<< Предыдущая

стр. 28
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Это должно обнадеживать как здоровую часть общества, так и онкобольных. Не исключено, что в Природе есть и другие подходы к избавлению от рака. Их необходимо настойчивее искать.
Одной из самых обнадеживающих перспектив в избавлении от рака является активное участие в этом процессе людей самых разных профессий. При достаточной организованности их труда, поддержке общества, поощрении со стороны государства онкоэнтузиасты способны значительно ускорить разрешение проблемы лечения рака. Если их и дальше продолжать третировать, ограждать от них онкологическую сферу, то вряд ли число таких энтузиастов увеличится. Меньше сомнений в излечении рака -меньше страха в обществе.

338 Ю.Батулин
Пора знать всем, что если в Природе существует заболевание, то Природа располагает и способами его излечения. Если их не искать, а ждать появления уникального лекарства, то разрешение онкопроблемы долго еще не сдвинется с мертвой точки. Настало время изучить все, что наработано человечеством по лечению рака, выбрать наиболее ценное и решительно избавиться от опасных методов лечения.
К сожалению, онкострах в обществе продолжает расти.
Впереди разговор о путях избавления от рака. Тебя он не будет касаться. Надеюсь, понимаешь почему. Диалог пойдет с читателями.
На заметку от специалиста
Выбрось страх в воду.
Пугающие мысли действительно призваны защищать нас. Попробуйте сказать своему страху: "Я знаю, ты хочешь защитить меня, ты хочешь мне помочь. Благодарю тебя".
Понаблюдайте за вашими страхами и поймите, что вы. не одно и то же с ними. Вы не тождественны со страхами. Думайте о них, как о фильме, который показывают в кинотеатре. Того, что вы видите на экране, в действительности не существует. Картинки быстро меняются и исчезают. Наш страх придет и уйдет так же, как эти картинки, если мы не будем его настойчиво удерживать.
Закройте глаза, представьте себе могучий поток воды. Возьмите тяжелые воспоминания, обиды, горечь, страх и все, что их породило, и бросьте в бурлящий поток. Проследите, пока негатив не исчезнет из виду. Делайте это упраяснение как можно чаще. Негативы выбрасывать в воду лучше по одному,
Желаю успеха.











































Один практический опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением.,
М. Ломоносов, русский ученый XVIII в.



ЧАСТЬ 3






Практика игбавления от рака


































В добрый путь!
Хочу сообщить вам приятную новость.
Диагноз "рак" не означает, что нужно готовиться к смерти. Он означает, что нужно учиться жить полноценно, используя весь заложенный природой потенциал здоровья.
Нам предстоит разобраться в проблеме, довольно тревожной для общества.
Однако беспокоиться не следует. Страшного при обсуждении, уверяю, ничего не будет, а интересного будет много. Вся последующая информация будет полезной как для онкобольных, так и для здоровых. Первым она поможет преодолеть онкострах и встать на путь избавления от рака, вторым - приобрести уверенность в резервных возможностях собственного организма.
Помогать мне будет уникальный человек и великий жизнелюб Ян Гоулер из Австралии. Это ему принадлежат приведенные выше слова. А цену им он знает.
"В январе 1975 года мне ампутировали правую ногу по поводу остеогенной саркомы*. Перспектива была неутешительной: по статистике, только 5% больных после такой операции имеют шанс прожить дольше 5 лет. Меня предупредили, что, если опухоль появится снова, болезнь быстро перейдет в терминальную фазу: большинство пациентов умирают через 3-6 месяцев после появления вторичных раковых образований этой формы. В ноябре 1975 года произошел рецидив рака, к марту 1976 года состояние настолько ухудшилось, что, по мнению лечащего врача, мне оставалось жить не более двух недель".
Понимаю, что звучит это тревожно. На первый взгляд может показаться, что из подобных ситуаций выхода быть не может. Но в предыдущих разделах мы уже сталкивались с аналогичными ситуациями.
Попробую изложить собственный взгляд на проблему избавления от рака.
Онкопроцесс сопровождается ускоренным перерождением нормальных клеток в злокачественные. Последние из организма "забирают" очень много жизненной энергии. В ходе этого процесса здоровые клетки ослабевают с неимоверной быстротой, нарушаются их химико-биологические природные качества, биоинформационные связи. Подобный процесс, продолжающийся месяцами и годами, изматывает организм, и онкобольной погибает. Чтобы не допустить этого, необходимо решить две основные задачи.
Первая - остановить процесс деления клеток и дальнейшего их размножения.
Вторая - ослабленные в ходе деления клетки сделать сильными.
Первую задачу приходится решать методом целенаправленного биоэнергетического воздействия на злокачественные клетки опухоли. Иногда это удается сделать быстро, и даже, вслед за этим, запустить процесс уменьшения опухоли. Иногда не удается ни того, ни другого.
Над разрешением второй задачи приходится биться месяцами, иногда годами. Процесс "возвращения" ослабленным клеткам былой силы до того сложен, что для

* Рак кости.

