<< Предыдущая

стр. 29
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

по своему развитию. Таким образом, в этом случае мы имеем в одном муравейнике две группы стерильных рабочих, различающихся не только по
величине, но и по своим органам зрения и притом связанных друг с другом
немногими особями, занимающими промежуточное положение. Я могу
пойти еще далее и прибавить, что если бы рабочие меньшего размера были
очень полезны для сообщества и отбор постоянно распространялся на тех
самцов и самок, которые производили все большее и большее количество
мелких рабочих, пока все рабочие не стали бы такими, то мы имели бы
вид муравья с бесполыми особями, приблизительно сходными с теми, каких мы видим у Myrmica. У рабочих Myrmica нет даже рудиментарных
ocelli, хотя у самцов и самок этого рода муравьев они хорошо развиты.
Приведу еще пример: будучи глубоко уверен в возможности находить
иногда градации в существенных чертах строения между различными ка7
стами бесполых форм того же вида, я с удовольствием воспользовался привезенными м-ром Смитом из Западной Африки многочисленными особями
муравья-погонщика (Anomma), взятыми из одного гнезда. Быть может,
читатель лучше представит себе различие между этими рабочими муравьями, если я вместо действительных размеров приведу для наглядности
такое вполне точное сравнение: различие было таким, как если бы мы видели рабочих, строящих дом, из которых одни имеют в высоту пять футов
четыре дюйма, другие же — 16 футов, и к тому же пришлось бы допустить,
что у больших рабочих голова не в три, а в четыре раза более головы
меньших, челюсти же в пять раз больше. Челюсти рабочих муравьев разных размеров удивительно разнообразны по своему виду, по форме и числу

234 Инстинкт
зубцов. Но самый важный факт для нас — это то, что хотя рабочие могут
быть сгруппированы в касты разных размеров, однако между ними существует ряд переходов, как существуют переходы и между их различными
Об своему строению челюстями. Я смело говорю о последнем, потому что сэр
Дж. Лаббок (J. Lubbock) нарисовал для меня при помощи камеры-люциды челюсти, извлеченные мною у рабочих муравьев разных размеров.
М-р Бейтс (Bates) в своей интересной книге «Naturalist on the Amazons»
описал аналогичные случаи.
Имея перед собой такие факты, я не сомневаюсь, что естественный
отбор путем воздействия на фертильных муравьев или родителей мог бы
произвести такой вид, кторый систематически давал бы бесполых особей,
причем все они были бы большой величины с челюстями одной формы, или
все малой величины с весьма разнообразными челюстями, или, наконец,
что представляет наибольшую трудность, одну группу рабочих одной величины и строения и одновременно другую — иной величины и строения;
при этом сначала образовался бы последовательный ряд переходов, как
это мы видим у муравья-погонщика, а потом появлялись бы все в большем
я в большем числе крайние формы путем переживания родителей, которые
их производят, пока особи промежуточного строения не перестали бы совсем появляться.
11Аналогичное объяснение было предложено м-ром Уоллесом для
столь же сложного случая постоянного появления у некоторых малайских
бабочек двух или даже трех различных форм самок и Фрицем Мюллервм —
для некоторых бразильских ракообразных с двумя весьма различными формами самцов. Но здесь нет надобности входить в обсуждение этих явлений.11
Таким образом, как я думаю, мне удалось объяснить происхождение
удивительного факта существования в одном и том же муравейнике двух
резко различных каст стерильных рабочих муравьев, которые сильно отличаются как друг от друга, так и от своих родителей. Насколько это полезно для муравьиных сообществ, можно понять, исходя из того же самого
принципа разделения труда, который приносит такую большую пользу
цивилизованному человеку. Однако муравьи работают при помощи унаследованных инстинктов и унаследованных органов или орудий, тогда как
человек работает при помощи приобретенного знания и изготовленных
инструментов.12 Но я должен сознаться, что при всей моей вере в естественный отбор я никогда не предположил бы, что этот принцип мог быть
эффективным в столь значительной степени, если бы меня не привел
к этому заключению пример, представляемый бесполыми насекомыми.
Поэтому я и остановился на этом вопросе несколько долее, хотя в общем
и недостаточно подробно, для того чтобы показать силу естественного отбора, а также и потому, что этот случай представляет собой одну из самых
серьезных особых трудностей для моей теории. Кроме того, этот случай
очень интересен, так как доказывает, что у животного, как и у растения
может быть вызвана любого размера модификация путем кумуляции многочисленных слабых спонтанных вариаций, лишь бы они были в какомлибо отношении полезны, и притом без всякого участия употребления

