<< Предыдущая

стр. 8
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Родникова И.М., Киселева А.Г.
Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, е-mail: ilona_rodnikova@yahoo.com, Alena_Kiseleva@mail.ru
Залив Петра Великого (юг Приморского края) отличается большим ко­личеством малых островков, на которых формируются особые условия оби­тания: высокие инсоляция и влажность воздуха, сильные ветры и др. Фло­ра сосудистых растений и лишайников этих островков остается слабо изу­ченной. В 2004 г. были проведены исследования растительного и лишай­никового покрова малых островков кам. Матвеева и Уши, расположеных вблизи материкового острова Русский и представляющих собой неболь­шие, полностью открытые выходы скал с маломощными почвами.
В результате исследований выявлено, что видовой состав сосудистых растений составляет 18 видов: Artemisia littoricola Kitam., Atriplex gmelinii C. A. Mey., Barbarea orthoceras Ledeb., Chenopodium album L., Elymus dahuricus Turcz. ex Griseb., Geranium sibiricum L., Lathyrus japonicus Willd., Leymus mollis (Trin.) Pilg., Ligusticum hultenii Fern., Orostachys iwarenge (Makino) Hara, Rosa rugosa Thunb., Senecio pseudoarnica Less., Setaria pumila (Poir.) Shult., Solanum nigrum L., Sonchus arenicola Worosch., Sonchus oleraceus L., Stellaria media (L.) Vill., Taraxacum officinale Wigg. (кам. Матве­ева - 10 видов, о-вок Уши - 12), а видовой состав лишайников - 7 видов:
Buellia stigmatea КхгЬ., Caloplaca brattiae W.A. Weber, C. marina (Wedd.) Zahlbr., Lecanora dispersa (Pers.) Sommerf., Phaeophyscia melanchra (Hue) Hale, Rhizocarpon leptolepis Anzi., Verrucaria aethiobola Wahlenb. (кам. Мат­веева - 6 видов, о-вок Уши - 5). Среди сосудистых растений 7 видов отно­сится к прибрежно-морским, 6- к сорным. Все виды лишайников развива­ются на скалах и камнях. 6 видов составляют лишайники с жизненной фор­мой накипного слоевища, 1 вид - листовые жизненные формы.
Таким образом, видовой состав сосудистых растений и лишайников данных островков отражает жесткие условия обитания: небольшие травя­ные и кустарниковые растения и преимущественно накипные лишайники, образующие небольшие талломы. Присутствие сорных видов указывает на наличие антропогенного влияния. Дальнейшие исследования позволят выявить закономерности в распространении видов сосудистых растений и лишайников, их экологических и географических групп в условиях напря­женных воздействий малых островков.


БЕНТОС В ПИЩЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ХАРИУСА (THYMALLUS THYMALLUS L.) РЕКИ ПОДЧЕРЬЕ (СЕВЕРНЫЙ УРАЛ) В ЗИМНИЙ ПЕРИОД
Рочева И.М.
Сыктывкарский государственный университет
B научной литературе отсутствуют сведения о зимнем питании хариуса в реке Подчерем. Однако считается, что в подледный период, который на водоемах Северного Урала продолжается более 6 месяцев, важное зна­чение в поддержании энергетического обмена рыб имеет питание (Сидо­ров, Шубина, 1991).
Нами проанализирована пища хариуса, пойманного в р. Подчерье в ян­варе-феврале 2004 - 2005 гг. крючковыми орудиями лова. Длина исследо­ванных рыб - от 18 до 33 см, их возраст - от 3+ до 7+ лет. В пищевых комках хариуса зарегистрированы: Mollusca, Hydracarina, Ephemeroptera, Plecoptera, Megaloptera, Trichoptera, Simuliidae, Ceratopogonidae, Chironomidae и Diptera n/det. Основа пищевого рациона рыб зимой - представители зообентоса. Наиболее часто в пище встречены личинки насекомых: веснянок (83% от числа исследованных рыб), поденок (50%), хирономид (50%) и ручейников (38%). По количеству среди них превалируют веснянки, составляющие 52% от общего числа съеденных организмов, и двукрылые, на долю которых при­ходится более 30%. По массе решающий корм хариуса - ручейники (Asynarchus lapponicus и Rhyacophila nubila), имеющие более 40% содер­жимого желудков по этому показателю, меньшую роль играют веснянки (31%) и поденки (11%). Среди веснянок идентифицированы: Arcynopteryx compacta, Diura nanseni, Taeniopteryx nebulosa, Capnia sp., среди поденок -Ephemerella ignita, Ephemerella sp. и Baetis sp.
Наши материалы по зимнему питанию хариуса дополнили список гид-робионтов, полученный на основе анализа проб зимнего бентоса, двумя группами: Megaloptera и Ceratopogonidae - и показали значительную роль донных организмов в пище хариуса р. Подчерье не только в период откры­той воды (Заболоцкий, 1959), но и в зимой.


