<< Предыдущая

стр. 7
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

В. Путин сам является частью бюрократической 16,3
системы и действует в интересах бюрократии в 22,7 Население
целом

19,8
В. Путин действует в интересах отдельных
22,8
группировок в своем окружении


36,2
Затрудняюсь ответить
32,3



Как и следовало ожидать, мнение о том, что В. Путин защищает простых людей от
«засилья бюрократии», чаще разделяют сторонники «Единой России» (37,5%).
Неожиданным, однако, является то, что среди «левых» (КПРФ и «Родины»), а также
ЛДПР заметно больше тех, кто придерживается аналогичной точки зрения (19,4%, 22,0%
и 25,3% соответственно), чем среди сторонников СПС и «Яблока» (11,1% и 14,3%). Иначе
говоря, именно в правом сегменте современного политического спектра вызрело
убеждение о сращивании президента и бюрократии (см. рис. 10).
Рисунок 10
Мнение сторонников ведущих партий о том,
в чьих интересах действует Президент В. Путина (в %)
37,5

29,8
28,6
28,4 28,0
26,2
25,9
25,3
22,8 22,0 22,0
20,4
19,1 19,0
17,9
15,8
14,3
11,1




"Единая Россия" КПРФ ЛДПР "Родина" СПС "Яблоко"

В интересах народа В интересах бюрократии В интересах своего окружения
32

С точки зрения социологических опросов, В. Путин проделал в глазах населения
эволюцию от «президента народа» к «президенту бюрократического класса». Хотя сам, по
его публичным выступлениям, этим классом пока очень не доволен. Сделав ставку на
бюрократию как носителя идеи государственности, В. Путин еще не сумел качественно
видоизменить саму бюрократию, она была и остается носителем эгоистических и
корыстных устремлений. Хотя, с другой стороны, административная реформа, начатая
Президентом, далека от завершения и вполне возможно, что ему удастся переломить
неблагоприятные тенденции и в стране появятся способные менеджеры-управленцы.


4. Бюрократия: часть общества или его контрагент?

При оценке взаимоотношений общества, государства и бюрократии выступает
вопрос о том, является ли бюрократия (как объективно, так и в восприятии общества)
одной из социально-профессиональных групп наряду с другими «бюджетниками»,
отличаясь от них лишь характером своего труда, или это особый социальный класс,
имеющий свои собственные интересы и особенности сознания, поведения. Что
представляет собой российская бюрократия – органичную часть российского общества
или противостоящую остальному обществу силу, воспринимаемую населением как, по
меньшей мере, чуждый ему элемент? Что думают об этом российские чиновники, рядовое
население?
Рисунок 11
Восприятие населением и государственными служащими российской бюрократии
как особого сословия (в %)



Российские чиновники – это особое 76,2
сословие, объединенное общими
40,5
интересами и особым образом жизни



Российские чиновники находятся в том
22,4
же положении, что и все, кто находится
«на службе» у государства – военные, Население
58,8
врачи, учителя и т. д.
Госслужащие