Краткий обзор 235
или привычки. Ибо своеобразные привычки насекомых, присущие рабочим, или стерильным, самкам, сколько бы времени они ни существовали
конечно, не могли бы воздействовать на самцов и фертильных самок, которые только и дают потомство. Меня удивляет, что до сих пор никто не
воспользовался этим показательным примером бесполых насекомых против хорошо известного учения об унаследованной привычке, выдвинутого
Ламарком.
Краткий обзор
Я попытался в этой главе кратко показать, что умственные способности у наших домашних животных варьируют и что вариации наследуются. Еще короче я старался доказать, что инстинкты слабо варьируют
в естественных условиях. Никто не станет оспаривать, что инстинкты
имеют огромное значение для каждого животного. Поэтому, учитывая перемены, которые претерпевают жизненные условия, нет никакой действительной трудности для естественного отбора в кумуляции до любого предела
слабых модификаций инстинкта, если только они полезны в каком-либо
направлении. Вероятно, во многих случаях играет роль также привычка
и употребление и неупотребление органа. Я не претендую на то, чтобы
приведенные в этой главе факты делали мою теорию более прочной в очень
большой степени; но, насколько я могу судить, ни один из приведенных
трудных случаев не опровергает ее. С другой стороны, многие факты
склонны подкреплять теорию естественного отбора, а именно: инстинкты
не всегда бывают вполне совершенными и могут вести к ошибкам; нельзя
доказать образование ни одного инстинкта, полезного для других животных, хотя одни животные извлекают пользу из инстинктов других; естественноисторический закон «Natura non facit saltum» настолько же приложим к инстинктам, как и к строению организма, и вполне объясним на
основании вышеизложенных взглядов, но необъясним никаким другим
путем.
Эта теория подкрепляется и некоторыми другими фактами, касающимися инстинктов, в частности, тем обычным случаем, когда два близких,
но различающихся вида, живущих в разных странах света и находящихся
в совершенно различных условиях, часто сохраняют почти одни и те же
инстинкты. Например, исходя из принципа наследственности, мы можем
понять, почему дрозд тропических частей Южной Америки обмазывает
свое гнездо глиной совершенно так же своеобразно, как это делает наш
британский дрозд; почему птицы-носороги Африки и Индии обладают одним и тем же своеобразным инстинктом замуровывать своих самок в дуплах деревьев, оставляя в замазке только небольшое отверстие, через которое самец кормит самку и птенцов, когда последние выведутся; почему
самцы крапивника (Troglodytes) из Северной Америки устраивают для
отдыха так называемые «петушьи гнезда» совершенно так, как это делается
нашим крапивником, но что представляет собою привычку, совершенно

23в Инстинкт
несвойственную другим птицам. Наконец, хотя, быть может, это
неособенно убедительно с логической точки зрения, но мне кажется
гораздо более удовлетворительной мысль, что такие инстинкты, как
инстинкт молодой кукушки, выбрасывающей своих сводных братьев,
инстинкт муравьев-рабовладельцев, инстинкт личинок наездников, питающихся внутри живого тела гусеницы, представляют собой не специально дарованные или сотворенные инстинкты, а только небольшие
следствия одного общего закона, обусловливающего прогресс всех органических существ, именно размножения, варьирования, переживания наиболее сильных и гибели наиболее слабых.

