<< Предыдущая

стр. 49
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Мы нередко не в состоянии даже угадать, как это могло совершиться.
Тем не менее, так как мы имеем основание предполагать, что некоторые
виды сохранили одну и ту же видовую форму в течение долгих периодов
времени, периодов громадных, если их измерять годами, не следует
придавать особенного значения отдельным фактам широкого расселения
одного и того же вида; ибо в течение таких длинных периодов всегда могли
найтись обстоятельства, благоприятствовавшие многими способами широкой миграции. Разорванный или прерывистый ареал нередко объясняется вымиранием видов в промежуточных областях. Нельзя отрицать, что
нам пока еще очень мало известно относительно тех пределов, в которых
могли совершаться разные климатические и географические перемены на
поверхности земли за недавние периоды, а такие перемены нередко облегчали миграцию. В качестве примера я пытался показать, как велико было
влияние ледникового периода на распространение на земле одного и
того же вида или родственных видов. Велико также наше незнание относительно многочисленных, время от времени возникающих способов пере

Краткое повторение и заключение 399
носа организмов. Что касается различных видов одного и того же рода,
обитающих в отдаленных друг от друга и изолированных областях, то на
протяжении очень длинного периода могли оказаться возможными все
способы миграции, так как процесс модификации необходимо совершался
медленно; таким образом, трудности в отношении широкого расселения
видов того же рода в некоторой мере уменьшаются.
Согласно теории естественного отбора, должно было существовать бесконечное число промежуточных форм, связывающих друг с другом виды
каждой группы переходами, столь же нечувствительными, каковы паши
современные разновидности; в таком случае могут спросить: почему же
мы не видим эти связующие формы повсюду вокруг нас? Почему все органические существа не сливаются в один,общий неразрешимый хаос? В отношении современных форм следует помнить, что мы не имеем даже права
ожидать (за исключением редких случаев) открытия связующих звеньев
непосредственно между ними, а можем лишь ожидать только между любой
из них и какой-нибудь вытесненной и вымершей формой. Даже па обширных пространствах, которые в течение долгого периода остаются непрерывными п климатические и другие жизненные условия которых нечувствительно меняются при переходе из области, занимаемой одним видом, в другую, занятую родственным ему видом, даже и там мы не имеем основания
рассчитывать на частую встречу с промежуточными разновидностями
в промежуточных зонах. В самом деле, мы имеем основание предполагать,
что только немногие виды одного и того же рода претерпевают изменения,
остальные виды полностью вымирают, не оставляя по себе модифицированного потомства. Из числа тех видов, которые изменяются, лишь немногие будут изменяться в одной и той же стране в одно и то же время,
и псе модификации будут совершаться медленно. Я показал также, что
промежуточные разновидности, вероятно, первоначально существовавшие
в промежуточных зонах, будут подвержены вытеснению родственными
формами, с другой стороны, потому что эти последние, представленные
большим числом особей, будут обычно модифицированы и усовершенствованы быстрее, чем промежуточные разновидности, представленные
меньшим числом особей, так что эти промежуточные разновидности в конце
концов будут вытеснены и истреблены.
Но если верно это учение об истреблении бесчисленных звеньев, связующих современных и вымерших обитателей земли, а в пределах каждого
последующего периода — менее древние вымершие формы с формами более
древними, то почему же каждая геологическая формация не переполнена
этими звеньями? Почему любая коллекция ископаемых не представляет
нам всех данных, доказывающих постепенные переходы и мутации форм?
Хотя геологическое исследование несомненно обнаружило в прошлом
существование многочисленных звеньев, теснее связующих значительное
число форм жизни, оно тем не менее не обнаружило тех бесчисленных тонких переходов между прошлыми и современными видами, каких требует
теория; и это самое очевидное из многочисленных возражений, которые
могут быть против нее предъявлены. И далее, почему целые группы родственных видов появляются, хотя это появление нередко оказывается

