стр. 1
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>






Р. С. Карпинская
С. А. Никольский
СОЦИОБИОЛОГИЯ
КРИТИЧЕСКИЙ
АНАЛИЗ
Москва "Мысль" 1988
ББК 60.5
К26
Редакции философской литературы
Рецензенты:
д-р филос. наук В. М. Лейбин,
чл.-кор. АН СССР А. В. Яблоков
0308020300-165
К--------------------------6-88
004 (01)-88
ISBN 5-244-00016-0 © Издательство "Мысль". 1988


Глава II
ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ СОЦИОБИОЛОГИИ

1. Рождение социобиологии
Общий обзор первоначальных направлений и идей "нового синтеза". Социобиоло-
гия под обстрелом оппонентов. Научное направление или вариант биологизма?
Научной общественности Э. Уилсон был известен как автор многих работ,
в том числе фундаментального исследования "Сообщества насекомых"
(1971). Уже в силу этого его новая работа "Социобиология: новый син-
тез" (1975) сразу привлекла внимание. В ней главное внимание было
уделено коренным проблемам науки о поведении животных — роли отбо-
ра и организации в эволюции сообществ, экологическим факторам их
"общественного поведения". Вот что пишет о "замечательной книге"
Уилсона и в целом о социобиологии признанный авторитет в области
эволюции и генетики поведения профессор Эдинбургского университета
О. Меннинг: "Новое и перспективное в этом подходе заключалось в его
связи с количественной экологией, генетикой и эволюционным учением.
В рамках социобиологии исследователи рассматривают функции общест-
венного поведения, пытаются измерить или хотя бы оценить параметры
отбора и делают предположения о том, как определенный характер сооб-
щества обеспечивает приспособление его членов к условиям внешней
среды. Казалось бы, в этом нет ничего нового, ведь этологи всегда обра-
щали внимание на функцию и эволюцию поведения. Тем не менее... для
исследования более сложных типов общественных взаимодействий в ор-
ганизованных группах их исходные представления следовало расши-
рить"!.
Однако само название книги Э. Уилсона говорило о том, что автор
считал главной своей целью именно создание "нового синтеза". Под этим
подразумевалось обоснование предмета общей социобиологии и социо-
биологии человека как составной ее части. По мнению Уилсона, общая
социобиология нужна для того, чтобы выделить из традиционной этоло-
гии собственно "общественные" формы поведения животных и исследо-
вать их в эволюционно-генетическом аспекте. Для этого предлагалось
осуществить интеграцию различных разделов биологического знания —
этологии, экологии, генетики, эволюционной биологии, а также привлечь
гуманитарные науки, способные дать материал о формах общественного
поведения человека. Как писал Уилсон, "социобиология изучает биологи-
ческие основы всех форм общественного поведения, включая чело-
века'^.
Эволюционному аспекту изучения "социальности" ("общественных"
форм поведения) сразу было придано решающее значение. Надо сказать,
46
что термины "социальность", "социабельность", "социогенез" все чаще
встречаются в специальной литературе, посвященной этологии и эволю-
ционной биологии3. Это объясняется тем, что в ходе эволюции большую
роль играли различного рода системные образования биологических
индивидов, в которых формы кооперации обретали черты "социальной"
(иначе не скажешь) организации. Поэтому при понимании условности
и антропоморфичности термина "социальность" в отношении всего орга-
нического мира он может быть использован в решении целого ряда важ-
ных проблем этологии и эволюционной биологии.
Однако в отличие от естественнонаучных подходов к эволюции соци-
альности Э.Уилсон, как будет показано далее, довольно решительным
образом настаивает на необходимости связать эволюционно-биологиче-
скую сторону дела с проблемой человека. Правда, в одной из последних
работ (1983) Э.Уилсон и Ч.Ламзден подчеркивали, что отнюдь не все
социобиологи интересуются социобиологией человека. Большинство
занято зоологическими, этологическими и эволюционными исследова-
ниями "общественных" форм поведения. Но поскольку главным идей-
ным вдохновителем социобиологии остается Э.Уилсон, то все большая
концентрация его интересов на проблеме человека не может не отражать-
ся на общем содержании социобиологии. Если в книге "Социобивло-
гия: новый синтез" только намечался переход к социобиологическому
анализу человека, то работу "О природе человека" (1978) можно считать
первым большим трудом, ставящим комплекс вопросов по социобиоло-
гии человека. В следующих публикациях Э. Уилсона, написанных в соав-
торстве с Ч. Ламзденом,-"Гены, разум и культура. Процесс коэволю-
ции" (1981) и "Прометеев огонь. Размышления о происхождении разу-
ма" (1983)-общие вопросы перестают быть центром обсуждения, а
главное внимание уделяется проблеме человека, происхождению его
разума и культуры. В том же ключе написана книга Э. Уилсона "Био-
филия" (1984).
Все это позволяет говорить о неоднородности социобиологии. Цель
общей социобиологии состоит в обнаружении и изучении путей развития
характерных черт "социальной" организации сообществ живых организ-
мов. Задачи же социобиологии человека связываются прежде всего с соз-
данием "биограммы" человека, т.е. максимально полного описания
природно-биологических основ его жизнедеятельности. Это описание
необходимо, как считают социобиологи, для того, чтобы выяснить,
в какой степени человек адаптирован к современной культуре, а также
определить присущие ему и неустранимые с помощью культуры "фило-
генетические следы"4. Проблема взаимосвязи природного и социально-
го в человеке обозначается как проблема генно-культурной коэволюции.
Концепция генжисультурной коэволюции, о чем речь пойдет в даль-
нейшем, рассматривается сегодня Уилсоном как главный смысл социо-
биологии, как основа создания "новой науки о человеке". Но именно
эта претензия на "новую науку" породила немало бездоказательных
идей, построенных на предположениях и гипотезах. В то же время эмпи-
рические исследования в общей социобиологии дают вполне добротные
специально-научные результаты. Так внутри одного направления проис-
ходит как бы расщепление целей исследования, методов, выводов, что
47
существенно затрудняет формирование представлений о его картине.
Аналогичная изначальная разнородность явилась главной причиной того,
что отношение к социобиологии стало противоречиво охватывать все
возможные степени позитивных и негативных оценок.
Сразу после опубликования первых работ и выступлений Э.Уилсона
с лекциями на страницах научных изданий и в конференц-залах вспыхну-
ла острая дискуссия. Она порождалась в основном тем, что, претендуя
на открытие "конечных" мотивов многих человеческих поступков,
социо биологи предлагали чуть ли не окончательное решение целого ряда
животрепещущих научных и социальных проблем: свободы воли и ее
связи с факторами биологической детерминации жизнедеятельности
человека, необходимости всемирного единения человечества и вместе
с тем невозможности преодоления преград в этническом делении на
"своих" и "чужих", биологического обоснования различий в положении
мужчин и женщин в современном обществе и др.
Вопрос об участии биологии в обсуждении этих проблем, как было
показано, считался правомерным задолго до Уилсона, и особенно боль-
шое внимание указанной проблематике было уделено накануне выхода
его первой книги-"Социобиология". Так, М.Рьюз писал: "Я совершен-
но убежден, что в будущем биология сомкнется с социальными наука-
ми, как на другом конце она уже смыкается с науками физическими.
Все чаще и чаще мы будем видеть, что такие дисциплины, как психоло-
гия, социология и антропология, будут включать в свои теории результа-
ты, полученные ранее биологами. Соответственно на долю философов
будет приходиться все более важная роль, и, наоборот, сближение биоло-
гических и социальных наук может, как мне думается, пролить новый
свет на такие традиционно-философские проблемы, как проблема сво-
бодной воли и детерминизма или проблема природы телесного и духов-
ного и отношений между ними"5.
Французский этолог Р. Шовен, рассматривая проблему значимости
наук о поведении животных для познания человека, высказывал следу-
ющее пожелание: "Пусть же всевозрастающая дифференциация науки,
постепенно отдаляющая ученых друг от друга, не помешает хотя бы
обмену мнениями между специалистами по психологии детей, этногра-
фами и зоосоциологами!"6 Эти вопросы, как мы постараемся показать,
вошли в сферу интересов социобиологов.
Термин "социобиология" впервые был употреблен независимо друг
от друга Д. Скоттом и Ч. Хоккетом в 1946 и 1948 гг. Скотт определял
социобиологию как "независимую науку, лежащую между областями
биологии (особенно- экологии и физиологии), психологии и социоло-
гии"7. Так информирует нас Уилсон о появлении принятого им названия
нового направления. Однако было бы неверно думать, что Уилсон лишь
"на слух" воспринял те новые запросы к развитию наук о поведении,
которые формулировались другими учеными. Уилсон —и это нужно под-
черкнуть со всей определенностью - шел самостоятельно по тому же
пути. Так, еще в книге "Сообщества насекомых" (1971) он утверждал,
что принципы популяционной биологии и сравнительной зоологии, пра-
вомерные в изучении мира насекомых, могут быть применены и к позво-
ночным животным. Накопленные результаты в изучении поведения
48