Глава IX
ГИБРИДИЗАЦИЯ
Различие между стерильностью первых скрещиваний и гибридов. — Стерильность различна по степени, она не является всеобщей, она усиливается под влиянием
скрещивания в близких степенях родства и устраняется доместикацией. — Законы,
определяющие стерильность гибридов. — Стерильность не есть особый дар, но побочный результат других различий и не накоплялась путем, естественного отбора.1 —
Причины стерильности первых скрещиваний и гибридов. — Параллелизм между последствиями перемен в жизненных условиях и скрещивания. — Диморфизм и триморфизм.1 Фертильность скрещивающихся разновидностей и их помесей не является
всеобщей. — Сравнение гибридов и их помесей независимо от их фертильноети. —
Краткий обзор.
Большинство натуралистов держится того мнения, что виды при скрещивании наделены стерильностью специально, для того чтобы предотвратить их смешение. Это мнение, конечно, представляется с первого взгляда
очень правдоподобным, так как виды, живущие вместе, едва ли могли бы
оставаться различными, если бы они были способны к свободному скрещиванию.2 Этот вопрос важен для нас во многих отношениях, в особенности же потому, что стерильность видов при первом скрещивании и их
гибридных потомков не может быть приобретена, как я это покажу, путем
сохранения последовательных, благоприятных степеней стерильности.
Эта стерильность — побочный результат различий в воспроизводительной
системе родительских видов.
При обсуждении этого вопроса обычно смешивались две категории
фактов, которые по существу весьма различны между собой, а именно:
стерильность видов при первом скрещивании и стерильность происшедших
от них гибридов.
У чистых видов воспроизводительные органы, конечно, находятся
в совершенном состоянии, однако при скрещивании эти виды производят
мало потомков или совсем их не производят. У гибридов, с другой стороны,
воспроизводительные органы неспособны выполнять свою функцию, как
.это можно ясно видеть по состоянию мужского элемента как у растений,
так и у животных, хотя по строению эти органы вполне совершенны, насколько нам об этом позволяет судить микроскоп. В первом случае два
половых элемента, из которых образуется будущий зародыш, вполне
совершенны; во втором случае они или совсем неразвиты или не вполне

238 Гибридизация
развиты. Это различие важно, когда приходится рассматривать причину
стерильности, общую обоим этим случаям. Различие это, вероятно, было
упущено из виду благодаря тому, что на стерильность в обоих случаях
смотрели как на особый дар, лежащий за пределами нашего разумения.
Фертильность разновидностей, т. е. форм, о которых мы знаем или предполагаем, что они произошли от общих родителей при их скрещивании,
равно как и фертильность происходящих от них помесей, имеет такую ж&
важность с точки зрения моей теории, как и стерильность видов, потому
что она, по-видимому, устанавливает крупное и неясное различие между
разновидностями и видами.
Степени стерильности. Обратимся прежде всего к стерильности как
видов при их скрещивании, так и их гибридного потомства. Невозможно
изучать различные мемуары и труды добросовестных и превосходных
наблюдателей Кельрейтера и Гертнера, которые почти всю свою жизнь
посвятили этому вопросу, и не оказаться глубоко пораженным общераспространенностью некоторой степени стерильности. Кельрейтер не допускает исключения из этого правила; но при этом он разрубает узел, потому что на основании десяти случаев, когда две формы, принимаемые большинством авторов за отдельные виды, оказались вполне фертильными, он,
ие колеблясь, признает их за разновидности. Гертнер также считает это
правило универсальным и оспаривает полную фертильность в десяти случаях, указываемых Кельрейтером. Но в этих и во многих других случаях
Гертнер вынужден тщательно сосчитывать семена, чтобы показать существование некоторой степени стерильности. Наибольшее число семян,
которое приносят два вида при первом скрещивании, и наибольшее число,
которое приносит их гибридное потомство, он всегда сравнивает со средним числом семян, приносимых обоими видами в естественном состоянии,
Но в этом кроется причина серьезной ошибки: чтобы скрестить растение,
его нужно подвергнуть кастрации и, что нередко еще более важно, его
нужно изолировать, чтобы помешать перенесению на него насекомыми
пыльны с других растений. Почти все растения, над которыми производил
свои опыты Гертнер, были посажены в горшки и содержались у него дома
в комнате. Что эти манипуляции нередко отзываются вредно на фертильности растения, не может быть сомнения; сам Гертнер приводит в своей
таблице десятка два примеров растений, которые он кастрировал и искусственно опылял собственной их пыльцой; у половины из этих 20 растений
(яесчитая опытов с такими растениями, как Leguminosae, манипулировать
с которыми заведомо очень трудно) фертильность оказалась несколько
ослабленной. Более того, Гертнер неоднократно скрещивал некоторые
формы, как например обыкновенный красный и голубой курослеп (Апаgallis arvensis и A. coerulea), которые лучшими ботаниками признаются
за разновидности, и нашел, что они совершенно стерильны; ввиду этого
мы вправе усомниться, действительно ли многие виды так стерильны при
скрещивании, как он думал.
Несомненно, с одной стороны, что степень стерильности различных
видов при скрещивании различна и представляет нечувствительные переходы, а с другой стороны, что на фертильность чистых видов легко сказы