400 Краткое повторение и заключение
ложным, как бы внезапно в последовательных геологических слоях?
Хотя мы теперь знаем, что органические существа появились на нашей
планете в период, неизмеримо от нас отдаленный, задолго до отложения
самых нижних слоев кембрийской системы, почему же мы не встречаем
под этой системой нагроможденных пластов, переполненных остатками
предков кембрийских ископаемых? Ведь, на основании этой теории, подобные пласты должны были где-нибудь отлагаться в эти отдаленные, совершенно нам неизвестные эпохи истории земли.
Я могу ответить на эти вопросы и возражения только предположением,
что геологическая летопись значительно менее полна, чем предполагает
большинство геологов.3 Число экземпляров в наших музеях абсолютно
ничтожно по сравнению с несметными поколениями видов, несомненно
существовавших.4 Родоначальная* форма каких-либо двух или нескольких
видов не может являться по всем своим признакам промежуточной непосредственно между ее модифицированными потомками, точно так же
как скалистый голубь не является промежуточным непосредственно по
особенностям своего хвоста и зоба между его двумя потомками — трубастым голубем и дутышем.4 Мы не в состоянии признать в одном виде родоначальника другого модифицированного вида, как бы тщательно мы их не
изучали, если в нашем распоряжении нет большинства промежуточных
звеньев; а вследствие неполноты геологической летописи мы не имеем
никакого права рассчитывать на нахождение столь многочисленных
звеньев. Если бы две, три или даже большее число связанных между собою форм было найдено, то многочисленные натуралисты просто отнесли бы
их к соответственному числу новых видов, особенно если бы они были найдены в подразделениях различных геологических ярусов и хотя бы степень их различия была крайне мала. Можно указать много современных
сомнительных форм, которые, вероятно, являются разновидностями; но
кто же станет утверждать, что в будущем будет открыто столько ископаемых звеньев, что натуралисты будут в состоянии решить вопрос, следует
ли или не следует эти сомнительные формы признать за разновидности.
Только незначительная часть земного шара геологически исследована.
Только органические существа, принадлежащие к некоторым классам,
могут сохраниться в ископаемом состоянии, по крайней мере в скольконибудь значительном числе.5 Многие виды после своего образования не
подвергаются дальнейшему изменению, но вымирают, не оставляя по себе
модифицированных потомков; и периоды, в течение которых виды модифицируются, хотя очень длинные, если их измерять годами, вероятно, были
очень коротки по сравнению с периодами, в течение которых виды сохраняли одну и ту же форму.8 Наиболее часто и наиболее значительно изменяются виды доминирующие и широко расселенные, а разновидности часто
бывают сначала локальными — два обстоятельства, делающие открытие
промежуточных звеньев в пределах одной формации еще менее вероятным. Локальные разновидности не будут проникать в другие отдаленные
области, прежде чем будут значительно модифицированы и улучшены;
а когда они распространились, и мы открываем их в геологической формации, то они производят впечатление внезапно созданных на месте и по-

