<< Предыдущая

стр. 7
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

МОРФО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕЛЯДИ В СВЯЗИ С ЕЕ ЭКОЛОГИЕЙ НА НИЖНЕЙ ПЕЧОРЕ
Нужный Д.И.
Коми государственный педагогический институт
Выборки пеляди (Coregonus peled Gmelin) в количестве 50 особей были взяты в декабре 2004 г. в нижнем течении р.Печора близ с.Окунев Нос в оз. Большое Песчаное, которое расположено на острове Панков в русле реки Печора, близ левого берега, и в ее русле на протоке, в 5 км выше. Течение в русле слабое, глубина до 6 м, песчаное дно, отсутствие макрофитов в противоположность заиленному дну в озере Песчаное, длина которого 800 м, с развитой водной растительностью и глубиной до 2 м.
Выборка из русла равнялась 25 особям, среди которых было 15 сам­цов и 10 самок, а озерная тоже состояла из 25-ти: 13 самцов и 12 самок. Нами отобраны одновозрастные особи 2+, по которым происходило срав­нение морфометрических признаков. Целью исследования являлось вы­явление морфологических различий двух микропопуляций в связи с биото­пическими особенностями.
У рыб как в русле, так и в озере четко выражен половой диморфизм, проявляющийся в линейных характеристиках и в общем весе тела. Как в озере, так и в русле самки имели больший вес по сравнению с самцами. Их средний вес был, соответственно, равен 195±4.09 и 258±0 г, а самцов 158.5±3.9 и 159.3±1.83 г. Полная длина тела соответственно у самок была 263±0 и 297±0.1, а у самцов 258±0.2 и 266±0.7 мм.
Большинство пластических признаков у самок из русла крупнее, чем у озерных: длина головы 56±0.2 и 49±0 мм соответственно, длина рыла 13±0 и 12±0 мм, антедорсальное расстояние 120±0.3 и 103±0 мм, заглазнич-ный отдел головы 31±0 и 28±0, высота головы 44±0.2 и 37±0.1 мм, наи­большая высота тела 74±0 и 66±0 мм, наименьшая высота тела 24±0 и 21±0 мм, длина спинного плавника 32±0.1 и 27±0 мм, постдорсальное расстояние 106±0.2 и 96±0 мм, расстояние между грудными и брюшными плавниками 66±0 и 61±0 мм, длина брюшного плавника 44±0.2 и 38±0 мм, длина анального плавника 40±0 и 35±0 мм. Статистически достоверных различий нет по диаметру глаза, длине хвостового стебля, длине грудных плавников, высоте спинного и анального плавника.
Самцы из русла по многим морфометрическим признакам больше сам­цов из озера. Однако достоверные различия наблюдаются у меньшего числа признаков, нежели у самок. К ним относятся длина головы 49±0 и 47±0 мм, длина рыла 12±0 и 11±0 мм, высота головы 38±0 и 36±0 мм, длина спинно­го плавника 26±0 и 24±0 мм, длина брюшного плавника 40±0 и 38±0 мм, высота спинного плавника 43±0 и 41±0 мм, а по наибольшей высоте тела самцы из озера крупнее 62±0 и 59±0 мм. Статистически достоверных раз­личий нет по антедорсальному расстоянию, диаметру глаза, заглазнично-му отделу головы, наименьшей высоте тела, постдорсальному расстоя­нию, длине хвостового стебля, длине анального плавника, длине грудных плавников, расстоянию между грудными и брюшными плавниками и по высоте анального плавника.
Несомненно, что пластические признаки лабильны и чувствительны к экологическим условиям среды, адаптируя организм к меняющимся абио­тическим и биотическим условиям. Так, у самцов длина тела больше на русле, а наибольшая высота тела, наоборот, меньше. Рыба на течении отличается более прогонистым телом, и это несомненная адаптация к скорости течения воды. То же самое мы наблюдаем и у самок, которые в русле отличаются прогонистым телом. Высота и длина спинного плавника тоже как и анального в русле и у самок, и у самцов достоверно крупнее, что также имеет прямое адаптивное значение к скорости течения. То же са­мое можно сказать и о парных плавниках, значение которых в адаптации организма к среде очевидно. Вместе с тем, рассматривая морфометри-ческие признаки следует помнить о коррелятивной изменчивости и не любые изменения признака имеют адаптивный смысл, поэтому предъяв­лять адаптивное значение ко всем изменяющимся признакам неуместно.


ВЛИЯНИЕ ПРОИЗВОДНЫХ 1,3-ДИГЕТЕРОЦИКЛОАЛКАНОВ НА РОСТ И УСТОЙЧИВОСТЬ РАСТЕНИЙ ПШЕНИЦЫ
Нургалиева Р.В., Масленникова Д.Р., Сахабутдинова А.Р.
Институт биохимии и генетики Уфимского НЦ РАН, Башкирский государственный педагогический университет, е-mail: shakirova@anrb
К важным аспектам защиты растений относится создание новых перс­пективных для растениеводства препаратов, характеризующихся не толь­ко ростстимулирующим, но и антистрессовым действием. Этим требовани­ям отвечают препараты Фэтил, действующим веществом которого являет­ся 5-этил-5-гидроксиметил-2-(фурил-2)-1,3-диоксана и его аналоги - 2-(фур-фурил-2)-4-метил-1,3-диоксан и 2-(фурфурил-2)-5,5-диметил-1,3 диоксан, которые, как нами выявлено, при предпосевной обработке семян пшени­цы обладают максимальной ростстимулирующей активностью в концент­рациях 0.05, 0.001, 0.01% соответственно. Анализ влияния Фэтила на ба­ланс фитогормонов растений пшеницы показал на фоне отсутствия изме­нения в содержании ИУК и АБК существенное транзитное увеличение уровня цитокининов в течение 5 суток прорастания, с которыми, вероятно, связа­на активация ростовых процессов (митотическая активность клеток апи­кальной меристемы корней, длина, сырая и сухая масса проростков). Фэ-тил проявил защитное действие на растения в условиях дефицита влаги, о чем свидетельствуют данные по снижению степени повреждающего эф­фекта 12%-ного маннита на ростовые показатели. Поскольку рост расте­ний находится под контролем фитогормонов, не удивительно, что дефицит влаги вызывал нарушение в гормональном балансе, связанное как с на­коплением АБК, так и падением содержания ИУК и цитокининов. Предоб­работка Фэтилом предотвращала резкие стресс-индуцированные сдвиги в концентрации исследованных фитогормонов в подвергнутых стрессу рас­тениях и способствовала поддержанию гормонального баланса на уров­не, близком к контролю. Таким образом, важной составляющей ростстиму-лирующего и защитного действия Фэтила на растения пшеницы является его влияние на состояние гормональной системы. Можно ожидать, что в основе ростстимулирующего действия исследованных аналогов Фэтила также лежат вызванные их обработкой перестройки в балансе гормонов, что является целью будущих исследований.
Результаты получены при поддержке гранта РФФИ - Агидель № 05-04­97913.


ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ХРАНЕНИЯ ПРОБ БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ (РЫБ) ПРИ ЭКОЛОГИЧЕСКОМ МОНИТОРИНГЕ
Оберюхтина И.А.
Северный филиал ПИНРО
Актуальной проблемой в настоящее время является загрязнение гид-робионтов (в частности, рыб), которые при использовании их в пищу пред­ставляют опасность для здоровья человека. Наибольшей канцерогенной активностью обладает бенз(а)пирен - продукт неполного разложения не­фтяных углеводородов. Исследования загрязнения тканей промысловых рыб являются составной частью изучения динамики, метаболизма углево­дородов нефти морскими организмами, что необходимо для изучения трансформации веществ и разработки ряда вопросов по проведению эко­логического мониторинга.
Начальной стадией работ по мониторингу загрязнения морских гидро-бионтов бенз(а)пиреном явилась оценка влияния условий хранения ото­бранных проб в полевых условиях (на судне) на результаты исследований. Объектами исследований были наиболее массовые промысловые виды рыб юго-восточной части Баренцева моря, отличающиеся структурой мы­шечной ткани и жирностью - пелагические виды (сельдь, корюшка) и дон­ные виды (навага), отобранные в относительно чистом - Поморском про­ливе и загрязненном районе - район Варандея. Пробы на содержание бенз(а)пирена анализировались методом ВЭЖХ.
По полученным результатам можно отметить, что большее количество бенз(а)пирена содержится в тканях рыб, взятых с более загрязненного района.
Что касается отбора и хранения проб рыб, то нужно отметить, что их лучше помещать в полиэтиленовые или фольгированные пакеты и как мож­но быстрее подвергать заморозке. Пробы ни в коем случае нельзя остав­лять на палубе судна, так как даже кратковременное соприкосновение их с выхлопными газами судового двигателя приводит к резкому возраста­нию концентрации бенз(а)пирена в пробах.
В ходе исследовательских работ установлено, что для проведения мони­торинговых работ по загрязнению гидробиологических объектов необходи­мо расширить границы исследуемого района с учетом миграции рыб, увели­чить количество экземпляров рыб каждого вида в каждом исследуемом рай­оне до 25-30 штук, увеличить количество исследуемых районов и выбрать фоновые районы с наименьшим загрязнением водной экосистемы.