Учу жить без лекарств 341
этого приходится использовать весь арсенал биоинформационного и безлекарственного лечения.
Ослабленные клетки, набирая силу, постепенно восстанавливают ранее нарушенные биохимические процессы и биоинформапионные связи. Это период заболевания, когда онкобольной подсознательно чувствует, что в его организме начинает что-то меняться в лучшую сторону.
Первые положительные симптомы радуют больного, его близких. Но в это время приходится становиться настоящим деспотом и требовать от больного форсированного восстановления органов и всего организма. Даже психологи иногда не могут понять такой спешки и упрекают, что я не позволяю онкобольному ощутить первую радость успеха. Почувствовать, что сделан первый шаг в сторону от могилы. Может быть, они правы в психологической сфере, но далеко не правы в онкологической.
Я "вижу" происходящее в больном организме и радуюсь (незаметно) не меньше онкобольного. Но в то же время понимаю, как неустойчив еще позитивный процесс. Потому и спешу успеть сделать больше, на фоне первого улучшения обстановки в организме.
Здоровые клетки подвержены периодической замене. Если в организме онкобольного, после выполнения первой задачи, окажется, к примеру,! млн. перекодированных клеток и 2 миллиона окрепших клеток, то в ходе очередной их замены они произведут себе подобные клетки (дочерние). Сильные клетки произведут сильное потомство, слабые -потомство слабое. Для последующего лечения необходимы сильные клетки. Значит, ослабив лечение даже на короткий срок, можно потерять часть вновь образовавшихся (дочерних) и часть окрепших (здоровых) клеток.
Радоваться первому видимому успеху в лечении рака не следует. Он дается для проверки компетентности онкобольного в собственном заболевании. Забудешься в радости - опомнишься в тревоге.
В постоянной борьбе за количественный рост здоровых дочерних клеток суть стратегии лечения рака.
Восстановление ранее ослабленных клеток означает восстановление иммунной системы. Для достижения этого необходимо не снижать требований к онкоболь-ному по соблюдению системы питания, восстановлению организма, восстановлению психики, закаливанию тела.
Получив определенный запас прочности, организм сам начнет справляться с распадом отдельных раковых клеток, если они где-то еще сохранятся. Этот период можно считать окончанием целенаправленного лечения, потому как в действие вступили восстановленные резервные возможности организма.
Объединенными усилиями ученых, врачей, целителей можно быстрее отыскать пути восстановления ослабленных болезнью клеток, но пока в этом не заинтересована официальная медицина. Ждать ее прозрения сложа руки не следует. Необходимо активнее информировать онкобольных о безлекарственных методах самолечения, учить их правильному использованию резервных возможностей собственного организма.