Степени стерильности 239
вают влияние различные обстоятельства; поэтому для всех практических
целей весьма трудно сказать, где оканчивается полная фертильность и
начинается стерильность. По моему мнению, нельзя требовать лучшего
тому доказательства, чем тот факт, что два самых опытных наблюдателя
когда-либо живших, а именно Кельрейтер и Гертнер, пришли к диаметрально противоположным заключениям относительно одних и тех же
•форм. Весьма поучительно также сравнить (но за недостатком места я не
могу здесь вдаваться в подробности) доказательства, выдвинутые нашими
•лучшими ботаниками по вопросу о том, следует ли ту или иную сомнительную форму считать видом или разновидностью, с теми основаниями, которые заимствуются из фактов фертильности и приводятся различными гибридизаторами или же одним и тем же наблюдателем на основании опытов,
производившихся в различные годы. Этим путем можно показать, что
ни стерильность, ни фертильность не представляют надежного различия
между видами и разновидностями. Основания, заимствуемые из этого
источника, представляют такие же переходы и так же сомнительны, как
и доказательства, опирающиеся на другие различия в конституции и
строении.
Перейдем к стерильности гибридов в последовательных поколениях.
Хотя Гертнеру удалось вывести несколько гибридов в течение шести, семи
и в одном случае даже десяти поколений, тщательно охраняя их от скрещивания с чистыми родительскими формами, однако он положительно
утверждает, что их фертильность никогда не возрастает, но обычно уменьшается сильно и внезапно. Относительно этого уменьшения фертильности
прежде всего можно заметить, что когда какое-либо уклонение в строении
или конституции оказывается общим для обоих родителей, это часто передается потомству в усиленной степени, а между тем оба половых элемента
у гибридных растений уже несколько поражены. Тем не менее я полагаю,
что их фертильность почти во всех этих случаях уменьшалась по независимой причине, а именно вследствие близкородственного разведения.
Я не могу сомневаться в правильности этого вывода, так как произвел
много опытов и собрал так много фактов, показывающих, с одной стороны,
что случайное скрещивание с отличающейся особью или разновидностью
увеличивает силу и фертильность потомства, и, с другой стороны, что
разведение в чрезмерно близком родстве уменьшает их силу и фертильность. Гибриды редко выводятся экспериментаторами в больших количествах, а так как родительские виды или другие родственные гибриды
•обычно растут в том же саду, то должно тщательно ограждать их от посещения насекомыми в периоды цветения; поэтому гибриды, если их предоставить самим себе, обычно будут оплодотворяться в каждом поколении
пыльцой с того же цветка, а это, вероятно, может вредно отозваться на их
•фертильности, уже ослабленной их гибридным происхождением. В этом
убеждении меня укрепляет замечательное указание, которое неоднократно
делал Гертнер, а именно если искусственно оплодотворить гибриды, даже
наименее фертильные, пыльцой однородных с ними гибридов, то их
фертильность иногда решительно возрастает и продолжает возрастать,
иесмотря на часто замещающиеся вредные последствия самой операции,

