<< Предыдущая

стр. 18
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>




Предложение ужесточить наказания за особо тяжкие коррупционные деяния вплоть
до смертной казни населением скорее поддерживается. Считают, что это снизит уровень
коррупции, 46,2% россиян, тогда как доля скептиков, полагающих, что такая мера никак
не повлияет на уровень коррупции, почти вдвое меньше – 25,3%. Мнения чиновников не
столь оптимистичны, как населения в целом: среди представителей бюрократии 36,6%
предполагают снижение коррупции при ужесточении наказаний за участие в ней, и почти
столько же – 31,9% – считают, что даже перспектива смертной казни коррупционеров не
остановит. В обеих группах опрошенных менее 2% ожидают усиления коррупции в
случае, если данная мера будет введена в действие. При этом значительная часть
населения и чиновников (26,6 и 30,0%) затрудняются с прогнозами о том, как сказалось
бы на уровне коррупции в России ужесточение наказаний (см. рис. 52).
Рисунок 52
Как Вы оцениваете предложение ужесточить наказания
за особо тяжкие коррупционные деяния вплоть до смертной казни? (в %)

36,6
Это снизит уровень
коррупции 46,2

31,9
Это никак не повлияет
на уровень коррупции 25,3 Госслужащие
Население
1,6
Это усилит коррупцию
1,9

30,0
Затруднились ответить
26,6



Неоднозначность оценок населения в целом и чиновничества, в частности,
относительно эффективности возможных мер борьбы с коррупцией во многом
объясняется тем, что в обществе преобладает мнение, что коррупцию в принципе
невозможно победить. Так считают более половины опрошенных россиян (53,8%), не
92

разделяют их пессимизма 28,6% респондентов. Чиновники в этом вопросе настроены
более оптимистично, чем население в целом, хотя и в этой группе опрошенных
доминирует скепсис. Среди представителей бюрократии 44,0% отмечают, что полностью
от коррупции избавиться не удастся, тогда как 36,2% считают, что, если проявить
политическую волю, то коррупцию победить можно (см. табл. 38).
Как ни парадоксально, но оптимистов, полагающих, что коррупцию преодолеть
можно, среди россиян, вручавших «подарки» чиновникам, больше (32,7–34,9%), чем
среди тех, кто, по их словам, никогда этого не делал (24,8%), прежде всего за счет
меньшей доли затруднившихся с ответом (11,4–13,9% против 22,9%).
Таблица 38
Как Вы думаете, можно ли победить коррупцию в России (в %)

Население Госслужащие
28,6 36,2 Да, коррупцию можно победить, но для этого нужна политическая воля
53,8 44,0 Нет, коррупцию полностью победить невозможно
17,6 19,8 Затруднились ответить

Исследование показало, что около двух третей россиян оказывались вовлеченными
в такой вид коррупционных отношений, как дача взятки должностному лицу для того,
чтобы решить свои проблемы. Причем наиболее активными «дарителями» являются
самые дееспособные группы населения. Именно они, в конечном счете, определяют
общий вектор развития страны; распространяют нормы морали, соответствующие
жизненному успеху.
Еще один фактор, который также не будет способствовать эффективной борьбе с
коррупцией, – тот, что органы власти и структуры гражданского общества, призванные
бороться с данным явлением, сами поражены коррупцией, а значит, представители этих
институтов могут быть заинтересованы в консервации сложившегося порядка вещей.
Отсюда и негативное отношение к наделению отдельных институтов
дополнительными полномочиями, увеличению объемов их финансирования. Возникают
опасения, что в результате у этих институтов появятся новые возможности для
вмешательства в частную жизнь граждан, но при этом не исчезнут стимулы участвовать в
коррупционных отношениях, как и ранее. В этой связи возможное ужесточение наказаний
за коррупционные действия рассматривается общественным мнением не столько как мера
пресечения и, в дальнейшем, искоренения коррупции, сколько как акт справедливого
возмездия. Вопрос о том, можно ли в принципе победить в России коррупцию,
воспринимается скорее как риторический – «можно ли искоренить все зло в мире?».
93