НОВЫЕ ВИДЫ В БРИОФЛОРЕ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Рубцова А.В.
Удмуртский государственный университет, e-mail: atrichum@mail.ru
В 2000-2004 гг. проводились исследования бриофлоры Удмуртской Рес­публики. В результате было выявлено 42 новых вида бриофитов (6 пече­ночников и 36 листостебельных мхов). Обнаруженные виды относятся к 21 семейству и 32 родам. Ведущая роль принадлежит семействам Dicranaceae (6 видов), Ditrichaceae (4), Pottiaceae (4), Polytrichaceae, Bryaceae (по 3 вида).
Был проведен экологический анализ найденных видов. Выяснено, что данные виды поселяются на пяти типах субстратов: почве, гнилой древеси­не, стволах деревьев, строительных материалах, органических остатках. Только на одном субстрате поселяется 32 вида, из них 20 видов встречены только на почве (например, Thuidium delicatulum, Philonotis caespitosa, Dicranella schreberiana), пять видов предпочитают гнилую древесину (на­пример Cephalozia bicuspidata, Oncophorus wahlenbergii), один вид явля­ется эпифитным (Herzogiella turfacea), пять видов найдены на различных строительных материалах (например Desmatodon cernuus, Grimmia ovalis) и 1 вид предпочитает поселяется на органических остатках (Tetraplodon angustatus). На двух разных субстратах поселяются восемь видов, на трех -встречены лишь два вида (Bryum bimum, Eurhynchium hians). Практически все эти виды являются мезофитами, реже гигромезофитами.
Обнаруженные бриофиты поселяются в различных экотопах. Наибо­лее активными являются Pohlia wahlenbergii, Dicranella varia, которые были найдены в трех-пяти различных экотопах. Большая часть новых видов встре­чена лишь в одном экотопе. Много видов предпочитает поселяться в пере­увлажненных местообитаниях (по берегам рек, на болотах). Вероятно, это можно объяснить тем, что такие участки мало проходимы и посещаются редко. Часть видов поселяются в антропогенно нарушенных участках (на­сыпи железных дорог, свалки, пустыри). Только в таких местообитаниях найдено 5 видов (например Ditrichum cylindricum, Trematodon ambiguus). Поселение бриофитов в таких местообитаниях можно объяснить наличи­ем большого количества невостребованных субстратов и практически пол­ным отсутствием конкуренции со стороны сосудистых растений.
ВЛИЯНИЕ АВТОТРАНСПОРТА НА ХВОЙНЫЕ ФИТОЦЕНОЗЫ И
АЛЬГОГРУППИРОВКИ ИХ ПОЧВ
Рудакова И.В., Усатова Е.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, e-mail: rudakova@ib.komisc.ru
Выбросы автотранспорта оказывают большее влияние на лесные эко­системы в результате загрязнения атмосферы; загрязнения и нарушения дренажа поверхностных и грунтовых вод; загрязнения почвы; изъятия зе­мель; воздействия на животный мир; преобразования рельефа и геологи­ческой среды; шумового воздействия и вибрации. Загрязнение почвы и, соответственно, растительности происходит в относительно узкой придо­рожной полосе (от 100-150 до 300 м).
Целью работы являлась оценка степени влияния автотранспорта на видо­вое разнообразие и структуру хвойных фитоценозов, включая почвенные водо­росли.
Исследования были проведены в еловых древостоях, произрастающих у объездной автомобильной дороги (г. Сыктывкар). Выявлено, что по совокупно­сти показателей жизненного состояния отдельных деревьев и древостоя ело­вые фитоценозы, произрастающие в районе загрязнения выбросами автотран­спорта, характеризуются как ослабленные. Для подтверждения данных были проведены исследования с применением методов альгоиндикации.
Почвенно-альгологические сборы были проведены в 2004 г. Всего про­анализировано 14 смешанных проб. Видовой состав выявлен методом чашечных культур, а также на жидких и агаризованных средах Болда и Бри­столя. В почвах хвойных фитоценозов с повышенным содержанием нефте­продуктов обнаружено 37 видов из трех отделов: Cyanophyta - 2, Bacillariophyta - 4, Chlorophyta - 31. Ведущим отделом является Chlorophyta. Отсутствие представителей из отдела желтозеленые свидетельствует о на­рушениях в почвенном покрове хвойных фитоценозов. С высокой частотой встречаемости отмечали: Chlamydomonas gloeogama и Chlorella vulgaris f. vulgaris. Преобладают водоросли c С- и Ch-жизненный формой, которые отличаются исключительной выносливостью к различным экстремальным условиям и влаголюбием. Коэффициент Съеренсена-Чекановского пока­зал незначительное сходство видового состава альгогруппировок хвойных лесов. Таким образом, автотранспорт вызывает перестройку в функциони­ровании хвойных фитоценозов, которая проявляется в повреждениях кро­ны деревьев и исчезновении индикаторных видов из альгофлоры.
ДЕНДРОФЛОРА ГОРОДА ПЕТРОЗАВОДСК (КАРЕЛИЯ) Рудковская О.А.
Институт леса Карельского НЦ РАН, е-mail: Rudkovskaya@krc.karelia.ru
Древесные растения незаменимы по своей роли, которую они играют, являясь частью городской флоры. Им принадлежит приоритет при реше­нии вопросов фитомелиорации, т. е. создания активно работающего рас­тительного покрова.
В результате флористических исследований, проводимых в течение пос­леднего десятилетия (1994-2004 гг.), работы с литературными данными и гербарными коллекциями на территории г. Петрозаводска выявлено всего 995 видов сосудистых растений, включая микровиды и стабилизировавшие­ся гибриды. Из них 13% (128 видов) составляют виды древесных растений.
Природная дендрофлора Петрозаводска представлена 42 видами, что составляет 56% от аборигенной дендрофлоры Карело-Лапландского рай­она (Плотникова, 1998). Из них только 16 видов интродуцированы на тер­ритории города. Установлено, что основная роль в формировании архи­тектурно-художественного облика города принадлежит видам, интродуци-рованным из более южных районов (86 видов, или 67% от всей дендроф-лоры города). Из них чуть больше трети (32 вида) являются беглецами из культуры. По частоте самопроизрастания последние могут быть разделе­ны на три группы: очень редко - 13 видов (Quercus robur L., Prunus cerasifera Ehrh. и др.); редко - 10 видов (Salix fragilis L., Chamaecytisus ruthenicus (Fisch. ex Woloszcz.) Klaskova и др.) и часто - 9 видов (Acer platanoides L., Aronia mitschurinii Scvorts. et Maitul. и др.).
Таким образом, принимая во внимание факт успешного дичания многих инорайонных видов, а также благоприятные для роста растений условия го­родской среды (температурный режим, почвенное плодородие), можно ре­комендовать расширение ассортимента культивируемых растений на терри­тории Петрозаводска за счет видов южного и восточного происхождения.


ПТИЦЫ, НАСЕЛЯЮЩИЕ ИСКУССТВЕННЫЕ ГНЕЗДОВЬЯ НА ОЗЕЛЕНЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ ГОРОДА ПЕРМИ
Рыбкин А.В.
Пермский государственный университет, е-mail: alien@psu.ru
Работы по привлечению птиц-дуплогнездников проводились в Перми в 2001-2004 гг. В лесопарках, городских садах, скверах и на старых кладби­щах города были развешаны искусственные гнездовья типа «синичник». Всего за период исследований установлено и находилось под наблюдени­ем от 100 до 350 гнездовий.
В разные гнездовые сезоны общая заселенность гнездовий колеба­лась от 34 до 54, составив в среднем 42%. Максимальная заселенность в лесопарках - 51%. На кладбищах этот показатель составил 37, а в городс­ких садах и скверах - 26%.
Гнездовья заселяли 6 видов птиц: мухоловка-пеструшка Ficedula hypo-leuca (Pall.), большая синица Parus major L., полевой воробей Passer mon-tanus (L.), садовая горихвостка Phoenicurus phoenicurus (L.), обыкновен­ный поползень Sitta europaea L., вертишейка Junx torquilla (L.). Доминиру­ющими являлись мухоловка-пеструшка и большая синица, занимавшие, соответственно, 43 и 41% от всех заселенных птицами гнездовий. Значи­тельно реже встречались полевой воробей - 12 и садовая горихвостка -4%. В городских садах и парках, где долгое время существуют колонии по­левого воробья, гнездящегося в старых дуплистых липах, доля гнездовий, занятых этим видом может достигать 84%. Обыкновенный поползень и вертишейка заселяли гнездовья в единичных случаях. Зимой 2002-2003 гг. в одном из лесопарков в гнездовьях были обнаружены запасы пищи, сде­ланные воробьиным сычом Glaucidium passerinum (L.).
Помимо птиц гнездовья занимали и другие животные. В лесопарках в синичниках с крупным летком успешно выводят потомство обыкновенные белки Sciurus vulgaris L. и используют для дневки обыкновенные летяги Pteromys volans (L.).


ПИТАНИЕ ПТЕНЦОВ МУХОЛОВКИ-ПЕСТРУШКИ В УРБАНИЗИРОВАННОМ ЛАНДШАФТЕ
Рыбкин А.В., Мокрополова А.Б.
Пермский государственный университет, е-mail: alien@psu.ru
Питание гнездовых птенцов мухоловки-пеструшки Ficedula hypoleuca Pall., заселяющей искусственные гнездовья, изучали в гнездовый сезон 2004 г. в пределах зеленой зоны г. Перми (лесопарки, городские сады и старые кладбища).
Пробы корма отбирали методом наложения шейных лигатур у птенцов в возрасте от 6 до 12 дней. Всего собрано 134 порции корма, содержащие 649 экз. беспозвоночных различных групп. В одном пищевом комке насчи­тывалось от 1 до 6 экз. Средняя порция составляла 3 экз.
В пищевом спектре птенцов мухоловки-пеструшки обнаружены пред­ставители 15 отрядов из 5 классов. Также в пищевых комках присутствова­ли: крупные песчинки, мелкие семена растений, яичная скорлупа.
В рационе птенцов мухоловки-пеструшки доминировали двукрылые (отр. Diptera) - 29% и жесткокрылые (отр. Coleoptera) - 19%. В меньшем коли­честве встречаались чешуекрылые (отр. Lepidoptera) - 15%, перепонча­токрылые (отр. Himenortera) - 13% и паукообразные (кл. Arachnida) - 9%. Имаго двукрылых представлены 9 семействами, из которых наиболее мно­гочисленны пестрокрылки сем. Trypetidae. Также обычны представители семейств Muscidae, Tachinidae, Syrphidae. Из жесткокрылых встречались виды из 10 семейств, наибольшую долю по численности составляли имаго мягкотелок сем. Catharididae. Обычными являются представители семейств Curculionidae и Elateridae. Насекомые отрядов Rhaphidioptera, Neuroptera, Homoptera, Hemiptera, Trichoptera, моллюски, ракообразные и малоще-тинковые черви малочисленны и не играли значительной роли в питании птенцов мухоловки-пеструшки.
Наибольшее разнообразие беспозвоночных (26 семейств) в питании птенцов наблюдалось в лесопарках.


