за продавцом (консигнантом) до момента продажи товара покупателю. Хранение товара на складе и его предпродажная подготовка осуществляются за счет продавца.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>