Краткое повторение и заключение 401
просту рассматриваются как новые виды. Большая часть формаций образовалась не непрерывно, а продолжительность их существования, по всей
вероятности, была более кратка, чем средняя продолжительность существования видовых форм. Следующие друг за другом формации в большинстве случаев отделены одна от другой пустыми промежутками времени
огромной продолжительности, так как пласты с ископаемыми, достаточно
толстые, чтобы устоять от последующего разрушения, могли, как общее
правило, образоваться только там, где значительные осадки отлагались
на оседающем дне моря. В чередующиеся периоды поднятия и сохранения
постоянного уровня геологическая летопись обычно остается незаполненной. В эти последние периоды, по всей вероятности, происходило большее изменение форм жизни; в периоды опускания преобладало их вымирание.
Что касается отсутствия богатых ископаемыми пластов ниже кембрцйской формации, то я могу только повторить гипотезу, высказанную в Х
главе, а именно: хотя наши континенты и океаны сохранились в течени&
громадных периодов почти в современном их относительном положении,
тем не менее мы не имеем оснований предполагать, чтобы оно было таковым всегда; следовательно, формации гораздо более древние, чем известные нам, могут оставаться погребенными под великими океанами. Что же
касается промежутка времени, который истек с той поры. когда наша планета затвердела, и его недостаточности для предполагаемого размера изменения органического мира, то возражение, упорно защищаемое сэром
Уильямом Томпсоном, по всей вероятности, одно из самых важных, какие были до сих пор выдвинуты, то я могу только сказать следующее:
во-первых, мы не знаем, как быстро протекают изменения видов, если выражать это время годами, и, во-вторых, многие ученые еще до сих пор не
допускают, что строение вселенной и внутренности нашей планеты известны нам в такой степени, которая допускала бы сколько-нибудь достоверные соображения о продолжительности ее существования.
Что геологическая летопись несовершенна, допускают все; но немногие
согласятся с тем, что она несовершенна в такой мере, как это требуется
нашей теорией. Если мы будем иметь в виду промежутки времени достаточной продолжительности, то геология доставит нам ясное доказательство, что все виды претерпели изменения, и притом эти изменения протекали именно так, как того требует теория, так как изменения шли медленно
и в градуальной манере. Мы это ясно усматриваем из того факта, что ископаемые остатки последовательных формаций неизменно гораздо более
сходны друг с другом, чем ископаемые из формаций, далеко одна от другой
отстоящих.
Таков итог главнейших возражений и трудностей, которые могут быть
справедливо выдвинуты против теории; вместе с тем я вкратце повторил
те ответы и разъяснения, которые, как мне кажется, могут быть даны. В течение долгих лет я глубоко чувствовал важность этих трудностей и потому
не сомневаюсь в их вескости. Но должно особенно обратить внимание, что
наиболее существенные возражения касаются вопросов, в которых мы,
по общему признанию, несведущи; мы даже не знаем, как велика наша не-
26 Чарлз Дарвин

402 Краткое повторение и заключение
осведомленность. Нам неизвестны все возможные последовательные переходные ступени между наиболее простым и наиболее сложным органом;
мы не можем, конечно, претендовать на то, что знаем все разнообразные
способы распространения организмов в течение долгих периодов времени
или что мы знаем степень несовершенства геологической летописи. Как
ни существенны все эти возражения, их, по моему мнению, совершенно
недостаточно для того, чтобы опровергнуть теорию общности происхождения, сопровождаемого модификацией.
А теперь обратимся к другой стороне доказательства. В домашнем состоянии мы замечаем высокую степень изменчивости, причиняемой или
по крайней мере возбуждаемой переменами в жизненных условиях; однако
эта зависимость нередко проявляется в такой неясной форме, что мы
склонны признать изменения спонтанными. Изменчивость управляется
многочисленными и сложными законами — коррелятивным ростом, компенсацией, усиленным употреблением или неупотреблением и определенным действием окружающих условий. Весьма трудно убедиться, как глубоко были модифицированы наши домашние формы, но мы смело можем
допустить, что глубина эта значительна и что модификации могут передаваться по наследству в течение долгих периодов. Пока жизненные
условия остаются без перемен, мы имеем полное основание предполагать,
что модификация, уже передававшаяся по наследству на протяжении
многих поколений, может и дальше передаваться на протяжении почти
неограниченного числа поколений. С другой стороны, у нас имеются доказательства, что изменчивость, однажды вступившая в действие в условиях одомашнения, не прекращается в течение очень долгого периода;
нам неизвестно, прекращается ли она вообще, так как новые разновидности все еще иногда образуются в наших древнейших одомашненных формах.
Изменчивость не вызывается самим человеком; он только бессознательно подвергает органические существа новым жизненным условиям, и
тогда природа действует на их организацию и вынуждает их варьировать.
Но человек может отбирать и действительно отбирает вариации, доставляемые ему природой, и, таким образом, кумулирует их в любом желательном направлении. Он, таким образом, адаптирует животных и растения к своим потребностям или прихотям. Он может достигать этого методически или бессознательно, сохраняя особей, наиболее ему полезных
или приятных, без всякого намерения изменить породу. Не подлежит сомнению, что он может глубоко повлиять на свойства какой-нибудь породы,
отбирая в каждом последующем поколении индивидуальные различия
столь слабые, что их может заметить только привычный глаз. Этот процесс
бессознательного отбора являлся великим фактором в образовании наиболее различных и полезных домашних пород. Что многие породы, произведенные человеком, в значительной степени носят характер естественных
видов, доказывается неразрешимыми сомнениями, являются ли многие
из них разновидностями или аборигенными различными видами.
Нет никакого основания, чтобы принципы, которые действовали
столь эффективно при доместикации, не могли бы действовать в естест-