позвоночных убедили его в том, что биологические принципы, действую-
щие у животных, в будущем, по-видимому, могут быть успешно распро-
странены на социальные науки. "Я более, чем когда-либо, убежден, что
наконец пришло время закрыть известный промежуток между двумя
культурами и что общая социобиология, которая является простым рас-
пространением популяционной биологии и эволюционной теории на
социальную организацию, есть соответствующий этой попытке инстру-
мент"».
Каковы же основные направления и идеи социобиологии? Прежде
всего приходится говорить о первоначально заявленных идеях, посколь-
ку в дальнейшем не все из них получили развитие. Впоследствии они
были заменены другими, о которых вначале говорилось кратко или
не говорилось вовсе. Не наметив хотя бы эскизно круг первоначальных
идей, мы не сможем объяснить причин бурной реакции на появление
социобиологии и последующих, продолжающихся уже более 10 лет, дис-
куссий по поднятым ею вопросам. 'Кроме того, отталкиваясь от исход-
ных заявок социобиологии, возможно проследить ее эволюцию, измене-
ние аргументации и вместе с тем сохранение наиболее фундаментальных
положений.
В центре рассуждений социобиологов сразу оказалась проблема гене-
тико-средовой детерминации поведения индивидов. По убеждению Уил-
сона, современная биология накопила достаточно сведений для того,
чтобы по-новому поставить и осмыслить эту проблему. Исходя из обще-
признанного тезиса о том, что поведение человека обусловливается как
социальными, так и биологическими (генетическими — по Уилсону) фак-
торами, он подчеркивал, что социальное поведение индивидов формиру-
ется прежде всего негенетическими детерминантами: "мышление свобод-
но от генетического влияния"9. Однако первоначально "интеллект был
создан не для того, чтобы понимать атомы или даже самого себя, но для
обеспечения способности человеческих генов к выживанию"10. Вот
почему, как настаивает Уилсон, сегодня "вопрос уже не в том, определе-
но ли человеческое поведение генетически. Вопрос в том, насколько соб-
ранные свидетельства в пользу большого значения наследственной ком-
поненты более легальны и убедительны, чем это осознают даже генетики.
Я пойду дальше: эти свидетельства уже имеют решающее значение"l1.
Далее, казалось бы, должны следовать обсуждение этих "неосознан-
ных генетиками" свидетельств и демонстрация их принципиального
значения в решении проблемы "наследственность-среда". Однако при-
водимые данные либо были давно известны и явно не обладали "решаю-
щим значением", либо являлись спорными и требовали дальнейших
исследований.
Убежденность в существенной роли генетических факторов обуслови-
ла и подходы к проблеме природы человека. Согласно первоначальным
представлениям Уилсона, природа человека трактовалась следующим
образом: у него, как у любого другого живого вида, не может быть
целей, которые возникали бы вне его собственной биологической приро-
ды. И если человека нельзя считать биологической машиной во всех его
проявлениях, то в нем все же есть биологические механизмы, не допу-
скающие определенных социальных действий, противных его биологиче-
49