ЖИМОЛОСТЬ ГОЛУБАЯ (LONICERA CAERULEA L.) НА ЕВРОПЕЙСКОМ СЕВЕРО-ВОСТОКЕ
Рябинина М.Л.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail:punegov@ib.komisc.ru
Lonicera caerulea L. - широко распространенный на территории Рос­сии вид. В природных местообитаниях Республики Коми встречается один ее подвид - L. caerulea subsp. pallasii (Ledeb.) Browicz (= L. pallasii Ledeb.) (Черепанов, 1995). Произрастает преимущественно в темнохвойных, дос­таточно увлажненных лесах, пойменных кустарниках, доходя до субаль­пийского пояса и полосы редколесий и южных тундр. На территории Рес­публики Коми исследования голубых жимолостей не многочисленны. Изу­чение природных популяций может дать исходный материал для даль­нейшей ее интродукции и селекции.
Цель работы - исследование жимолости голубой на популяционном уровне. Материал собран в 2002-2003 гг. в 14 ценопопуляциях, относящих­ся к трем популяциям, на территории Ухтинского, Прилузского и Койгород-ского районов Республики Коми и в условиях интродукции в Ботаническом саду Института биологии Коми НЦ УрО РАН. Изучали структуру популяций и анализировали изменчивость морфологических признаков растений.
Во всех изученных природных популяциях обнаружена широкая индиви­дуальная изменчивость. Внутрипопуляционный коэффициент вариации при­знаков в основном находится на среднем уровне (13-26 %). Ценопопуляции жимолости голубой из южных районов Республики Коми (Прилузский и Кой-городский р-ны) значительно меньше по объему, по сравнению с более северными районами (Ухтинский р-н). Установлено, что из каждой геогра­фической популяции возможен отбор исходного материала по хозяйствен­но ценным признакам. Среди изученного материала выделены наиболее урожайные, относительно крупноплодные, безгоречные и слабогорчащие формы. Отобранные растения могут послужить основой для создания попу­ляции, адаптированной к местным условиям, с обогащенным генофондом. Первичное изучение перспективных форм, отобранных из природных попу­ляций в условиях Ботанического сада показало, что при переносе их в куль­туру произошло смещение прохождения основных фенофаз на более ран­ние сроки, изменений в силе и темпах роста побегов не обнаружено.


ЖЕСТКОКРЫЛЫЕ РАЗНОВОЗРАСТНЫХ ГАРЕЙ
ПОДЗОНЫ СРЕДНЕЙ ТАЙГИ РЕСПУБЛИКИ КОМИ
Савельева Л.Ю.
Сыктывкарский государственный университет, е-mail: Luc_s@mail.ru
Лесные биогеоценозы относятся к числу наиболее сложных экосистем. Пожары играют важную роль в жизни лесных сообществ и являются есте­ственным фактором их развития. Лесные гари заселяются большим чис­лом видов насекомых. Исследование видового состава и биологических особенностей насекомых, поселяющихся на различных гарях, на террито­рии Республики Коми представляет на сегодняшний день большой практи­ческий и теоретический интерес.
Исследования проводились в июле 2003 и 2004 гг. на территории био­станции СыктГУ и Печоро-Илычского государственного биосферного за­поведника. Изучалаиь фауна и экология жесткокрылых на трех гарях (двух пятилетних и одной семидесятилетней). Использовались общепринятые в энтомологии методы сбора насекомых. Устанавливались оконные и по­чвенные ловушки.
За время исследований на гарях нами обнаружено 37 видов жестко­крылых, относящихся к 32 родам и 15 семействам. На пятилетнем пожа­рище в сосняке лишайниковом в окрестностях биостанции СыктГУ выяв­лено 13 видов из 6 семейств. В Печоро-Илычском заповеднике обследо­вана пятилетняя гарь (в сосняке лишайниковом) и семидесятилетняя гарь (в ельнике кислично-разнотравном), на которых было отмечено 12 видов из 5 семейств и 15 видов из 4 семейств соответственно. В таксономичес­ком отношении наиболее многочисленно семейство Carabidae, включаю­щее 11 видов. Массовыми видами на семидесятилетней гари являются Pterostichus niger Schall. и Trechus secalis Pk. (Carabidae), на пятилетней гари в заповеднике - Byrrhus pilula L. (Byrrhidae), Hylobius abietis L. (Curculionidae), на пятилетней гари в окрестностях биостанции СыктГУ -Hylobius abietis L., Strophosomus capitatus ssp. rufipes Steph. (Curculionidae). Жесткокрылые, обитающие на гарях, относятся к четырем трофическим группам: фитофаги (14), хищники (16), пантофаги (4) и мицетофаги (3 вида).
К ОЦЕНКЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА СЫРЬЯ БУБЕНЧИКА ЛИЛИЕЛИСТНОГО
Салихова И.З.
Ботанический сад-институт Уфимского НЦ РАН, е-mail: botsad@ufacom.ru