Краткое повторение и заключение 403
венных условиях. В переживании благоприятствуемых особей и рас при
постоянно возобновляющейся Борьбе за существование мы видим могущественную и всегда действующую форму Отбора. Борьба за существование неизбежно вытекает из присущего всем органическим существам
возрастания численности в быстрой геометрической прогрессии. Эта высокая скорость возрастания численности доказывается вычислением, быстрым размножением многих животных и растений в течение следующих один
за другим благоприятных сезонов и при натурализации в новых странах.
Рождается более особей, чем может выжить. Песчинка на весах может
определить жизнь одной особи и смерть другой, какая разновидность или
какой вид будут увеличиваться в числе и какие пойдут на убыль или окончательно исчезнут. Так как особи одного и того же вида вступают в сильную во всех отношениях конкуренцию, то борьба между ними будет обычно
наиболее жестокой; она будет почти столь же жестока между разновидностями одного и того же вида и несколько слабее между видами одного
и того же рода. С другой стороны, борьба будет нередко упорной и между
существами, занимающими отдаленные места в системе природы. Самое
слабое преимущество некоторых особей, обнаруживающееся в известном
возрасте или в известное время года, над теми, с кем они конкурируют,
или хотя бы в. ничтожной степени делающее их более приспособленными
к окружающим физическим условиям, может со временем нарушить равновесие.
У животных раздельнополых в большинстве случаев борьба будет происходить между самцами за обладание самками. Наиболее сильные самцы
или те, которые наиболее успешно боролись с жизненными условиями,
будут обыкновенно оставлять наибольшее потомство. Но успех нередко
будет зависеть и от того, что самцы обладают особым оружием или средством защиты или особенно привлекательны; даже слабое преимущество
может привести к победе.
Так как геология ясно указывает, что любая страна подвергалась
значительным физическим переменам, то мы вправе ожидать, что органические существа изменялись в естественных условиях так же, как они
изменялись при доместикации. А если в естественных условиях имела
место изменчивость, то было бы решительно непонятным, если бы естественный отбор не вступил в действие. Нередко утверждали, хотя это утверждение не поддается доказательству, что величина вариации в естественных условиях ограничивается очень узкими пределами. Хотя человек
действует только на внешние признаки и нередко руководится только прихотью, он может тем не менее в короткий период достигать больших результатов, кумулируя у своих домашних форм простые индивидуальные различия; а никто, конечно, не станет отрицать, что и виды обладают индивидуальными различиями. Но, помимо этих различий, все натуралисты
допускают еще существование естественных разновидностей, различающихся настолько, что их признают заслуживающими упоминания в сочинениях по систематике. Никто еще не установил ясного разграничения
между индивидуальными различиями и слабо выраженными разновидностями или между более отчетливо выраженными разновидностями и подви-