240 Гибридизация
Далее, при искусственном опылении пыльца столь же часто берется случайно (как это мне известно из моего собственного опыта) с пыльников
другого цветка, как и с пыльников того цветка, который требуется оплодотворить; по этой причине происходит скрещивание между двумя цветками, хотя, по всей вероятности, нередко с одного и того же растения.
Сверх того, всякий раз, когда производились подобные сложные опыты,.
такой тщательный наблюдатель, как Гертнер, вероятно, кастрировал свои
гибриды и тем обеспечивал в каждом поколении скрещивание при помощи
пыльцы с другого цветка, принадлежащего тому же растению или иному
растению, обладающему теми же гибридными свойствами. Итак, наблюдается странный факт возрастания фертильности в ряду последовательных
поколений гибридов, оплодотворяемых искусственно, в противоположность гибридам, самопроизвольно самоопыляющимися; этот факт, как
мне кажется, может быть объяснен избеганием размножения особей, которые находятся в слишком близкой степени родства.
Обратимся теперь к результатам, полученным третьим весьма опытным
гибридизатором, а именно преподобным У. Хербертом (W. Herbert).
Как Кельрейтер и Гертнер уверяют, что некоторая степень стерильности
видов при их скрещивании есть всеобщий закон природы, с такой же настойчивостью У. Херберт утверждает, что некоторые гибриды вполне фертильны, столь же фертильны, как и чистые родительские виды. Он производил опыты над некоторыми из тех же растений, которые брал и Гертнер.
Различие в результатах, я полагаю, может быть отчасти объяснено большим искусством Херберта как садовода, равно и наличием в его распоряжении теплицы. Из многих его важных показаний я приведу для примера
только одно, а именно: «каждая семяпочка в завязи Grinum capense, оплодотворенного пыльцой С. revolutum, произвела растение, чего я никогда н&
наблюдал в случае ее естественного оплодотворения». Таким образом, мы
имеем здесь полную или даже более, чем обычно, полную фертильность
при первом скрещивании между двумя разными видами.
Этот случай с Crinum дает мне повод упомянуть о замечательном факте,.
а именно: отдельные особи некоторых видов Lobelia, Verbascuin и Passiflora легко оплодотворяются пыльцой других видов, но не пыльцой с того.
ж® растения, хотя эта последняя совершенно здорова, что можно доказать^
опаляя ею другие растения или виды. В роде Hippeastrum, у Corydalis,.
как показал проф. Хилдебранд (Hildebrand), у различных орхидных,,
как показали м-р Скотт (Scott) и Фриц Мюллер, все особи находятся в этом
своеобразном состоянии.3 Таким образом, у некоторых видов лишь укловяииииеся от нормы особи, а у других видов все особи в действительности
легче могут давать гибридное потомство, чем опыляться пыльцой, взятой
с той же особи! Приведем один пример: луковица Hippeastruin aulicum
произвела четыре цветка; три из них были опылены Хербертом их собственней пыльцой, а четвертый был позже опылен пыльцой сложного гибрида,
происшедшего от трех различных видов; в результате оказалось, что «завязи трех первых цветков скоро перестали расти и через несколько дней
погибли, между тем как коробочка, оплодотворенная пыльцой гибрида,
стала сильно расти, быстро созрела и принесла хорошие семена, которые-

