ОГЛАВЛЕНИЕ







© 2002 г.
И.П. БАШКАТОВ
ПРИТЕСНЕНИЕ: ОБИДЧИКИ И ОБИЖЕННЫЕ
БАШКАТОВ Иван Павлович - доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной психологии и педагогики Коломенского государственного педагогического института, Заслуженный деятель науки РФ.

Притеснение, на наш взгляд, является тем фундаментом, на котором вырастают многие негативные социальные явления, в том числе такие, как социальная напряженность, повышенный уровень тревожности, агрессивность, рост преступности, наркомании, токсикомании и др. Повсеместно отмечается рост насилия, жестокости, агрессивности по отношению к различным категориям людей. Особенно тревожит притеснение несовершеннолетних. Растет алкоголизация и наркотизация подростков. Все большее распространение получает детская проституция, половая распущенность, нищенство, попрошайничество, социальное сиротство, беспризорность и безнадзорность.
В настоящее время население России, по статистическим данным, состоит из 53,1% женщин и 46,9% мужчин; 79,2% - трудоспособных и 20,8% - пенсионного возраста; 75,6% - взрослых и 24,4% несовершеннолетних. Из общего количества несовершеннолетних более четырех миллионов относятся к числу беспризорных и безнадзорных, которые нигде не работают и не учатся и ежегодно совершают более одного миллиона правонарушений, за которые более ста тысяч осуждаются за различные преступления. Только в 2001 г. около 70 тыс. несовершеннолетних в возрасте до 14 лет совершили общественно опасные деяния. В воспитательных колониях отбывают уголовные наказания свыше 20 тыс. осужденных в возрасте 14-18 лет. Не меньшее количество несовершеннолетних находится в спецшколах, спецПУ, детских домах и школах-интернатах. Деструктивные процессы в семейных отношениях привели к тому, что в России ежегодно увеличивается на 100 тыс. социальных сирот при живых родителях; около 300 тыс. детей рождаются матерями-одиночками; все больше детей рождается с психофизическими аномалиями в развитии; 30-35% воспитанников специальных учреждений для несовершеннолетних (спецшколы, спецПУ, воспитательные колонии) имеют различные психические отклонения (психопатия, неврастения, дебильность, шизофрения и т.п.). Серьезную проблему представляет реальная безнаказанность подростков-правонарушителей. Более 77 тыс. ранее судимых подростков стоят на учете в Отделе по делам несовершеннолетних (ОДН), из них почти половина (35 тыс.) являются условно осужденными или имеющими отсрочку приговора.
Именно эта армия несовершеннолетних представляет особую группу риска, пострадавших от различного вида притеснений, и несет в себе реальную угрозу для безопасности общества. Ситуация, связанная с увеличением преступности несовершеннолетних, имеет объяснение. В начале 90-х годов XX столетия сегодняшним правонарушителям было по 3-5 лет. Именно на них больше всего сказались негативные последствия социально-экономического кризиса: острая нестабильность в обществе, глобальные перемены в идеологии, экономике, образовании, семье и т.д. Формирование их мировоззрения происходило в период «бурь и шатаний», духовного мятежа, вседозволенности. Сейчас эти подростки и юноши находятся в расцвете своей преступной карьеры. Освоив азы криминальной азбуки в детские годы, пройдя путь от домашних оскорблений, унижений, запретов, ограничений, побоев до мелких краж, хулиганства, вымогательства и т.д., в настоящее время в подростково-юношеском возрасте они совершают тяжкие телесные преступления, состоят в различных криминальных группировках и т.д. За последние три года число лиц совершивших преступление в возрасте 11-14 лет возросло на 45,3%; в возрасте 14-16 лет - 37,4; в 16-18 лет - 35,4; 18-24 лет - 31,8; 25-29 лет - 31,2, 30-49 летних - 20,3. Эти данные свидетельствуют о том, что в обществе резко нарастают проблемы невоенных аспектов безопасности. Появились новые термины «психологическая безопасность», «информационно-психологическая безопасность».