ИЗМЕНЕНИЕ АКТИВНОСТИ ПЕРОКСИДАЗЫ
И ПЕРЕКИСНОГО ОКИСЛЕНИЯ ЛИПИДОВ В РАСТИТЕЛЬНЫХ ТКАНЯХ ПОД ДЕЙСТВИЕМ МЕТИЛФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ
Огородникова С.Ю.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: ogorodnikova@ib.komisc.ru
Известно, что многие стрессоры индуцируют образование активных форм кислорода, которые вызывают повреждение клеточных структур. Клет­ки растений содержат ферменты антиоксидантной защиты (каталаза, пе-роксидаза), которые обезвреживают активные формы кислорода. Пока­зателем усиления окислительных процессов в тканях является интенсив­ность перекисного окисления мембранных липидов (ПОЛ) (Alexieva et al.,
2003).
Целью работы было изучить влияние фосфорорганического ксенобио­тика - метилфосфоновой кислоты на активность пероксидазы и перекис-ное окисление липидов. Опыты проводили в полевых условиях. Культур­ные и дикорастущие растения однократно опрыскивали растворами ме-тилфосфоновой кислоты (МФК). Активность пероксидазы определяли по Михлину (Ермаков и др., 1952) на 4 день после обработки. Интенсивность перекисного окисления липидов определяли на 2 день - по содержанию малонового диальдегида (МДА) (Лукаткин, 2002).
Установлено, что МФК вызывала усиление активности пероксидазы. Отмечали достоверное увеличение активности пероксидазы в листьях яч­меня под действием МФК (0.001 и 0.01 моль/л). Активацию пероксидазы в листьях пелюшки в 1.7-2.2 раза вызывала МФК в концентрациях (0.1, 0.01, 0.001 моль/л).
Выявлено, что под влиянием МФК (0.1 моль/л) в тканях происходило накопление продукта перекисного окисления липидов - МДА. Достоверно возрастало содержание МДА в листьях подорожника большого, одуванчи­ка лекарственного, лютика едкого, пелюшки и ячменя. Накопление МДА в тканях растений указывает на нарушение клеточных мембран под дей­ствием МФК.
Таким образом, нами установлено, что МФК индуцирует образование активных форм кислорода, о чем свидетельствуют данные по усилению активности пероксидазы и перекисного окисления липидов. Активация пе-роксидазы направлена на детоксикацию АФК. Накопление продуктов ПОЛ свидетельствует о повреждении клеточных мембран.


АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ РАЗНОВОЗРАСТНЫХ ДРЕВОСТОЕВ
Оскорбин П.А.
Институт леса и древесины им. Сукачева СО РАН, е-mail: Oskorbin-P@mail.ru
Показателем эффективности функционирования древостоя как системы является прирост запаса древостоя. Разновозрастный древостой относится к сложным системам, которые нуждаются в разделении на от­дельные подсистемы. Существуют разные подходы: выделение поколе­ний или разделение на высотные горизонты.
Для проверки приемлемости данных подходов были проанализирова­ны материалы двух пробных площадей, заложенных в зеленомошной груп­пе типа леса со сплошной рубкой деревьев пихты. Изучение строения дре-востоев показало, что они относятся к разновозрастным, с представлен­ностью всех классов возраста, и отличаются высоким коэффициентом де­терминации связи диаметров на высоте груди и высот стволов (R2=0.9-0.94). Это характеризует древостой как динамично развивающийся во вре­мени и с постоянным пополнением отпадающих деревьев за счет большо­го количества находящегося в резерве подроста. Установлено, что для этих древостоев связь возраста деревьев с диаметром имеет показатель R2=0.49-0.63, а с высотой R2=0.46-0.55. Это говорит о том, что возраст ока­зывает слабое влияние на диаметр и высоту.
В первом варианте было проведено разделение разновозрастного леса на высотные горизонты. Проведя анализ распределения высот в древо-стоях, выделили три группы высот, наиболее точно описывающие суще­ствующее в лесу распределение по высоте, в зависимости от степени по­глощаемой солнечной радиации, а значит, и по эффективности функцио­нирования, количеству ежегодного прироста древесины каждой группы деревьев в древостое. Распределение по группам показало, что деревья высотой до 12 м имеют долю в общем составе от 26 до 46% и дают от 8 до 10% прироста. Деревья свыше 20 м, имея меньшую долю в составе - от 18 до 20%, дают наибольший показатель прироста - 41-46%.
При разделении древостоя на поколения в молодом сосредотачивает­ся от 19 до 56% деревьев с показателем прироста от 10 до 33%, а в стар­шее поколение входят от 10 до 91% стволов, которые дают от 20 до 90% прироста.
Таким образом, поколения не отражают структурные единицы, играю­щие разную роль в накоплении запаса.


ОСОБЕННОСТИ АККУМУЛЯЦИИ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ТМИНЕ ОБЫКНОВЕННОМ (CARUM CARVI L.)
Ослопова Е.М.
Вятская государственная сельскохозяйственная академия, е-mail: wild_grass@vniioz1.kirov.ru
В Кировской области произрастает 23 вида представителей семейства Зонтичные (Umbelliferae) .Наиболее часто встречаются 6 видов: Aegopodium podagraria L., Antriscus sylvestris L Hoffm, Carum carvi L., Heracleum sibiricum L., H. sosnowskyi Manden , Pimpinella saxifraga L.
Исследованы последствия загрязнения тяжелыми металлами в раз­личных вегетативных частях растений. Методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии анализировали содержание меди, никеля, кадмия, свинца, цинка, железа, хрома, марганца. Санитарными правилами и нор­мами к качеству пищевых продуктов нормируется содержание свинца, кад­мия и цинка. Пробы были отобраны в местах с разной интенсивностью автомобильного движения в центральном, северном, западных районах г. Кирова: Диорама, Цирк, культурный комплекс «Алые паруса», Централь­ный универмаг (ЦУМ), Автовокзал, Центральный рынок, завод «Лепсе», окрестности Трифонова монастыря. Во всех отобранных пробах С. carvi содержание свинца и кадмия оказалось выше допустимого значения (1.6 и 0.12 мг/кг соответственно). Максимальное содержание кадмия опреде­лено в побегах тмина, собранного в окрестностях «Алых парусов» и авто­вокзала г. Кирова (по 5.0 мг/кг). Содержание свинца в побегах тмина, расту­щего около автовокзала, максимально среди отобранных образцов дан­ного вида; здесь же завышено содержание цинка (40.5 мг/кг) и меди (18.1 мг/кг). В окрестности завода «Лепсе» зарегистрировано высокое содержа­ние железа в побегах C. carvi (243.4 мг/кг). Максимальное содержание хрома в C. carvi - в районе ЦУМа (5.6 мг/кг). Наибольшее количество мар­ганца в побегах определено в C. carvi, собранном около Цирка, его содер­жание составило 32.5 мг/кг.
При анализе полученных результатов стоит отметить, что тмин обыкно­венный обладает способностью к биоаккумуляции тяжелых металлов и поэтому стоит учитывать этот факт при сборе лекарственного сырья и при введении данного вида в культуру.
ГРИБЫ ПОРЯДКА BOLETALES В ПЕЧОРО-ИЛЫЧСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ
Паламарчук М.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, e-mail: novikova@ib.komisc.ru
Порядок Boletales занимает одно из ведущих мест в микобиоте агари-коидных базидиомицетов Печоро-Илычского заповедника. Большинство представителей этого порядка образуют микоризу с хвойными и листвен­ными породами. Многие виды имеют важное пищевое значение.
Материалом для данной работы послужили образцы, собранные в по­левой сезон 2000-2004 гг. в различных ландшафтных районах заповедни­ка. В результате исследований было выявлено 27 видов болетовых грибов, относящихся к семи семействам и 13 родам. Ведущим по числу видов яв­ляется семейство Boletaceae (15 видов). Ведущими родами являются Suillus (8 видов), Leccinum (4 вида), Boletus (3 вида), Boletinus (2), Gomphidius (2). Остальные восемь родов - одновидовые.
При эколого-трофическом анализе установлено, что все выявленные макромицеты относятся к двум группам: микоризообразователи и ксило-трофы. Большее количество грибов являются микоризообразователями (25 видов или 92.6%). Широта специализации у разных симбиотрофов раз­лична. В ходе исследований отмечено, что 16 видов (64.0%) вступают в симбиоз с хвойными породами, пять видов (20.0%) - с лиственными и четыре вида (16.0%) не специализированны в отношении древесной поро­ды. Больше всего микоризообразователей содержат семейства Boletaceae (15 видов), Gomphidiaceae (3 вида), Gyrodontaceae (3 вида).
Ксилотрофами являются только два вида из порядка Boletales, относя­щиеся к семействам Hygrophoropsidaceae и Paxillaceae. Это Hygrophoropsis aurantiaca и Tapinella atrotomentosa.
Сравнивая видовой состав болетовых грибов различных лесных фор­маций, установлено, что большее количество видов произрастает в ело­вых лесах (16 видов или 61.5%). Это можно объяснить наиболее благопри­ятными природными условиями, складывающимися в данных местооби­таниях, а также наличием в древостое в качестве примеси березы, сосны и кедра. Ведущими семействами здесь являются Boletaceae (8 видов), Gom-phidiaceae (8 вида), Strobilomycetaceae (2 вида). Для сосновых лесов отме­чено 12 видов (46.2%) из порядка Boletales. Здесь преобладают семей­ства Boletaceae (семь видов) и Gyrodontaceae (три вида). В лиственных лесах произрастает четыре вида (15.4%): Boletus betulicola, Leccinum aurantiacum, L. scabrum и Chalciporus piperatus.
Грибы порядка Boletales имеют большое пищевое значение. 23 вида из 27 являются съедобными. Это все виды семейств Boletaceae, Gomphi-diaceae, Gyrodontaceae, Hygrophoropsidaceae и Xerocomaceae. К несъе­добным относятся только три вида (Chalciporus piperatus, Tylopilus felleus и Tapinella atrotomentosa). Один вид болетовых грибов является ядовитым -Paxillus involutus.

Работа выполнена при частичной поддержке гранта РФФИ-Урал 04-04­96033.