С чего начать самолечение?
С выбора пути избавления от рака.
Одни могут избрать путь официальной системы лечения рака. Другие - пойти по пути безлекарственного восстановления организма. Каждому по вере. Ни авторитетный врач, ни уникальный целитель не сделают это за больного. По двум дорогам, ведущим к одной цели, одновременно не ходят. Выбирают ту, которая больше нравится. Мне не приходилось встречать онкобольных, которые спасли себя одновременным лечением в онкоклинике, у целителя, экстрасенса, психолога.
Правда, на путь безлекарственного лечения, как правило, онкобольные встают после безуспешного лечения в онкоцентре. Когда их состояние, в ходе официального лечения, не улучшилось, а, наоборот, стало хуже. Крайне редко онкобольные, узнав о заболевании, сразу обращаются за помощью к целителям. Это закономерно. Диагноз, проверка его реальности проводятся в онкоклинике, где предлагается и лечение. И лишь ощутив на себе последствия оперативного вмешательства, химиотерапии и облучения, больные начинают искать спасение в природных средствах лечения. Навязывать онкобольному чью-то волю непозволительно. Они верят всем, кто обещает им помочь. Но если их доверие не оправдывается результатом лечения, они вправе отказать в доверии любому авторитету.
Теряется вера, как и приобретается, по личным соображениям.
Врачи иногда проявляют недовольство целителями, которые оказывают помощь онкобольным, прошедшим безуспешное лечение в официальных клиниках. Называют действия онкобольных безумными, а целителей - авантюристами. Подобные выпады в адрес целителей можно объяснить желанием не уронить чести официальной медицины. Ведомственный патриотизм не подлежит осуждению, если дело там поставлено на должный уровень. Если врач будет лечить результативно, то его честь ни при каких обстоятельствах не упадет, как шапка с головы. Но если от врача больные уходят в более тяжелом состоянии по сравнению с тем, с каким пришли к нему, то за невыполнение профессионального долга его можно назвать шарлатаном, как и целителя, не умеющего делать свое дело.
Имидж целителям создает официальная медицина.
Если в официальных клиниках врачи будут лечить хорошо, то у больных отпадет необходимость искать альтернативу официальному лечению. Но если онко-больного "лечат" в больнице до неизлечимого состояния, а затем отправляют под наблюдение местного онколога, то любому понятно, что это не продолжение лечения, а его завершение.
Из клиники, где хоть как-то помогали, больной попадает в семью, где все больны от горя за него. Там создается коллективное биополе, способное поразить и здорового. Что нередко и случается. Из "списанных" онкобольных часть умирают дома от последствий применения химиотерапии и облучения, другая часть - от безысходности. И лишь отдельные больные, не сломленные психологически, встают на путь поиска выхода из сложившейся ситуации. Они уже никогда не обратятся в онкоцентр, потому что их там объявили безнадежными. Такие боль-

Учу жить без лекарств 343
ные готовы довериться любому, кто способен им чем-то помочь. Им должны помогать все, а не осуждать за то, что они мечутся в поисках помощи.
Патриотизм неуместен на краю могилы.
В целительстве существует принцип: не просят - не помогай. Целитель не ищет больного - больной ищет целителя. Те, кто зазывает к себе через объявления в подземных переходах, телевизионную рекламу, далеки от понимания парапсихологии и целительства. Но есть в целительстве и другой принцип: больному, обратившемуся за помощью, необходимо обязательно чем-то помочь.
К чести любого государства иметь центры реабилитации онкобольных, признанных безнадежными, где можно научиться правильному питанию, безлекарственному лечению, выживанию в тех условиях, в которых оказался больной. Опасаться здесь нечему. У целителей на вооружении нет химиотерапии, облучения, искусственных гормонов, наркотиков, применение которых, как правило, ускоряет печальный финал. В целительстве не используются даже синтетические лекарства. Но стоит только целителю поставить на ноги онкобольного, как следует медицинский вердикт: ранее поставленный диагноз был ошибочным, несмотря на то что диагноз ставился по полной форме, на основании гистологических исследований.
Если так безответственно выносятся смертельные диагнозы, почему виновные в ошибке не привлекаются к ответственности? Онкобольные, их семьи имеют право требовать через суд возмещения материального и морального ущерба за потерю здоровья. Ни один диагноз рака, поставленный ошибочно, для здоровья больного и членов его семьи бесследно не проходит. После подобных заявлений может возникнуть сомнение в достоверности любого медицинского заключения. Если надо перепроверять каждое официальные заключения по раку, то зачем тратить деньги налогоплательщиков на приобретение дорогостоящей диагностической аппаратуры?
Лечебная нравственность профессиональных целителей не ниже нравственности врачей. Она базируется на природных принципах гуманного подхода к человеку. Понимая единоличную ответственность перед пациентом, целитель постоянно совершенствует свои знания и практические навыки, потому что ему не на кого надеяться. Даже в сложной ситуации у него нет возможности отправить пациента к коллеге из соседнего кабинета. Целитель работает с больным, начиная с диагностики и до завершения лечения.
Среди целителей могут быть люди разных профессий, но все они наделены природным даром положительного воздействия на человека, желанием помочь ему. Среди них есть природные таланты, владеющие уникальными методами лечения различных болезней. Секреты лечения могут передаваться им по наследству, а могут приобретаться настойчивым трудом при повышенном интересе к проблеме. И неважно, это секрет вправления межпозвонковых дисков или лечения рака. По кармическим канонам прятать от людей природный дар большой грех.
Интеллектуальная собственность личности, согласно международным юридическим нормам, может быть реализована, если совершаемые действия не противоречат государственным законам.
Онкобольными отказываются порой заниматься даже опытные целители. Это связано с неуправляемостью процесса в организме больного после применения облучения, химиотерапии, гормонов и наркотиков, а также по причине низкой