Примером проявления нарушений психологической безопасности можно назвать случаи самоубийств детей многочисленные побеги детей из дома, специальных учреждений; уход детей и подростков в различные религиозные секты, неформальные группы и т.д. Притеснение, какого бы вида оно не было, всегда связано со специфическими психологическими воздействиями. Для одних эти воздействия проходят более или менее безболезненно. Но для большинства они являются травмирующими в силу индивидуально-психологических, личностных и социальных особенностей.
К показателям нарушения психологической безопасности можно отнести такие проявления, как: 1) потеря смысла жизни; 2) нарушение избирательности в отношении информационных каналов - средства массовой информации методично насаждают жестокость, вседозволенность, насилие, деструктивную агрессивность; 3) затрудненность формирования представлений о мире, дезинтеграция образа мира; 4) отсутствие или затрудненность определения целей в жизни; 5) невозможность или беспокойство по поводу удовлетворения жизненно важных потребностей; 6) наличие установок, препятствующих удовлетворению потребностей (нарушение идентификации, эмпатии, их угнетение, недоверие к людям, бесперспективность усилий, отчужденность, избегание социальных контактов или повышенная конформность); 7) преобладание негативных психических состояний (страх, подавленность, тревожность напряжённость, апатия, перевозбуждение, обида, гнев и др.).
Анализ биологических, психологических, психолого-педагогических, социально-психологических, социально-экономических и правовых факторов агрессивности, жестокости и насилия, а также особенностей их проявления среди различных категорий населения, позволяет определить структуру притесняющего воздействия.
1. Наличие цели. Притесняющее воздействие всегда предполагает наличие у притеснителя, как обидчика или преследователя, какой-либо конкретной цели, направленной на удовлетворение своей личной потребности в чем-либо за счет ущемления потребностей обижаемого лица. Чаще всего это корыстные или корыстно-насильственные цели.
2. Мотивация притесняющего воздействия. Притеснитель всегда руководствуется какими-либо мотивами. Чаще всего это эгоистические, собственнические мотивы, типа «я хочу», «мне надо», «у меня есть». Эти мотивы скрыты, завуалированы от других, о них не принято говорить вслух. Нередко притеснитель, оправдывая свою авторитарно-насильственную позицию, прикрывается благородной мотивацией «так надо», «так будет лучше», «для твоей же пользы стараюсь». Этим самым они придают своему притесняющему воздействию позитивную окраску. Так, родитель ограничивая деятельность своего сына или дочери или наказывая их, объясняет свои притесняющие воздействия благородными побуждениями сделать добро своему ребенку. Однако, что чувствует при этом ребенок, родителя меньше всего волнует.
3. Сознательность притесняющего воздействия. Притеснение всегда направлено на достижение планируемого результата. Притеснитель, обидчик благодаря своему воображению предвидит результаты своих действий, планирует их осуществление, желает, чтобы они наступили как можно раньше, контролирует и регулирует их реализацию и этим самым добивается намеченной цели. Показателем сознательности является то, что притесняющее воздействие представляет собой волевой акт.
4. Притесняющее воздействие всегда детерминировано. В результате такого воздействия на человека наступают желательные для обидчика изменения в деятельности, отношениях, общении, поведении и психическом состоянии обижаемой личности. Обиженный переживает повышенную тревожность, страх, обиду, гнев, стремление укрыться от беспокоящего раздражителя и т.д. Каждый из обиженных избирает свою стратегию и стиль поведения. Одни пытаются воспрепятствовать обидчику, вступают с ним в конфронтацию, другие трусливо уклоняются от борьбы, угодничают, смиряются со своим унижением и оскорблением, третьи впадают в депрессию, опускают безвольно руки, не видят и не находят выхода из сложной ситуации, четвертые уходят от беспокоящего источника, покидают дом или боятся из него выйти, остерегаются сказать лишнее слово и т.д.
5. Притесняющее воздействие всегда информационно. Оно влияет на человека через все его органы чувств и представляет собой многообразный источник информации о личности обидчика, социальных явлениях и процессах, изменениях в макро- и микросредах и т.д.