К общим выводам

Результаты данного исследования подтверждают распространенные и устойчивые
представления и стереотипы населения о деятельности российской бюрократии,
показывают, что массовый образ чиновничества в конкретных исторических условиях
может видоизменяться, наполняться новыми социальными и психологическими чертами.
За годы российских реформ отношение в обществе к чиновникам ухудшилось.
Треть россиян убеждены в том, что в результате осуществления административной
реформы самоуправство высшей демократии и рядовых чиновников стало еще сильнее.
Что главным образом не устраивает наших сограждан в нынешнем поколении
чиновничества? Данные исследования дают на этот вопрос практически однозначный
ответ: откровенное слияние бюрократии с экономическим капиталом, ее обширная
коррумпированность, в результате чего коренные интересы государства, населения
преданы забвению.
Как показывают не только нынешнее, но и все предыдущие исследования, понятия
«государство», «власть», «чиновники», «государственные служащие» население
воспринимает по-разному. Понятия, фигурирующие под знаком «государственные»,
воспринимаются и оцениваются населением более положительно, в отличие от понятий с
негосударственной характеристикой. «Государственные служащие» (в сущности, те же
бюрократы, чиновники в сфере управления) вызывают в общественном мнении
позитивные ассоциации, чем понятие «чиновничество».
Подобные оценочные реакции в целом вполне органично вписываются в
традиционное восприятие российским массовым сознанием института государства,
которое воспринимается большинством россиян как сверхценность, высшая
инстанция в реализации не столько частных, сколько общественных интересов, а
власть, чиновничий аппарат, бюрократия, как сосредоточение всего негативного, что
существует в обществе.
Однако, несмотря на крайне негативную реакцию российского общества на
доморощенных бюрократов, данное исследование показало, что этот вопрос мало волнует
население, их больше тревожит рост алкоголизма, наркомании, постоянное повышение
цен на товары и услуги, жилищно-коммунальные платежи, а соответственно с этим и
снижение уровня жизни, и только затем – сращивание власти, госаппарата с криминалом.
То, что при всей обостренной оценке негативного влияния чиновничества на жизнь
российского общества, оно не воспринимается как главное и уж тем более единственное
94

«зло», свидетельствуют и другие результаты опроса. Так, в качестве главного тормоза,
препятствующего быстрому экономическому росту России, называются, прежде всего,
коррумпированность российской элиты, влияние Запада, несовершенство существующих
законов. А вот низкий профессионализм управленцев – на четвертом месте. И это при том,
что большинство россиян полагают: государство должно эффективно управляться, а
механизм государственного управления должен находиться в руках
квалифицированных специалистов.
То, что проблему засилья бюрократии и даже ее коррумпированность россияне не
относят к числу первых, объясняется разными причинами. Одна из них, на наш взгляд,
связана с укоренившимся в массовом сознании стереотипом: бюрократия и коррупция
вечны, страной всегда правили и будут править те, у кого больше богатства и
власти, это говорит о том, что люди пока не видят в обществе силы, способной
«укротить» бюрократию. Тем более, когда она заполучила столь мощного союзника в
лице крупного российского бизнеса.
В чьих руках сегодня находится реальная власть в стране? Как говорят результаты
исследования: чиновники «пальму первенства» в этом вопросе отдают Президенту
страны, а население – олигархам. При этом большинство наших сограждан отмечают
ведущую роль Президента в воздействии на политическую жизнь общества, а влияние на
экономическую жизнь оставляют за бюрократией. Консенсус между населением и
чиновниками выявляется в одном вопросе – и те, и другие полагают, что российский
народ практически никакого влияния на функционирование власти в стране не
оказывает.
Занижая возможности экономической власти Президента и высоко оценивая его
политическое влияние, большинство россиян основную ответственность за дела в стране
возлагают на главу государства и подконтрольные ему федеральные органы власти. Лишь
четверть населения убеждена в том, что центральная власть не должна отвечать за все, что
происходит в стране.
Вместе с тем, довольно распространенное представление о том, что концентрация
власти в руках «первого лица» и центральной власти в целом является чисто российской
спецификой и обусловлена менталитетом россиян, их врожденным патернализмом,
сформированным, в свою очередь, особенностями истории и культуры России, а также ее
«необъятными просторами», находит сравнительно немного сторонников. Так,
концентрацию власти в «центре» связывают с большой территорией и различиями в
социально-экономическом развитии регионов 20,0% населения, с нежеланием россиян
95

