<< Предыдущая

стр. 60
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

сроки написания глав в период за 1856—1858 гг., т. е. до получения
очерка Уоллеса. Любопытно, что названия глав незаконченной рукописи
совпадают с названиями, данными в «Происхождении видов», однако
нумерация иная (1959, Соч., т. 9, с. 139).
Тайна «большой книги» Дарвина целиком открылась в 1975 г. Историк
биологии Р. Стауффер опубликовал незаконченную рукопись Дарвина,
предварительно названную «Естественным отбором» (Darwin, 1975).
Объем рукописи 225 000 слов, а в первом издании «Происхождения видов»
содержится 155 000 слов. Рукопись снабжена обширной библиографией,
включающей 750 названий. Она состоит из 11 глав. Лишь четыре главы
появились в «Происхождении видов» (о неполноте геологической летописи,
о геологической смене органических существ, взаимное родство органических существ, повторение и заключение). Д. Кон (Kohn, 1985) сличил
тексты «Естественного отбора» и «Происхождения видов». Ряд параграфов целиком идентичны. Однако имеются разделы и даже идеи, которые
присутствуют лишь в одной из работ. Важно и то, что к «Естественному
отбору» приложены варианты отдельных разделов, а также выписки и
комментарии к источникам. «Естественный отбор» — великолепный подарок историкам биологии и методологам науки. Они получили редчайшую возможность более подробно изучить пути формирования гигантского синтеза знаний из разнообразных и порой альтернативных источников.
Вместе с тем даже публикация «Естественного отбора» не дает полного
представления об объеме предполагаемой «большой книги». Дело в том,
что в архиве Дарвина хранится шесть больших конвертов с выписками
ло географическому распространению видов, палеонтологии, абортивным
органам, эмбриологии и классификации. Можно предположить, что
если бы письмо Уоллеса не остановило работу Дарвина и соответствующие главы были бы написаны, то объем рукописи возрос бы в два раза.
Короче говоря, грандиозный замысел Дарвина по написанию большой
книги о виде никогда не был реализован. Тем ценнее становятся обильные заметки, выписки и переписка Дарвина, которые частично опубликованы, а частично хранятся в библиотеке Кембриджского университета.
Особо следует сказать о переписке и научных встречах Дарвина.
Песле поселения в 1842 г. в Дауне его связь с современниками осуществлялась посредством переписки и кратковременных визитов к нему ведущих
ученых. Так, например, в письмах к Хукеру Дарвин обсуждал вопросы

472 Я. М. Галл
географического распространения видов, классификации, эмбриологии,
значение понятий «высшее» и «низшее» в ботанике и в зоологии. От Эйса
Грея были получены важные данные, которые использовались при решении проблем изменчивости видов и дивергенции. По-видимому, Дарвин
обязан многим ученым и специалистам по разведению животных, которые
профессионально информировали его по данной тематике. Лишь учтя все-
изложенное, можно обсуждать дальнейшую творческую эволюцию Дарвина.
Эволюция взглядов на изменчивость. По каким же направлениям теория
Дарвина эволюировала, достигнув того уровня зрелости, который представлен в «Происхождении видов»?
В «Естественном отборе» и в «Происхождении видов» сформулированы
принципиально новые воззрения Дарвина на изменчивость и ее эволюционную роль. «Я не сомневаюсь, что большая изменчивость существует
в дикой природе» (Darwin, 1975, р. 164). Новая позиция Дарвина прежде
всего связана с оценкой индивидуальных различий. «Имеются многочисленные слабые различия, которые можно назвать индивидуальными различиями, появляющиеся в потомстве несомненно или предположительно'
от общих родителей, обитающих в одной и той же ограниченной местности. . . Эти индивидуальные различия крайне важны, так как они доставляют материал естественному отбору, который кумулирует их, подобно тому, как человек кумулирует индивидуальные различия у своих
домашних животных и культурных растений в угодном для себя направлении» (Darwin, 1859, р. 45). В пятом издании «Происхождения видов»этот отрывок Дарвин дополнил словами: «Индивидуальные различиячасто наследственны» (1939в, Соч., т. 3, с. 301).
Дарвину важно было собрать фактический материал, опровергающий
традиционный взгляд на индивидуальные различия. Надо было найти
убедительные доказательства того, что индивидуальной изменчивости подвергнуты функционально важные внутренние органы, поскольку эти структуры используются для классификации видов и надвидовых таксонов.
Кумуляция естественным отбором слабых индивидуальных различий могла
вести к потенциально неограниченным эволюционным изменениям. «Эти
индивидуальные различия обыкновенно касаются частей, которые натуралисты считают несущественными; но я мог бы привести длинный перечень
фактов в доказательство того, что и части, которые должны быть названы
существенными, все равно, с физиологической или систематической точек
зрения, иногда варьируют у особей одного вида» (Darwin, 1859, р. 45).
Дарвин отметил многолетнюю работу по сбору фактического материала:
«Я убежден, что самый опытный натуралист был бы удивлен многочисленности случаев, которые он мог бы собрать на основании авторитетных данных, подобно тому как я собирал их в течение длительного
ряда лет» (разрядка моя. — Я. Г.) (ibid.). Однако итоги этой многолетней работы в «Происхождении видов» просто не видны. Кратко изложены факты изменчивости в разветвлении главных нервов нри отхождении их от большого центрального узла у насекомых. Изменчивости подвергнуты и мускулы у личинок насекомых. Проанализированы случаи