6. Притесняющее воздействие технологически многообразно. Существует огромное количество средств, способов, методов и приемов, с помощью которых обидчики наносят вред, причиняют неудобства другим людям. К этим притесняющим технологиям можно отнести запреты и ограничения; обман, шантаж и угрозы; невыплату зарплат или их задержку; физическую расплату и лишение свободы и т.д. Технологическое многообразие определяет и виды притеснения: физическое, психическое, моральное, экономическое, сексуальное и др.
Таким образом, притеснение - это воздействие одного человека, группы лиц или какого-либо органа управления, в том числе и государственной власти, причиняющее намеренно, в течение определенного времени другому лицу или категории лиц угрозу, вред, неудобство или препятствие по осуществлению гарантированных Конституцией РФ прав, обязанностей и свобод. Это процесс целевого, сознательно-волевого, мотивированного, социально детерминированного, информационно и технологически многообразного воздействия субъектов-притеснителей, стремящихся удовлетворить свои эгоистические личностные или групповые потребности и интересы аморально-криминальными средствами и способами и преследующих модификацию или изменение сознания, деятельности, отношений, общения и поведения притесняемых людей.
В притеснении всегда выделяются четыре стороны: субъективная и объективная, субъект и объект притеснения. Субъектами притеснения могут выступать родители, другие взрослые, сверстники, группы лиц, органы управления, государственная власть, осознающие свои действия или бездействия и выступающие в роли обидчиков, притеснителей, преследователей. Объектами притеснения является то, на что посягает притеснитель. Чаще всего это права, обязанности, свободы, потребности и интересы граждан независимо от их возраста, пола, состояния здоровья, вероисповедания, социального положения, уровня образования и профессиональной подготовленности. Люди как носители прав обязанностей, свобод, потребностей и интересов, выступают в роли обиженных, жертв притеснения. Субъективную сторону притеснения составляют мотивы, которыми руководствуется обидчик, а также форма его вины, т.е. умышленно он совершает притесняющее воздействие или по неосторожности. Главное для субъективной стороны притеснения, чтобы наступил ожидаемый результат, чтобы объект притеснения был унижен, оскорблен, обижен, чтобы его права, обязанности и свободы были ущемлены или модифицированы.
Вот пример достаточно неоднозначного случая притеснения. Мать постоянно и в категоричной форме требовала от своей 14-летней дочери тщательного выполнения домашних заданий. Ежедневно в 21.00 она проверяла у дочери, как та выучила устные и выполнила письменные задания. За малейшую оплошность, ошибку она заставляла дочь переписывать упражнения, выучивать наизусть по несколько страниц текста. Нередко дочь ложилась спать далеко за полночь. В случаях, если учитель ставил в дневник «тройку» или «четверку», девочка испуганно, со слезами умоляла его не делать этого, а спросить еще что-нибудь и поставить «пять» или вообще не оценивать ее ответ. Причиной повышенной нервозности стали постоянные авторитарно-притесняющие действия матери, ее строгий контроль за учебой дочери, недоверие к дочери, унижающие честь и достоинство окрики, оскорбления нередко переходящие в рукоприкладство. Оправдывая свои притесняющие воздействия по отношению к дочери, мать заявила учителям, что она добьется того, чтобы ее дочь закончила школу с золотой медалью и поступила в престижный вуз, в который она сама не могла поступить из-за неорганизованности и, естественно, не смогла реализовать себя в будущем. Своими притесняющими воздействиями мать добилась двух результатов — хорошей учебы и истероидной психопатии дочери. Только когда дочь оказалась в больнице, мать поняла, что результатом ее сознательных притесняющих воздействий явилась не только хорошая учеба дочери.
По специально разработанной нами методике в 2001-2002 гг. был проведен опрос тысячи подростков в возрасте 11-18 лет, воспитывающихся в различных микросредовых условиях: благополучных семьях, имеющих обоих родителей, дедушку и бабушку; неблагополучных, конфликтных и неполных семьях, где один из родителей ведет аморальный образ жизни (пьянствует, дебоширит, устраивает скандалы, развратничает и др.); подростки из неблагополучных семей, стоящие на учете в ОДН; воспитанники детских домов и школ-интернатов, спецшкол и воспитательных колоний (по количественному составу данные группы приблизительно равны). Было выявлено 86 факторов семейного притеснения, которые позволили нам выделить восемь наиболее распространенных видов притеснения и степень их количественной (в %) и качественной (в баллах) выраженности (семибальная шкала оценок, где 1 балл соответствует ярко выраженному притеснению, 4 балла соответствуют средней выраженности, а 7 баллов слабой выраженности притеснения).