ской природе. "Миражи" не связанных с природой человека трансцен-
дентальных целей, полагал Уилсон, должны исчезнуть.
Однако человеку, вобравшему в себя результаты эволюции тысяч
поколений различных видов, приходится иметь дело со многими запро-
граммированными в нем биологическими предпосылками. Поэтому
перед человеком стоит проблема выбора. Решая, по какому пути пойдет
развитие его природы, человек не должен забывать, что ее черты—лишь
малая часть свойств природы других видов, что большинство стереотип-
ных форм его поведения свойственно другим живым существам, а во
многих отношениях (например, в кооперации, разделении труда, альтру-
истическом поведении) люди уступают сообществам насекомых. Опре-
делить ценность одних и вред других детерминирующих человеческое
поведение врожденных характеристик возможно, лишь глубоко изучив
эволюцию социального поведения всех живых существ12.
Таким образом, Уилсон с первых работ стал настаивать на необходи-
мости активного подключения биологического знания к исследованию
человеческой природы. Но все дело в том, что само понятие "природа
человека" было чрезвычайно расплывчатым, фиксируя то природно-
биологические основы человеческой жизнедеятельности, то его сущность
Из-за этой путаницы в работе "О природе человека" (1978) можно обна-
ружить немало сомнительных суждений, способных создать впечатление
о сугубо биологизаторском подходе к проблеме человека. Так, Уилсон
прямо писал, что "Homo sapiens есть обычный животный вид с генетиче-
ски разнообразным поведением... Я также уверен, что скоро в нашей
власти будет определять многие из генов, которые обусловливают пове-
дение"13. Вместе с тем отмечалось влияние на развитие человека куль-
турных факторов, обучения, воспитания.
Для более глубокого познания человека Уилсон предлагал "реконст-
руировать предшествующую эволюционную историю социальной органи-
зации"14. При этом выдвигалась совершенно определенная установка:
проследить сходные черты в поведении человека и других животных.
"Нельзя воображать, что люди могли бы социализироваться другими спо-
собами, чем лемуры, гиббоны, бабуины... Таков фундамент, на котором
основывается социобиология, когда выдвигает идею генетического конт-
роля человеческого социального поведения"is. Однако этот "фунда-
мент" представлял собой скорее предпосылочное суждение. На этот счет
приводились лишь отдельные, довольно разрозненные факты, способные
подтвердить необходимость сравнения поведения людей с поведением их
ближайших эволюционных родственников—обезьян Африки и Азии.
Так, Уилсон описывает некоторые черты человеческих "интимных соци-
альных групп", подчеркивая общность с таковыми у обезьян—группы
содержат от 10 до 100 взрослых особей, но никогда не включают две
особи, как у птиц, или несколько тысяч, как у некоторых видов насеко-
мых; в составе группы, как правило, самцов больше, чем самок, как
у шимпанзе; молодняк развивается в длительном процессе "социально-
го" совершенствования, вначале —в тесном общении с матерью, затем-
с другими детенышами приблизительно своего возраста; большое значе-
ние в практике общения, особенно в агрессивном и сексуальном поведе-
нии, имеет разнообразие "социальных" полей.
50
Тем не менее такой довольно ограниченный перечень черт сходства,

стр. 1
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>