К истории создания «Происхождения видов» 473



полового диморфизма у бабочек и ракообразных, когда самец и самка
одного вида различаются по размерам и окраске (ibid., p. 46—47). Интересен материал об образовании стойких наследственных рас у фитофагов
при переходе на питание новым видом растений.
Ряд сомнений и недоразумений целиком развеялся после публикации
«Естественного отбора». В рукописи глава «Изменчивость в природе»
фигурирует под номером 4. Она была написана меньше чем за 1.5 месяца,
с середины декабря 1856 г. по конец января 1857 г. Объем главы 80 страниц, а поскольку форматы книг не совпадают, то по количеству знаков
разница выглядит еще внушительней. Структура главы более дробная
и подчинена задаче показать на самых разнообразных объектах, что индивидуальные различия затрагивают все без исключения органы и признаки.
2-я глава «Происхождения видов» извлекалась из 4-й главы «Естественного
отбора». Историк науки даже вправе ставить вопрос: не упустил ли Дарвин что-либо существенное?
В «Естественном отборе» представлен большой фактический материал
по индивидуальной изменчивости. Вполне очевидно, что в «Происхождение видов» этот материал вошел крайне фрагментарно и в очень общей
форме. Возможно, дело в том, что читательский адрес «Происхождения
видов» был значительно шире, чем планируемой многотомной работы
«Естественный отбор», рассчитанной на профессионалов. Достаточно сказать, что 30 страниц текста посвящены анализу индивидуальных различий
и образованию разновидностей на основе их кумуляции естественным отбором. Таким образом «Естественный отбор» служит важнейшим источником обширных фактов, подтверждающих ключевые положения об изменчивости и ее эволюционной роли, которые сформулированы в «Происхождении видов».
Сейчас еще трудно выявить даже основные причины, повлиявшие на
формирование новых воззрений Дарвина. Конечно, важна была обработка большого литературного материала. Но целенаправленный поиск
материала предполагает наличие рабочей гипотезы. Наиболее вероятно,
что новая идея зародилась в процессе работы Дарвина над систематикой
усоногих раков, включавшей изучение эмбриологии и внутренней морфологии. Значимость сравнительно-эмбриологических исследований Дарвина
для развития проблем эволюции показывают слова из «Происхождения
видов»: «Не следует забывать, что систематики не с особым удовольствием
встречают примеры изменчивости в существенных признаках и что найдется немного людей, которые стали бы тщательно изучать внутренние
и существенные органы и сравнивать их у многочисленных экземпляров
одного и того же вида» (1939в, Соч., т. 3, с. 301). По сути дела речь идет
о популяционном подходе к изучению изменчивости, который и был применен Дарвином при изучении усоногих раков.
Так, например, описывая свою работу по систематике Cirripedia, Дар^вин в 1849 г. писал Хукеру, что он столкнулся «с изменчивостью каждой
части в слабой степени. Когда один и тот же орган строго сравнивается
у многих индивидов, то я всегда обнаруживаю некую слабую изменчивость»
(Darwin, 1960, р. 397). В монографии о сидячих усоногих раках Дарвин