1,3
Затруднились ответить
0,8
33

Как видно из рис.11, позиции населения и самих госслужащих по вопросу о том,
являются ли российские чиновники особым сословием, противоположны друг другу. Если
для населения России в целом несомненным фактом является то, что российские
чиновники – это особое сословие, объединенное общими интересами и особым
образом жизни, то госчиновникам чаще кажется, что они находятся в том же
положении, что и остальные бюджетники, хотя и среди них весьма значительная
часть (40,5%) обладает выраженным классовым сознанием и соглашается с тем, что они –
особое сословие со своими интересами и образом жизни.
Итак, для общества бюрократия – это особое сословие со своими интересами. В
этой связи особую актуальность приобретает вопрос о том, удалось ли Президенту страны
В. Путину реализовать свой план превращения этого особого сословия – государственной
бюрократии – в выразителя интересов страны в целом и потенциального носителя новой
национальной субъектности, противостоящего как бизнес-группировкам, так и собственно
политической элите. Проанализируем, как интерпретируют интересы бюрократии сами
чиновники и население России, считают ли они интересы бюрократии, как особого
сословия, совпадающими с интересами России в целом, а ее – выразителем интересов
страны. К сожалению, как и на основе предыдущих данных, можно утверждать: россияне
не только не готовы видеть в бюрократии выразителя интересов общества, но и
рассматривают ее как силу, если и не прямо враждебную, то безусловно наносящую
ущерб интересам страны.
На рисунке 12 видно, что две трети россиян безоговорочно убеждены в том, что
российская бюрократия думает только о собственном благополучии и влиянии, ее
совершенно не интересует население страны, интересы которого она призвана защищать.
Такая же точка зрения доминирует и среди представителей силовых структур (армия,
МВД и т. п.), попавших в выборку опроса – ее разделяют почти 60% россиян, и лишь
треть – допускает «гармонию» интересов бюрократии и населения. Хотя выборка опроса
не позволяет говорить о репрезентативности полученных данных применительно к
работникам силовых структур (масштаб и характер выборки госчиновников позволяют
говорить лишь об общих тенденциях, но не более), но вектор общего отношения силовых
ведомств к бюрократии прослеживается вполне отчетливо.
34

Рисунок 12
Восприятие населением и государственными служащими
базовых интересов российской бюрократии (в %)

Российская бюрократия в первую 2,1
очередь заинтересована в подъеме
16,3
России, росте ее могущества


Российская бюрократия в первую
16,6
очередь заинтересована в повышении
и своего благосостояния, и уровня 26,1
жизни населения в целом

Население
Российская бюрократия в первую
Госслужащие
очередь заинтересована в сохранении 66,7
и постоянном увеличении своего
34,2
богатства и влияния, невзирая на
низкий уровень жизни населения


14,6
Затруднились ответить
23,3



Комментируя данные рисунка 12, необходимо отметить, что 16,6% россиян
допустили возможность того, что бюрократия «себя не забывает», но при этом и о
простых россиянах думает, и лишь 2,1% опрошенных связали интересы российской
бюрократии в первую очередь с подъемом России и ростом ее могущества. Причем
половина тех, кто допускал столь благородные устремления у российской бюрократии,
были пенсионерами, а остальные – руководителями госсектора. Среди сторонников этой
точки зрения не оказалось вообще ни одного (!) специалиста. По всему блоку вопросов об
отношении к бюрократии наиболее скептически настроены по отношению к ней из
массовых социально-профессиональных групп именно специалисты с высшим
образованием, а из представителей различных возрастов – те, кому от 31 до 50 лет, т. е.
наиболее экономически активная группа. В целом же данная тенденции остается единой
для всех социально-профессиональных и возрастных групп.
Как оценивает свои первоочередные интересы сама «бюрократия»? Как показало
исследование, среди опрошенных чиновников всего 16,3% считают, что российскую
бюрократию интересует в первую очередь могущество России, причем эта группа состоит,
прежде всего, из руководителей первого и второго уровня. Несмотря на такой оптимизм,
наиболее массовая (32%) группа опрошенных руководителей из системы
государственного управления убеждена, что российская бюрократия заинтересована в
35