344 Ю.Батулин
биополевой защищенности целителя. Но чаще всего по причине ведомственных запретов на оказание неврачебной помощи онкобольным.
Автор книги "Диагноз рак" А. Маловичко (Литва) пишет: "Иногда ставят в вину искреннее стремление добрым советом помочь тем безнадежным больным, от которых отказалась медицина и общество, - говорят, мол, это безнравственно, все равно ведь он умрет. Поразительно, но почему-то никто не называет безнравственным 5 миллионов трупов в год от рака. Почему-то никто не берет интервью у умирающих в казенных стенах онкологических диспансеров в результате официального лечения".
Целитель не лечит, а рекомендует, учит и помогает. Помогает тем, чем владеет. Запрет на оказание помощи онкобольным, желающим лечиться у целителей, безнравствен, каким бы обоснованием он ни прикрывался. О шарлатанстве в лечении разговор отдельный. К сожалению, шарлатанов достаточно как среди целителей, так и среди врачей. И все-таки к кому лучше обращаться онкобольному: к врачу или к целителю?
Ян Гоулер (далее - наш Друг), прошедший через лечение рака методами официальной и альтернативной медицины, пишет:
"Это очень трудный выбор. Действительно, многие традиционно применяемые клинические методы лечения в той или иной мере наносят травму организму. Радиотерапия, а особенно химиотерапия, ослабляет иммунную систему. Восстановительные функции организма резко снимаются. Незначительные инфекции, которые раньше прошли бы бесследно, в ослабленном организме вызывают серьезные заболевания. Но что самое важное, организм теряет способность противостоять раку.
Альтернативное лечение, не дающее нежелательного побочного явления, конечно, заманчиво, но, к сожалению, еще, не пользуется широкой поддержкой в медицинских кругах и не получило признания как самостоятельный способ борьбы с раком. Надо быть смелым человеком, чтобы остановить свой выбор на том, что многие называют в лучшем случае экспериментом, а в худшем - шарлатанством.
Выбор труден, но его нужно сделать, и лучше до того, как будет начато какое бы то ни было лечение".
Чтобы избрать правильный путь избавления от онкозаболевания, необходимо знать о нем если не все, то как можно больше.

Обязательно ли знать истинный диагноз?
На данный вопрос с моей стороны будет меньше ответов, чем встречных вопросов.
Можно ли путем обмана скрыть от больного, что он болен раком?
Почему за больного решают, что ему можно знать о собственном состоянии, что нельзя?
На чем должна базироваться вера больного в выздоровление, если ему объявлен ложный диагноз?
Попробуйте путем логических суждений найти правильные ответы.
Если бы современная медицина была настолько виртуозной, что запросто умела нейтрализовать распространение рака втайне от больного, тогда умалчивание страшного диагноза бьмо бы благом. Но до этого еще далеко. На сегодня держать в секрете онкодиагноз нелегко.
Нетрудно догадаться любому, почему его обследуют не в поликлинике, а в онкоцентре. По симптомам заболевания, состоянию, информации из медицинской литературы больной способен разобраться в реальности происходящего. Общение с онкобольными, прошедшими через систему исследований, окончательно утвердит его в догадках.
Понятно, что у каждого теплится надежда на благополучный исход. И обоснованно, когда истинный диагноз не называется до завершения исследований. Но если диагноз установлен, больной должен быть оповещен о нем, потому что, находясь в онкоклинике, он психологически более подготовлен к восприятию правдивого диагноза, чем когда-либо позже.
Врачу инструкцией определено: "Надлежащим образом поставить в известность больного или члена семьи о характере заболевания и необходимых операциях так, чтобы они могли стать активными соучастниками при проведении лечебно-профилактической деятельности".
Больной может стать соучастником врача в лечебном процессе лишь тогда, когда будет знать о своем заболевании все, что знает и врач.
Считается, что правдиво объявленный диагноз может прозвучать для онко-больного как приговор. Это так. Если в обществе и далее будет насаждаться информация о неизлечимости рака. Когда станет известно, что рак излечим, известие о диагнозе заставит больного незамедлительно искать путь избавления от рака.
Дезинформация онкобольного может стать причиной преждевременной смерти. Не зная реальной ситуации, они могут настраивать себя не на лечение, а на благодушие. Вернуться к бессистемному питанию, вредным привычкам, от которых избавились в страхе перед раком.
Василий Н. (62 года) с диагнозом рак печени 4-й степени был выписан из клинического института с рекомендацией: "симптоматическое лечение по месту проживания, при выраженном болевом синдроме -наркотики".
Истинный диагноз от больного был скрыт.
До госпитализации он злоупотреблял курением и спиртными напитками, что явилось одной из причин появления рака. Во время лечения он продолжал курить.