474 Я. М. Галл
высказался еще более определенно: «Не только каждый внешний признак
значительно варьирует у большинства видов, но и внутренние части частично варьируют в удивительной степени и добавляют трудности. . .
Безнадежно искать какой-либо вид, который имел бы широкую область
распространения и многочисленные образцы которого демонстрировали бы
абсолютную неизменность в форме или структуре» (Darwin, 1854, р. 155).
Не следует забывать и то, что в середине 50-х гг. Дарвин увлекся
изучением практики разведения голубей (Secord, 1981). Материалы по
изменчивости у голубей широко представлены в I главе «Происхождения
видов». Они прямо демонстрируют роль индивидуальных различий в процессе селекции. Таким образом, взгляды Дарвина на изменчивость претерпели эволюцию в результате действия нескольких причин.
И все же первопричиной творческой эволюции Дарвина следует считать работы по изучению рецентных и вымерших форм усоногих раков,
несмотря на то, что в «Происхождении видов» материалы по этой группе
беспозвоночных животных представлены в основном в заключительной
главе, посвященной проблемам классификации. Публикация «Естественного отбора» свидетельствует о более широком использовании материалов
по систематике усоногих раков для решения проблемы индивидуальных
вариаций и их эволюционной роли (Darwin, 1975, р. 96, 101, 282). В мемуарах Дарвин не просто указал на важность исследований по Cirripedia
для понимания принципов классификации, а отметил, что изучаемая
группа является «сильно варьирующей». Учитывая терминологию Дарвина, есть основание заключить, что речь идет об индивидуальной изменчивости в широком смысле слова. Из многолетних таксономических исследований Дарвин сумел извлечь максимальное количество данных для
понимания эволюционного значения вариаций и индивидуальных различий, которые он отождествлял. Все это сказалось на дальнейшем развитии
теории естественного отбора.
Популяционная концепция борьбы за существование и относительная
адаптированность видов. В середине 50-х гг. вера Дарвина во всемогущество абиотических факторов в качестве причин эволюции резко ослабла.
Скорее всего первое прямое и однозначное письменное утверждение Дарвина по этому вопросу датируется 5 августа 1856 г. В письме к Хукеру он
писал: «В модификации (эволюции. — Я. Г.) прямому влиянию климата
я отвожу малую роль» (Darwin, 1887b, р. 82). 25 сентября 1859 г. Дарвин
писал Лайеллю: «Я очень рад, что Хукер, который читал мои географические главы, вполне согласен со взглядом на большую важность органических отношений» (Darwin, 1887b, р. 168—169).
В 1856 г. Дарвин стал оценивать роль биотических отношений выше
роли абиотических в качестве агентов естественного отбора. Как он пришел к новым воззрениям?
Исключительный историко-научный интерес представляет небольшая
рукопись Дарвина, которую можно назвать «Теория географического распространения видов». Рукопись была написана в ноябре 1854 г., а опубликована в качестве приложения к «Естественнему отбору». Из заметки
хорошо видно, что формирование взглядов Дарвина на важность биоти-