ОСОБЕННОСТИ ЛОКАЛИТЕТОВ CORONILLA CORONATA L. (FABACEAE) НА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ ГРАНИЦЕ АРЕАЛА
Панькив Н.Е.
Институт экологии Карпат НАН Украины, e-mail: ecoinst@mail.lviv.ua
На территории Подольской возвышенности многие центральноевро-пейские виды находятся на северо-восточной границе распространения, в целом таких видов более 100, в том числе и Coronilla coronata L. - среди­земноморский, монтанный вид (Шеляг-Сосонко, Дидух, 1978). Поскольку на Волыно-Подолии C. coronata - реликт, требующий охраны, мы изучали состояние его локальных популяций на протяжении 2000-2003 гг. Были изучены возрастная структура, онтоморфогенез, морфологическая измен­чивость вида, а также его эколого-ценотическая дифференциация в ло­кальных популяциях в разных частях подольского эксклава: Львовская обл., (северо-западное Подолье), Тернопольская обл. (западное Ополье). Для сравнительной оценки использовали полевые материалы, собранные на территории Словацкой Республики в 1988 г. (А.А. Кагало).
C. coronata в Словакии произрастает в составе сообществ с Pinus syl-vestris (Pineto-Caricetum humilis Klika, 1949). На Подолье C. coronata вхо­дит в состав ценозов формации Cariceta humilae и Brachipodieta pinnatae, популяции вида расположены на юго-западных склонах, высота которых значительно ниже (над уровнем моря), чем популяций в Словакии. Мы отметили, что для среднеевропейских популяций характерны бимодаль­ные возрастные спектры, а для популяций вида на Подолье - левосторон­ние. Также отмечены большая плотность популяций вида на Подолье и определенные морфометрические отличия особей C. coronata, в частно­сти уменьшение высоты побегов и размера листьев (Кагало, Панькив, 2002). Но в основном вид хорошо приспособлен к выживанию на северо­восточной границе ареала.
СУКЦЕССИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В СООБЩЕСТВАХ ПЕРИФИТОНА ПЛАСТИКОВЫХ МОДЕЛЕЙ МАКРОФИТОВ В УСЛОВИЯХ РЕКИ СЫЛВЫ
Паньков Н.Н.
Пермский государственный университет
В основу настоящего сообщения положены результаты исследований, проводившихся на участке среднего течения р.Сылвы (заказник «Пред-уралье») летом 1992 г. В качестве моделей макрофитов (9 экз.) использова­лись полиэтиленовые ленты шириной 11 и длиной 100 см, надрезанные с одной стороны на 10 см через каждые 2.5 см; один конец ленты закреплял­ся в грунте, другой свободно плавал в толще воды. Через сутки после начала экспозиции и далее каждые пять суток с лент срезались по 3 пластинки, покрывающие их обрастания изучались по стандартным методикам.
Анализ материалов позволил установить, что развитие перифитона до стадии климакса занимает около 50 дней, при этом сукцессия сообщества обрастателей состоит из ряда этапов. Стадия колонизации продолжается 1-2 сут.; для нее характерно преобладание процессов заселения субстра­та из толщи воды (0.030 мг/дм2 в сут.) над размножением водорослей (0.017 мг/дм2 в сут.). Таксономическая структура сообщества в это время отражает структуру планктоценозов (доминирование в биомассе планк­тонных Diatoma, Fragilaria, Melosira, крайне низкая роль прикрепленных водорослей базального слоя Achnanthes и Cocconeis). Вторая стадия -формирование базального слоя - продолжается около 15 дней. Для ее начала характерно доминирование Achnanthes (23.7-44.8%) при большой роли Cocconeis (17.3-20.0%), в конце стадии доминируют Cocconeis (32.1%) при высокой доле Achnanthes (16.9%), биомасса сообщества достигает 12.4-15.7 мг/дм2. В третьей стадии (продолжительность 10-20 дней) обра­зуется двуслойное сообщество, в котором доминируют Gomphonema olivacea (8.7-17.8%), Cymbella cistula (14.6-15.1%), виды рода Navicula (16.2­27.4%), его биомасса достигает 31.1-42.7 мг/дм2. В четвертой, завершаю­щей стадии формируется многослойный перифитический мат; на первый план выдвигаются крупные водоросли дистального слоя Synedra ulna (25.8­32.7%) и Cymbella lanceolata (18.8-39.7%). В стадии климакса наблюдают­ся нерегулярные колебания биомассы водорослей (110.3-223.9 мг/дм2), связанные с периодическим отслаиванием части перифитонных матов, при неизменно высокой роли S. ulna и C. lanceolata.
ТРАНСФОРМАЦИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА НА МЕСТОРОЖДЕНИИ КАМЕННОЙ СОЛИ (С. СЕРЕГОВО)
Панюков А.Н.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: panjukov@ib.komisc.ru
Впервые проведены работы по изучению формирования вторичных рас­тительных сообществ на засоленных участках Сереговского солевого место­рождения. Заложены трансекты с вершины соляного купола по полосе стока к подошве купола через загрязненную территорию на расстояние до 400 м и аналогичная фоновая, вне зоны засоления. Склон соляного купола полнос­тью занят вариантами мезофитного злаково-разнотравного луга, на котором преобладают луговые злаки и разнотравье. Зафиксировано 53 вида высших сосудистых растений, на сильно засоленных участках видовой состав суще­ственно отличается от состава фоновых. Здесть луговые виды практически полностью отсутствуют, а преобладают солевыносливые представители ксе-рофитных местообитаний (Polygonum aviculare, Agropyron repens, Alopecurus aequalis и др. - ряд видов с широкой экологической амплитудой, способные произрастать в условиях довольно высокой концентрации солей). Сообще­ство приобретает ксерофитные черты и обнаруживает некоторое сходство с приморскими травянистыми сообществами. Отмечено, что в период обиль­ных осадков (середина-конец июня) видовое разнообразие засоленных уча­стков приближается к разнообразию фоновых. Когда количество осадков сни­жается и, соответственно, увеличивается концентрация соли на участках мо­ниторинга, остается лишь небольшое количество солевыносливых видов. То есть за короткий период наблюдается достаточно резкая визуальная смена видового состава растительности на нарушенной территории.


ФАУНА КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ (DIPTERA, CULICIDAE) ВЕРХОВЫХ БОЛОТ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
Панюкова Е. В.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, e-mail: panjukova@ib.komisc.ru
Около 11% территории Новгородской области заболочено. Крупные комплексы верховых болот расположены в западной части области, на Приильменской низменности. Верховые болота являются труднодоступ­ными территориями. В связи с этим до настоящего времени фауна крово­сосущих комаров (Diptera, Culicidae) комплексов верховых болот остава­лась малоизученной. В полевые сезоны 2000-2004 гг. впервые были про­ведены исследования фауны кровососущих комаров на верховых торфяно-сфагновых болотах Тесовское, Красный Мох, Белебелковское, Рдейское и Чистый Мох. Верховые болота обследовались нами в июле-августе в окре­стностях населенных пунктов Тесовский, Тесово-Нетыльский, Батецкий, Кня­щино, Новое Овсино, Заполосье и Нивки. На верховых болотах встречено 17 видов кровососущих комаров, в том числе массовые в области виды Aedes cinereus и Ae. communis; обычные Ae. cataphylla, Ae. dorsalis, Ae. in-trudens, Ae. diantaeus, Ae. leucomelas, Ae. pullatus, Ae. punctor, Ae. vexans и Coquillettidia richiardii. Единично отмечены Culex modestus, Ae. annulipes, Ae. rossicus и Ae. cyprius. Собраны малярийные комары: Anopheles claviger и An. messeae. Наиболее часто из перечисленных видов встречаются Ae. cantans и Ae. vexans. Однако наибольшей численности при учетах дос­тигает ранневесенний Ae. punctor. В целом, на открытых пространствах болот нападения имаго Culicidae малочисленны. Однако в прилегающих к боло­там биотопах (еловых, мелколиственных лесах), где они находят укрытие от ветра, численность нападающих кровососущих комаров высокая. Мож­но предположить, что ранней весной на верховых болотах возникают об­водненные пространства, где могут развиваться весенние виды группы «communis» рода Aedes и, в частности, такие как Ae. punctor, Ae. communis и Ae. intrudens. Для территории верховых болот, вероятно, характерен вид Coquillettidia richiardii, так как в центре верховых болот имеются остаточ­ные зарастающие озера, с которыми связано развитие данного вида.