Перспективным сырьем для производства фитопрепаратов являются представители рода Adenophora Fisch. (бубенчик) из семейства Campanu-laceae Juss. В нашей республике род представлен единственным видом -Adenophora lilifolia (L.) A.DC. Бубенчик лилиелистный в Башкирии растет повсеместно в березовых, сосново-березовых, еловых, широколиственных лесах, в кустарниках, реже на лугах, но везде редко, рассеянно (Кучеров, 1990). Растение содержит уникальный комплекс лекарственных веществ для лечения заболеваний легких и желудочно-кишечного тракта, диабета и др., в Японии ценится наравне с жень-шенем (Теслов, 1998).
В 2004 г. нами проводились исследования природной ценопопуляции A. lilifolia в горно-лесной зоне Республики Башкортостан (Южно-Уральс­кий госзаповедник, Белорецкий район). Нами изучен химический состав подземных органов и листьев A. НН^На, который показал содержание 14 аминокислот, 9 из которых являются незаменимыми. Содержание амино­кислот в листьях выше, чем в подземных органах растения, за исключени­ем цистеина и изолейцина, содержание которых выше в подземных орга­нах. Количественное содержание аминокислот в корнях молодых расте­ний и растений среднего возраста существенно не отличается, кроме цис-теина, содержание которого в 2 раза выше в молодых растениях (0.82 и 0.42% соответственно).
Содержание метаболитов, таких как протеин, клетчатка, зола, жир, са­хар, также выше в листьях. В корнях обнаружено 67.50-69.21% крахмала (в 6-7 раз выше, чем в листьях). В корнях растений среднего возраста жиров больше, чем в молодых.
Количественное содержание макро- и микроэлементов, таких как каль­ций, натрий, цинк, медь, марганец и йод, выше в листьях. В подземных органах молодых растений содержится наибольшее количество железа (734.50 мг/кг). В листьях содержание железа в 2-3 раза ниже, чем в под­земной части.
В целом, исследования показали, что как листья, так и корневища A. li-lifolia содержат богатый набор ценных химических элементов, что позво­ляет рекомендовать широко использовать бубенчик в качестве лекарствен­ного и пищевого растения.
РАЗРАБОТКА ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ТРОПЫ В ГОРНО-ТУНДРОВОМ ЛАНДШАФТЕ ПРИПОЛЯРНОГО УРАЛА (НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «ЮГЫД ВА», РЕКА БАЛБАНЪЮ)
Самарина И.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН
Национальный парк «Югыд ва» является наибольшим по площади сре­ди ООПТ России и имеет для Республики Коми важное рекреационное значение. Сюда ежегодно приезжают группы школьников, студентов, лю­дей, желающих познакомиться не только с великолепием горной страны, но и богатством растительного и животного мира. В парке проводится ра­бота по организации экологического туризма. Особо привлекательны для туристов ландшафты горно-тундрового и гольцового высотных поясов. В данной работе представлен вариант ботанической тропы на хребте Мал-дынырд. Она начинается около базы «Сана-Вож» и протягивается на 5 км, пересекая различные типы ландшафтов на высотах от 600 до 1000 м над уровнем моря.
На этой тропе предоставляется возможность ознакомить посетителей с разными растительными сообществами, сменяющими друг друга с высотой. Более распространены здесь ерниково-моховые и кустарничковые тундры, в последних можно встретить редкие виды: Diapensia lapponica, Phyllodoce caerulea. Выше тропа пересекает горные россыпи, где царствуют накипные лишайники. Под защитой камней можно отметить мохово-лишайниковые группы с преобладанием лишайников - представителей родов Cladina, Flavocetraria, Alectoria и мхов из родов Polytrichum, Rhytidium. Относительно часто на тропе встречаются виды семейств злаковые, осоковые, ситнико­вые. Видовое разнообразие повышается около горных ручейков, среди ив­няков. Обычны здесь Veratrum lobelianum, Geranium albiflorum. Всего на тропе можно встретить примерно 50 видов сосудистых растений из 15 се­мейств. На маршруте следует обратить внимание на зависимость распрос­транения растительных сообществ от угла наклона, очертаний рельефа, ув­лажнения, высоты снежного покрова зимой, а также на морфологические приспособления видов растений к суровым горным условиям.
Таким образом, с помощью представленной ботанической тропы посе­тители могут получить наглядное представление о разнообразии флоры и растительности, взаимосвязях растительного мира с различными абиоти­ческими факторами среды, увидеть в природе редкие виды Урала.
СТРУКТУРА РАСТИТЕЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ
ОТВАЛЬНО-КАРЬЕРНЫХ КОМПЛЕКСОВ
ЮГО-ВОСТОКА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Сапожников А.А.
Санкт-Петербургский государственный университет, е-mail: alexsapozhnikov@yandex.ru
Изменения структуры растительного покрова в ходе процессов восста­новления изучались нами в 2003-2004 гг. на примере самозарастающих отвально-карьерных комплексов месторождений бокситов, находящихся на юго-востоке Ленинградской области. Открытой разработке месторож­дений полезных ископаемых сопутствуют фактическое уничтожение ранее существовавших природных экосистем и создание специфических отваль-но-карьерных комплексов. По мере прекращения антропогенного воздей­ствия, обусловившего их формирование, на нарушенных землях развива­ются процессы восстановления растительного и почвенного покрова. Важ­нейшим процессом в регенерационной трансформации нарушенных зе­мель является восстановление структуры растительных сообществ.
Началом для восстановления растительного покрова нарушенных зе­мель служат поселение видов-пионеров и постепенное формирование пер­вых сомкнутых группировок растений. На начальных этапах растительность нарушенных земель порой представлена видами одного-двух ярусов и от­носительно небольшим видовым разнообразием. В пространственном от­ношении растительный покров несомкнут. В дальнейшем, по мере увели­чения видового разнообразия, происходит увеличение сомкнутости сооб­ществ. При этом происходит пространственная дифференциация форми­рующегося растительного покрова в соответствии с условиями окружаю­щей среды, меняется их горизонтальная и вертикальная структура. В струк­туре растительных сообществ протекают следующие основные направле­ния изменений: с одной стороны, наблюдается усложнение структуры со­общества, выражающееся в появлении новых подъярусов, а порой и яру­сов. В то же время пространственная структура упорядочивается, в ней проявляются признаки регулярности строения и связи с трансформиро­ванными растительностью условиями среды; горизонтальная структура сообществ по мере восстановления нарушенных земель все более при­ближается к естественным экосистемам.
О НАКОПЛЕНИИ НЕКОТОРЫХ МЕТАЛЛОВ В ПЛОДАХ КУЛЬТУРНЫХ РАСТЕНИЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ (НА ПРИМЕРЕ БАШКИРСКОГО ЗАУРАЛЬЯ)
Сарбаев Р.С.
Институт биологии Уфимского НЦ РАН, е-mail: smu@anrb.ru
Антропогенная трансформация природных комплексов в первую оче­редь характеризуется перераспределением элементов в естественных эко­системах. Основным источником техногенных элементов, отличающихся наибольшей токсичностью по отношению к живым организмам - метал­лов, являются промышленные предприятия горнодобывающего и перера­батывающего профиля. В связи с тем, что территория Башкирского Заура­лья является зоной «рискованного земледелия», поэтому урожаи, выра­щиваемые и собираемые на приусадебных земельных участках населени­ем в течение круглого года, составляют значительную часть пищевого ра­циона жителей. На примере Башкирского Зауралья в пределах распрост­ранения выбросов промышленности изучены особенности накопления не­которых металлов в плодах культурных растений.
Установлено, что содержание тяжелых металлов (Fe, Cd, Co, Mn, Cu, Ni, Pb, Zn) в картофеле, моркови и томатах, произрастающих на огородах жи­телей г. Сибай, расположенных в 3 километровой зоне от основных горно­рудных производств, колеблется в пределах 0.1-213.4 мг/кг сухого веще­ства. В овощах в наибольшем количестве содержатся Fe 213.4-128.5 и Mn 110.1-25.8, в наименьшем - Co 0.1-0.4 и Pb 1.25-0.18 мг/кг сухого вещества. Остальные металлы занимают промежуточное положение. В условиях от­носительного контроля - на удалении более 30 км от источников загряз­нения - содержание металлов в тех же овощах в среднем в 1.2-3 раза меньше.
Показано, что наибольшее суммарное содержание тяжелых металлов обнаруживается в плодах картофеля, наименьшее - томата, промежуточ­ное положение занимает морковь. Результаты аналитических работ пока­зывают, что наибольшим содержанием металлов отличаются подземные части растений, по сравнению с наземными.
Работа выполнена при поддержке РФФИ - гранты №№ 05-04-97901, 05-04-97906, 05-04-97903.
ВСТРЕЧАЕМОСТЬ ОПУХОЛЕЙ У PHOXINUS PHOXINUS (L.) ИЗ ВЕРХНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ ПЕЧОРА
Седрисева В.А.
Сыктывкарский государственный университет, е-mail: ecolog@syktsu.ru
Опухоли могут встречаться у Phoxinus phoxinus L. всех возрастов, но чаще других ими поражены рыбы в возрасте 0+ - 1+. Экстенсивность пора­жения их опухолями колеблется от 0.02 до 3%. На рыбе одновременно отмечали от 1 до 3 опухолей. Новообразования отмечены у гольяна на плавниках, голове, спиной и брюшной сторонах тела. Опухоли окрашены в интенсивно-черный и серовато-черный цвета.
По периферии серовато-черных опухолей обычно просматривается плот­ная капсула, четко отделяющая пораженную ткань от мышечных волокон. В опухолях интенсивно-черного цвета наблюдается прорастание клеток опухоли в прилежащую поперечно-полосатую мускулатуру. У нескольких особей гольяна отмечены метастазы в различных органах.
В начале июля у пораженных опухолями мальков, выловленных вблизи устья р. Гаревка, нашли всего три вида паразитов. У рыб с длиной тела 30.2±1.0 мм, отловленных 29 июля, отметили пять видов паразитов. Это особи голья­на генерации прошлого года. В середине августа в районе устья р. Гаревка у гольяна с опухолями возраста 1+ нашли восемь видов паразитов.
Сообщества паразитов гольяна с опухолями по своим характеристи­кам могут быть отнесены к незрелым. Для них характерны высокие значе­ния индекса доминирования, низкие - индексов выравненности видов и Шеннона. В них имеется ярко выраженный вид-доминант (Diplostomum phoxini). В «графической структуре» сообществ паразитов гольяна с опухо­лями в возрасте 1+ выделяется четыре группы видов. Сумма ошибок урав­нений регрессии менее 0.250, что указывает на сбалансированность био­масс видов, входящих в состав сообществ.
«Графическая структура» сообществ паразитов молоди гольяна с опу­холями состоит из трех групп видов. Суммы ошибок уравнений регрессии, описывающих разброс значений биомасс видов, входящих в сообщество, значительно ниже 0.250.
Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект 04-04-96030).


СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА ПАРАЗИТОФАУНЫ МОЛОДИ PHOXINUS PHOXINUS L.
Седрисева В.А., Власов Н.А.
Сыктывкарский государственный университет, е-mail: ecolog@syktsu.ru
Исследовали изменение зараженности гольяна обыкновенного в воз­расте 1+ в зависимости от сезонных изменений окружающей среды. Отлов рыбы производили в период с мая по июль 1998 и 2004 гг. Методом полно­го паразитологического вскрытия обработано 75 экз. рыб в 1998 г. и 99 экз. рыб в 2004 г. из р. Човью. У гольяна обыкновенного обнаружено 19 видов паразитов из 6 классов.
Заражение гольяна паразитами Apiosoma piscicolum ssp. perci из клас­са Peritricha наблюдается с ранних стадий его развития. Экстенсивность заражения ими гольяна в мае и начале июня 1998 г. составила 100%, в конце июня и августе снизилась до 60%. В 2004 г. экстенсивность инвазии апиозомами находилась в пределах от 0 до 36%. Такое заметное сниже­ние зараженности инфузориями гольяна, вероятно, указывает на умень­шение концентрации органики в р. Човью, которой питаются бактерии, слу­жащие в свою очередь объектом питания инфузорий. В связи с тем, что апиозом можно рассматривать как индикатор состояния водной среды (Юнчис, Стрелков, 1997), можно говорить об уменьшении загрязнения воды в р. Човью.
У гольяна на протяжении исследуемого периода отмечен высокий уро­вень зараженности метацеркариями Diplostomum phoxini. Экстенсивность инвазии диплостомидами в 2004 г. составила 100%, при индексе обилия от 2.5 до 11.3 экз.; в 1998 г. экстенсивность заражения изменялась от 40 до 60% (И.О.= 9.7 экз.).
Из эктопаразитов наибольшая встречаемость отмечена у представите­лей р. Gyrodactylus. Экстенсивность заражения G. aphyae в 1998 г. в мае достигала 33% (И.О. = 0.8 экз.), затем снизилась до 8 (И.О = 0.2 экз.). Эк­стенсивность инвазии в 2004 г. колебалась в пределах от 8% до 20% (И.О. = 0.1 экз.).
Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект 04-04-96030).


ЛИСТОСТЕБЕЛЬНЫЕ МХИ
ТИПИЧНЫХ РАСТИТЕЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ НИЖНЕТАВДИНСКОГО РАЙОНА ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
Седько В.Л.
Тюменский государственный университет, е-mail: valenbergia@yandex.ru
Инвентаризация флоры является одним из приоритетных направле­ний ботаники. Однако, по сравнению с сосудистыми растениями, бриоф-лора исследована неполно, хотя роль мохообразных в тундровых и лесных сообществах трудно переоценить. Белым пятном в изучении мохообраз­ных до сих пор является Тюменская область. Малая изученность ее бриоф-лоры не позволяет детально охарактеризовать особенности распростра­нения мохообразных Западносибирского региона, что сдерживает реше­ние проблем, связанных с рациональным использованием и охраной при­родных ресурсов, а также сохранением биоразнообразия.
Исследования проводили в Нижнетавдинском районе Тюменской об­ласти, лежащем в подзоне подтайги лесной климатической зоны. Сбор материала проводили в 2001-2003 гг., используя метод маршрутных геобо­танических описаний (Кильдюшевский, 1973; Малышева, 1976). Для состав­ления картины видового разнообразия и фитоценотической приуроченно­сти листостебельных мхов было исследовано 17 сообществ: 11 из них -типичные смешанные лесные фитоценозы юга Тюменской области, состо­ящие из Betula pendula, Pinus sylvestris, Populus tremula; 2 сосняка, 1 лип­няк, 2 верховых болота и 1 суходольный луг.
В ходе работы было определено 66 видов листостебельных мхов, отно­сящихся к 2 подклассам, 9 порядкам, 20 семействам и 38 родам. Во фло­ристическом отношении наиболее богато оказались представлены порядки Sphagnales, Polytrichales, Dicranales, Bryales и Hypnales. Наиболее широ­ко мхи оказались представлены в липняке (28 видов) и различных типах смешанного леса (17-25 видов). Основу флоры мхов исследованной терри­тории составляют бореальные виды. Чаще встречающимися мхами явля­ются Pohlia nutans, Polytrichum juniperinum и Pleurozium schreberi. В эко­логическом отношении флора мхов окрестностей озера Кучак представле­на преимущественно напочвенными мезотрофами, предпочитающими умеренное увлажнение.


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ФАУНЫ ПТИЦ ТАЕЖНОЙ ЗОНЫ
СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ УРАЛА
Селиванова Н.П.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: selivanova@ib.komisc.ru
С эколого-фаунистической точки зрения территория северной части Уральского хребта представляет достаточно интересный и своеобразный природный комплекс: находясь в области контакта трех подзон тайги -крайнесеверной, северной и средней, а на высотах более 700 м над ур. м. горно-тундровой и лесотундровой зон. В горных ландшафтах наблюдается смещение к югу общей картины широтной зональности, которое находит свое отражение в фауне птиц.
Анализ опубликованных материалов и наших данных показал, что совре­менная фауна птиц северной части Урала насчитывает 221 вид, из них 72% имеют статус - гнездящихся, 8% - летующих, 1% - кочующих, 10% - пролет­ных, 9% - залетных. Наиболее разнообразно представлены отряды: Passeriformes - 46, Charadriiformes - 15, Anseriformes - 11 и Falconiformes -8. Остальные 12 отрядов составляют вместе 20%. По происхождению фауна птиц исследуемой территории неоднородна. Кроме транспалеарктов в ее состав входят представители арктической, сибирской, европейской, среди­земноморской, тибетской и китайской фауны. На долю представителей си­бирского фаунистического типа приходится 26% (57), европейского - 23%
(51), арктического - 12% (26 видов). Незначительная часть видов имеет средиземноморский, тибетский и китайский фаунистический тип - 4%. Наи­большую часть в фауне занимают широкораспространенные виды - 35%.
Крайнесеверную тайгу населяет 125 (58%), северную - 184 (83%), сред­нюю - 213 (96%) видов. 110 видов являются общими для всех подзон тайги, среди них: сибирских - 41, европейских - 10, арктических - 7, средиземно­морских - 2, тибетских и китайских - по 1, широкораспространенных - 40. Общими для крайнесеверной и северной тайги найдены 114 видов, для средней и северной - 157 видов. Наличие общих для подзон тайги видов, указывает на сходные черты формирования их фаун.
Качественный и количественный составы фауны птиц северной части Урала характеризуют ее как типичную для таежной зоны. Природный ха­рактер, особенности распространения и продвижения видов вполне со­гласуются с физико-географическими, зонально-широтными особеннос­тями и трансформацией ландшафтов на прилегающих к Уралу равнинах.


БИОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОБЕГОВ SPARGANIUM EMERSUM REHM
Семакина Е.В.
Вятский государственный гуманитарный университет, e-mail:botany@vshu.kirov.ru
Побеговая система Sparganium emersum сформирована на основе уни­версальных модулей.
Универсальным модулем является монокарпический, полицикличес­кий, гетерогенный, анизотропный, полурозеточный почвенно-водно-воз-душный побег, состоящий из геофильного и водно-воздушного участков, фор­мирующихся из пазушных почек листьев укороченной надземной части побега предыдущего порядка. Нарастание побега обусловлено деятель­ностью терминальной почки.
Целостное растение Sparganium emersum представлено подземной коммуникационной системой, состоящей из геофильных частей побегов нескольких порядков ветвления и водно-воздушных вегетативных и вегета­тивно-генеративных участков на их концах.
В строении монокарпического побега Sparganium emersum выделяем следующие структурно-функциональные зоны:
1) нижняя зона торможения (геофильная часть побега);
зона возобновления (участок укороченных междоузлий водно-воздуш­ной части побега с почками возобновления, развивающимися акропетально);
средняя зона торможения (участок удлиненных междоузлий, почки возобновления которых никогда не трогаются в рост);
зона соцветия (ось с пазушными женскими и мужскими головками, располагающимися поочередно).
Описывая модель побегообразования, определяем Sparganium emersum как многолетний, травянистый, поликарпический, летнезеленый, вегетативно подвижный, явнополицентрический, длиннокорневищно-кис-текорневой, симподиальный длиннопобеговый геофит, с полной специа­лизированной морфологической дезинтеграцией анизотропных побегов с частично погруженными листьями и терминальным соцветием, относя­щийся к группе низкотравных гелофитов.