Степени стерильности 241
хорошо проросли». М-р Херберт производил подобные опыты в течениенескольких лет и всегда с одинаковым результатом.4' 6 Эти случаи показывают, от каких ничтожных и таинственных причин иногда зависит большая или меньшая фертильность вида.
Практические опыты садоводов, хотя бы они и не были произведены
с научной точностью, также заслуживают некоторого внимания. Известно, каким сложным скрещиваниям подвергались виды Pelargonium,
Fuchsia, Calceolaria, Petunia, Rhododendron и пр., и, однако, многие из
этих гибридов в изобилии приносят семена. Так, например, Херберт утверждает, что гибрид Calceolaria integrifolia и С. plantaginea — видов,
как нельзя более несходных между собою по общему облику, — «воспроизводится так же отлично, как будто бы это был естественный вид
с чилийских гор». Я приложил немало старания, чтобы удостовериться
в степени фертильности некоторых сложных гибридов рододендрона, и
убедился, что многие из них вполне фертильны. Ч. Ноубл (С. Noble),
например, сообщил мне, что он разводит в качестве подвоя для прививки
гибрид между Rhododendron ponticum и Rh. catawbiense и что этот гибрид
«приносит семена в таком изобилии, как только можно себе представить».
Если бы фертильность гибридов при хорошем уходе постоянно убывала
в каждом последующем поколении, как это думал Гертнер, то этот факт
был бы хорошо известен владельцам питомников. Садоводы разводят одних и тех же гибридов целыми большими грядами, а ведь здесь только они
и встречают надлежащую обстановку, потому что многие особи имеют возможность с помощью насекомых свободно скрещиваться друг с другом,
и, таким образом, предотвращаются вредные влияния разведения в близких степенях родства. Каждый может легко убедиться в действенном посредничестве насекомых, наблюдая цветки самых стерильных сортов гибридных рододендронов, совсем не образующие пыльцы, так как он в изобилии найдет на их рыльцах пыльцу, перенесенную с других цветков.
Что касается животных, то над ними было произведено гораздо меньше
тщательных опытов, чем над растениями. Если можно полагаться на наши
систематические подразделения, т. е. если роды животных так же отличны
друг от друга, как и роды растений, то мы можем сделать заключение,
что животные, далее отстоящие друг от друга на лестнице природы, могут
легче скрещиваться между собой, чем растения, столь же далекие по отношению друг к другу; но самые гибриды, как мне кажется, более стерильны.
Однако не следует забывать, что с животными было произведено мало опытов в надлежащих условиях, так как лишь немногие животные свободно
плодятся в неволе; так, например, канарейка была скрещена с девятью различными видами вьюрковых, но так как ни один из них не плодится свободно в неволе, то мы не можем ожидать, чтобы первые скрещивания
между ними и канарейкой или происшедшие отсюда гибриды были вполне
фертильны. Далее, что касается фертильности в последующих поколениях
наиболее фертильных животных гибридов, то я не знаю ни одного примера,
когда два семейства одного и того же гибрида были бы одновременно выведены от различных родителей, чтобы предотвратить вредные последствия
разведения в близких степенях родства. Напротив, в каждом последующем
16 Чарлз Дарвин

242 Гибридизация
поколении скрещивались обычно братья с сестрами наперекор предостережению, которое постоянно повторяется всеми животноводами. А в таком
случае совсем неудивительно, что присущая гибридам стерильность всё
возрастала.
Хотя мне неизвестно почти ни одного вполне удостоверенного случая
полной фертильности животных гибридов, однако я имею основание думать, что гибриды от Cervulus vaginalis и С. reevesii, равно как и от Phasianus colchicus и Р. torquatus, вполне фертильны.6 Г-н Катрфаж (Quatrefages) указывает, что гибриды двух шелкопрядов (Bombyx cynthia и
В. arrindia) оказались в Париже фертильными inter se в течение восьми пожолений. Недавно утверждали, что два столь различных вида, как заяц и
кролик, если удается их скрещивание, производят потомство, которое

<< Предыдущая

стр. 29
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>