ЗОНАЛЬНЫЕ ПОЧВЫ НА ПОКРОВНЫХ СУГЛИНКАХ ЭКОТОНА ТУНДРА-СЕВЕРНАЯ ТАЙГА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
Пастухов А.В., Каверин Д.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, e-mail: alpast@mail.ru
На территории тундры, а также в лесотундре под тундровой раститель­ностью европейского Северо-Востока традиционно в качестве автоморф-ных почв на дренированных, сложенных суглинками поверхностях выделя­ются комплексы тундровых глеевых почв (глееземов) и тундровых поверх-ностно-глеевых дифференцированных почв. Наши исследования подтвер­дили наличие глеевых и поверхностно-глеевых профилей и выявили по­чвенные профили, в которых минеральная толща лишена ярких признаков оглеения. Представленные ниже типы почвенных профилей идентифици­рованы в идеологии «Классификации почв России» (КПР) (2004).
Профиль O-G-CG. Под подстилочно-торфяным горизонтом наблюда­ется яркая сизо-голубая обычно тиксотропная глеевая толща, часто с при­знаками криотурбаций. В КПР соответствует диагностике типа глееземов в отделе глеевых почв. Эти почвы формируются на пологих склонах и плос­ких вершинах пятнистых и бугорковатых тундр под кустарничково-моховой растительностью, как правило, при близком залегании многолетней мерз­лоты. Согласно WRB соответствуют Gelic Gleysols (GL) или Gleyic (Turbic) Cryosols (CR) (в случае наличия многолетней мерзлоты в пределах 1 м).
Профиль O-CRM-C. Профиль представлен подстилочно-торфяным и бурым (оттенки от палево-бурых до сизовато-бурых) криометаморфическим горизонтом с творожистой, а при обсыхании крупитчатой или мелкокомко-вато-ореховатой структурой. С глубиной оструктуренность уменьшается и про­является криогенное плитчатое сложение. Отчетливое оглеение в профиле отсутствует, возможны лишь его слабые признаки в верхней и нижней части профиля. В новой версии КПР эти почвы соответствуют диагностике типа органо-криометаморфических почв отдела криометаморфических почв. Та­кие почвы развиваются при наиболее сухих условиях на вершинах и склонах холмов под лишайниково-мохово-кустарниковой тундрой. Согласно WRB соответствуют Gelic Gelistagnic Cambisols (CM) или (Turbic) Cryosols (CR) (в случае наличия многолетней мерзлоты в пределах 1 м).
3. Профиль O-G-CRM-CG. Характеризуется сочетанием подстилочно-торфяного, поверхностного глеевого и срединного структурно-метаморфи­ческого горизонтов. Характер последнего описан выше. Оглеение ограни­чивается верхними 20-25 см и проявляется в виде яркой голубой окраски, часто с верхней и/или нижней охристой оторочкой. Такой тип профиля дает основание для выделения в отделе глеевых почв типа глееземов криоме-таморфических. Эти почвы формируются в более дренированных услови­ях, чем глееземы, под лишайнико-мохово-кустарничковой тундрой. Соглас­но WRB соответствуют Gelic Gleyic Gelistagnic Cambisols (CM) или (Turbic) Cryosols (CR) (в случае наличия многолетней мерзлоты в пределах 1 м).
Таким образом, отмечены высокая пестрота и комплексность почвен­ного покрова даже «зональных» автоморфных почв на европейском Севе­ро-Востоке, в связи с чем возникает трудность обозначить эти почвы на почвенной карте. В пределах одного профиля часто можно выделить два разных типа и даже отдела почв.


НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО ФАУНЕ ЖУРЧАЛОК (DIPTERA, SYRPHIDAE) РЕСПУБЛИКИ КОМИ
Пестов С.В.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail pestov@ib.komisc.ru
Инвентаризация видового состава животного и растительного мира яв­ляется актуальной задачей современной биологической науки. Эта ин­формация служит для оценки значимости той или иной группы в функцио­нировании экосистем и влияния человеческой деятельности, разработки методов рационального природопользования. Единственной сводкой по фауне журчалок Коми является книга К.Ф. Седых (1974). С того времени названия многих двукрылых изменились. Изменения эти связаны в пер­вую очередь с разделением некоторых ранее сборных родов, например, Syrphus, Xylota и Eristalis. Вид Sphaerophoria flavicauda Zetterstedt, 1843 не признается самостоятельным. Данные о распространении вида относят­ся к Sphaerophoria ruepelli (Wiedemann, 1830). Одного вида приведенного К.Ф. Седых Platycheirus borealis нет в «Каталоге палеарктических двукры­лых» (Peck, 1988) и ни в одном из доступных определителей. Возможно, это ошибка, и под этим названием значился другой вид.
В результате наших исследований в подзоне средней тайги Республики Коми и изучения коллекций Института биологии Коми НЦ УрО РАН, Коми пединститута и Сыктывкарского ГУ для Коми отмечен еще ряд видов: Tem-nostoma sericomiaeforme (Portschevsky, 1887), Temnostoma angustistriatum Krivosheina, 2003, Blera fallax (Linnaeus, 1758), Xylota sylvarum (Linnaeus, 1758), Chalcosyrphus rufipes (Loew, 1873), Sericomyia arctica Shirmer, 1913, Eristalis rossica Stackelberg, 1958, Вт^уора dorsata Zetterstedt, 1837, Mallota megiliformis (Fallen, 1817), Helophilus grenlandicus (Fabricius, 1780), Helophilus hybridus Loew, 1864, Neoscia aenea (Meigen, 1822), Dasysyrphus venustus, (Meigen, 1822), Epistrophe ochrostoma (Zetterstedt, 1849), Epistrophe nitidicollis, (Meigen, 1822), Epistrophe grossulare (Meigen, 1822), Melanostoma dubium (Verrall, 1873), Megasyrphus annulipes (Zetterstedt, 1838), Didea fasciata Maquart, 1834, Didea intermedia Loew, 1854, Caliprobola speciosa (Rossi, 1790), Scaeva pyrastri (Linnaeus, 1758), Sphecomyia vespiformis (Gorski, 1852), Cheilosia pubera (Zetterstedt, 1822), Cheilosia nasutula (Becker, 1894), Cheilosia angustigenis (Becker, 1894), Sphaerophoria philanthus (Meigen, 1822), Sphaerophoria taeneata (Meigen, 1822).
К настоящему времени список фауны журчалок Республики Коми со­держит 166 видов. Из 28 новых видов 5 являются амброзийными сапроми-цетофагами, обитающими в гнилой древесине преимущественно листвен­ных пород, 7 - водными бактериоспапрофагами в стоячих водоемах, 3 -фитофагами, 11 - афидофагами. У двух видов личинка не известна.


ДИНАМИЧЕСКАЯ ПОЛИВАРИАНТНОСТЬ HELICHRYSUM ARENARIUM (L.) MOENCH В ПОСАДКАХ
Петухова Л.И.
Марийский государственный университет, е-mail: ecology@marsu.ru
Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench) - это многолетнее травянистое стержнекорневое растение. Исследования проводились с це­лью выявления многообразия путей индивидуального развития особей H. arenarium в посадках. Семенной материал был прислан из Центрального Сибирского Ботанического сада. Семянки проращивались в лабораторных условиях и высаживались в открытый грунт в ювенильном состоянии. Каждая особь была замаркирована. На начальных этапах онтогенеза онтогенетичес­кое состояние определялось один раз в две недели, в дальнейшем один раз в месяц. Для выделения онтогенетических состояний использовались пред­ложенные нами (Терентьева, Илюшечкина, Жукова, 2000) признаки-марке­ры, выделенные согласно концепции дискретного описания онтогенеза.
Анализ динамики хода онтогенетических преобразований растений H. arenarium в течение трех вегетационных сезонов в посадках показал, что для его развития характерна динамическая поливариантность (Жуко­ва, 2001). Наши исследования позволили составить схемы путей онтогене­за и таблицы запретов и разрешений. Процент разрешенных переходов из одного онтогенетического состояния в другое составил 33.3, а запретов -66.7%. В результате работы были выделены четыре класса динамической поливариантности: нормальное развитие, замедленное развитие, пропуск одного или нескольких состояний, вторичный покой. Объем выборки со­ставил 93 растения. У 42 растений H. arenarium зарегистрирован пропуск состояний (одного - имматурного, молодого или зрелого генеративного состояния; двух - молодого и старого генеративного состояний). Задержка в развитии (38 растений) и уход во вторичный покой (1 растение) отмечены у особей прегенеративного периода.
Таким образом, в посадках цмина песчаного проявляется тенденция ускорения темпов развития, как у малолетников.
Автор выражает благодарность за консультации д.б.н., профессору Л.А.­Жуковой.


ОСОБЕННОСТИ КАЧЕСТВА ЛИСТОВОГО ОПАДА ДРЕВЕСНЫХ РАСТЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ
Писаренко О.С.
Самарский муниципальный университет Наяновой, е-mail: pisarenko.b10@roscap.com
Листовой опад древесных растений представляет собой форму органи­ческих остатков, которая активно используется в природных экосистемах в качестве источника органических веществ для организмов - редуцентов, аллелопатически активных веществ, участвующих во взаимодействии рас­тений, наконец, в качестве «сырья» для гумусообразования. В городских насаждениях качество опада может существенно изменяться в результате поглощения листьями загрязняющих веществ техногенного характера из воздуха, осаждения пыли и пр. Опад древесных растений не подвергается нормальной деструкции, а обычно убирается с места отложения при убор­ке городской территории, и в дальнейшем сам становится источником тех­ногенного загрязнения окружающей среды. Пути его использования пока не отработаны. Однако эта форма фитомассы, на наш взгляд, может дать сведения о состоянии окружающей среды, в частности, при рассмотрении показателя зольности листового опада.
В условиях крупного индустриального центра в лесостепи Среднего Поволжья, г. Самара, нами была определена зольность листового опада березы повислой Betula pendula Roth в 27 насаждениях, которые различа­лись по уровню техногенного загрязнения воздуха. Сбор опада проводили в конце сентября - начале октября, пробы высушивали в условиях лабора­тории до воздушно-сухого состояния и озоляли в муфельной печи при +400°-+500°С. Итоговые показатели использовали как для проведения статистической обработки, так и для введения в базу данных с последую­щим изолинейным картированием городской территории по данному па­раметру в системе ArcView. Зольность опада березы повислой в городских насаждениях колебалась в пределах от 6.4 до 16.5% при среднем значе­нии 11.6±0.5%. Эти показатели не выбиваются из обычной картины, ранее отмечавшейся для г. Самара. Более высокие уровни зольности отмеча­лись в насаждениях с высоким уровнем загрязнения воздуха, в том числе земляной пылью, что после озоления обнаруживалось в появлении жел­то-красноватой окраски золы. Изолинейное картирование обнаружило уча­стки городской территории с повышенным уровнем зольности опада и пред­положительно с более загрязненным воздухом.


ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА ЦЕНОПОПУЛЯЦИЙ CENTAUREA SUMENSIS KALEN.
Пичугина Е.В., Кропотова А.С.
Вятский государственный гуманитарный университет, е-mail: botany@vshu.kirov.ru
Василек сумской (Centaurea sumensis Kalen.) - стержнекорневой много­летник из сем. Сложноцветные (Compositae). Эндемик Восточной Европы. В России встречается на юго-востоке европейской части. Псаммоксероме-зофит. Произрастает в степях, на песках в остепненных сосновых борах. Ред­кий вид у северо-восточной границы ареала. C. sumensis внесен в Красные книги Среднего Урала и Кировской области (Красная Книга..., 2001).
Цель исследований - выявление особенностей возрастной структуры ценопопуляций (ЦП) C. sumensis на территории ландшафтного памятника природы «Медведский бор» (Нолинский район Кировской области).
На послеледниковых дюнах вблизи поселка Медведок в 2004 г. были обследованы две ЦП C. sumensis. Изучение возрастной структуры ЦП дан­ного вида проводили по общепринятым методикам (Работнов, 1950; Ура-нов, 1967; Ценопопуляции растений..., 1976).
ЦП C. sumensis нормальные неполночленные. В ЦП-1 неполночлен-ность обусловлена отсутствием особей ювенильного и раннегенеративного возрастного состояния, а в ЦП-2 не обнаружены ювенильные, старые гене­ративные и сенильные растения. Возрастной спектр ЦП-1 трехвершинный, с преобладанием виргинильного, зрелого генеративного и сенильного онто­генетического состояния. В ЦП-2 максимума достигали виргинильные рас­тения (возрастной спектр одновершинный). ЦП-2 более молодая по срав­нению с ЦП-1. Наличие проростков в обеих ЦП свидетельствавало о семен­ном размножении и поддержании гомеостаза популяций.
ОНТОГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ЦЕНОПОПУЛЯЦИЙ DIANTHUS ARENARIUS L. S.L. В АНТРОПОГЕННО ИЗМЕНЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Пичугина Е.В., Торопов А.Л.
Вятский государственный гуманитарный университет, е-mail: botany@vshu.kirov.ru
Гвоздика песчаная (Dianthus arenarius L. s.l.) - многолетнее травянис­тое растение из сем. Гвоздичные (Caryophyllaceae). Мезоксерофит. Евро­пейский вид, распространенный в европейской части России и Предкавка­зье. D. arenarius произрастает в сосновых лесах, на песках. В Кировской области ее популяции малочисленны, поэтому данный вид внесен в Крас­ную книгу Кировской области (Красная Книга., 2001).
Цель работы - изучить структуру ценопопуляций D. arenarius в антропо­генно измененных условиях в пределах особо охраняемой природной тер­ритории «Медведский бор» Нолинского района Кировской области.
На боровых материковых дюнах южной экспозиции близ поселка Мед­ведок на просеке под ЛЭП в 2004 г. было изучено 4 ценопопуляции (ЦП) D. arenarius. Онтогенетическая структура ЦП изучена по общепринятым методикам (Ценопопуляции растений..., 1976; Денисова, Никитина, Зау-гольнова, 1986). Было проанализировано строение каждой особи с уче­том морфометрических показателей.
Ценопопуляции D. arenarius нормальные неполночленные. Неполноч-ленность обусловлена отсутствием особей ювенильного возрастного со­стояния. Онтогенетические спектры ЦП левосторонние одно- (ЦП 1, 2, 4) или двухвершинные (ЦП 3). В спектрах преобладают проростки и растения раннегенеративного возрастного состояния. Причем наблюдается как се­менное размножение D. arenarius, так и вегетативное за счет морфологи­ческой дезинтеграции особей в сенильном состоянии. Данные ЦП в усло­виях незначительной антропогенной нагрузки способны к самоподдержа­нию за счет успешного размножения.


МОРФОГЕНЕЗ ПОБЕГА У ГОРНЫХ ЭКОТИПОВ КЕДРА СИБИРСКОГО
Плишкина М.Г., Софьянникова Е.В.
Институт мониторинга климатических и экологических систем СО РАН, е-mail: plimasha@yandex.ru
Древесные растения на верхнем пределе распространения образуют форму стланца, позволяющую им выжить в неблагоприятных условиях. Переход от прямостоячего дерева к стланцу возможен лишь с изменени­ем ряда параметров роста, часть которых имеет модификационную при­роду (реакция отдельных растений на изменение условий среды), а часть наследственно закреплена через естественный отбор. Основной целью работы было определение комплекса наследственных признаков, отли­чающих высокогорные экотипы кедра сибирского. Для этого использовали 7-8-летнее вегетативное потомство (прививки) 5 экотипов с Западно-Са­янского высотного профиля (от высокопродуктивных насаждений - 350 м над ур.м. - до верхней границы распространения вида - 2050 м над ур.м.) из клонового архива на юге Томской области. Среднее количество мета-меров на побеге у прививок с высоты 2050 м составило 90.6 шт., а у низко­горных экотипов - 117.9. По длине междоузлий различий между экотипа-ми не выявлено, следовательно, длина побега определяется числом ме-тамеров. Поэтому клоны с нижней части профиля имеют большую длину годичного побега, чем с высокогорья. Кроме того, при переходе от высоко­горья к низкогорью убывает количество латентных почек и ауксибластов, увеличивается число брахибластов. Выявленные закономерности объяс­няются тем, что в условиях высокогорья жизненно необходима способ­ность к формированию большого числа латентных почек и ауксибластов, благодаря которым возможно возобновление роста в случае обмерзания побегов. В условиях низкогорья актуален быстрый рост в высоту, для обес­печения которого нужен мощный фотосинтетический аппарат. Поэтому низкогорные экотипы характеризуются большим количеством брахиблас-тов и мощной стерильной зоной на весеннем побеге, образуют меньшее количество латентных почек и ауксибластов. Частота встречаемости лет­него побега у низкогорных экотипов выше, чем у высокогорных. Таким об­разом, в результате естественного отбора происходит существенное изме­нение генотипического состава высокогорных популяций, о чем свидетель­ствует выявленные в клоновом потомстве различия между экотипами.


КОКУШНИК КОМАРИНЫЙ В ПЕЧОРО-ИЛЫЧСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ
Плотникова И.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, e-mail: novikova@ib.komisc.ru
Кокушник комариный (Gymnadenia conopsea (L.) R. Br.), представитель семейства Orchidaceae, редкий в Печоро-Илычском заповеднике вид. Из­редка встречается в его предгорных районах, на болотах и в лесах, в соста­ве ерниково-осоково-сфагновых и травяно-осоково-сфагновых сообществ (Лавренко, 1995). С целью оценки состояния кокушника в заповеднике в болотных сообществах было изучено 5 его ценопопуляций (ЦП): две север­ные ЦП - в бассейне р. Илыч, три южные ЦП - в бассейне р. Верхней Печоры.
Плотность растений в ЦП низкая - 1.2-3.8 особей на м2. Распределе­ние особей в них рассеянное, что свойственно видам, размножающимся преимущественно семенным путем (Татаренко, 1996). Встречаемость ко­леблется от 41 до 74%. Для большинства ЦП характерно преобладание в возрастных спектрах генеративных растений, что соответствует базовому возрастному спектру данного вида (Татаренко, 1996). Возрастные спектры двух ЦП являются двухвершинными, с максимумами на имматурных и гене­ративных группах особей. Большая доля молодых растений (доля j=17.8-24%, im=15.3-32.8%) объясняется задержкой в развитии растений, вслед­ствие нахождения их на северной границе своего ареала (Блинова, 1995; Вахрамеева и др., 1993).
Сравнение морфометрических параметров особей разных ЦП показа­ло, что самые высокие растения с крупными листьями произрастают в наи­более северной ЦП. Для самой южной ЦП отмечены более крупные цветки. Дискриминантный анализ показал разделение Илычских и Печорских ЦП по первой дискриминантной оси. Растения Илычских ЦП отличаются более длинной и узкой губой, большей высотой и меньшим количеством цветков в соцветии. Одноименные признаки в разных ЦП варьируют сходным обра­зом. Наиболее изменчивыми являются длина соцветия, число цветков и размеры листьев, которые варьируют на высоком уровне. Высота растений, число листьев и длина прицветника варьируют на среднем уровне. К наиме­нее изменчивым признакам относятся параметры частей цветка.
Доля достоверных реализованных корреляционных связей между при­знаками в ЦП достаточно высокая (от 30 до 44%). Наибольшее число таких связей отмечено для самой южной ЦП. Анализ корреляционных связей между признаками выявил большое сходство в их структуре между ЦП. Выделяются две группы признаков, менее связанные между собой: при­знаки вегетативной сферы и признаки цветка. Размеры шпорца цветка не коррелируют ни с одним из признаков.
Таким образом, все изученные ЦП находятся в благоприятных условиях и возможно их дальнейшее сохранение в заповеднике.
Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ-Урал 04-04-96033.


ЛИШАЙНИКИ ГОРНЫХ ТУНДР
СЕВЕРНОГО И ПОЛЯРНОГО УРАЛА
Плюснин С.Н.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: plusnin@ib.komisc.ru
Лихенофлоры горных регионов отличаются богатством и своеобразием благодаря широкому набору встречающихся там экологических ниш, обус­ловленному разнообразием субстратов и микроклиматических условий. Целью данного исследования был сравнительный анализ флор кустистых и листоватых лишайников горных тундр северной части Урала. Сбор мате­риала проводился в 2002-2004 гг. в трех районах - хр. Яны-Пупу-Нер (Се­верный Урал), кряж Енганепе и хр. Оченырд (Полярный Урал).