К истории создания «Происхождения видов» 475
ческих отношений в географическом распространении видов и в эволюции
находилось в тесной связи с его отказом от идеи абсолютной адаптированное™ видов к среде. Дарвин анализировал гипотетические последствия
ситуации, которая сложилась бы в случае контакта флор и фаун Южной
Америки и Австралии (Darwin, 1975, р. 582). Многие виды австралийского происхождения погибли бы в борьбе за существование, так как
являются эндемиками и адаптированы к специфическим локальным условиям. Флора и фауна Южной Америки формировались в условиях более
суровой борьбы за существование. Следовательно, адаптированность любого вида всегда выявляется по отношению к другим видам. Вид абсолютно
приспособлен лишь в том смысле, что он способен в данное время и в данном местообитании выдержать борьбу за существование с другими обитателями данной страны. В случае же инвазии местный хорошо адаптированный вид может быть вытеснен более мощным мигрантом.
Подрыв идеи об абсолютно совершенной адаптации начался у Дарвина
с оценки приспособительных возможностей вида в целом. Э. Майр же
видел причину появления идеи относительной адаптации в принятии Дарвином вероятностной природы действия естественного отбора. Исторически это не верно. В 1844 г. Дарвин воспринял вероятностную теорию естественного отбора и одновременно придерживался идеи об абсолютно совершенной адаптации организмов и видов. Аргументируя свою точку
зрения, Майр цитировал отрывок из «Происхождения видов» Дарвина,
в котором речь идет об адаптации вида, а не внутривидовых вариантов
(Мауг, 1964, р. XVII).
В заметке 1854 г. Дарвин обсуждал роль биотических отношений
в географическом распространении видов, не затрагивая вопроса об их
эволюционной роли. Но так как Дарвин уже приступил к подготовке
будущего труда по теории эволюции, то, быть может, эволюционные проблемы помимо его желания «всплыли» сами по себе. Поэтому заметку
1854 г. можно рассматривать как «потенциальный» источник будущих
воззрений. В результате биогеографических изысканий Дарвин лишь
усомнился в абсолютном совершенстве адаптации. «Сомнение» могло породить цепь других вопросов. Существуют ли пределы совершенствования
адаптации и каким образом происходит сам процесс совершенствования?
Способна ли сама природа без внешней «интервенции» решать столь сложные задачи? В цитированном сентябрьском письме к Лайеллю Дарвин
писал, что он придерживался ошибочных взглядов на экономию природы.
В трудах Дарвина 1856—1859 гг. необходимо искать ответы на все
поставленные вопросы. Лучше всего начать анализ с изложения самых
зрелых идей, которые содержатся в «Происхождении видов». Тогда будет
легче искать и оценивать творческие пути Дарвина. Идея о большом
запасе и разнообразии вариаций и индивидуальных различий в природе
оказалась несовместимой с представлениями о совершенной адаптации,
регулирующей появление изменчивости в строго фиксированных пределах
и лишь при особых обстоятельствах. Надо было найти, так сказать, способы и пути применения столь богатой и разнообразной изменчивости.
Логика и структура концепции Дарвина, хотя, возможно, несколько схе-

476 Я. М. Галл
матично, но достаточно видны в 3- и 4-й главах «Происхождения видов».
Когда Дарвин пришел к мысли о том, что возникновение вариаций не
зависит от изменений в абиотических факторах, то следующим исследовательским шагом он разорвал причинно-следственную связь между геолого-географическими изменениями и действием естественного отбора.
Из идеи о сверхплодовитости организмов и ограниченности ресурсов,
способных поддержать геометрический рост населения видов, Дарвин логически вывел борьбу за существование в качестве универсального явления природы. В метафорическое понятие борьбы за существование он
включил представления о внутри- и межвидовой конкуренции, хищничестве и паразитизме. В результате борьбы за существование выживает
лишь часть потомства каждого поколения. И чтобы виду выжить в условиях постоянного биотического «пресса», необходим большой запас вариаций. Выживание организмов в борьбе за существование носит не случайный характер. В силу наследственности части вариаций и индивидуальных
различий избирательное выживание в ряду поколений будет переходить
в дифференциальное размножение. На основе кумуляции вариаций происходит совершенствование адаптации ко всей совокупности биотических
и абиотических факторов.
Выдвижение на первый план биотических отношений и их популяционно-эволюционная интерпретация была важнейшим новшеством дарвиновской концепции эволюции и дает право на заключение, что Дарвин создал
свою концепцию борьбы за существование, принципиально отличную от
идей предшественников. В итоге концепция смен совершенных адаптации
была заменена идеей адаптации как постоянно совершенствуемого процесса. Именно конкурентная трактовка действия естественного отбора на
уровне сообществ непосредственно вела к ликвидации представлений об
абсолютно совершенной адаптации. «Так как естественный отбор действует путем конкуренции, то он адаптирует и совершенствует обитателей
каждой данной страны только по отношению к другим обитателям; поэтому нам нечего удивляться тому, что виды какой-либо страны, хотя
они с обычной точки зрения созданы и специально адаптированы для этой
страны, побеждаются и вытесняются натурализованными организмами других стран. . . Не следует изумляться и тому, что все адаптации в природе,
насколько мы можем судить, не абсолютно совершенны. . . Согласно теории естественного отбора, скорее представляется удивительным то, что
не открыто еще большего числа подобных случаев отсутствия абсолютного
совершенства» (1939Ь, Соч., т. 3, с. 653).
Если в 1854 г. взгляды Дарвина на роль биотических отношений
в эволюции лишь зарождались, а в «Происхождении видов» получили
зрелую трактовку, то в промежутке между 1854 и 1857 гг. следует искать
источники, которые могут засвидетельствовать рост и развитие новых
идей. Переписка Дарвина и особенно «Естественный отбор» и составляют
такие важнейшие источники. Для «Естественного отбора» написание глав
о борьбе за существование и естественном отборе было завершено к концу
марта 1857 г. Из реальности борьбы за существование был сделан вывод:
«Я не вижу пределов совершенствования путем естественного отбора»