брать ответственность на себя – 19,0%, с историческими традициями – 13,0%.
Примечательно, что национально-исторический и территориальный факторы
концентрации власти и ответственности в центре экспертам-чиновникам импонирует в
большей степени, чем другим россиянам, также как и идея объективной необходимости
централизации власти. Чиновники и рядовое население едины в одном, что защита
гражданских прав россиян, в первую очередь, от произвола государственных органов,
должна находиться под «патронажем» самого государства.
В чем отечественная бюрократия заинтересована? Как показало исследование,
почти две трети россиян убеждены в том, что ее в первую очередь волнует сохранение и
приумножение своего богатства и влияния, невзирая на низкий уровень жизни основной
массы населения страны. Разумеется, встречаются исключения из этого правила, однако
общий вывод не утешителен, ибо известный тезис о приватизации государственной власти
российским чиновничеством имеет под собой широкие основания.
Во всех группах опрошенных госчиновников точка зрения о том, что российская
бюрократия главным образом заинтересована в обеспечении своего богатства и влияния
является доминирующей. Причем среди экспертов-чиновников, которые считают, что
бюрократия есть особое сословие, доля тех, кто определяет его интересы как связанные с
расширением своего влияния, достигает практически половины.
Это означает, что хорошо понимая специфику интересов российской бюрократии
как особой социальной группы, государственные чиновники видят ее прежде всего в
сохранении и постоянном увеличении своего влияния и власти, защите собственных
интересов. Мы сталкиваемся с феноменом сформировавшегося классового сознания, в
котором осознанные государственной бюрократией собственные интересы
противопоставляются интересам общества. Этот факт не скрывается многими
госчиновниками.
Несмотря на мотивацию своей деятельности, ее негативную оценку со стороны
населения, чиновники оценивают свою работу достаточно положительно, воспринимая
бюрократическую систему через призму собственного положения своей
профессиональной и жизненной успешности, которая на фоне всего общества выглядит
весьма впечатляюще. По основным показателям удовлетворенностью жизнью
(материальная обеспеченность, возможность хорошо питаться, одеваться, жилищные
условия, социальный статус в обществе и др.) отечественные чиновники стоят на
несколько порядков выше подавляющего большинства населения.
96

Из этого следует вывод: чиновники в сегодняшней России являются особой
социальной группой, их обособление от остального населения очевидно не только для
простых россиян, но и для них самих. При этом они ощущают себя не в структуре
общества, а над обществом.
Наши сограждане привыкли воспринимать засилье бюрократии как характерную
черту и прошлой, и нынешней России. По данным опроса: наивысшее влияние
бюрократии на общество россияне приписывают не дореволюционной России, не
СССР при Брежневе или России при Ельцине, а России на современном этапе ее
развития. В этом убеждены как обычное население, так и госчиновники.
Следует отметить, что от четверти до половины обычного населения не фиксируют
фактов неэтичных и неправовых деяний со стороны различных групп госслужащих. Это
говорит о том, что ситуация не столь безнадежна, как иногда представляется. В стране
есть, по мнению россиян, честные, порядочные учителя, врачи, милиционеры и
чиновники, и главная задача государства в том, чтобы их становилось все больше.
В целом, общение населения с органами власти, чиновничеством отягощено
негативным, отрицательным опытом, который дает основание нашим согражданам
наделять их прежде всего такими качествами, как безразличие к государственным
интересам, непорядочность, нечестность, рвачество, стремление к легкой наживе,
неуважение к людям. С подобными представлениями явно не соглашаются сами
госчиновники. Большинство их полагает, что доминирующие качества бюрократии –
профессионализм, знание своего дела, трудолюбие, работоспособность.
Значительная часть общества, критически оценивающая деятельность
чиновничества, не отличается высоким уровнем законопослушания. Чиновники, хотя бы
на уровне деклараций, демонстрируют гораздо более высокий уровень
приверженности закону, чем рядовые граждане, Так, среди работников
бюрократического аппарата более половины опрошенных (58,0%) разделяют точку зрения
о том, что во всем и всегда следует соблюдать букву закона. Среди населения такой точки
зрения придерживаются почти в два раза меньше – 26,0%, а основная масса людей
стремится решать свои проблемы более простыми и привычными способами, которые
принято называть сегодня «неправовыми» практиками.
В обществе сложился своеобразный замкнутый круг. Власть, чиновничий аппарат
часто игнорируют интересы и права граждан. Значительная часть общества отвечает
власти той же «монетой», стремясь обходить стороной легальные и легитимные способы
решения своих насущных проблем, и свести общение с государственными органами к
97