404 Краткое повторение и заключение



дами и видами. Не существует ли на отдельных континентах или в различных частях того же континента, разъединенных всякого рода преградами, и на отдаленных островах множества форм, которые одни опытные
натуралисты признают разновидностями, другие — географическими расами или подвидами, а третьи — различными, хотя и близкими между
собой видами!
Если же животные и растения изменяются хотя бы крайне медленно
и незначительно, то почему бы вариациям или индивидуальным различиям, так или иначе полезным, не сохраняться и не кумулироваться путем
естественного отбора или выживания наиболее приспособленных? Если
человек может терпеливо отбирать вариации, полезные для него, то почему бы при меняющихся и сложных условиях жизни не могли часто возникать и сохраняться или быть отобранными вариации, полезные для живых произведений природы? Какой предел может быть положен этой силе,
действующей в течение долгих веков и строго исследующей всю конституцию и образ жизни каждого существа, благоприятствуя полезному и
отвергая вредное? Я не усматриваю предела деятельности этой силы, медленно и прекрасно адаптирующей каждую форму к самым сложным жизненным отношениям. Теория естественного отбора, даже если мы ограничимся этими соображениями, представляется мне в высшей степени вероятной. Я подвел со всею добросовестностью, на какую только способен, итог
высказанным против нее возражениям и трудностям; теперь обратимся
к специальным фактам и доводам, говорящим в пользу теории.
Рассматривая виды только как более сильно обозначившиеся и постоянные разновидности и считая, что каждый вид существовал сначала в качестве разновидности, мы можем видеть, почему невозможно провести
демаркационной линии между видами, возникшими, как обычно предполагается, путем особых актов творения, и разновидностями, которые
признаются возникшими действием вторичных законов. С этой же точки
зрения мы можем понять, почему в какой-нибудь области, где возникло
много видов одного и того же рода и где они в настоящее время процветают, эти виды представляют много разновидностей; это ясно, потому что
там, где образование видов шло активно, мы вправе ожидать, как общее
правило, что оно еще происходит; так оно и есть в действительности, если
разновидности — только зарождающиеся виды. Сверх того, виды более
обширных родов, представляющие большее число разновидностей, или
зарождающихся видов, сохраняют еще до некоторой степени характер
разновидностей, они отличаются друг от друга в меньшей степени, чем
виды значительно меньших родов. Близкие виды значительно больших
родов имеют, видимо, более ограниченное распространение и вследствие
своего родства скопляются вокруг других видов небольшими группами —
две особенности, напоминающие разновидности. Это — странные отношения, если признавать, что виды были созданы независимо одни от других,
но они вполне понятны, если каждый вид первоначально существовал как
разновидность.
Благодаря геометрической прогрессии воспроизведения каждый вид
склонен безгранично возрастать в числе, и модифицированные потомки