К истории создания «Происхождения видов» 477
(Darwin, 1975, р. 175). В данной рукописи принцип многообразия (principle of diversity), идея об относительной адаптации и концепция экономии
природы анализируются в тесной связи и очень компактно. Этого нет
в «Происхождении видов».
В центр дарвиновской трактовки борьбы за существование был поставлен индивид, а индивидуальные различия — в качестве материала для
действия естественного отбора. «Индивидуум, обладающий слабой благоприятной вариацией, сохраняется или естественным образом отбирается
и во многих случаях склонен передавать новшество потомству» (Darwin,
1975, р. 214). Слово «индивидуум» Дарвин выделил курсивом.
Индивидуалистическая (в противовес типологической) трактовка борьбы за существование привела Дарвина к выводу, что естественный отбор'
действует в любое время и видовые поселения не совершенно адаптированы
к условиям жизни (ibid., p. 216). Весной 1858 г. к главе об естественном
отборе Дарвин добавил мысль, что путем разделения труда можно неограниченно совершенствовать организмы (Darwin, 1975, р. 247—248).
При этом он опирался на идею А. Мильн-Эдвардса о прогрессивном характере специализации органов (ibid., p. 356).
Дарвин продолжал пользоваться линнеевскими понятиями «экономия
природы» и «политика природы», однако его взгляды принципиально отличались от предшественников. Он стал на путь создания эволюционнодинамичной концепции живой природы. В 1857 г. Дарвин четко сформулировал мысль, что число мест в экономии природы является практически
безграничным, так как обусловливается прежде всего динамичными биотическими отношениями (ibid., p. 271). Следовательно, не существует
жестких пределов, регламентирующих многообразие жизни на земле.
Наконец, был дан четкий и ясный ответ на, казалось бы, неразрешимый вопрос: откуда берутся и сколько незанятых мест в экономии природы? Эволюционный процесс, перестраивая биотические отношения, сам
по себе создает вакансии в природе. Даже в стабильных сообществах происходят совершенствование адаптации и экологическая специализация
видов (разделение труда), тем самым создаются новые места в экономии
природы и возникают новые эволюционные ситуации. В новой конструкции Дарвина само понятие «места» приобрело свойство чего-то гибкого
и непостоянного (Ospovat, 1981). Дарвин наполнил понятие «места» настолько новым содержанием, что оно практически стало тождественным
современному понятию экологической ниши. Так были разрушены старые статичные и телеологические концепции экономии и баланса природы.
В 50-е гг. «трехлимитная» модель эволюции и ранний пунктуализм
Дарвина напрочь рухнули. Это целиком было связано с развитием новых
взглядов Дарвина на запас индивидуальных различий и вариаций в природе и с оценкой эволюционной роли биотических отношений. М. Гизе—
лин в статье «Индивидуум в дарвиновой революции» тонко подметил, чтореволюционные шаги в мышлении Дарвина были связаны с акцентом
внимания на индивиде (Ghiselin, 1971). В новой концептуальной структуре Дарвина две фундаментальные проблемы происхождения адаптации
и многообразия жизни на земле как бы столкнулись друг с другом и начал-