минимуму, обращаясь к ним только тогда, когда нет иных способов решения той или иной
проблемы. Разорвать этот замкнутый круг будет возможно только при восстановлении в
обществе доверия к государственным органам всех уровней, к чиновничеству, как особой
социально-профессиональной группе.
Известно, государство в российской политической культуре чаще всего выступает
как конструкция, в которой импульсы активности должны идти в основном сверху вниз.
«Простым» гражданам остается только пассивно ожидать приказов и одновременно
распределяемых сверху «милостей». Подобные представления создают почву для
сильных патерналистских настроений, когда «простой человек» перекладывает
ответственность за ведение дел на чиновника, а чиновник в свою очередь на
политических лидеров и высших должностных лиц. Об этой тенденции говорят данные
многих проводившихся в стране массовых опросов. Не стало исключением и нынешнее
исследование. Характерно, в частности, что, отвечая на вопрос о том, должны ли все люди
иметь возможность оказывать влияние на политику властей или такое влияние должно
быть прерогативой относительно узкого круга «сведущих», респонденты значительным
большинством голосов выбрали именно последнюю альтернативу: за нее высказались
двое из каждых троих опрошенных. Примечательно, что данный тезис, в той же
пропорции, поддержали и госчиновники.
Это означает, что правомерность участия граждан в делах управления
российские чиновники отвергают (нередко сетуя на то, что неумение россиян
отстаивать свои права и интересы является одним из основных препятствий к
социальному благоденствию и экономическому процветанию страны). Со своей стороны,
по данным опроса, граждане не стремятся к политическому участию и
общественным делам. Они готовы принять отчуждение основной массы населения от
властных функций то ли как естественное следствие разделения труда, неизбежность, то
ли как удобное положение вещей, позволяющее большинству людей заниматься своими
делами.
Данный факт выводит на известную формулу, с которой солидаризируются как
обычное население, так и бюрократия: «Все в России зависит от лидеров, а не от
рядовых исполнителей».
Несмотря на острую негативную реакцию к «чиновничеству», желающих стать
госслужащими в системе управления довольно много – четверть трудоспособного
населения. Что их прельщает в госслужбе? Прежде всего – надежность работы и
98

заработка, возможность попасть в круг «нужных» людей, получать социальные льготы и
гарантии.
Госслужба в системе управления становится более привлекательной для
предпринимателей и «самозанятых», которые стремятся к приобретению связей и
знакомств, и особенно для студентов, ценящих в госслужбе надежность места и заработка
и перспективы построения карьеры. Однако мотивация «кадрового резерва» для работы в
госаппарате не позволяет ожидать качественного улучшения их деятельности, поскольку
повышение эффективности работы государственных служб путем реформирования не
может проходить за счет обновления госаппарата. Почти половина тех, кто желает
работать в данных органах, заявляют о том, что сокращение и обновление чиновничьего
аппарата не улучшит положения дел в стране.
Таким образом, качественно изменить ситуацию во взаимоотношениях

<< Предыдущая

стр. 18
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>