Почти во всех исследуемых семьях по отношению к детям применяются различные виды притеснения. Степень выраженности притеснения по всем видам составляет 2,39 балла и охватывает 71,6% всех категорий несовершеннолетних (табл. 1). Чем хуже морально-нравственный климат в семьях, тем выше выраженность притеснения к наиболее слабым и беззащитным членам. В первую очередь к этим лицам относятся дети, пожилые люди (дедушки и бабушки), инвалиды и жены. Даже во внешне благополучных семьях 43,7% детей чувствуют себя дискомфортно. И хотя выраженность притеснения здесь составляет всего 5,03 балла и внешне вроде бы заметна слабо, но моральное (4,3 балла) и экономическое (4,2 балла) ограничения дают о себе знать.
Многие взрослые в этих семьях рассуждают примерно так, как написала в своем опросном листе мать одного из подростков: «В семье у нас имеется все: материальный достаток, машина, дача, гараж, высокооплачиваемая работа, престиж в кругу знакомых, благополучные и здоровые дети. Но в душе нет покоя из-за тревоги о будущем. Что ждет нас завтра? Политическая, экономическая и социальная нестабильность в обществе нас волнует больше всего. Поэтому и приходится предъявлять повышенные требования к детям, порой ограничивать их в чем-то и даже наказывать. Мы хотим добра, мира, счастья детям, мы любим их. Но мы не можем допускать в их просьбах, желаниях и поведении вседозволенность. Отсюда и наши ограничения, запреты, повышенные требования к учебе, поведению детей. Пока они маленькие - они неразумны и могут обижаться на нас. Но когда они вырастут, то поймут, что мы были правы». Доля истины в этих рассуждениях есть. Но установлено следующее. Дети в таких семьях тоже растут тревожно-мнительными, думают и заботятся только о себе. Они более расчетливы, эгоистичны, равнодушны к боли и страданиям других людей, прежде всего своим сверстников. Где и когда наступил их переход из умеренно обижаемых и притесняемых в обидчиков и притеснителей, равнодушно взираемых на сверстников, готовых в любой момент обойти их, унизить и оскорбить? Не из-за чрезмерной ли опеки, беспокойства таких родителей о своих ненаглядных «чадах» вырастают будущие бездушные обидчики-притеснители, умеющие «обходить» закон и не протягивающие руку помощи обездоленным, нищим и страждущим?
Чем раньше начинает проявляться притеснение к детям, тем скорее происходит их превращение из «обиженных» в «обидчики». В детские годы ребенок в силу своей беспомощности и полной зависимости от родителей и других взрослых не может в полной мере выразить протест, недовольство по поводу различных, даже разумных, ограничений, запретов и требований. Свое активное недовольство, обиду, злость, а потом гнев он проявляет сначала на игрушках (ломает, портит их), вещах и предметах, животных и птицах, а потом на более слабых сверстниках. В возрасте 8-10 лет они уже могут совершать насильственные и корыстно-насильственные правонарушения и преступления, мотивами которых являются: «стремление защитить себя, оградить от нападок других», «быть похожими на других более сильных и властных людей», «иметь у себя деньги, вещи, ценности, продукты питания, одежду и т.д.»; «подражательно-игровые мотивы» и другие.
Какая бы не была социальная среда, окружающая подростка, она нейтральна к нему до тех пор, пока подросток не пропустит через себя, свои переживания, свой внутренний мир те события, тот реальный мир в котором он живет. Если подросток испытывает по отношению к себе какие-либо притесняющие воздействия со стороны окружающих, которые препятствуют удовлетворению его биологических или социальных потребностей, то он начинает выражать это в виде недовольства, озлобленности, ненависти, гнева, страха. Эти свои эмоции и чувства он стремится реализовать в ответной мести, лжи, лицемерии, физическом, психологическом, экономическом и других видах притеснения. Осуществляется это нередко противоправными средствами и способами. Пережив всю горечь участи «обиженного», устав быть «жертвой» обидчиков-притеснителей, подросток сам становится агрессором, преследователем, обидчиком и притеснителем. В одиночку он редко когда нападает на взрослого обидчика. Но собравшись в неформальные группы - «стаи» таких же, как и он обиженных, подростки могут «обидеть» кого угодно. До 80% всех преступлений несовершеннолетних совершается в асоциально-криминальных группах.