478 Я. М. Галл
ся поиск единого решения. На новом исследовательском уровне встала
задача связать идеи естественного отбора, относительной адаптации,
увеличения числа видов и происхождения надвидовых таксонов. Нужен
был какой-то широкий объединяющий принцип.
Принцип дивергенции. 8 июня 1858 г. в письме к Хукеру Дарвин писал: «Принцип дивергенции вместе с естественным отбором составляют
краеугольные идеи моей книги» (Darwin, 1903a, р. 109). В 1876 г. Дарвин
хорошо изложил суть принципа дивергенции и его происхождение:
«. . .в то время (1844 г. — Я. Г.) я упустил из виду одну проблему, имеющую огромное значение, и меня изумляет — если только не вспомнить
.анекдота о колумбовом яйце — каким образом я мог не обратить внимания
как на саму проблему, так и на путь к ее решению. Проблема эта — тенденция органических существ, происходящих от одного корня, дивергировать по мере того, как они модифицируются в своих признаках. Тот
факт, что они значительно дивергировали, с очевидностью следует из
принципа, на основании которого мы в состоянии всевозможные виды
классифицировать в роды, роды в семейства, семейства в подотряды и
так далее. . . Решение, как я полагаю, состоит в том, что модифицированное потомство всех доминирующих и количественно возрастающих форм
имеет тенденцию адаптироваться к многочисленным и весьма разнообразным (по своим условиям) местам в экономии природы» (1959, Соч., т. 9,
с. 228).
Действительно ли в 1844 г. Дарвин случайно «упустил» из виду проблему дивергенции? Трудность решения вопроса состоит в том, что во многих исследованиях не проводится различий между дивергенцией как
-свершившейся эволюционной историей (явления дивергенции) и принци.пом дивергенции как сложным теоретическим обобщением со сложной
историей формирования (см.: Brackman, 1980).
В историко-научном плане интересна следующая постановка вопросов:
'что препятствовало формулировке принципа дивергенции в 30—40-е гг.?
Каковы были эмпирические и теоретические предпосылки для возникновения радикально новых воззрений Дарвина на природу высших таксонов
и классификацию? Скорее всего ответы следует искать в том, что принцип дивергенции нельзя было развить в рамках «трехлимитной» модели
эволюции и раннего «пунктуализма».
В формулировке принципа дивергенции было обобщено все новое, что
внес Дарвин в свою теорию. Этот принцип, быть может, лучше всего выражает суть «зрелой» теории. Ранний «пунктуализм» Дарвина был трансформирован в более современную версию, согласно которой часть видов
могут претерпевать дивергенцию, а другая часть может оставаться стабильней в течение длительных промежутков времени, что и нашло наглядное отображение в схеме дивергенции, приложенной к «Естественному
отбору» и «Происхождению видов».
Следует воспроизвести концептуальную структуру принципа дивергенции и объяснить простую логическую связь между новой трактовкой естественного отбора и проблемой классификации организмов, связь, которую
.Дарвин нашел не сразу и не так-то просто. В природе всегда существует

К истории создания «Происхождения видов» 479.
много вариаций, что позволяет естественному отбору адаптировать вид.
к различным биотическим и абиотическим факторам. Адаптации и «разделение труда» (специализации) подразделяют вид на разновидности, которые в свою очередь могут стать зарождающимися видами. Чем большеразновидность будет уклоняться от родительского вида, тем больше шансов на его сохранение, так как откроется больше возможностей для создания своего места в экономии природы. Разделение труда ведет к тому,
что на территории может ужиться тем больше видов, чем более они различаются по потребностям и привычкам. Дивергенция ослабляет интенсивность конкуренции и тем самым всячески поощряется естественным отбором. Таким образом, таксономическая дивергенция является результатом
действия естественного отбора, создающего множество адаптации и специализаций. Следовательно, естественный отбор способен прямо объяснить.
природу классификации организмов: разделение труда в группах, эколого-физиологическая специализация видов в использовании спектра ресурсов объясняют, почему группы включаются друг в друга и соподчиняются.
В «Происхождении видов» хорошо видна связь между борьбой за существование, естественным отбором и дивергенцией признаков, а также приложением последней к проблеме классификации: «Естественный отбор,
вытекающий из борьбы за существование и почти неизбежно приводящий^
к вымиранию форм и дивергенции признаков у потомков каждого прародительского вида, объясняет эту важную и общую черту в родстве всех
организмов, именно их расположение группами, соподчиненными одна
другой» (Дарвин, 1939в, Соч., т. 3, с. 622). Принцип дивергенции выведен в качестве следствия теории естественного отбора. Приложение принципа дивергенции к решению проблем классификации означало, что теория естественного отбора, наконец-то, прошла проверку в разных разделах естественной истории и приобрела обширный эмпирический базис.

<< Предыдущая

стр. 60
(из 73 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>