<< Предыдущая

стр. 13
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Они действуют так, что одни регионы Госслужащие
24,4
38,1
пользуются привилегиями, а другие нет

Они действуют так, что большинство 52,0
19,5
средств просто разворовывается

21,2
Затруднились ответить 21,8


Актуальность мотива порядочности и профессионализма бюрократии особенно
наглядно представлена в ответах респондентов на вопрос о том, кто, по их мнению, мог
бы наиболее эффективно управлять их регионом. Безусловное лидерство и «простыми»
гражданами, и респондентами-чиновниками было отдано «неважно кому, главное, чтобы
это были честные и компетентные люди» (эту позицию выбрали 74,1% опрошенных,
представляющих население в целом, и 62,3% респондентов-чиновников). Все другие
возможные критерии кандидатур в структуры управления регионом (профессиональное
занятие политикой, крупным бизнесом, работа в правозащитных, общественных
организациях, руководство крупным государственным предприятием) оказались в разы
менее значимы (см. рис. 38).
Рисунок 38
Если речь идет о Вашем регионе, кто, на Ваш взгляд,
способен наиболее эффективно им управлять? (в %)

Неважно кто, главное, чтобы это были честные 74,1
и компетентные люди 62,3
24,0
Профессиональные политики
29,2
Крупные бизнесмены, имеющие опыт работы в 14,6
рыночных условиях 19,5
Директора крупных государственных 12,0
предприятий 19,5
Правозащитники, представители общественных 10,4
организаций 9,7
Население
6,8
Деятели культуры, ученые
Госслужащие
6,2
6,4
Военные и представители спецслужб
6,2
Представители прежней советской 5,5
номенклатуры 7,8
Выходцы из столиц (Москвы и Санкт- 2,5
Петербурга) 1,6
Представители новой бюрократии, 2,3
13,2
сформировавшейся после 1991 года
1,5 3,5
Другое
65

В чем же россияне видят выход из сложившейся ситуации, и что, по их мнению,
необходимо предпринять, чтобы повысить эффективность работы государственных
служащих? Тремя «китами», которые, по оценкам опрошенных, должны стать залогом
улучшения работы бюрократии, являются усиление общественного контроля за
работой чиновников (60,5%), введение запрета на занятие государственных
должностей тем, кто был уличен в коррупции (50,1%), более тщательный отбор
чиновников с учетом образования и квалификации (44,8%). Что же касается самих
чиновников, то они, признавая необходимость повышения квалификационного и
образовательного уровня бюрократических кадров (52,5%) и их «очистки» от лиц,
уличенных в коррупционных действиях (33,5%), подчеркивают также и другую сторону
проблемы – по их мнению, улучшение работы чиновников невозможно без адекватного
изменения оплаты их труда (40,5%) (см. рис. 39).
Рисунок 39
Как Вы думаете, что нужно предпринять, чтобы повысить эффективность работы
государственных служащих в системе управления? (в %)


60,5
Усилить общественный контроль за работой
28
чиновников

50,1
Ввести запрет на занятие государственных
33,5
должностей чиновникам, уличенным в коррупции

44,8
Осуществлять более тщательный отбор
52,5
чиновников с учетом образования и квалификации

37,9
Запретить чиновникам заниматься
26,8
предпринимательской деятельностью

14,5
Провести омоложение кадров чиновников
20,2
Сузить сферу деятельности чиновничества, резко
12,2
уменьшив роль государства в экономике и
7,8
социальной жизни

Активно привлекать на госслужбу успешных 8,4
14,4
бизнесменов

8,3
Повысить заработную плату чиновникам
40,5

1,3
Другое
1,2

Население Госслужащие
66

Таким образом, главным способом преодоления «синдрома неэффективной
бюрократии» россияне считают борьбу с произволом и непрофессионализмом
чиновников, причем борьба эта предполагает прежде всего усиление общественного
контроля в этой сфере. В качестве главного субъекта общественного контроля за
деятельностью бюрократии опрошенные, представляющие в исследовании «простых»
граждан, и респонденты-чиновники единодушно назвали Президента России (41–43%).
Причем, судя по ответам «простых» граждан, никто другой в стране не может столь
эффективно, как и Президент, справиться с этой задачей. СМИ, общественные
организации, институты выборов и суды в рейтинге возможных субъектов контроля за
деятельностью чиновников упоминаются заметно реже (20–29%). Мнения чиновников не
столько однозначны. По их оценкам, в контроле за деятельностью бюрократии важная
роль также должна принадлежать самим гражданам, которые могут выражать свое мнение
через институт выборов (34,2%), и СМИ (33,1%).
Рисунок 40
В стране существуют демократические институты, посредством которых общество
должно контролировать и влиять на государственный аппарат, бюрократию.
Какие институты в этом отношении, на Ваш взгляд, наиболее эффективны? (в %)