Установлена прямая зависимость между видом совершенного несовершеннолетним преступления и видом притесняющего воздействия, применяемого к нему ранее. Так, например, чем ранее и в более выраженных формах к несовершеннолетним применялось физическое притеснение, тем больше вероятность, что они совершат какое-либо насильственное правонарушение или преступление. Анализ уголовных дел воспитанников колоний показал, что лица, судимые за насильственные преступления: убийства, нанесение телесных повреждений различной тяжести и другие, на ранних стадиях своего развития подвергались физическому притеснению; лица, испытавшие по отношению к себе сексуальное притеснение, были осуждены за изнасилование, развратные действия; лица, подвергавшиеся экономическому притеснению, совершали кражи, грабежи, вымогательства, мошенничества и др.; несовершеннолетние, пережившие психическое, социальное, моральное, интеллектуальное притеснение больше совершали протестные виды преступлений: хулиганство, массовые беспорядки, неподчинение и сопротивление органам правопорядка и др.; те же подростки, к которым применялось пространственное притеснение, чаще других, убегали из дома, занимались бродяжничеством, совершали побеги из спецучреждений, всячески уклонялись от социального контроля со стороны взрослых и административных органов.
Итак, если посмотреть в таблице 1 по горизонтали на среднюю выраженность притеснения по всем категориям несовершеннолетних, то ранговые места по видам притеснения распределятся следующим образом.
Физическое притеснение (ранговое место 1, выраженность 1,86 балла, подвержены 76,7% несовершеннолетних). Осуществляется через намеренное нанесение несовершеннолетним телесных повреждений (синяков, шишек, кровоподтеков, сотрясения мозга, переломов ребер, конечностей, носа, челюстей и т.д.) путем избиений ремнем, руками, ногами, палками, бросания на пол, битья их головой о стену, стол, пол.
Моральное притеснение (ранговое место 2, выраженность 1,95 балла, подвержены 76,7% несовершеннолетних). Выражается в неспособности родителей и других взрослых осуществлять нравственное воспитание детей, подавать им положительный пример в соблюдении нравственных и моральных норм и требований; неумении и нежелании разъяснять детям морально-нравственные нормы и принципы; запрещении подросткам самостоятельно принимать какие-либо решения, моральные обязательства и выполнять их; моральное двурушничество по отношению к детям, выражающееся во лжи, лицемерии, различных морально-нравственных запретах и ограничениях «что можно взрослым, то нельзя детям» и др.
Социальное притеснение (ранговое место 3, выраженность 2,33 балла, подвержены 75,2% несовершеннолетних). Проявляется в недостаточном внимании взрослых к вопросам социальной жизни детей и подростков; игнорировании взрослыми их круга общения, друзей и товарищей, запрещении приводить их домой, общаться с ними в свободное время, заниматься с ними учебной и игровой деятельностью; жёстком авторитарно-запретительном социальном контроле взрослых за жизнью, деятельностью, общением и отношениями детей и подростков; неспособности взрослых приучать своих детей жить в обществе других людей, уважать их интересы, мнения и т.д.
Психическое притеснение (ранговое место 4, выраженность - 2,28 балла, подвержены 73,6% несовершеннолетних). Его истоки восходят к постоянным конфликтам с ребенком, крикам и оскорблений; навешиванию непристойных кличек и прозвищ; невыгодному сравнении с другими детьми, братьями, сестрами; отсутствию любви, заботы и внимания; непризнанию заслуг и успехов ребенка; лишению детей дружбы со взрослыми и сверстниками; затаенной враждебности, холодности в отношениях с детьми.