Общий список макролишайников, обнаруженных в обследованных рай­онах, насчитывает 172 вида. Локальная флора Яны-Пупу-Нер отличается более высоким видовым разнообразием (138 видов) по сравнению с Енга-непе (105) и Оченырд (110). В таксономической структуре горно-тундровых флор ведущее положение занимают семейства Cladoniaceae (48 видов), Parmeliaceae (42) и Peltigeraceae (22). Характерно относительно высокое богатство семейств Stereocaulaceae (17), Physciaceae (9) и Umbilicariaceae (7). Участие в сложении флор представителей семейств Stereocaulaceae и Peltigeraceae возрастает по направлению к северу, а Cladoniaceae, Physciaceae и Alectoriaceae - уменьшается.
В общем списке видов среди широтных групп ведущими являются бо-реальная (67 видов), аркто-альпийская (40), монтанная (27) и плюризо-нальная (25) фракции. Также представлены гипоаркто-монтанный (9) и неморальный (Anaptichia ciliaris, Lobaria pulmonaria, Physcia adscendens, Physconia perisidiosa) элементы. Доля аркто-альпийских видов возрастает с 20 в районе хр. Яны-Пупу-Нер до 32% в районе хр. Оченырд, а участие бореальных видов уменьшается с 41 до 28%. Среди субстратных групп преобладают эпигейные лишайники (101 вид). Далее стоят эпилиты (40) и эпифиты (27). Отмечено четыре вида эпиксильных лишайников (Cladonia botrytes, C. carneola, C. cenotea, C. digitata). По направлению с юга на север увеличивается доля эпигейных лишайников с 57 до 65-67%, и уменьшает­ся процент эпифитных видов с 15 до 6. Распределение видов по группам, выделенных на основе преобладающего способа размножения, близко к равномерному: лишайников, репродуцирующихся при помощи аскоспор -65 видов, размножающихся путем фрагментации таллома - 61, соредиоз-ных и изидиозных видов - 46. При продвижении вдоль широтного градиен­та на север увеличивается доля видов размножающихся фрагментацией таллома, с 36 до 44-45%, и уменьшается процент лишайников, репродуци­рующихся посредством соредий или изидий, с 28 до 18%.
Автор выражает признательность главному специалисту Отдела эколо­гии Ненецкого информационно-аналитического центра О.В. Лавриненко, и научным сотрудникам Полярно-альпийского ботанического сада-инсти­тута Г.П. Урбанавичюсу и И.Н. Урбанавичене за помощь в определении образцов лишайников.
ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ КОМБИНИРОВАННОГО ДЕЙСТВИЯ МЕДНОГО КУПОРОСА И ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ В ПОЛОВЫХ КЛЕТКАХ МЫШЕЙ
Подоляк О.С.
Институт генетики и цитологии НАН Беларуси, е-mail: mosse@biobel.bas-net.by
Живые организмы, в целом и человек, в частности, подвергаются дей­ствию сложного комплекса факторов физической и химической природы (Осипов и др., 2000). Употребление в пищу продуктов сельского хозяйства и питьевой воды, загрязненных химическими веществами и радионуклида­ми, может привести к непредсказуемым последствиям в организме чело­века, поскольку при комбинированном воздействии агентов различной при­роды могут наблюдаться генетические эффекты, существенно отличающи­еся от суммы влияния каждого из этих агентов в отдельности (Юрин, 2001).
Большой научный интерес представляет изучение совместного дей­ствия на живой организм (и особенно человека) медного купороса (Ои304х5И20), широко применяемого в сельском хозяйстве и радиоэколо­гии (Удрис, Нейланд, 1990). Однако оценка генетических повреждений в половых клетках человека затруднена. Поэтому для проведения подобных исследований используются лабораторные животные.
Опыты проводили на самцах мышей линии Af, в возрасте 2 - 2.5 меся­ца, весом - 16-20 г. Исследовали реципрокные траслокации в половых клетках мышей (Дыбан, 1970).
При исследовании мутагенного действия медного купороса препарат вводили мышам per os (с помощью зонда в желудок) в концентрациях 14.3 и 28.6 мг/кг. Контрольным животным вводили дистиллированную воду.
Выявлено, что медный купорос в концентрации 14.3 мг/кг не повышает спонтанной частоты реципрокных транслокаций, тогда как концентрация 28.6 мг/кг вызывает мутагенный эффект в половых клетках мышей. Поэто­му при изучении сочетанного действия Ои804х5И20 и ионизирующей ради­ации использовали концентрацию 28.6 мг/кг. Препарат вводили мышам per os за 2 часа до облучения в дозе 2 Гр.
Показано, что при совместном действии медного купороса (28.6 мг/кг) и облучения в дозе 2 Гр в половых клетках мышей наблюдается аддитив­ный эффект.
ПОВЕРХНОСТНЫЕ ЯВЛЕНИЯ В БИОМИНЕРАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ
Понарядов А.В.
Институт геологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: pagovv@online.ru
В биологии поверхностные явления играют важную роль, прежде всего на клеточном, субклеточном и молекулярном уровнях организации живых систем. Различные биологические мембраны отграничивают клетку от внеш­ней среды и обеспечивают ее микрогетерогенность. На мембранах клетки происходят фундаментальные для жизни процессы: рецепция экзо- и эн­догенных биологически активных веществ (гормонов, медиаторов, антиге­нов, феромонов); ферментативный катализ (многие ферменты встроены в мембраны, образуя многоферментные каталитические ансамбли); пре­образование химической энергии в осмотическую работу. Особенности вза­имодействия поверхностей ответственны за агрегацию клеток, их прикреп­ление к живым и неживым субстратам (образование тромба при повреж­дении стенки сосуда, сорбция вирусов на клетках).
На современном этапе развития представлений об организации при­поверхностного слоя и поверхностных образований в минералогии иссле­дования основываются на достижениях двух наук: физики (зонная теория) и химии (теория адсорбции и катализа). Применение новейших методов изучения позволило вплотную подойти к решению проблемы генезиса ми­нералов и поверхностных фаз, выявить закономерности взаимодействия минералов с молекулами газовой фазы. В целом, поверхностные явления в живых системах отличаются от таковых в неживой природе гораздо боль­шей химической специфичностью, взаимной согласованностью во време­ни и пространстве. Например, изменение проницаемости мембраны в ре­зультате рецепции гормона на поверхности клетки вызывает многочис­ленные физико-химические и биохимические сдвиги в клетке, что в сово­купности и определяет ее реакцию на воздействие.
Таким образом, изучение поверхностных процессов как в живых систе­мах, так и в минеральных с целью познания эволюции живого мира долж­но идти с одинаковых позиций. Роль минерального и биологического ми­ров в происхождении, развитии и функционировании обоих может быть раскрыта только при их совместном изучении.
Работа выполнена при поддержке Молодежного гранта УрО РАН №38-05-05.
МОРФОГЕНЕЗ ОДНОЛЕТНИХ СЕЯНЦЕВ У НЕКОТОРЫХ ВИДОВ PINUS В УСЛОВИЯХ ИНТРОДУКЦИИ НА ЮГ ЛЕСНОЙ ЗОНЫ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
Попов А.Г.
Институт мониторинга климатических и экологических систем СО РАН, e-mail: popovaleksa@yandex.ru
Анализ литературы по интродукции кедровых сосен в условиях Запад­ной Сибири выявил отсутствие работ, касающихся поведения интродуцен-тов на ранних этапах онтогенеза. Кроме того, у видов из подрода Strobus морфогенез сеянцев изучался, а в сравнительном аспекте - не изучен вовсе. Цель нашей работы - подведение первых итогов интродукции се­менным материалом некоторых видов Pinus на юг лесной зоны Западной Сибири. Объектом исследования служили сеянцы 10 видов из разных кли­матических районов: от субарктики (P. pumila) до влажных и сухих субтропи­ков (P. armandii и P. bungeana).
К концу первого вегетативного сезона у сеянцев образовывалось почка возобновления, содержащая в зачаточном виде первый зрелый побег. У P. pumila она заложилась уже в конце июля, у P. sibirica - в начале августа, у P. koraiensis - в конце августа; у P. armandi, P. parviflora и P. flexilis - в середи­не сентября. У P. monticola к концу вегетативного сезона терминальная поч­ка образовалась только у 50% сеянцев, в то время как у P. aristata, P. bungеana и P. strobus ее не было. У всех видов, кроме P. bungеana и P. flexilis, отмечено заложение брахибластов в пазухах ювенильной хвои, особенно обильное у P. koraiensis и P. armandii; причем у этих двух видов брахибласты располага­лись в 3-4 яруса по 5-6 шт. Сеянцы P. aristata отличались обильным ветвле­нием ювенильного побега уже в начале вегетации.
Таким образом, продолжительность годичного цикла морфогенеза и его завершенность определялись исключительно продолжительностью вегетационного периода в естественном ареале и не зависели от система­тической принадлежности вида, а наличие на ювенильном побеге эле­ментов зрелого побега, не обнаруживают прямой зависимости от климата и, возможно, имело некоторое значение для систематики рода.
Одним из главных критериев успешности интродукции видов является завершенность морфогенеза сеянцев. Поэтому изученные виды кедровых сосен можно разделить на перспективные (P. pumila, P. koraiensis), менее перспективные (P. parviflora, P. flexilis, P. armandii, P. monticola) и неперс­пективные (P. strobus, P. aristata и P. bungеana).
ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ПОЙМЕННЫХ ЛУГОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ ВЫЧЕГДА В ОКРЕСНОСТЯХ ПОС. ПОДТЫБОК (КОРТКЕРОССКИЙ РАЙОН)
Попова А.М.
Сыктывкарский государственный университет, е-mail: botany@syktsu.ru
С 2000 по 2004 гг. проводились наблюдения за состоянием пойменных лугов окрестностей пос. Подтыбок (правый берег р. Вычегда) Корткерос-ского района РК. Луга данной местности имеют вторичное происхождение, распространены на дерновых и дерново-подзолистых почвах. Использу­ются в основном как сенокосные угодья, реже после сенокошения под пастбища для крупного рогатого скота. В окрестностях пос. Подтыбок были детально изучены пойменные луга четырех точек: протока Шор-дор (дол-гопоемные луга), р. Човью (долгопоемные луга), курья Под-ты (среднепо-емные луга) и собственно пойменные луга р. Вычегда (долгопоемные луга). Площадь пойменных лугов по Корткеросскому району составляет 17080 га (70% - частный сектор), пастбищ 5101 га.
Сделано 305 геоботанических описаний вдоль 25 трансект, протяжен­ностью от 30 до 270 м, от уреза воды до материкового суходола. Изучались такие показатели, как видовой состав, обилие вида, проективное покры­тие, высота основной массы травостоя, валовая урожайность сообществ. На пойменных лугах выявлен 231 вид сосудистых растений, из 131 рода и 37 семейств. Прирусловая часть лугов представлена осоковыми сообще­ствами с доминированием Carex acuta, Carex cespitosa, Carex nigra, основ­ным доминантом сообществ центральной части лугов является De-schampsia cespitosa.
Также в 2004 г. проводилось определение актуальной кислотности по­чвенных образцов, взятых в 4-кратной повторности с каждой пробной пло­щади. Всего обработано 148 почвенных образцов в 3-хкратной повторности.
Выявлена тенденция снижения валовой (биологической) урожайности пойменных лугов по протоке Шор-дор (от 30 до 19.5 ц/га), по р. Човью (от 32.8 до 30 ц/га), по курье Под-ты (от 35 до 23.6 ц/га) и по р. Вычегда (от 24 до 20.1 ц/га). Вероятно, это связано с увеличением периода поемности с 1999 года по 2004 г., что способствует задержке в развитии вегетативных частей растений.
По данным экологического отдела Корткеросского района площадь, лугов за последние 4 года уменьшилась на 25 га.
МАТЕРИАЛЫ К ФЛОРЕ «БУНДОВСКОГО ЛЕСА» (УРЖУМСКИЙ РАЙОН КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ)
Попова О.В.
Вятский государственный гуманитарный университет, е-mail: botany@vshu.кirov.ru
Территория Бундовского леса (площадью 100 тысяч км2) находится в окрестностях озера Шайтан - гидрологического памятника федерального значения. Озеро Шайтан - карстового происхождения с сифонной цирку­ляцией (Соловьев, 1986). В настоящее время озеро Шайтан сокращает свою площадь, в связи с чем стоит задача сохранения лесного массива, окружающего его.
Летом 2004 г. проведено исследование флоры данной территории с целью ее заповедования. Исследование проводили маршрутно-рекогнос-цировочным методом. Был составлен конспект флоры, включающий 262 таксона по системе Тахтаджана А.Л. (1966), относящихся к 194 родам и 73 семействам высших растений. Проведены систематический, ареалогичес-кий, биоморфологический, эколого-ценотический анализы. Основу флоры составляют покрытосеменные растения, насчитывающие 242 вида, или 92.4% от общего числа видов, среди них преобладают двудольные - 199 видов, или 76% от общего числа видов, однодольные составляют 43 вида
(16.4%).
Флора лесного массива «Бушковский лес» сочетает в себе представи­телей средней и южной тайги, зоны широколиственных лесов, включает немало редких и исчезающих видов. Обнаружен редкий вид папоротника орлячок сибирский (Diplazium sibiricum (Turcz. ex G. Kunze) Kurata), кото­рый заслуживает охраны. Исчезающие виды: ландыш майский (Convallaria majalis L.), колокольчики широколистный (Campanula latifolia L.) и перси-колистный (Campanula persicifolia L.), володушка золотистая (Bupleurum aureum Fisch.), подъельник обыкновенный (Hypopitys monotropa Crantz), эндемик флоры Восточной Европы осотник крупнолистный (Cicerbita macrophylla (Willd.) Wallr.). Данные виды сокращают численность своих популяций на территории области. Сохранить и преумножить это богат­ство - одна из задач будущего заказника.

БИОТОПИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ ОБЫКНОВЕННОЙ БУРОЗУБКИ (S. ARANEUS) ПРЕДГОРНОГО РАЙОНА ПЕЧОРО-ИЛЫЧСКОГО ЗАПОВЕДНИКА
Порошин Е.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: poroshin2002@yandex.ru
Методом дискриминантного анализа изучены морфологические раз­личия экстерьерных и краниометрических признаков обыкновенной буро­зубки. Материал собран в 2002 г. на стационаре Печоро-Илычского запо­ведника Гаревка Левобережная (62°02' с.ш., 58°13' в.д.). Обследовано че­тыре биотопа: ельник травянистый пойменный (ЕТП), ельник зеленомош-ный плакорный (ЕЗП), ельник папоротниково-зеленомошный (ЕП-З) и пой­менный луг (ПЛ). Наиболее удален от остальных ЕП-З (около 3 км). Всего было проанализировано 40 перезимовавших особей и 39 сеголеткок. У каждой особи измерялись 4 экстерьерных и 27 краниометрических про­меров. Перезимовавшие особи и сеголетки сравнивались отдельно.
По морфологическому строению достоверно отличаются перезимовав­шие бурозубки ЕП-З (p<0.025). Тем не менее, диаграмма канонического анализа показывает, что бурозубки четко разделяются на отдельные груп­пы. Точность классификации всех групп 100%. По величинам квадратов расстояний Махаланобиса больше всех отличаются бурозубки ЕП-З. Наи­более сходны бурозубки ЕЗП и ПЛ. Наибольший вклад в разделение сово­купностей вносят черепные промеры, тогда как различия по экстерьер-ным признакам незначительны.
У сеголеткок картина складывается сходным образом, но есть некото­рые отличия. Ни в одном биотопе бурозубки статистически достоверно не отличаются. По величинам квадратов расстояний Махаланобиса наибо­лее сходны бурозубки ЕЗП и ЕТП. Довольно значительно от них отличают­ся сеголетки ЕП-З и ПЛ, но между собой эти группы тоже довольно схожи. Экстерьерные признаки вносят немного больший вклад в разделение со­вокупностей.
Полученные результаты говорят о том, что между бурозубками из раз­ных биотопов, удаленных друг от друга незначительно, существуют некото­рые различия в морфологии черепа. Они едва улавливаются довольно чувствительным методом дискриминантного анализа, но вряд ли являют­ся случайными, так как использовано большое число признаков. Возмож­но, что эти различия вызваны не разными условиями обитания, а колеба­ниями численности обыкновенной бурозубки. В весенний период происхо­дит массовая гибель особей. Резкое снижение численности может дать эффект «бутылочного горлышка», когда соотношения долей разных фено­типов в удаленных друг от друга биотопах будет неодинаковым. Данное утверждение требует дальнейшей проработки на более массовом мате­риале, особенно из предгорного района Печоро-Илычского заповедника, где фрагментация рельефа выше и подобная картина может проявиться более четко.
ВЛИЯНИЕ ЕЛОВЫХ И ЛИСТВЕННО-ХВОЙНОГО ДРЕВОСТОЕВ СРЕДНЕЙ ТАЙГИ НА ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ АТМОСФЕРНЫХ ОСАДКОВ
Пристова Т.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: pristova@ib.komisc.ru
Древостой оказывает влияние на количественную и качественную ха­рактеристику осадков, поступающих на поверхность почвы в лесных на­саждениях. Вырубки хвойных лесов приводят к формированию вторичных лиственных фитоценозов, которые по ряду параметров значительно отли­чаются от исходных типов леса.
Исследования проводились на территории Ляльского лесоэкологичес-кого стационара в ельнике черничном, ельнике сфагновом и лиственно-хвойном насаждении разнотравно-черничного типа, возникшем на месте вырубки ельника черничного.
Кислотность (рН) жидких атмосферных осадков, проникающих под кро­ны деревьев, составляет в ельнике черничном - 6.07, в ельнике сфагно­вом - 5.85 и в лиственно-хвойном насаждении - 5.92. Значительных раз­личий в средних значениях рН кроновых вод между ельниками и листвен­но-хвойным насаждением не отмечено. Однако в лиственно-хвойном фи­тоценозе в течение вегетационного периода этот показатель варьирует в большей степени, чем в исследуемых ельниках.
Распределение ионов по степени убывания их концентрации в дожде­вых водах, поступающих под полог древостоя в ельнике черничном следую­щее: С >K+>NH/>CI->Ca2+>Na+>NO3->Mg2+>SO42->P >Fe2+3+>Mn2+, в ельни-
1 орг 4 3 а 4 мин '
ке сфагновом: С >K+>CI->NH/>Ca2+>Na+>Mg2+>Fe2+3+>P >Mn2+>SO42->NO3-
орг 4 мин 4 3
, в лиственно-хвойном:С >K+>Ca2+ >NH/>SO42->CI->Na+>Mg2+> Fe2+3+>
орг 4 4
Mn^NO^P^. Согласно представленным концентрационным рядам, до­минирующими компонентами в химическом составе атмосферных осадков, прошедших через полог древостоя в исследуемых типах леса, являются орга­нический углерод, калий, аммоний, хлориды и кальций. Максимальная кон­центрация органического углерода в дождевых водах зафиксирована в ель­нике сфагновом - 84 мг/л. Среднее значение содержания органического углерода в ельнике сфагновом составляет 60.0, в ельнике черничном - 35.2, в лиственно-хвойном насаждении - 21.3 мг/л. Концентрация Fe2+ и Fe3+ в кроновых водах ельника сфагнового также выше, чем в ельнике черничном и лиственно-хвойном насаждении. В процессе трансформации химического состава дождевых осадков пологом лиственно-хвойного насаждения, в боль­шей степени, по сравнению с ельниками из крон деревьев вымываются ионы кальция и сульфат-ионы. Доминирующее положение Са2+ в составе дождевых вод, прошедших через древесные кроны лиственно-хвойного на­саждения, обусловлено кальциофильностью березы и осины.
Таким образом, с увеличением участия лиственных пород в составе древостоя минерализация кроновых вод возрастает, а содержание орга­нического углерода и железа - уменьшается.
ИНТРОДУКЦИЯ ВИДОВ РОДА SEDUM L. НА ЮГЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
Прокопьев А.С.
Томский государственный университет, е-mail: prokopev82@mail.ru
Род Sedum L. включает около 500 видов, распространенных преимуще­ственно в субтропической и умеренной областях Евразии (Гончарова, 1996). Представители рода являются ценными декоративными, медоносными и лекарственными растениями (Краснов, Саратиков, Суров, 1979).
Всего было изучено 11 видов очитков. В условиях Томска (Сибирский ботанический сад) исследованные виды имеют устойчивый ритм развития, регулярно цветут, плодоносят, дают самосев. По ритму сезонного развития изученные виды отнесены к длительновегетирующим осенне-зимне-зеле-ным и весенне-летне-осенне-зеленым растениям, по срокам цветения к летнецветущим - 9 видов и позделетнецветущим - 2 вида. Продолжитель­ность активной вегетации в условиях культуры составляет 140 - 160 дней.
Виды рода Sedum L. в условиях интродукции имели невысокий коэффи­циент семенификации - от 11.5 до 42.1%. Реальная семенная продуктив­ность различных видов составляла 951.6 - 1480.5 семян на один генератив­ный побег. Фертильность пыльцы у различных видов варьирует от 62 до
92.5%.
Семена изученных видов очитков обладают высокой лабораторной всхо­жестью (86-100%). Прорастание семян исследованных видов надземное. Как показали опыты, семенам некоторых видов свойственна светочувстви­тельность.
Все изученные виды очитка эффективно размножаются вегетативно. Укореняемость листовых и стеблевых черенков очитка составляет 80-100%.
Исследованные виды были отнесены к перспективным и очень перс­пективным растениям для интродукции и могут быть использованы в лан­дшафтном озеленении г. Томска. Для широкого использования в озелене­нии можно рекомендовать 7 видов очитков: S. rubens, S. album, S. steve-nianum, S. spurium, S. ewersii, S. hybridum, S. reflexum.