346 Ю. Батулин
По выписке из института, будучи в тяжелом состоянии, не отказался от вредных привычек. На обоснованную тревогу дочери не реагировал, ссылаясь: "врачи-то не запрещали". Тогда родственникам было рекомендовано сказать больному правду о его заболевании.
К удивлению близких, он отказался от курения через сутки. Если ранее от него прятали спиртное, то теперь, по рассказам родственников, не замечал бутылку с водкой, специально выставленную на виду. Больной самостоятельно стал принимать урину, о чем ранее не желал слышать. Сам готовил настои из трав.
Если бы такое прозрение, да на пару лет раньше...
Согласно опросу англоязычного населения, 70-90% опрошенных больных настаивают на праве знать о себе все, 70% французов также ждут полной информации при заболевании.
Миллиардер из США Майкл Рэмер писал: "В феврале этого года мой врач обнаружил опухоль в районе печени. Получив результаты анализов, он позвонил мне и пригласил на консультацию. Доктор ошеломил меня, сообщив, что у меня рак печени и срочно необходима операция. Однако она окончилась безрезультатно. Когда я пришел в себя в реанимации, врач положил мне руку на плечо и, глядя в глаза, медленно проговорил: все зашло слишком далеко, я уже ничего не могу сделать. Мои дни сочтены, но это не значит, что я должен лежать и ожидать своей смерти".
У американцев не заведено утаивать онкодиагноз, хотя они не менее других восприимчивы к раку.
Рак - и в Америке рак.
Кстати, это очень больная нация. Но в сознании американцев меньше предрассудков, а больше разумного рационализма. Они глубоко анализируют жизненные проблемы, после чего осознанно выбирают наиболее рациональный путь их разрешения. Для американца характерна вера в национальную медицину, потому что альтернативы ей до недавнего времени не было. В 80-х годах мало кто из американцев знал о существовании альтернативных методов лечения. И это несмотря на то, что у истоков движения "за натуральную гигиену" (восстановление организма безлекарственным методом) стояли прогрессивные деятели США.
Страны Востока и СНГ "заразили" Запад природными методами лечения. Ученые из России, Украины, других стран, уехавшие на "заработки" в США, ускорили этот процесс. Американцев долго агитировать не надо: они очень восприимчивы ко всему жизненно-рациональному и более дешевому. В 1993 году статистические исследования показали, что треть американцев уже прибегали к методам альтернативного лечения, где не рекомендуют пользоваться дорогостоящими лекарствами. Затраты на развитие альтернативной медицины достигли нескольких миллиардов долларов в год.
Меня удивило, когда после трех сеансов Чикаго - Киев пациентка из Америки написала:
В силу малого опыта представители альтернативной медицины Запада не успели внести свой вклад в лечение рака безлекарственным методом. Однако их интерес к это му растет.
Частный врач С. Брэтмен (США) пишет: "Профилактическая ценность нетрадиционных методов в данном случае высокая. Эпидемиологические исследо-