Экономическое притеснение (ранговое место 5, выраженность - 2,53 балла, подвержены 71,7% несовершеннолетних). Проявляется в неспособности родителей и других взрослых обеспечить детям и подросткам минимальный уход, необходимый для жизни, в питании, одежде, жилье, медико-санитарном обслуживании; плохое материальное обеспечение ребенка, выражающееся в невыдаче ему карманных денег на проезд в общественном транспорте, на обед в школьной столовой, приобретение школьно-письменных принадлежностей, на развлечения (кино, зоопарк, цирк и др.), на мороженное, сок и др.; ограниченность в трудовой занятости подростков, невыплата им заработанных денег и низкая оплата их труда.
Интеллектуальное притеснение (ранговое место 6, выраженность 2,13 балла, подвержены 68,8% несовершеннолетних). Выражается в неспособности взрослых обеспечить учебу и позитивную деятельность детей; пренебрежении мировоззренческими взглядами детей; в отсутствии у детей условий для нормальной учебы — нет домашней библиотечки, книг, учебных пособий; игнорировании взрослыми интеллектуальных подростковых интересов и потребностей.
Сексуальное притеснение (ранговое место 7, выраженность - 2,53 балла, подвержены 67,3% несовершеннолетних). Осуществляется через непристойные разговоры с детьми и подростками на сексуальные темы; заострение внимания взрослых на половых органах детей, подчеркивание их особенностей; демонстрацию детям и подросткам порнографических изображений; эротические ласки, объятия, поцелуи детей и подростков; подглядывание за утренним туалетом детей и подростков, их одеванием и раздеванием; супружескую неверность родителей; половую жизнь подростков с близкими родственниками; домогательства половой связи с детьми и подростками.
Пространственное притеснение (ранговое место 8, выраженность - 3,35 балла, подвержено 63,4% несовершеннолетних). Реализуется как насильственное оставление ребёнка или подростка в замкнутом пространстве (замыкают на замок в доме, сарае, подвале); привязывание к батарее парового отопления; запрещение выходить за территорию двора, улицы; связывание рук, ног; одевание наручников, смирительных рубашек и т.д.
Анализ видов притеснения по вертикали, т.е. его выраженности по отдельным категориям несовершеннолетних, показывает, что больше всего от него страдают несовершеннолетние осужденные-воспитанники воспитательных колоний, за ними следуют воспитанники спецшкол. Близко к их показателям приближаются и воспитанники школ-интернатов и детских домов. Следующее место по притесняющему воздействию занимают дети и подростки из неблагополучных, конфликтных и неполных семей. На пятом месте по притеснению находятся подростки, стоящие на учете в ОДН за различные отклонения в поведении.
Как видно из таблицы 1, среднестатистическая сравнительная характеристика притеснения в подростковой популяции поистине удручающа. Можно предположить, что велика вероятность социального взрыва детско-подростковой агрессии, жестокости, насилия и преступности.
Изучение особенностей притеснения среди несовершеннолетних показывает, что оно большей частью возникает на почве конфликтных отношений взрослых и детей. Опрос тех же категорий подростков позволил нам установить, что чаще всего причины этих отношений коренятся в различных взглядах на пять сфер совместной жизнедеятельности: взаимоотношения в семье, вопросы учебы, оценки нравственных ценностей, социальной жизни и привычек, а также на ответственность за выполнение обязанностей (табл. 2).
Притесняющее воздействие взрослых по отношению к детям наиболее сильно проявляется в сфере различных взглядов по вопросам социальной жизни и привычек. Социальная жизнь подростков — это их взгляды, привычки, обычаи, которых они придерживаются в своей повседневной жизни. Зачастую они восприняты не от родителей, а из подростково-молодежного неформального общения, экранов телевидения, личных наблюдений за жизнью, деятельностью, отношениями и поведением других взрослых. Образцы поведения взрослых, которые они копируют, в большинстве своем не отвечают нравственным и правовым нормам. Сами родители порой не соответствуя позитивным образцам, в то же время требуют от детей соблюдения нравственно-моральных и правовых норм. Наиболее часто разногласия между родителями и детьми возникают по вопросам выбора друзей и товарищей; с определения возраста и частоты посещения дискотек, вечеров отдыха, видом занятий подростков в свободное время; времени отхода ко сну и с какого возраста можно принимать самостоятельные решения по поводу участия в тех или иных мероприятиях (вечеринках, свиданиях и т.д.); употребления алкоголя, наркотических и токсических веществ, курения; по вопросам самостоятельного выбора одежды, прически, той или иной молодежной моды на одежду, музыку и т.д. Чаще всего родители жалуются, что подростки их не слушают, проводят все время с друзьями вне семьи, приходят поздно, а где бывают - не говорят. Из-за этого возникают ссоры, порой драки и оскорбления, различные виды притесняющего воздействия.