КРИТЕРИИ
ДЛЯ ВЫДЕЛЕНИЯ ОНТОГЕНЕТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ЛИШАЙНИКА LOBARIA PULMONARIA (L.) TH. FR.
Семенова Н.А.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: semenova@ib.komisc.ru
Неморальный лишайник Lobaria pulmonaria широко распространен в таежных лесах и на всем протяжении бореальной зоны Голарктики. В те­чение последнего столетия мировая популяция вида понесла огромные потери вследствие стремительного сокращения ареала и во многих за­падноевропейских странах находится на грани исчезновения. В Республи­ке Коми L. pulmonaria является широко распространенным видом, состоя­ние ее популяции не вызывает опасения. Однако практически полностью отсутствуют сведения о численности и структуре популяции вида, изучение которых невозможно без онтогенетических исследований.
Для выделения онтогенетических состояний L. pulmonaria проанали­зировано 487 образцов, собранных с отдельно стоящих деревьев березы и рябины в Печоро-Илычском заповеднике. При выделении онтогенети­ческих состояний учитывали качественные морфологические признаки, на основании которых разработаны критерии. У L. pulmonaria выделено че­тыре периода и 14 онтогенетических состояний:
I. Латентный период:
- спора гриба (спора четырехклеточная, веретеновидная, бесцвет­ная).
II. Прегенеративный:
прототаллюс (образование из спор гиф мицелия);
протероталлюс (обвивание гифами клеток водоросли (Myrmecia) коровой слой отсутствует);
метаталлюс (разрастание гиф соредия и увеличение числа клеток водорослей, локальное появление корового слоя);
ювенильное (таллом в виде одной лопасти полностью или не пол­ностью покрытой коровым слоем, отсутствует характерная «ле­гочная» складчатость);
имматурное 1 (появление первых складок и/или первых зачаточ­ных лопастей);
имматурное 2 (таллом имеет несколько лопастей, но облик еще не соответствует взрослому состоянию, углубления и ребра не до­статочно отчетливо выражены);
виргинильное 1 (таллом имеет характерный взрослый облик, сфор­мированы лопасти и доли, отчетливо выражены ямчатые углубле­ния и ребра);
виргинильное 2а (наличие соредиев);
виргинильное 2б (наличие изидиев);
виргинильное 2с (наличие лобулей).
III. Генеративный:
- генеративное (наличие апотециев).
IV. Постгенеративный:
субсенильное (наличие некрозов, появление процессов отмира­ния, почернение центральной части таллома, лопасти во влаж­ном состоянии темно зеленого цвета);
сенильное 1 (выпадение центральной части таллома, но связь между лопастями сохраняется).


ВЫЯВЛЕНИЕ ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ
И АДАПТАЦИОННЫХ МЕХАНИЗМОВ У ОЛИГОХЕТ ПОД ВЛИЯНИЕМ ТОКСИКАНТОВ
Семин В.Л.
Южный НЦ РАН, е-mail: kreneva@aaanet.ru
В экспедиционных исследованиях установлены роль олигохет в дон­ном сообществе Таганрогского залива Азовского моря и закономерности их распределения. Так, летом 2003 г. их плотность варьировала от несколь­ких особей до 48700 экз./м2 (в среднем 4598), составляя больше половины от общей численности зообентоса.
Отклик на воздействие антропогенного фактора наиболее масштабно проявился в районе города Таганрога. Фронт эвтрофирования в простран­ственной антропогенной сукцессии (Кренева, 2002) или зона метаболическо­го прогресса (Абакумов, 1979), отражающие влияние органической части заг­рязнения, охватывали внушительную часть акватории залива. В эту зону попа­ло 7 станций, на которых олигохеты составляли 85-93% от общей численности зообентоса. Средняя плотность поселения составляла 11155 экз./м2, дости­гая на некоторых станциях 15-20 тыс. В зону угнетения по олигохетам в непос­редственной близости от города попала одна станция 17, на которой их чис­ленность была в 2.5 раза ниже средней для эвтрофной зоны, но оставалась выше среднего уровня для фоновой зоны кутовой части залива.
Эксперименты по изучению влияния пестицидов на функции питания олигохет позволили выявить особенности поведенческих реакций при воз­растании их токсического воздействия. Обнаружено, что повышенная ток­сикорезистентность олигохет связана со специфической способностью выделять обильную слизь при контакте с токсическими веществами. Это смягчает негативное воздействие, помогает выжить в тех условиях, при которых погибает большинство других групп донных организмов.


ДИНАМИКА СОДЕРЖАНИЯ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ТКАНЯХ БЕЛОМОРСКОЙ СЕЛЬДИ В ПЕРИОД 2001-2004 ГОДОВ
Семушин А.В.
Северный филиал ПИНРО, е-mail:andr@sevpinro.ru
Весьма острой является проблема загрязнения водоемов бассейна Белого моря, поскольку здесь расположено множество предприятий гор­но-металлургической отрасли, являющихся источником воздействия на ок­ружающую среду тяжелых металлов. Рыбы, являясь неотъемлемым эле­ментом морской водной экосистемы, обладают ярко выраженной способ­ностью аккумулировать многие группы химических веществ, обладающих токсическими свойствами.
Основное внимание в своих исследованиях мы сконцентрировали на таком виде, как сельдь беломорская - основном промысловом объекте, наиболее массовом в Белом море. Образцы рыб отбирались на нерести­лищах по всей акватории Белого моря. Таким образом, это дает возмож­ность районировать Белое море по показателям содержания тяжелых металлов. Исследования велись с 2001 г. и включали определение содер­жания до 11 элементов (Pb, Cd, Hg, Си, Zn, Ni, Cr, Mn, Со, Fe, As). Наиболее полное сравнение можно провести по четырем из них, на точках, находя­щихся в кутовых областях Кандалакшского, Двинского и Онежского заливов Белого моря.
Содержание Pb, Cd, Cu, Zn в тканях сельди, выловленной в указанных районах за период 2001-2004 гг., различалось не сильно и не превышало ПДК. Однако отмечаются некоторые снижения концентрация данных эле­ментов в пробах за 2003 г. (по всем станциям) и, соответственно, повышен­ные показатели в 2001 и 2004 гг. Традиционно более высокими показате­лями из года в год отличаются пробы из Кандалакшского залива (губа Чупа), что можно объяснить расположением там горно-обогатительного комби­ната, оказывающего негативное влияние. Наиболее близки к ПДК оказа­лись значения содержания меди в 2001 г. (Кандалакшский залив) - 1.78 мг/кг сырого веса (ПДК - 10 мг/кг) и цинка в 2004 г. (Онежский залив) - 13.5 мг/кг сырого веса (ПДК - 40 мг/кг). Остальные показатели за четыре года по всем станциям были в пределах 10% от ПДК.
На сегодняшний день сельдь, выловленная в любом из районов Белого моря, абсолютно пригодна в пищу и не представляет никакой токсикологи­ческой опасности. Можно также предположить, что сельдь, как пелагичес­кий вид, отличается пониженной аккумуляцией тяжелых металлов, что объяс­няется особенностями ее жизненного цикла, а именно, значительными миг­рациями и различными районами нереста, нагула и зимовки.


ФЕНОТИПИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ПОПУЛЯЦИЙ DREISSENA POLYMORPHA PALLAS ВОЛГО-БАЛТИЙСКОГО И СЕВЕРОДВИНСКОГО МАГИСТРАЛЬНЫХ ВОДНЫХ ПУТЕЙ
Сергеева И.С.
Вологодский государственный педагогический университет
Резкое увеличение темпов расселения чужеродных видов определяет необходимость анализа их адаптивных возможностей. Возникновению при­способленности в значительной мере способствует формирование поли­морфной структуры популяций. Адаптивный смысл полиморфизма под­тверждается положительной корреляцией между гетерогенностью среды и уровнем генетической изменчивости видов.
Для дрейссены (Dreissena polymorpha Pallas), распространяющейся в пресных водах Европы и Северной Америки, описана географическая и биотопическая изменчивость окраски и рисунка раковины. В результате анализа распределения частот фенов окраски и рисунка ранее выделены пять географических рас. Северная часть Волго-Балитйского водного пути представлена выборками дрейссены, относящимися к двум географичес­ким расам: Северовосточной (Нижнекамское водохранилище и оз. Сивер-ское) и Балтийской (Рыбинское, Иваньковское водохранилищ). Популяция Горьковского водохранилища занимает промежуточное положение среди выделенных групп (Биочино, 1990). В настоящей работе приводится ана­лиз фенотипического разнообразия дрейссены из озера Кубенское, устья р. Северной Двины, р. Суды, Шекснинского и Белоусовского водохранилищ по системе описания рисуночного фенотипа на основе сочетания 10 «эле­ментарных» признаков рисунка (Протасов, 1997). Всего проанализирова­но не менее 1500 особей моллюсков. Из предложенных сочетаний при­знаков следует отметить отсутствие в выборках фенотипов Е, С2; I-вариант (RR по Биочино, 1990), характерный для Арало-Каспийской группы попу­ляций, обнаружился в единственном экземпляре в р. Северная Двина. Распределение частот доминирующих фенотипов в водоемах разнообраз­но. По соотношению двух крайних вариантов фенотипов (J/G) популяции подразделяются на две группы: Балтийскую (р. Суда и Шекснинское водо­хранилище) и Северовосточную (р. Северная Двина, оз. Кубенское, Бело-усовское водохранилище). Сходное распределение показывают данные электрофореза аллозимов рассматриваемых групп популяций.
Волго-Балтийский и Северодвинский водные пути испытывают значи­тельные и многоплановые антропогенные нагрузки. В связи с интенсифика­цией процессов эвтрофирования в р. Суда, Шекснинском водохранилище и оз. Кубенском происходит угнетение бентосных популяций дрейссены.
ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ СОВОК (LEPIDOPTERA: NOCTUIDAE) ОКРЕСТНОСТЕЙ БИОСТАНЦИИ СГУ И ГОРОДА СЫКТЫВКАР
Сергиев С.Д.
Сыктывкарский государственный университет, е-mail: sergievs@komifree.ru
Совки, или ночницы (сем. Noctuidae) - широко распространенное и самое богатое видами семейство чешуекрылых. Многие из совок являются вредителями сельского и лесного хозяйства. Совки достаточно активно исследовались, однако из-за большого числа видов принадлежат к одним из наименее изученных представителей данного семейства. В Республике Коми это важное семейство (по данным К.Ф. Седых (1974), совки составля­ют 24% от всех видов чешуекрылых региона) изучалось слабо.
Сбор материала производился в период с 21.06. по 9.08.2004 г. на тер­ритории биостанции СыктГУ (с 21.06. по 9.07.), в окрестностях города Сык­тывкара (с 11.07. по 9.08.). Были исследованы следующие биотопы: разно­травный луг, верховое болото, смешанный лес. Для отлова совок применя­лись светоловушка и энтомологический сачок. В результате проведенных исследований нами были собраны представители десяти видов семей­ства Noctuidae и был составлен их аннотированный список. Был проведен сравнительный анализ фауны Noctuidae подзоны средней тайги европей­ского Северо-Востока России и фаун представителей данного семейства в Тюменской, Ленинградской, Московской и Тульской областях. Для расче­тов использовался индекс Жаккара. Полученные результаты позволяют сделать выводы о достаточно большой степени сходства фаун Noctuidae европейского Северо-Востока России и Тюменской и Тульской областей (15.4 и 15.6% соответственно) по сравнению с Ленинградской и Московс­кой областями (5 и 7% соответственно).


ОРХИДНЫЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ХВАЛЫНСКИЙ»
Серова Л.А., Панин А.В.
Саратовский государственный университет им. Н.П Чернышевского, е-mail: laserova@mail.ru
Национальный парк «Хвалынский» (далее НП) - единственная в пра­вобережье Саратовской области территория, где осуществляется реаль­ная охрана лесных сообществ с видами семейства Orchidaceae. В настоя­щей работе мы приводим сведения о современных находках, сделанных нами на территории НП.
Cypripedium calceolus L. В 2004 г. нами была обнаружена малочислен­ная популяция на территории лагеря «Лесная поляна». Кроме того, име­ется крупная популяция в окр. с. Подлесное в сосняке.
Cephalanthera rubra (L.) L.C.Rich. Нами отмечены крупные популяции на территории НП. Приводился для территории НП и ранее.
Epipactis helleborine (L.) Crant. В НП имеются довольно крупные попу­ляции в искусственных молодых сосняках и в лиственных посадках. Инте­ресен факт внедрения вида на созданные человеком местообитания.
Gymnadenia conopsea (L.) R.Br. Небольшая популяция этого вида обна­ружена на территории Варваринского заказника.
Epipactis atrorubens (Hoffm.) Schult. - Спорадически встречается в НП. Нами выявлены довольно крупные разновозрастные популяции.
Neottia nidus-avis (L.) L.C. Rich. Ранее указывалась Т.И. Плаксиной. Обнаружена на территории парка в сосновых посадках.
Platantera bifolia (L.) L.C. Rich. Встречено несколько мелких популяций в березовых посадках вместе с Cephalanthera rubra (L.) L.C. Rich.
Orchis ustulata L. В 2003 г. обнаружена небольшая популяция на влаж­ном лугу лесного массива в окр. с. Ст. Лебежайка (квартал 57-58 Хвалынс-кого лесничества).
Таким образом, из всех орхидных, указываемых для Саратовской обла­сти (29 видов) (Еленевский, Радыгина, Буланый, 2000, Конспект флоры!..., 1977), на территории НП нами встречено восемь видов. Работа по выявле­нию и изучению орхидных в НП будет нами продолжена.


ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПРИЗНАКОВ ALCHEMILLA MONTICOLA OPIZ. В ОКРЕСТНОСТЯХ СЫКТЫВКАРА
Сизоненко Т.О.
Сыктывкарский государственный университет, e-mail: evalf@hotbox.ru
Среди цветковых растений выделяются своеобразным характером из­менчивости апомикты, из которых многие являются представителями слож­ных в таксономическом отношении групп. Примером апомикта является род Alchemilla, у некоторых из них в пределах европейской части России установлен факультативный апомиксис. Изучение изменчивости призна­ков у видов рода Alchemilla представляет интерес в связи с трудностью определения видов этого рода. Таким образом, виды рода Alchemilla могут оказаться сборными, то есть несколько видов определяются как один.
Нами проведено изучение изменчивости вида Alchemilla monticola Opiz. Было изучено 120 образцов собранных в окрестностях г. Сыктывкар и пос. Подтыбок. Каждый экземпляр был промерен по 24 признакам: счетным и линейным, учитывали также 10 признаков отношения.
При изучении корреляционной структуры было выделено две плеяды, более плотная плеяда вегетативной сферы 0.7<r<1 и менее плотная гене­ративной сферы 0.5<r<0.6, что характерно для апомиктов.
При изучении изменчивости выявлено, что распределение большин­ства признаков асимметричное в основном у признаков генеративной сфе­

ры: ширина гипантия As = 1.83, длина листочка подчашия As = -1.66, шири­на чашелистика As =1.44, из признаков опушения: плотность опушения стеб­ля As=-1.60, из признаков вегетативной сферы: длина цветоносной части побега As=0.84. Большинство признаков, особенно признаки цветка, рас­пределены не нормально. Распределение признаков цветка асимметрич­но, а признаков вегетативной сферы - зачастую бимодально. Такие дан­ные могут свидетельствовать о сборности вида Alchemilla monticola Opiz. С помощью методов многомерной статистики установлено, что экземпляры делятся на две хорошо различимые, разные по объему группы.
На диаграмме канонического анализа видны две отстоящие друг от друга группы точек, такая же картина наблюдается и на диаграмме компо­нентного анализа. В втором случае особи по вкладу в корреляцию призна­ков образуют две плеяды: первая с центром (-1.9; 1), вторая (2.8; 0.9). Вклад значения признака на диаграмме канонических корреляций позволяет выделить две группы особей. На основании данных, полученных нами, мы считаем, что вид Alchemilla monticola Opiz. сборный.
Подобные исследования проведены в 1990 г. К.П. Глазуновой. Она тоже получила по многим признакам распределения, отличные от нормально­го, но апроксимировала асимметричные распределения логнормальным, что несколько искажало результаты. Материал, с которым она работала, был собран с различных местообитаний, и это дало высокий размах из­менчивости (cV=50%) и благодаря этому распределение стремилось к нор­мальному из-за относительно большого количества вариант. В нашем слу­чае растения собирались на двух лугах, схожих фитоценотически.
Не редко бывает, что на одном местообитании произрастают два или более близкородственных вида манжетки, которые определяются как один вид. Определялось каждое собранное растение и было выявлено три вида: Alchemilla monticola, Alchemilla subcrenata, Alchemilla baltica. При сравне­нии последних двух видов с помощью факторного анализа было выявлено расхождение по факторным корреляциям, примерно равное расхожде­нию, наблюдаемому у Alchemilla monticola. На данный момент идет изуче­ние гербарного материала Института биологии, а также проверка предпо­ложения о сборности вида с помощью моделирования многомерного би­модального нормального распределения, состоящего из двух нормаль­ных, образованных каждым видом.
Таким образом, вид Alchemilla monticola Opiz., произрастающий в окре­стностях г. Сыктывкар, является сборным.

БИОЛОГИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПЕСТРЯТОК (SALMO SALAR) В РЕКЕ МЕЗЕНСКАЯ ПИЖМА 2004 ГОДА (БАССЕЙН РЕКИ МЕЗЕНЬ)
Сковородько А.А.
Северный филиал Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии, е-mail: gena@sevpinro.ru
Река Мезенская Пижма, протяженностью 236 км, впадает в р. Мезень на 390 км от ее устья и является притоком первого порядка. Семга воспро­изводится в самом русле р. Мезенская Пижма и ее притоках Четлас и Шег-мас.
В 2004 г., в период с 15 по 27 июля, на р. Мезенская Пижма было про­должено изучение условий естественного воспроизводства семги в бас­сейне р. Мезень. Определялись плотность распределения молоди семги на НВУ и биологические показатели пестряток лосося. В качестве орудия лова использовался мелкоячейный закидной невод длиной 25 м, с ячеей 16-10 мм в крыльях и 5 мм в кутке. Средняя облавливаемая неводом пло­щадь составила 1662 м2. Общий улов составил 77 штук молоди семги и в среднем на одну тоню приходилось 4.8 пестрятки. С помощью мечения молоди установлена плотность ее, равная одной особи на 100 м2.
В выборке, взятой на биологический анализ и состоящей из 50 экземп­ляров, явно доминировали самки (76%). Их доля в возрастной группе 2+ составляла 85, в возрасте 3+ - 50, в возрасте 4+ - 100%. Основа выборки приходилась на трехлеток (34 особи), существенно меньше было четырех­леток (14 особей) и только двумя экземплярами были представлены пяти­летки. Средняя масса самок составила 10.4 г при индивидуальном коле­бании от 4.8 до 41.6 г, самцов, соответственно, 17.1 г и 6.1-34.5. Средняя длина тела самок равнялась 8.3 (вариация в пределах 7.6-14.6 см), сам­цов - 10.6 см (7.8-13.5).


К СИСТЕМАТИКЕ ВИК ГРУППЫ VICIA CRACCA L. (LEGUMINOSAE) В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ
Скотникова М.В.
Московский педагогический государственный университет, е-mail: azure@newmail.ru
Широко распространенный в Евразии род Vicia L. включает в себя не­которые сильно варьирующие виды со многими формами, которые неко­торые систематики выделяют в отдельные виды. Поэтому, несмотря на долгую историю изучения рода, таксономическая ситуация в нем остается не простой. К таким видам относятся европейские V. cracca L. и V. tenuifolia
Roth, а также близкие к ним кавказские виды (V. grossheimii Ekvtim., V. dalmatica Kern., V. elegans Guss., V. variabilis Freyn et Sint., V. boissieri Freyn, V. antiqua Grossh., V. iberica Grossh.).
V. cracca широко распространена в различных зонах европейской Рос­сии. V. tenuifolia - степной и лесостепной вид, который заходит и в лесную зону. В лесостепной полосе ареалы этих двух видов сильно перекрывают­ся, и растения не всегда хорошо различаются по признакам, приводимым в ключах для определения. Часто встречаются экземпляры, сочетающие признаки обоих видов.
Нами проанализировано 10 признаков на материале V. cracca - V. te-nuifolia из среднерусской лесостепи: длина и ширина листочков у листьев в средней части цветущего побега, а также их соотношение, отношение дли­ны кроющего листа к длине соцветия, опушение листочков и стебля, длина цветка, отношение отгиба флага к его общей длине, длина и густота соцве­тия. Отношение отгиба флага к его общей длине не обнаруживает досто­верной корреляции с длиной соцветия, а опушение и признаки, связанные с листочком, очень сильно варьируют у обоих видов. Интересно также то, что отгиб флага у V. tenuifolia не бывает в 1.5-2.5 раза длиннее ноготка, как указывается в некоторых сводках (Цвелев, 1987). Наиболее надежными при определении нам представляются отношение длины кроющего листа к длине соцветия и длина цветка: большее значение отношения коррели­рует с более длинными цветками у V. tenuifolia.
В настоящее время проводится сравнение равнинных V. cracca и V. te-nuifolia с видами, обитающими на субальпийских лугах Северного Кавказа, для уточнения их систематики.
Работа выполнена при поддержке гранта № НШ-2125.2003.4.


ВЛИЯНИЕ НИТРАТА РТУТИ (II) НА РОСТ И РАЗВИТИЕ РАСТЕНИЙ ПЕЛЮШКИ
Скугорева С.Г.
Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, е-mail: skugoreva@ib.komisc.ru
Растительные организмы очень чувствительны к состоянию окружаю­щей среды и активно реагируют на ее изменение. Повышенное содержа­ние тяжелых металлов в почве может приводить к угнетению роста расте­ний, оказывать негативное влияние на процессы жизнедеятельности. При этом такие тяжелые металлы, как ртуть, прочно фиксируются органичес­ким веществом почвы, что уменьшает их фитотоксический эффект.
Целью эксперимента было исследовать влияние различных доз нитра­та ртути (II) (НР) на морфофизиологические показатели растений пелюш-ки: линейный рост, накопление биомассы, интенсивность дыхания, пиг­ментный комплекс.
Опыты проводили в вегетационных сосудах, которые набивали почвой по 5 кг. Использовался верхний 15-сантиметровый слой среднеподзолис-той среднеокультуренной пахотной почвы. Семена пелюшки сорта Надеж­да предварительно обрабатывали 1%-ным раствором перманганата ка­лия, затем промывали водой, раскладывали в чашки Петри и оставляли на 2 суток при комнатных условиях. Наклюнувшиеся семена высаживали по 18 шт. на сосуд. Искусственное загрязнение почвы создавали внесением в виде раствора Hg(NO3)2 • H2O из расчета 35.8 и 179.2 мг на 1 кг сухой почвы, что соответствовало содержанию 10 и 50 предельно допустимых концент­раций (ПДК) иона ртути (II) на 1 кг сухой почвы. НР вносился двукратно: непосредственно перед посадкой семян и через 10 дней после появления первых всходов. Контроль - почва без внесения НР. Повторность опыта 5-кратная. Все измерения проводили на 15-й и 40-й день с момента появле­ния всходов.
Влияние НР на морфометрические показатели 15-дневных растений при концентрациях 10-50 ПДК было незначительным. У 40-дневных опыт­ных растений под действием 50 ПДК длина корня снижалась на 25% по сравнению с контрольными растениями. НР влиял на активность дыхания растений. Отмечали незначительное усиление дыхания листьев. Более чувствительными к действию 50 ПДК были корни. Так, у 15-дневных расте­ний дыхание корней было на 45, у 40-дневных - на 70% выше, чем в конт­роле. Наряду с усилением активности дыхания при действии НР происхо­дило увеличение тепловыделения растений. 10 ПДК приводило к повыше­нию тепловыделения в 2 раза, 50 ПДК - в 1.5 раза по сравнению с контро­лем. Усиление дыхания и тепловыделения является результатом стресса под действием НР. НР приводил к изменениям в пигментном комплексе листьев. У 15-дневных опытных растений при 50 ПДК содержание хлоро­филла a снижалось на 9, хлорофилла б - на 17% по сравнению с контро­лем, что, видимо, связано с нарушением процесса биосинтеза этих пиг­ментов.
Итак, НР приводил к увеличению дыхательной активности и тепловы­деления растений пелюшки. Влияние НР на морфометрические показате­ли наземной части растений и на пигментный комплекс листьев выраже­но слабее. Наиболее чувствительными к действию ионов ртути были кор­ни, выполняющие барьерную функцию.

<< Предыдущая

стр. 8
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>