Учу жить без лекарств 347
вания показали, что нежирная полувегетарианская диета резко снижает вероятность заболевания всеми формами рака".
Прошу прощения за излишнюю увлеченность американскими проблемами.
Вернемся к вопросу: надо ли объявлять онкобольному истинный диагноз?
Попробуем встать на позицию врачей, которые не сообщают больному о заболевании раком под предлогом гуманности. Тогда почему объявляются такие диагнозы, как инсульт или инфаркт? От этих заболеваний умирают в течение нескольких дней и даже часов, в то время как многим онкобольным продлевается жизнь на годы. Дело не в гуманности к онкобольным, а в ведомственной инструкции.
Если врач говорит онкобольному правду, он честно выполняет свой долг перед ним. Карма врача будет чище, психика здоровее. Ему не надо будет хитрить при назначении лечебных средств, изворачиваться при разговоре с больным. Наконец, не надо будет отворачивать глаза, если принятые меры окажутся нерезультативными. Не следует забывать, что онколог всю трудовую жизнь имеет дело с тяжелобольными людьми. А это так непросто. Но это еще не все.
Механизм лечения "того, чего нет" существенно отличается от механизма лечения "того, что есть".
Сознание больного включается в процесс лечения после поступления в головной мозг информации о диагнозе. Центральная нервная система эту информацию "закладывает" в подсознание.
Если при раке легких больному объявят, что у него пневмония, то сознание больного воспримет именно эту информацию. Психика, энергетическая и иммунная системы начнут "работать" в унисон с информацией. Лишь подсознание периодически может выдавать необоснованную тревогу.
Лекарственные поступления в организм будут "кодироваться" сознанием на ликвидацию пневмонии, а не рака. Принимая их, больной будет надеяться на улучшение состояния. Закономерно, что улучшения не будет, в то время как ухудшение не заставит долго ждать. Обострение заболевания вызовет у больного недоумение, потому что он ждал улучшения состояния. Больной вправе потребовать принятия дополнительных мер по лечению воспаления легких, а назначать ему будут... химию или облучение. Правдиво информированный больной в подобной ситуации не окажется никогда, потому что он будет готов ко всему.
Считать онкобольных глупцами невежливо. Думать, что обреченные больные уже не способны распознать обман, кощунственно.
Правдивый диагноз может ввергнуть больного в шок, говорят врачи. Да, может.
Рано или поздно шок пережить ему придется. Узнав про обман, больной получит более сильный шок. К этому времени его организм будет ослаблен прогрессирующей болезнью, безуспешным лечением. Онкобольной поймет, что упущено время на поиск альтернативного лечения. Он будет в обиде на врачей, родственников, утаивших от него правду.
Пример из практики.
Онкобольная Антонина А. (65 лет): "Я уже очень плохо себя чувствовала: температура, слабость, боли, живот вздут и очень плотный. Решили срочно оперировать".

348 Ю.Батулин
Истинного диагноза врачи не объявили, а дочь не решилась сказать ей правду. Боялась, что мать не перенесет правды. Наблюдательная женщина догадывалась, что ей чего-то недоговаривают, и вызвала дочь на откровенный разговор.
"О том, что у меня страшная болезнь, - пишет она, - я узнала только через месяц после операции. Оказывается, меня разрезали, удалили левую часть печени и зашили".
Со слов дочери, мать изменилась во всем, после того как узнала истинный диагноз. Буквально преобразилась. Осознанно и спокойно рассуждала о конце жизни.
"Теперь мы с ней единомышленники во всем. У меня словно камень с души упал", - пишет дочь.
Из правды ложь не выбирают, потому что ее там нет. Ложью прикрывают правду.
Страшный диагноз - не радость для больного. Он его ввергнет в шоковое состояние на определенное время. Иногда сутки и более. Затем шок сменяется тревожной озабоченностью и мыслями о выходе из сложившейся ситуации. Некоторых шок ввергает в бездействие и затяжную депрессию. Последнее характерно для психологически слабых людей, а также по следующим причинам: отсутствие веры в излечимость рака; отсутствие врача (целителя), в которого есть вера; неинформированность о методах самолечения и эффективных средствах эффективного воздействия на рак.
Очень мешает, когда у онкобольного отсутствуют близкие, знакомые, способные поддержать морально. Угнетают финансовые затруднения. Бывает, что больной не желает лечиться (желание смерти).
Шока от правды бояться не следует. Правда чаще мобилизует, чем угнетает. В то же время не следует думать, что правда о диагнозе способна вылечить онкобольного. Это всего лишь одно из условий, мобилизующих человека на борьбу за жизнь. Или тот случай, когда правда лечит.