На втором месте стоят конфликтные отношения по поводу различных взглядов родителей и подростков на нравственные ценности и мораль. Постоянную головную боль у родителей вызывают несоблюдение подростками нравственно-моральных и правовых норм, их неумение избегать неприятностей, улаживать противоречия и конфликты в результате допущенных нарушений, проблемы интимно-личностных отношений со сверстниками, отсутствие самостоятельности при решении важных жизненных проблем и т.д.
На третьем месте стоят вопросы учебы и поведения в школе. Конфликты и притесняющие воздействия на детям возникают по поводу успеваемости и поведения в школе, посещаемости занятий, отношения к учителям, речи детей (жаргонные и нецензурные слова, грубость и др.), выполнения домашних заданий, школьных привычек и др. Дети социального неблагополучия крайне негативно относятся к учебе, прогуливают занятия или вообще не посещают школу; постоянно обманывают родителей, отвечая на их требования, что уроки выучили, что нормально ходят в школу, что это учителя к ним «придираются». Школа фактически «выдавливает» за свои пределы детей и подростков, не проявляющих склонности к учебе, нарушающих дисциплину. В специальные учреждения поступает все большее количество детей и подростков, не умеющих читать и писать. Притесняющее воздействие объединенных усилий родителей и учителей отторгает детей от учебы. Они бегут от этого воздействия куда угодно: из дома, школы, в подвалы, на вокзалы; слоняются без дела по рынкам, магазинам; пытаются что-то подработать на бензоколонках, в палатках; попрошайничают, подворовывают по мелочам и постепенно приобщаются к асоциально-криминальному образу жизни.
На четвертом месте стоят конфликтные взаимоотношения в семье. Деструктивный характер конфликтных взаимоотношений родителей и детей обусловлен общей неблагоприятной атмосферой в большинстве семей; демонстративным неуважением детьми своих родителей и других взрослых; сложными взаимоотношениях подростков с близкими родственниками (дядями, тетями, братьями и сестрами, дедушками и бабушками), особенно проживающими с ними в одной квартире, доме или по близости; нежеланием детей делать что-либо без указания, принуждения, просьб и уговоров; отсутствием ориентации у подростков на сохранение связей с семьей.
Наиболее остро взрослые критикуют своих детей, предъявляют к ним повышенные требования из-за низкого чувства ответственности. Требование ответственного отношения к обязанностям касается следующих вопросов: выполнения хозяйственных работ по дому, на садовоогородном участке; разумного расходования денег; бережного отношения к личным вещам, одежде, мебели, жилью; пользования общесемейными вещами и предметами, а вещами и предметами других лиц (одежды, игрушками, музыкальных инструментов, техники и т.д).
Хотя конфликтные отношения родителей и детей возникают и в благополучных семьях, но они менее выражены, не носят деструктивный характер и охватывают меньшее количество подростков. Это скорее даже и не конфликты, а незначительные недоразумения, возникающие из-за недопонимания подростками содержания предъявляемых требований. Недоразумения быстро устраняются с помощью разъяснения. Вызывает некоторую озабоченность отношение благополучных детей к нормам социальной жизни и привычкам. Но это не негативное противостояние родителей и подростков, а скорее большая требовательность к самостоятельности детей.
Сравнительно-сопоставительный анализ притесняющих, конфликтных отношений взрослых и детей показывает, что больше всего страдали и страдают воспитанники воспитательных колоний, спецшкол, спецПУ, подростки, стоящие на учете в ОДН. Именно из этих категорий «обиженных» детей вырастают «обидчики», насильники, притеснители, злодеи.



ОГЛАВЛЕНИЕ