Краткое повторение и заключение 405



.могут тем легче численно возрастать, чем разнообразнее будут их образ
жизни и строение, так как они будут способны захватить наиболее многочисленные и разнообразные места в экономии природы; отсюда естественный отбор будет постоянно проявлять склонность сохранять наиболее
дивергировавших между собой потомков какого-либо одного вида. Следовательно, на протяжении длительно протекающего процесса модификации слабые различия, характеризующие разновидности одного вида,
склонны разрастись в более резкие различия, свойственные видам одного
рода. Новые улучшенные разновидности будут неуклонно замещать и
истреблять старые, менее улучшенные и промежуточные разновидности;
так виды сделались в большой степени определенными и различающимися.
Доминирующие виды, принадлежащие к большим группам в пределах
каждого класса, склонны порождать новые и доминирующие формы; таким образом, каждая большая группа склонна сделаться еще больше и
в то же время более дивергировавшей в признаках. Но так как все группы
не могут таким образом разрастаться, ибо мир не вместил бы их, то более
доминирующие группы побеждают группы менее доминирующие. Эта
тенденция в больших группах к разрастанию и дивергенции в признаках
совместно с неизбежным сильным вымиранием объясняет расположение
всех форм жизни в субординированные группы, причем все оказываются
включенными в небольшое число классов, доминировавших во все времена.
Этот великий факт группировки всех органических существ в так называемую Естественную систему абсолютно необъясним с точки зрения теории
творения.
Так как естественный отбор действует исключительно путем кумуляции незначительных последовательных благоприятных вариаций, то он
и не может производить значительных или внезапных модификаций; он
подвигается только короткими и медленными шагами. Отсюда правило
«Natura поп facit saltum» все более и более подтверждается по мере расширения наших знаний, становится понятным на основании этой теории.
Мы можем видеть, почему повсеместно в природе одна и та же общая цель
достигается почти бесконечно разнообразными путями, так как каждая
однажды приобретенная особенность долго наследуется, и органы, уже
модифицированные во многих различных направлениях, должны быть
адаптированы к одному и тому же общему назначению. Коротко говоря,
мы можем видеть, что природа расточительна на многообразие, хотя и
скупа на нововведение. Но никто не сумел бы объяснить, почему существовал бы такой закон природы, если бы виды были созданы независимо
одни от других.
Еще много других фактов, как мне кажется, объясняется этой теорией.
Как странно, что птица с общим обликом дятла охотится за насекомыми на
земле; что горный гусь, очень редко или никогда не плавающий, имеет
перепонки между пальцами; что птица, похожая на дрозда, ныряет и питается водными насекомыми и что буревестник имеет привычки и строение, делающие его приспособленным к образу жизни чистика. И так далее,
почти до бесконечности. Но с точки зрения непрерывного увеличения
численности каждого вида и при постоянной деятельности естественного

406 Краткое повторение и заключение
отбора, всегда готового адаптировать медленно варьирующих потомков
каждого из них ко всякому незанятому пли плохо занятому месту в природе, эти факты перестают быть странными и могли бы даже быть заранее
предсказаны.
'Мы можем до некоторой степени понять, почему в природе так много
красоты, так как и она может быть в значительной мере приписана деятельности естественного отбора. Что красота, согласно нашему понятию
о ней, не представляет всеобщего явления, допустит каждый, кто взглянет
на некоторых ядовитых змей, на некоторых рыб и некоторых отвратительных летучих мышей, морда которых представляет искаженное сходство
с человеческим лицом. Половой отбор сообщил самые блестящие краски,
самые изящные формы и другие украшения самцам, а в некоторых случаях
и обоим полам многих птиц, бабочек и других животных. У птиц он во многих случаях придал голосу самцов музыкальность, привлекательную для
самок, а равно и для нашего слуха. Цветки и плоды сделались заметными
благодаря ярким окраскам, выделяющим их на зелени листвы, для того
чтобы цветки эти могли быть легко замечены, посещаемы и оплодотворяемы
насекомыми, а семена рассеивались бы при посредстве птиц. Каким образом случилось, что определенные цвета, звуки и формы доставляют наслаждение как человеку, так и низшим животным; другими словами, как возникло чувство красоты в его простейшей форме, этого мы не знаем, как не
знаем и того, почему известные запахи и вкусы стали приятными.6
Так как естественный отбор действует путем конкуренции, то он адаптирует и улучшает обитателей каждой страны только по отношению к другим ее обитателям; поэтому нам нечего удивляться, что виды какой-либо
страны, хотя они с обычной точки зрения созданы и специально адаптированы для этой страны, побеждаются и вытесняются натурализованными
формами других стран. Не следует изумляться, если все приспособления
в природе, насколько мы можем судить, не абсолютно совершенны, как
например человеческий глаз, или некоторые из них не соответствуют нашему представлению о приспособленности. Нечего удивляться и тому, что
жало пчелы, направленное против врага, причиняет смерть самой пчеле;

<< Предыдущая

стр. 49
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>