Ищите причину заболевания
Кто выбрал систему официального лечения, тем заботиться о лечении нечего. Им будет сделано в онкоклинике все необходимое. Тем, кто встал на путь безлекарственного лечения, придется надолго забыть о покое. Им предстоит напряженный труд во благо своего здоровья. К тягостным обязанностям лечащегося добавятся обязанности лечащего. Больной становится домашним диагностом, психологом, диетологом, фитотерапевтом, магом и так далее. Надеяться ему можно лишь на собственные силы и помощь родственников.
Но труд этот не обременительный. Тем более если первые положительные результаты его проявятся быстро. Онкобольной становится участником процесса лечения, а не иждивенцем у медицины. Он сам организует этот процесс, заглядывая иногда в письменные рекомендации, данные целителем. Ему наперед известны средства лечения, время их применения, диапазон действий в организме. Даже о возможных ощущениях, которые могут возникать после их применения, больной знает от целителя.
Он не будет бояться побочого действия лекарств, потому как ему не назначаются синтетические средства лечения. При обострении заболевания он вправе приостановить неприятную процедуру, перенести ее на более поздний срок, заменить на другую. В крайнем случае отменить вообще. У больного не возникнет тревоги по причине отсутствия в аптеке дефицитного лекарства, отсутствия денег на его приобретение.
Одно неудобно. Во время болезни врачи рекомендуют принимать больше калорийной пиши: мяса, сала, бульонов, колбас. Целители, наоборот, не позволяют есть что хочется и сколько хочется, заставляют периодически голодать.
Правда, влияние альтернативной медицины на официальную медицину ширится. Отдельные врачи уже рекомендуют больным альтернативные методики питания. Все реже стали настаивать на потреблении онкобольными мяса и мясных продуктов. Рекомендуют даже методы безлекарственного лечения, не записывая об этом в историю болезни.
"Что меня больше всего удивило, - пишет из Львова онкобольная Надежда Б., - так это то, что, при посещении онколога, возле его кабинета висел стенд с рекомендациями по питанию от народной медицины, где назывались полезные овощи, фрукты и, самое удивительное, говорилось о вреде мяса. Раньше здесь такого не было".
Я утрирую, когда называю основной заботой онкобольного при самолечении мясную проблему. Достаточно тут и других хлопот. Решиться на самолечение может не каждый.
С чего лучше начинать самолечение?
1. Перепроверить установленный диагноз (в этой жизни всем свойственно ошибаться).
После объявленного диагноза не следует впадать в депрессию, а лучше начать активные действия. Диагноз можно перепроверить на диагностической аппарату-





























350 Ю.Батулин
ре (томографии, маммографии), если ранее этого не делалось. Сомнительные (под вопросом) результаты перепроверять необходимо обязательно. Лучше это делать не там, где ставился первоначальный диагноз. Последнюю инстанцию лучше не информировать о результатах предыдущего исследования, а объяснить необходимость диагностической процедуры своими наблюдениями и реальным состоянием.
В подобной ситуации можно обратиться в биодиагностический центр, где можно получить независимую экспертизу. Там также не следует" называть ранее установленный диагноз. Не по причине недоверия к специалисту, а потому, что предварительно сообщенная информация может дезориентировать сознание диагностирующего.
Обязательно дождаться результата исследования опухолевой ткани. Операция со вскрытием полости, ради определения диагноза, метод нецивилизованный (если не сказать хуже), компромегирующий современную диагностическую аппаратуру.
2. Разобраться в причинности заболевания (причина - всему начало).
Нижеприведенную методику самоанализа используйте как основу. При необходимости туда можно ввести дополнительные данные для более углубленного анализа причин заболевания.
Вначале необходимо анализировать родовую карму. Уточнить через близких родственников наличие онкозаболеваний в роду. Если они имели место, продолжить самоанализ. Надо помнить, что по роду передается предрасположенность к заболеванию, а не само заболевание. Это большая разница. Предрасположенность может не привести к заболеванию, если своевременно принять меры по его профилактике.
Затем приступить к анализу собственной кармы.
Нарисуйте прямую линию и разделите ее на равновеликие отрезки по количеству прожитых лет. Над (под) каждой меткой расставьте цифры, начиная с первого года жизни. Запомнившиеся события (испуг, смерть близких, травмы, изнасилование, аборт, развод, стресс и другие) напишите над цифрой соответствующего года. Убедившись, что все события, всплывшие в памяти, зафиксированы, приступите к их анализу.
Сядьте удобно, успокойтесь. Закройте глаза и вникните в каждую деталь анализируемой ситуации. Начинать анализ лучше с ситуации, ближайшей к времени заболевания (в графике последняя). Она отчетливее других сохранилась в памяти. Не следует брать во внимание, как ситуация оценивалась вами до этого.

<< Предыдущая

стр. 28
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>