первую очередь в сохранении и постоянном увеличении своего богатства и влияния,
невзирая на низкий уровень жизни населения. Также весьма симптоматично, что свыше
20% опрошенных госчиновников не смогли ответить на вопрос, в чем же заинтересована
российская бюрократия в первую очередь. Учитывая, что это образованные люди,
которые по всем остальным вопросам достаточно четко сформулировали свою позицию,
такой процент затруднившихся с ответом можно интерпретировать, на наш взгляд, как
нежелание отвечать правду, врать в ответ на прямо поставленный вопрос.
Наиболее драматичным обстоятельством, зафиксированным в ходе исследования,
выступает то, что во всех группах опрошенных госчиновников точка зрения о сохранении
и постоянном увеличении богатства и влияния российской бюрократии являлась
доминирующей, хотя и с разным перевесом по отношению к остальным альтернативам,
предложенным в вопросе. Причем среди данных респондентов, которые считают, что
бюрократия – особое сословие со своими интересами, доля тех, кто определяет эти
интересы, как связанные с расширением своего влияния, достигает практически
половины, а с учетом еще 20% госчиновников, которые не смогли дать на этот вопрос
никакого определенного ответа, превышает две трети группы.
Все это означает, что, хорошо понимая специфику интересов российской
бюрократии как особой социальной группы, сами государственные чиновники видят
ее прежде всего в сохранении и постоянном увеличении своего влияния и власти,
защите собственных классовых интересов.
Из данного анализа следует вывод: россияне убеждены в том, что сегодняшние
чиновники не столько работают во благо страны, сколько мешают ее развитию.
Рисунок 13
Оценка населением и государственными чиновниками
деятельности российской бюрократии (в %)

Сегодняшние чиновники в основной их
26,7
массе – это полезные государственные
служащие, без которых невозможна 76,3
нормальная работа государства

Сегодняшние чиновники не столько
71,1
способствуют решению каких-то проблем и
Население
обеспечивают эффективное развитие 21,8
страны, сколько мешают этому развитию
Госслужащие

2,1
Затруднились ответить
1,9
36

Как видно из рисунке 13, по оценке деятельности бюрократии позиции россиян и
госчиновников оказались прямо противоположны – почти три четверти населения
убеждены, что сегодняшние чиновники не столько способствуют решению каких-то
проблем и обеспечивают эффективное развитие страны, сколько мешают этому развитию.
Удивительно, что и среди самих госслужащих каждый пятый считает, что работа
чиновников сегодня мешает развитию России. Если в их среде столь велика доля тех, кто
не только думает подобным образом, но и говорит об этом, проблема эффективности
деятельности государственной власти и ее роли в жизни страны, либо перезрела, либо не
дозрела.
Об этом говорят и ответы россиян на вопрос о том, какое влияние оказывают
сегодня на политику страны государственные чиновники. Большинство населения и
госслужащих (64,9% и 56,9% соответственно) считают, что чиновники оказывают
реальное влияние на политику страны. При этом среди населения соотношение тех, кто
считает, что это влияние отрицательное, и тех, кто оценивает его положительно,
составляет 7:1, а среди чиновников результаты оказались прямо обратными, хотя и не с
таким колоссальным разрывом между численностью сторонников этих позиций – 1:2.
Итак, для россиян несомненно: госчиновники оказывают реальное влияние на
политику, проводимую в стране, причем влияние это идет вразрез с интересами
России в целом, делают они это, руководствуясь своими собственными интересами
как особой социальной группы. Если бы массированная компания СМИ по
дискредитации «олигархов» не смягчала отчасти это глубокое недовольство
деятельностью бюрократии, протест против госаппарата мог бы быть еще сильнее.
Интересен факт, что население и сами чиновники в большинстве
рассматривают власть не как самоцель, гарантию прочного благополучия и высокого
социального статуса, а как инструментальную ценность. Отвечая на вопрос, что в
современном российском обществе важнее для обеспечения прочного благополучия и
высокого статуса – деньги или власть, население и представители госаппарата (по 51% в
обоих случаях) сказали, что деньги важнее. 40% в обеих группах выбрало власть, а
остальные отметили и то, и другое (см. рис. 14).
37

Рисунок 14
Оценка населением и государственными чиновниками того,
что в современном российском обществе важнее, чтобы обеспечить себе
прочное благополучие и высокий статус – деньги или власть (в %)



51,8
Деньги
51,0

<< Предыдущая

стр. 7
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>