МОРФОЛОГО-АНАТОМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОБЕГОВ
МОЖЖЕВЕЛЬНИКА ОБЫКНОВЕННОГО
(JUNIPERUS COMMUNIS L.) В РАЗНЫХ ТИПАХ ЕЛОВЫХ СООБЩЕСТВ
Ракина Н.В.
Сыктывкарский государственный университет
Можжевельник обыкновенный (Juniperus communis L.) является одним из типичных и малоизученных видов, произрастающих в подлеске таежных лесов Республики Коми (Леса..., 1999). Данный вид обладает рядом лекар­ственных свойств и широко используется в фармацевтической, парфюмер­ной и пищевой промышленности. В связи с этим изучение биологии и эколо­гии развития можжевельника обыкновенного представляет жгучий интерес.
Исследования проводили в 2004 г., на территории Ляльского лесоэко-логического стационара (средняя подзона тайги). Материал собран в трех лесных ассоциациях: ельник черничный сфагновый, ельник черничный влажный и лиственно-еловый черничник. При отборе побегов нами ис­пользованы стандартные методы (Молчанов, Смирнов, 1967).
В результате анализа полученных данных были получены сведения о морфологических особенностях (длина побегов, охвоенность, средняя дли­на хвои) побегов можжевельника, произрастающего в разных лесных ас­социациях. Срезы хвои готовили на вибрационном микротоме (Скупченко, 1979). Морфометрию срезов проводили на световом микроскопе, исполь­зуя экран-насадку с нанесенной точечной сеткой.
Наиболее активный прирост годичных побегов нами отмечен в услови­ях лиственно-елового древостоя. Морфологические параметры годичных побегов варьируют по годам и зависят от условия произрастания можже­вельника. Наиболее высокий коэффициент вариации отмечен для таких параметров, как длина побега (С=23-54), охвоенность (С=25-53), более стабильны значения длины хвои (С=13-21). Нами выявлена тесная пар­ная корреляция: длина хвои - длина побега (R=0.52), охвоенность - длина побега (R=0.64).
Абсолютные значения объемов основных тканей в хвое можжевельни­ка зависят от линейных размеров хвои. Парциальный объем основной фотосинтезирующей ткани - мезофилла составляет 58.3, смоляного хода 4.7%. Таким образом, на основе полученных данных можно сделать зак­лючение об экологической изменчивости структуры хвои можжевельника обыкновенного.


ДЕЙСТВИЕ НИТРАТА НАТРИЯ НА ЩИТОВИДНУЮ ЖЕЛЕЗУ МЫШЕЙ ЛИНИИ СВА
Раскоша О.В.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: raskosha@ib.komisc.ru
В связи с широким использованием нитратов в сельском хозяйстве и промышленности возникла большая опасность накопления нитратов, нит­ритов и других нитрозосоединений во внешней среде. Цель настоящей ра­боты - изучить морфологическое состояние щитовидной железы мышей линии СВА после хронического действия нитрата натрия в низких концен­трациях. Эксперименты проводили на половозрелых мышах-самцах ли­нии СВА с массой тела 22-24 г. Для изучения биологического действия нитратов животных поили в течение 30-ти сут раствором нитрата натрия в концентрациях 5.0, 10.0 и 45.0 мг/л. Выбор концентрации базировался на значении ПДК для нитратов в питьевой воде - 45.0 мг/л (СанПин, 1974). Контрольные мыши на протяжении этого периода пили чистую воду. Жи­вотных декапитировали через 30 сут после окончания воздействия.
Результаты гистоморфологического анализа щитовидной железы мы­шей показали, что после всех используемых концентраций нитрата Na по сравнению с контролем в тиреоидной ткани с высокой достоверностью увеличивались высота тиреоцитов и диаметр их ядер. Статистически зна­чимо уменьшалось количество фолликулов на одно поле зрения. Выявля­лась тенденция к снижению процентного вклада стромы и сосудов в об­щую площадь паренхимы. Число экстрафолликулярных клеток оставалось в пределах нормы. Наряду с этим отмечали и качественные изменения, такие как дистрофические процессы в тиреоцитах, обнажение стенки фол­ликулов, разрушение и десквамацию тиреоидных клеток, глыбчатый кол­лоид, сосудистые расстройства.
Таким образом, данные проведенного эксперимента свидетельствуют о напряженном функциональном состоянии щитовидной железы после введения мышам нитрата Na в разных концентрациях. Следует отметить, что достоверные изменения параметров тиреоидной ткани, по сравнению с нормой, наблюдали уже при введении вещества в минимальной концен­трации - 5.0 мг/л, что на порядок ниже ПДК, принятой в настоящее время.


ДИНАМИКА АДВЕНТИВНОГО КОМПОНЕНТА ФЛОРЫ ГОРОДА АПАТИТЫ (МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ)
Рахманова Е.П.
Полярно-альпийский ботанический сад-институт Кольского НЦ РАН,
е-mail: flora@aprec.ru
Заносная флора территории г. Апатиты неоднократно обследовалась на протяжении всего периода существования Мурманской железной доро­ги. Предпринята попытка проследить процесс формирования адвентив­ной флоры города в динамике.
Интенсивный приток адвентивных видов характерен для 30-х и 50-60-х гг. 20 века, что связано с освоением месторождений апатита и строитель­ством города.
По данным полевых исследований, гербарных фондов, литературных источников за период наблюдений зарегистрировано 232 вида заносных растений, относящихся к 151 роду из 35 семейств. Ядро адвентивного ком­понента составляют виды, устойчивые к природным условиям и антропо­генному прессу. По степени натурализации они распределяются следую­щим образом: 73 вида или 31.5% от общего числа заносных видов состав­ляют эпекофиты и 16 (6.8%) - агриофиты.
Наиболее динамичной группой являются эфемерофиты - виды, извес­тные лишь по отдельным находкам или появляющиеся время от времени по тем или иным причинам. Для г. Апатиты выявлено 75 эфемерофитов, что составляет 33% от общего числа заносных растений. Практически еже­годно отмечаются 18 видов (24.6%) от общего числа эфемерофитов. В ос­новном это виды, введенные в сельскохозяйственную практику: Avena sati-va L., Secale cereale L., Hordeum vulgare L., Allium cepa L. и т.д. Периоди­чески регистрируются 22 вида (29.7%). Например, Berteroa incana (L.) DC., Melilotus officinalis (L.) Pall., Viola arvensis Murr. Они появляются с привоз­ным фуражом, овощами и фруктами южных районов. Занос 33 видов (44.2%) является случайным. В настоящее время исключено проникновение Agro-stemma githago L., видов рода Camelina и др., поскольку эти растения -специализированные сорняки культурных растений, не выращиваемых в Мурманской области. Два вида исчезли при реконструкции железнодорож­ных путей. Это Fragaria moschata (Duch.) Weston и Grossularia reclinata (L.) Mill. В целом, основную массу адвентов составляют однолетние виды, не возобновляющиеся на Крайнем Севере и не представляющие большой опасности при налаженном мониторинге растительности.


СОСУДИСТЫЕ РАСТЕНИЯ И ЛИШАЙНИКИ МАЛЫХ ОСТРОВКОВ КАМНИ МАТВЕЕВА И УШИ (ЗАЛИВ ПЕТРА ВЕЛИКОГО, ЯПОНСКОЕ МОРЕ)

<< Предыдущая

стр. 7
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>