40,7
Президент РФ 42,8

28,9
СМИ 33,1
Общественные, правозащитные 27
22,6
организации
Забастовки, митинги, демонстрации и 25,6
12,8
другие акции протеста Население
Обращения и жалобы граждан в органы Госслужащие
22
19,8
государственной власти
20,6
Суды 24,1
Выборы федеральных и местных органов 17,2
34,2
власти
10,2
Профсоюзы 5,8

8,9
Законодательные собрания регионов 13,2
5,6
Государственная Дума РФ 7,8

5,6
Другое 6,2

5,4
Политические партии 7,4
67

Показательно, что ни население в целом, ни чиновники не думают, что сколько-
нибудь существенную роль в общественном контроле за работой бюрократии могли бы
сыграть такие демократические институты, как политические партии, профсоюзы,
Государственная Дума, законодательные собрания регионов – в этом качестве их
упоминают только 5–13% респондентов. Даже индивидуальные обращения и жалобы
граждан в этом смысле видятся опрошенным более перспективными (названы 22%
населения и 19,8% чиновников). Представляется, что низкие места этих институтов в
рейтинге возможных субъектов общественного контроля по сути отражают не столько их
функциональную непригодность для такой деятельности, сколько неэффективность их
собственной работы и общую девальвацию их общественной и политической значимости
в глазах общества (см. рис. 40).


8. Образ российского чиновничества в контексте
советских и западноевропейских критериев

Один из самых важных фактов, выявленных в ходе проведенного исследования,
состоит в том, что представления российской бюрократии о самой себе очень сильно
отличаются от того, что думает о ней население страны. Возможно, не следует особенно
удивляться тому, что сам чиновник склонен воспринимать себя в гораздо более выгодном
свете и давать своим нравственным и деловым качествам (компетентность, стремление
помогать людям и т. п.) гораздо более высокие оценки, чем это делает население в целом.
Понятны и психологические мотивы преуменьшения или даже оправдания своих
недостатков: в конце концов никому не чуждо ничто человеческое. Однако речь в данном
случае идет не только об этике, профессионализме и пользе, приносимой обществу, но и о
разных трактовках того положения, которое чиновничество занимает в российском
социуме. В частности, ответственные и руководящие работники аппарата управления
совсем иначе позиционируют себя в спектре общественных противоречий современной
России, чем это выглядит в оценках населения в целом. Так, весьма значительная часть
«простых» граждан склонна рассматривать отношения между обществом и бюрократией
как конфликтные. Причем по своей остроте, если измерять эту последнюю числом
респондентов (почти 35%), данный конфликт идет непосредственно вслед за очень
болезненным для современной России противостоянием между богатыми и бедными
(см. рис. 41).
68

Рисунок 41
Как Вы считаете, между какими группами населения в настоящее время
существуют наиболее острые противоречия? (в %)

8,7
Между людьми разных вероисповеданий 10,5

Между людьми разных политических 12,0
17,9
убеждений
Между молодежью и людьми старшего 14,4
10,9
возраста

23,0
Между людьми разных национальностей 16,0
Население
Между собственниками предприятий и Госслужащие
27,2
17,9
наемными работниками

30,7
Между разными властными группировками 39,3

Между чиновниками и рядовыми 34,9
17,7
гражданами

39,1
Между олигархами и остальным обществом 42,8

63,9
Между богатыми и бедными 61,9


Особенно склонны к драматизации противоречий между бюрократией и обществом
предприниматели (их выделили в качестве наиболее острых около 53% принадлежащих к
данной социальной категории респондентов) и в меньшей степени пенсионеры (40%).
Однако, сами работники бюрократических учреждений, целиком и полностью
соглашаясь с остальными россиянами в том, что касается последствий резкого
имущественного расслоения, напряженность своих собственных отношений с
населением склонны не замечать: среди представителей данной социальной категории
соответствующую позицию в опросных документах отметили лишь 17% (что в 2 раза
ниже показателя по выборке в целом).
В ходе настоящего исследования респондентам также был задан ряд специальных
вопросов, направленных не только на получение словесно выраженных «мнений», но и на
зондирование ассоциативных рядов массового сознания и выявление характерных для
него образных представлений. В частности, респондентам был предложен список из
15 человеческих качеств, из которого требовалось составить социально-психологический
портрет современного российского чиновника. Технически для этого надо было просто
отметить, какие качества из упомянутого списка ему присущи, а какие нет. Особо
отметим, что вопрос этот ставился в сравнительной плоскости – при помощи той же
69

самой технической процедуры – одновременно надо было реконструировать образ
современного западноевропейского чиновника и чиновника недавнего советского
прошлого. Общая статистика ответов на данный вопрос по основной выборке
(«население») представлена ниже на таблице 24.
Таблица 24
Представления населения о деловых и нравственных качествах
современного российского, советского и западноевропейского чиновника (в %)

<< Предыдущая

стр. 13
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>